PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Ориджиналы » "Легенда о Бледном Князе" - сказка


"Легенда о Бледном Князе" - сказка

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Вдохновившись примером Kxena, я решила выложить здесь свою сказку. Сразу предупреждаю - "Легенда о Бледном Князе" написана как легенда, поэтому заканчивается она не слишком счастливо. В основу легли две довольно известные сказки.

2

Легенда о Бледном Князе

Саймон Девиан, прозванный Бледным Князем, правил в княжестве Девиан много-много лет назад. Слава о нем гремела по всему Северу, и даже Империя, которая в ту пору находилась в расцвете своего могущества, боялась с ним поссориться. И дело было не только в богатстве князя, его сильной армии и его славе великого полководца. Словно всего этого было недостаточно, благосклонная судьба преподнесла Саймону Девиану еще и великий дар магии.

читать дальшеДа, князь был волшебником. И не просто волшебником, а величайшим из магов того времени. Одним движением брови он двигал горы и поворачивал вспять реки, возводил замки и превращал густые леса в выжженные пустыни. Девианское княжество процветало и богатело, границы его были неприступны, а соседние короли и князья считали за честь называть себя друзьями Саймона Девиана. Все трепетали перед Бледным Князем, как его прозвали еще в детстве за матовую белизну красивого лица, и даже главы четырех великих Школ не смели указывать ему, что можно делать, а что нельзя.

Но такое могущество вкупе со вседозволенностью до добра не доводят. Надо обладать нечеловеческой добродетелью и умом, чтобы не поддаться искушению и не почувствовать себя богом. Саймон Девиан этого испытания не выдержал. Никто не заметил, когда и почему произошла перемена в его благородном характере. Возможно, она назревала потихоньку, проявляясь до поры до времени лишь в незаметных мелочах. Поэтому, превращение князя в тирана стало для подданных, соседей и даже Школ громом с ясного неба.

Девианцы и оглянуться не успели, как князь закрыл границы для торговцев и путешественников, а уличная стража стала хватать честных граждан без суда и следствия. Трех лет не прошло, как улицы Девии – столицы княжества – опустели, больше не оживляла их суматошная разноцветная толпа, не сновали торговцы, не прогуливались нарядные дамы, теперь лишь отряды патрулей маршировали по ним чеканным шагом.

А сам Саймон заперся в родовом замке, куда теперь никому постороннему входа не было, да никто и не стремился. В былые времена в роскошных залах Девианского замка гремели пиры, куда съезжались гости со всей страны, теперь же каждый знал – кто войдет в проклятый замок, больше никогда не вернется, сгинет в черномагических ритуалах безумного волшебника. И прозвище его, которое раньше было лишь шутливой данью белизне кожи, приобрело теперь зловещее звучание, ибо людям стало казаться, что лицо князя покрыто не обычной, а смертельной бледностью.

Чем занимался Саймон Девиан? Никто не знал. Да и догадки строить было трудно – золото из свинца он научился делать уже давным-давно, также как и алмазы из простого угля. У людей просто не хватало разумения, чтобы понять, чего же такого хочет добиться князь, у которого и так уже все есть, и который постиг все тайны природы. Слухи ходили один другого темнее и невероятнее.

А князю словно было мало тех ужасов, что про него рассказывали, он продолжал бросать вызовы терпению людей и благосклонности небес. Мало ему было славы безумного черного мага и жестокого тирана, он решил еще добавить к ней скандальную репутацию многоженца. Еще до закрытия границ, когда даже не успел закончиться траур по первой жене Саймона, имланской принцессе, князь сразу посватался к дочери богатого купца. Тот, польщенный столь высокой честью, радостно отдал дочь, не обращая внимания на то, что девианские князья за последние две сотни лет никогда не выбирал себе в жены неровню. И наказание за безрассудство не заставило себя долго ждать – вторая супруга Саймона отошла в мир иной всего через полгода после совершения брачной церемонии. Но князь на этом не успокоился и взял в жены юную сестру своего министра, потом дочь одного из придворных, потом еще одну купеческую дочь… Жены Саймона недолго задерживались в мрачном Девианском замке.

Но что самое странное – ни одна из них не отказалась выходить замуж за князя. Все они были не просто слепыми и безропотными исполнительницами родительской воли, но сами, добровольно давали согласие, забыв прежних женихов и не задумываясь о судьбе своих предшественниц. Такой магнетической силой обладал взгляд зеленых глаз Бледного Князя. И никто не мог противостоять ему.

Когда Саймон Девиан потерял шестую супругу, страна оделась в уже ставший привычным траур. Отцы и братья не выпускали на улицы дочерей и сестер, хотя и понимали, что это бесполезно – никто не знал, как именно выбор князя падал на ту или иную девушку, ведь многие из них ни разу не попадались ему на глаза до того, как он появлялся в их доме уже со сватами. Ходили слухи, что в замке есть зеркало, в котором можно увидеть любой уголок страны и разглядеть любого человека.

Как бы то ни было, на этот раз Бледный Князь выбрал в жены единственную дочь простого крестьянина, юную и прекрасную Аннет, жившую на самой границе с Луанским королевством. В этих теплых и благословенных краях, зловещая тень Девианского замка казалась не столь густой. Князь там обычно не бывал, и все ужасные слухи о нем казались не более чем страшными сказками.

Прекрасная Аннет даже и не узнала князя в бледном зеленоглазом незнакомце, ждавшем ее на камне у реки. И тем более она не поверила незнакомцу, когда тот начал утверждать, что именно он и есть их жестокий и страшный правитель, даже имя которого суеверные крестьяне старались лишний раз не произносить. И только когда Саймон вызвал дождь, чтобы наполнить обмелевшие от засухи воды реки, а потом передвинул гору, которая по вечерам загораживала деревне солнце, девушка поверила, что перед ней действительно князь Девиана и величайший волшебник среди живущих.

Через неделю Бледный Князь, провожаемый лицемерными благословениями и искренними проклятиями подданных, торжественно ввел под своды своего мрачного замка седьмую жену.

3

К великому изумлению жителей Девиана, прошло полгода, затем год, а прекрасная Аннет и не думала умирать. Наоборот, красота ее все расцветала, радуя взоры, и даже на вечно мрачном лице Бледного Князя, когда он смотрел на свою юную супругу, стало появляться некое подобие улыбки. А когда князь и княгиня отпраздновали вторую годовщину свадьбы, в честь этого события разрешено было провести большую ярмарку, куда были допущены и иноземные купцы. В народе пошли разговоры, что красота и доброта прекрасной Аннет смягчили жестокое сердце Саймона, и возможно прежние благие времена еще вернутся, возможно Девиан вновь станет не только могущественной, но и счастливой страной.

Но тучи все сильнее сгущались над некогда благополучным княжеством. В городах и селах стали появляться чужаки, которые нашептывали честным обывателям, что самоуправство и жестокость князя Саймона вызвали не только гнев небес, но и недовольство Великих Школ, а из-за своей гордыни и высокомерия князь приобрел слишком много врагов, поэтому никто из королей и князей Севера не вступится за него. Стража хватала чужаков, но их количество словно не уменьшалось.

А потом начались предзнаменования. Над несчастным Девианом грохотали ужасные грозы, с небес лились кровавые дожди, горы извергали тучи пепла, воды рек вышли из берегов и затопили луга, на которых уже не осталось цветов. Невесть откуда взявшиеся бродячие предсказатели предрекали стране полную погибель за грехи Бледного Князя.

Но Саймон не склонил гордую голову. Именно тогда его подданные узнали насколько действительно велико уже ставшее легендарным могущество их князя. Днем ли, ночью ли происходило очередное несчастье, на месте трагедии сразу же появлялась фигура в черном – сам Бледный Князь. Он останавливал землетрясения, поворачивал вспять грязевые потоки, мчащиеся с гор, отводил от городов молнии. И рядом с ним всегда стояла его юная супруга. Лицо ее было не менее бледным, чем у мужа, но синие глаза пылали словно звезды. И на кого падал взгляд этих прекрасных глаз, тому становилось легче дышать, людей словно наполняли свежие силы, а собственные горести начинали им казаться не столь ужасными.

Но, увы, на этом несчастья Девианского княжества не закончились. Сбылись слова чужаков: не только небеса обрушились своей силой на многострадальную страну, но и один за другим в ее пределы начали вторгаться иноземные армии. Где раньше шелестела листва, журчали ручьи и пели птицы, теперь грохотал топот тысяч ног, и бряцало оружие. Словно стая саранчи ползли вражеские отряды по девианским землям, и мирные жители вынуждены были бросать свои дома и бежать под защиту горных лабиринтов. По всей стране звучал ропот, даже люди, покорно принимавшие прежние жестокости своего господина, теперь вслух проклинали его непомерную гордыню, ввергшую несчастный Девиан в пучину бед и страданий.

Мрачно смотрел Бледный Князь из самой высокой башни своего замка на чужеземные войска, разоряющие его земли и убивающие его подданных. Он разметал бы их одним движением руки, но… Но за войсками шли волшебники. Ни один из них не был бы страшен Саймону, сойдись они в магическом поединке один на один, но даже его невероятной силы было недостаточно, чтобы противостоять им всем сразу. Ведь все четыре Великих Школы забыли прежние распри и объединились против князя.

Неоткуда было ожидать помощи. Соседние страны обрадовались возможности отхватить кусочек Девианского княжества и прислали свои армии на помощь волшебникам. Лишь самый могущественный соседний властитель, Вальденский Император Ольгерд Мудрый , в ответ на тайную просьбу молодой княгини Аннет о помощи, объявил, что не будет вмешиваться в дела соседей. Но для княжества Девиан такой ответ Ольгерда Мудрого был равносилен гибели, ибо последним его шансом победить в этом неравном противостоянии, была поддержка Империи.

В отчаянии смотрела прекрасная Аннет на разоренные земли и на убитых подданных. Страдания ее было не описать словами: словно ее терзал огонь, сжигавший прекрасные девианские леса, словно на ее нежной коже оставались раны, наносимые невинным людям острыми пиками иноземных солдат. Напрасно она обращала взоры к своему могущественному супругу, мрачен был Бледный князь, мрачен и угрюм от сознания своего бессилия. Но молчанием ответили они оба на призыв главы Школы Севера, предлагавшего князю отпустить свою ни в чем не повинную жену из проклятого замка.

И вот настал день последней битвы. И не простые воины участвовали в ней, нет, все понимали, что лишь сильнейшие маги смогут преодолеть неприступные преграды, которые Саймон воздвиг вокруг своего убежища. Великие волшебники со всех четырех континентов окружили замок, но прошло много часов, прежде чем они сумели разбить невидимый купол.

Но и тогда Бледный Князь не сдался. Шаг за шагом, комната за комнатой, шли маги по темному замку. Немало их попало в ловушки и навсегда сгинуло в золотом пламени и серебряном тумане. Те же, кто остался в живых, все сужали кольцо вокруг тронной залы – последнего убежища Саймона Девиана.
И вот они уже стояли перед тяжелыми, кованными дверями. Бледному Князю некуда было больше бежать. Но и его враги не решались ворваться в тронную залу, храбрость покидала их при одной только мысли о том, чтобы встретиться с Саймоном лицом к лицу. Наконец, самый бесстрашный из магов, молодой воитель с Юга, решительно взялся за ручку двери и повернул ее.

Ничего не случилось. Не вспыхнуло пламя, не заструился туман, не разверзся пол, чтобы поглотить безумца, рискнувшего без приглашения войти в убежище Бледного Князя. Только зловещая тишина. Словно Саймон Девиан забыл поставить охрану возле этих дверей, или был настолько уверен в своей силе, что не удосужился защитить сердце своего замка.

Отступать было уже нельзя, и молодой бесстрашный маг с Юга настежь распахнул двери. Волшебники шагнули в темноту, вспыхнули факелы… и все застыли, не в силах сдвинуться с места.

В центре огромной круглой залы неподвижно лежал Саймон Девиан. Рукоять кинжала сверкала на фоне его черного одеяния, как дорогое украшение. Магический жезл был расколот на множество кусков, которые тускло поблескивали на полу, словно куски черного льда. На губах Бледного Князя застыла слабая улыбка, какой уже много-много лет никто не видел, словно вдруг перед самой смертью он отбросил в сторону все заботы и подумал о чем-то очень ему дорогом.

Рядом с телом Саймона сидела женщина. Не сразу в этой бледной тени с потухшими глазами волшебники узнали молодую княгиню, чей лучистый взор в прежние времена дарил людям радость и надежду. Тонкие пальцы прекрасной Аннет судорожно сжимали серебряные ножны. Странная волна пробежала по толпе магов, и в ужасе отступили они, ибо поняли, что за ножны в руках у княгини – ножны от тонкого трехгранного кинжала, от безжалостного оружия древних богов, канувших в вечность много столетий назад. Оружия, которым возможно было убить даже самого великого волшебника. Как, каким образом этот кинжал оказался у Аннет, никто не решился спросить. Возможно, она нашла его среди загадочных магических артефактов, которыми была так богата сокровищница Бледного Князя.

Молодая княгиня медленно поднялась с пола и словно усталый призрак заскользила к выходу, не глядя на расступающихся перед ней магов и не оборачиваясь. Тело Бледного Князя вспыхнуло, словно на погребальном костре, и волшебники устремились следом за Аннет, прочь из рушащегося за их спинами замка.

Так погиб Саймон Девиан, прозванный Бледным Князем, властитель княжества Девиан, величайший маг, одним движением брови двигавший горы и поворачивающий вспять реки, возводивший замки и превращавший густые леса в выжженные пустыни…

Fin


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Ориджиналы » "Легенда о Бледном Князе" - сказка