PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Диагноз: Мери Сью.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Название: «Диагноз: Мери Сью».
Автор: Лайка.
Бэта: Зета.
Жанр: мемуары))), да нет же, юмор, конечно.
Рейтинг: PG
Статус: закончен.
От автора: после длительных скитаний по «ролёвкам»… меня осенило, Муза осенило. В общем, зная любовь Зеты к этим чУдным созданиям, я просто не смогла обойти стороной эту тему.

2

Диагноз: Мери Сью.
- … Сто автобусов вряд неподвижно стоят,
И гудят машины: «Красоте – салюююют!
Леди, как Вас зовут?»
Мери, леди Мери,
Мери, леди Мери.

Вы само совершенство, Вы само совершенство,
От улыбки до жеста, -
Выше всяких похвал!
Ах, какое блаженство, ах, какое блаженство:
Знать, что Я – совершенство!
Знать, что Я – идеал!

Мери… - напевала я, перебирая ворох бумаг на столе в своём кабинете. После Новогодних праздников настроение меняется также как погода на Камчатке. Вы можете с утра быть раздражённым и срываться на близких по пустякам, а после обеда будете безудержно смеяться над какой-то «идиотской» комедией, которую сотню раз видели и считали её режиссёра самой великой бездарностью всех времён и народов. Или же наоборот… Но суть в том, что Ваше настроение в течение дня может не раз поменяться и, вполне возможно, кардинально.
Однако на данный момент (послеобеденное время, 9 января 2008 года) я пребывала в отличном расположении духа и радовалась отсутствию «хандрящей» клиентуры. Но радость моя была тут же омрачена настойчивым стуком в дверь. «Можно подумать, что у товарища недержание. Зачем так тарабанить?».
- Входите, пожалуйста, - сухо произнесла я.
«Ну? Кто это? Саша с двумя чашками кофе? Очередная «секретутка-блондинка» начальника? Или же он САМ?» - Мысли эти были настолько неприятны, что всё внутри сжалось и замерло в ожидании, … о нет, не чуда! «Кошмара». Так ненавязчиво мне сообщала интуиция.
Но то, что в следующую секунду явилось на пороге моего кабинета, характеризовалось как «полное недоразумение».
Дверь открылась, и предо мной предстала молодая девушка довольно милой наружности, но… Таааак, что же мне может сказать внешность этой дамы? У девушки были прекрасные рыжие, о, нет, даже, можно сказать, медного цвета волосы. Такого цвета я ещё не видела никогда. Складывалось впечатление, будто девушка всю жизнь только то и делала, что ухаживала за своей шикарной копной волос. Идеальными завивающимися прядями они падали на плечи юной особы. «Ага, отметить, ещё и ежедневно наведывается в салон!». Что там у нас далее?
Правильные, даже безупречные черты лица юной дамы, конечно, были мной отмечены, но ведь это так скучно, когда взгляд не может ни на чём остановиться, заострить внимание… Просто идеальная форма лица. Безупречная кожа, слегка бледная, никаких изъянов! Ни шрамов, ни родимых пятен, как бы это банально не звучало, никаких недостатков. Кожа, как персик, девственно чиста. Единственное, что привлекало внимание, - это родинка над красными пухлыми губками. В общем и целом, красота неоспоримая!
А глаза? Большие зелёные глаза, словно изумруд, поражали своей глубиной и в то же время были холодны как лёд (не знаю, как это сочетается, но, клянусь вам, так и было). Удивительный цвет глаз…
«Линзы!» - Злобно прокомментировала зависть.
Но вот более всего меня поразил наряд этой барышни. Идеально чистая белая рубаха, которая обнажала хорошенькие плечи и тем самым позволяла видеть татуировку на предплечье в виде «Весёлого Роджера». Талию девушки выгодно подчёркивал бордовый корсаж с золотой вышивкой. Простенькие чёрные брючки, которые идеально сидели на девушке, давали возможность мужчинам насладиться красотой бёдер. Массивный ремень на брючках был увенчан не менее массивной бляхой… Как думаете в виде чего? В виде черепа. Ну, и, конечно, нельзя не отметить чёрные, на высоченном каблуке, сапоги, доходившие девушке до колен. «М-да, миленько».
Более того, девушка была вооружена. На бёдрах гордо повисла шпага в ножнах. За спиной расположился арбалет. Пистолет скромно примостился на поясе (и держался, очевидно, на одном только честном слове). Рядом с ним соседствовал кортик. Ну, и, наконец, в каждом сапоге было как минимум по ножу, судя по рукояткам, так предательски выглядывающим из невероятно дорогой кожаной обуви.
«Ко мне приехал цирк? Она сбежала с новогоднего утренника? Меня заказали? Или она всё же ошиблась дверью?»
- Здрасьте… - шокировано промямлила я.
«В таком виде? Нет, точно не киллер. Наверное, всё же сбежала с новогоднего детского утренника…»
- Вы – Оля? Или как Вам удобнее? Лайка? – Спросила девушка и прошла в кабинет. Дверь закрылась за её спиной без каких-либо усилий со стороны дамочки. Иначе говоря, затворилась сама собой без посторонней помощи.
Я вздрогнула. «Де-ела, так, что я ела сегодня на обед?»
- Да, это Вы. – Заключила эта странная особа, воззрившись на монитор компьютера.
- Нет, меня там нет…
«Идиотка! «МЕНЯ там нет» - ты гений, автор!»
- Но пред Вами - она самая. – Неохотно призналась я. Конечно, монитор выдавал меня с потрохами. Заставка рабочего стола с физиономиями героев первой части «Пиратов Карибского моря» - красноречивее всяких слов.
- Я догадалась! – Радостно заявила расфуфыренная девица и всплеснула руками.
«Поразительная логика! И как же она догадалась?» - Не умолкала зависть.
- Чем обязана, девушка? – Ну, я же специалист. Надо показать себя хотя бы воспитанным человеком, если всё другое даётся гораздо хуже.
- Имя: Саманта де Амор! Но друзья зовут меня Сэм. – Гордо заявила девушка и вытянулась в постройке «смирно». – А пришла я к Вам по… ээээ, капитан Воробей Вас часто упоминал, и мистер Тёрнер о Вас неплохо отзывался…
- Даааа? Воробей упоминал? Хотя бы цензурно выражаясь? – Я с энтузиазмом взялась за расспрос гостьи. – А Тёрнер что говорил?
- Джек сказал, что мне это общение не повредит, а Вам - даже полезно будет. А Уилл…
- Любитель говорить загадками… - Процедила я сквозь зубы, уже совершенно забыв о ненаглядном Тёрнере. – Так и каким ветром Вас занесло в моё рабочее время? Я не…
- МЕНЯ НИКТО НЕ ЛЮБИТ! – Скорчившись, выпалила девица и разрыдалась.
«Не мудрено!» - Опять обозначила своё присутствие зависть.
Сказать, что я была шокирована… это, знаете ли, совсем ничего не сказать. Рыжая девица кинулась на диван и начала обильно поливать офисную видавшую виды мебель своими кристально чистыми слезами. Я поспешно достала блокнот из ящика стола и, открыв на чистой страничке, тут же сделала запись: «Конфлит с близкими?». Я часто в конце предложения рисую вопросительный знак, ибо психика человека является настолько уникальным объектом исследования, что нельзя ни в чём быть до конца уверенным. А после новогодних праздников ссоры в семье - нередкое явление, девушка молодая, вполне возможно, что на почве таких вот разногласий между родственниками и сложилось ложное впечатление, знакомое всем не понаслышке, - «Меня никто не любит».
- Значит, Вы пожаловали ко мне из 17 века, не так ли, Сэм? – Ненавязчиво, «между прочим» поинтересовалась я.
Саманта, моментально приняв сидячее положение и положив ногу на ногу, аккуратненько примостилась на краю дивана, как и полагается истинным аристократкам. Она вынула шелковый платочек оттуда, где в советские времена наши бабули прятали деньги, катаясь в час-пик в общественном транспорте. На платочке в правом углу красовались красными нитками вышитые инициалы «KB».
«Гм, шелковый? Её? А инициалы? Ладно, не суть».
Девушка неслышно высморкалась в платочек и спрятала его обратно. Приняв, наконец, позу «аристократка вся во внимание», Сэм гордо вскинула головку и заговорила.
- Да… Я из 17 века. А это что-то меняет? – спросила она.
- Нет, это мало что меняет. Может, тогда поделитесь, в чём состоит Ваша беда?
- Беда? У меня не бывает бед! Я должна быть счастливой! – С полной уверенностью в голосе парировала мне госпожа «недоразумение», встряхнув рыжей (ой, нет!) медного цвета шевелюрой так, что идеальные пряди волос аккуратно рассыпались по прекрасным бледным плечам.
«Вот так номер! Девушка была воспитана на сказках или американских блокбастерах с типичным  хеппи эндом? Хотя, что -  то, что - другое именуется одинаково - сказки».
- Позвольте полюбопытствовать, Сэм, откуда такая уверенность? – Включился в разговор уже мой собственный интерес.
- Как? Вы разве не знаете? – Искренне удивилась девица.
Моё выражение лица являло собой то самое, что являла гримаса Беккета в третьей части «Пиратов Карибского моря» после реплики Воробья: «Убить меня ты можешь, а вот оскорблять не смей. Кто я, по-твоему?»
Саманта тяжело вздохнула, как будто я была самым тупоголовым представителем расы человеческой, и поспешно достала из-за спины розовую маленькую сумочку с какими-то нелепыми узорами и стразами. Открыв её, девушка вынула аккуратно сложенный листок бумаги формата А4 и протянула мне.
- Что это? – Я взяла листок в руки, но не торопилась его разворачивать.
- Моя биография. – Пожала плечами Саманта.
- Гм, любопытно… - Развернув любезно предоставленный девушкой лист, моему взору предстала следующая нелепица:
«1. Имя: Саманта де Амор (Сэм).
2. Возраст: 25 лет.
3. Ваш социальный статус (пират, офицер, горожанин и т.д.): Пиратка…»

«Кто догадался всё перечисленное в круглых скобках обозвать «социальным статусом»? Пи-рат-ка? Что?»
Я посмотрела на Сэм, потом вновь прочла строки с диким содержанием. Ну, никак эта девушка не ассоциировалась у меня с «пираткой». Она держалась с достоинством, как истинная леди. «О, чушь собачья! Бред пьяного пирата! Какая ещё «пиратка»?
- Сэм, я чего-то не понимаю, но… видите ли, здесь написано, что Вы… Вы – «пиратка».
- Да. А что тут удивительного? – Спросила Саманта, разглядывая себя в зеркальце пудреницы.
- Ну… как бы Вам объяснить… Ваши манеры не вполне, да что уж там, совершенно не соответствуют моему представлению о пиратах. – С трудом выговорила я.
- Не судите всех по мистеру Воробью! – Гордо заявила девушка и с громким щелчком захлопнула свою пудреницу. – Вы лучше читайте дальше.
«Блин, вот дальше читать чего-то не очень хочется. Кто ж ваял этот бред?»
- Сэм, посвятите меня неразумную в свою биографию сами, поверьте, мне так легче будет Вам помочь…
Тут девица вскочила с дивана и, вынув шпагу из ножен, приставила её к моему горлу. Я думала уже провалиться сквозь землю, но клинок, к несчастью, весьма затруднял выполнение задачи. Вы когда-нибудь чувствовали, как в Вашу кожу впивается острие холодного металла? Именно впивается, а не режет. Мало приятного, скажу я Вам.
- Не нужно мне помогать! Я сама всем обязана помогать! Вы не дочитали мою биографию, вот и говорите так! Если Вы окажетесь в беде, я Вас тоже спасу, наверное, не помню, что там сказано на Ваш счёт…
Странно, но, глядя на разъярённую девицу, мне безумно захотелось что-нибудь забавное ляпнуть. Однако шутить в такой ситуации, «с ножом у горла», могут либо умалишенные, либо капитан Джек Воробей. Да, о, да, я отличалась безрассудством всегда… особенно в те моменты, когда пыталась взобраться на пятый этаж по зарешёченным балконам.
«Так, думай, Оля, думай, если она заявилась сюда с целью меня пришить, то сделала бы это без разговоров… Но она сидит и разговаривает… рыдает… А если она маньячка, тогда ... следует сказать то, чего она меньше всего ожидает… Мммм…»
Но мою пушистую шкурку спасло, по всей видимости, чудо.
Внезапно девушка, что до этого момента с взглядом, не предвещавшим ничего хорошего, держала шпагу у моего горла, совершенно откровенно начала причитать:
- Боже, нет! Не смотрите на меня так… я не могу… я так не могу… - Глаза Саманты, налились слезами сожаления. – Я не могу Вас убить!
И пуще прежнего разрыдавшаяся дама вновь ринулась поливать слезами, видимо, жалости к самой себе мой бедный, без того «еле-дышащий» диван. Тут уж я вздохнула с облегчением и решила заглянуть в биографию Сэм… может, она прояснит, что к чему.
«Тааак… где тут у нас про характер?... Ммм, «медные волосы»… не то, « … с капитаном «Чёрной Жемчужины»… тоже не то, ах, вот же оно:
«Характер очень взрывной. Одно лишнее слово, и тот, кто его сказал, покойник!!! Самовольная дама с улетающей в небеса самооценкой. В общем, очень скрытная, никогда практически не выражает искренних чувств и не показывает эмоций. Живёт в своё собственное удовольствие. Дружба с законом не сложилась. Эгоистичная. Голос всегда пропитан сарказмом и едкой иронией. Вместе с тем, может быть весёлой и общительной. Но так как она всё время умело меняет маски, то понять, какая она на самом деле, наверное, практически нереально.
Также Саманта очень вежлива, пунктуальна и стервозна... Куда ж без этого??? Она с радостью вставит вам нож в спину. Так что, если что, не удивляйтесь, а сначала прочитайте её характер. Она хочет достигнуть славы и управлять всеми. Однако Сэм может запросто влюбится и это будет довольно искренне. Так же она не может наплевать и на друзей... Это иногда даже смешно!
Саманта подобно морю непредсказуема. Порою она ласковая, как морские просторы во время штиля, а порою грозная, как сама буря. Знать Сэм полностью невозможно. И многое скрыто от глаз людей. Девушка с детства поняла, что мир и жизнь жестоки и, если не бороться, ты погибнешь.  Естественный отбор. Но при всем при этом Сэм очень исполнительная. Любую работу, которую ей доверили, она выполнит с невообразимой точностью и скоростью. Для Саманты смысл жизни - это корабль. Корабль - дом, море - улица, а команда - семья».*

«И весь этот бред есть один человек? Какое недоразумение. Тогда понятно, почему ей всё время на месте не сидится. Вон, рыдает даже. О, Господи, девушка с неуравновешенной психикой и совершенно непредсказуемой динамикой поведения. В общем и целом, состояние психического здоровья дамы тяжёлое, но стабильное, оставляет желать лучшего! Конечно, с таким характером! Чего же вы ожидали, товарищи создатели?»
- Боже, Сэм, прекратите истерику! Всё в порядке, Я ВАШ ДРУГ. Слышите меня? ДРУГ… Я ваш! – Я подошла к заливающейся слезами девушке и щелчками пальцев перед носом попыталась привести её в более адекватное состояние.
- Друу-уг? Вы? Мой? – Протянула зарёванная Сэм.
- Да, друг Ваш, ВАШ ДРУГ, вашу мать, друг Ваш. – Сорвалась я.
- Вы – мой друг! У меня никогда не было настоящих друзей! – Слёзы высохли моментально, будто их и не было. Девушка вновь приняла цветущий вид, хотя она была прекрасна всегда, но сейчас особенно. Сэм бросилась ко мне на шею и начала душить в своих объятиях.
«А с минуту назад она меня прирезать хотела… Теперь вот обнимает… Я схожу с ума? Скажи мне, Господи!»
Но «Господи» молчал,… что к слову, правильно делал. А то, кто знает, что бы выдала на его слова эта неадекватная Сэм?
- Сэээ-эм, но, поскольку я Ваш друг, Вы теперь можете мне рассказать о себе более подробно, чем отражено в этой хре… в этом «документе». Я Вас уверяю, Вам это понравится. – Я сначала деликатно попыталась убрать руки девицы со своей шеи, но, поняв, что это мне вряд ли удастся, принялась вырываться из её объятий
- Я не могу. Я скрытная. – Заявила девушка и, освободив меня от обязанности терпеть её объятия,  вновь уселась на край дивана.
- Но ведь с друзьями положено делиться секретами… - Лукаво произнесла я, сообразив, что про это в анкете и слова не сказано.
- Да? Вы так думаете? А вдруг, Вы меня обманываете. Если это так, даже не надейтесь, что я Вам поверю, ведь я очень умная! – Саманта демонстративно отвернулась от меня.
«Ага, умная как баобаб!» - Снова проснулась и затянула свою привычную песню зависть.
- Сэм, ну, зачем мне Вас обманывать? Раз Вы такая умная, то сами должны понимать, что мне незачем это делать.
Саманта поморщила очаровательный лобик, но, поскольку умение думать всегда портило красивых женщин, она быстро приняла на веру мои слова.
- Ладно, так уж и быть. – Заключила девица и вновь аккуратно примостилась на краю дивана. Глядя на неё, мне почему-то сразу же вспомнились кадры из новогодних поздравлений Королевы Великобритании, выложенные в Интернете. Ещё молодая Елизавета II желает всего наилучшего в наступающем тысяча девятьсот лохматом году. Чёрно-белая запись не вызвала особого восторга по поводу увиденного, да и услышанного. В век высоких технологий всё же привыкаешь к «километровым» шагам научно-технического прогресса. Поэтому по просмотру столь «древних» записей волей-неволей чувствуешь присутствие специфического запаха,  свойственного всем музеям, которые посредством различных химических компонентов стремятся сохранить свои экспонаты. Запах истории? А по мне так «тухлятиной отдаёт».
Я поморщилась. Мысли имеют такое чудесное свойство – они способны уносить далеко за пределы реальности, а потом также неожиданно возвращать в неё, разрушая только что выстроенные воздушные замки. Подобная практика действует не хуже нашатырного спирта.
- Сэм, расскажите, пожалуйста, о своей семье. – Вспомнив, наконец, о работе, я начала «разбор полётов» сразу же с интересующего меня момента.
- Ну… Я родилась в Порт-Рояле. Моя мать была актрисой в местном театре, а отец – пиратом. Да-да, не смотрите так на меня! Он был известным и благородным разбойником, я лично проверяла…
- В смысле? Вы плохо знали отца?
- Да нет же! Я прекрасно знала отца, мы с ним регулярно виделись. Я говорю о том, что я с книгами по истории всё сверяла. – Гордо заявила Сэм и принялась разглаживать складки ткани на диване.
- Что ж, похвально. – Я невольно состроила гримасу, выражающее моё отношение ко всему услышанному. Язвить я не переставала даже на работе, о чём порой жалела, клиентура-то разная. Многие товарищи обижались и замыкались. В общем, типичные ошибки молодого специалиста.
- Так вот. С мамой я прожила до 8 лет. Мы с ней играли вдвоём в том самом театре. А потом… А потом в здании случился пожар. Вот так в один день я потеряла мать, семью, работу…
- Стооо-оп, Сэм, ну, семья более-менее понятно, отец бороздил моря, ему было некогда, но работа тут причём?
- Ну, вот уж, скажите тоже! Я же играла там с мамой, может, я бы и дальше там работала, если бы жизнь не сложилась иначе. – Пролепетала Саманта и вновь достала свой белый платочек.
«О, проклятье! Чёрт с этой работой, ладно! Всё равно, нам простым людям не понять».
- Так… а что случилось после этой трагедии?
- Ой, ну, что Вы торопите события?! Подождите, я же Вам самое главное не рассказала. Эммм, во время того пожара в здании театра на меня обрушились перекрытия… и тогда я осознала! Осознала, что рождена для пиратской жизни! – С каким-то особым восторгом в словах произнесла Сэм.
«Прекрасно! На восьмилетнюю особу обрушились перекрытия, немыслимо! Мало того, что она жива, так ещё и осознала, что «пи-рат-ка». Пусть только попробует Воробей сегодня заявиться ко мне! Я ему устрою «Курскую дугу». Муз, чёрт бы его побрал! Какого… ему понадобилось меня с этим недоразумением знакомить?»
- А потом я подговорила всю актёрскую труппу стать пиратской командой и отправиться в путешествие за сокровищами. Но в это время в Порт-Рояле внезапно появился мой отец. Как потом выяснилось, узнав о трагедии, он начал мои поиски. Поиски увенчались успехом, и отец забрал меня к себе на корабль вместе с моей новоиспечённой командой. Ах, да! Забыла сказать, мой отец был капитаном корабля! – Как порой слова могут быть переисполнены гордостью за родителя. Редкое явление.
- Сэм, всё это, конечно, низкокачественный бре… - И заметив, как налились яростью глаза Саманты, - а название корабля не припомните?
- О, конечно, «Белая чайка». – Произнесла девица и вновь высморкалась в платочек.
- Сэм, а вот эти инициалы на платке. «КВ» в углу. Не подскажите, чей он? – Спросила я, не сводя глаз с красных букв. Почему-то инициалы казались мне знакомыми, но вспомнить их обладателя не получалось.
- Ах, эти… Ну, Вы опять торопите события. Сейчас я Вам всё расскажу. Так вот. Отец забрал меня на «Белую чайку» и научил фехтовать, стрелять из пистолетов, там… ещё многому.
«Люблю, когда человек не загружает тебя всякой бесполезной информацией и ограничивается только «там… ещё многому». Видимо, не столь ценны эти умения для пиратской братии».
- … И вот, когда мне было 22 года, на наш корабль напала Ост-Индская торговая компания.
- Сэм, но ведь это абсурд! Когда это Ост-Индская торговая компания грабила пиратские судна? Скорее дело было наоборот, не находите? – Возмутилась я.
- Много Вы понимаете. Я сказала, что это они на нас напали, значит, так оно и было. И вообще, жизнь такая штука, никогда не знаешь, чего от неё ожидать.
- Ну, разумеется, лучшая защита – это нападение. Поэтому лорд Беккет решил не ждать грабежа, а сам нападать на пиратские корабли. – Мой голос был насквозь пропитан едкой иронией. Может, конечно, эта истеричка и пригвоздила бы меня прямо к стулу, как Тёрнера когда-то припечатали к фальшборту его же шпагой, но на тот момент времени мне было всё равно. Когда речь идёт о любимых героях, я превращаюсь в сущую фурию. А Тёрнер… вот ведь ирония судьбы, к слову, о замечании Саманты: «…жизнь такая штука, никогда не знаешь, чего от неё ожидать». Мастера убило его же творение. Шпага блестящего некогда оружейника пронзила сердце своего создателя. Эх, жизнь богата на сюрпризы, она всегда мудрее наших абстрактных и наивных представлений о ней.
При упоминании лорда Саманта внезапно встрепенулась и испугано взглянула на меня. По всей видимости, воспоминания были не из приятных.
- Вы знаете Беккета? – Спросила девушка, сжавшись в комочек, чем напомнила мне мокрого взъерошенного воробья.
- «Довелось столкнуться в прошлом». – Усмехнулась я. Да, я знала Беккета, я и сейчас с удовольствием вспоминаю о надменном лорде. Так сказать, «первая любовь». Давно это было. После просмотра второго фильма трилогии, меня покорил хладнокровный тип с его козырным «деловым подходом». Да я, пожалуй, и сейчас с особым восторгом пересматриваю фрагменты фильма с его участием. Даже сейчас, когда мои мысли занял этот мерзавец Воробей.
- Значит, Вы меня понимаете. – Тихо сказала Саманта и всё тем же платочком вытерла со лба пот.
- Ну, Вы расскажите мне, а там мы уж определимся с тем, понимаю я Вас или нет.
- Так вот, после сражения с кораблём Ост-Индской торговой компании, когда кровь текла рекой и палуба была усеяна трупами, наша команда, скорее то, что от неё осталось, вот… в общем, мы сдались в плен. А потом начались какие-то глупые немыслимые допросы. Ну, это болезненные воспоминания. Но я хочу сказать о том, что во время этих самых допросов в меня влюбился глава Ост-Индской торговой компании. – Саманта вся светилась от самолюбия и гордости за себя. – Он был таким необыкновенным мужчиной, сначала, цветы дарил, чаем поил, подарки дорогие делал.
«Цветы? В море?» - Видимо, я позеленела, услышав такую дивную новость, потому как Саманта с озабоченным видом уставилась на меня.
«Какие всё-таки глаза! Немыслимо. Почему я никогда в жизни своей не видала такого удивительного цвета?»
«Потому что его нет в природе!» - Ехидно заявила мне зависть.
- Кто? Кто делал Вам подарки? Лорд Катлер Беккет?! – Я искренне попыталась обуздать свои эмоции, однако, это у меня плохо вышло.
- Ну, да. А потом он сделал мне предложение. Ой, я тогда была молодая и глупая, потому с радостью согласилась. Вы только поймите меня правильно, я ведь тогда не знала, что он на самом деле такой бесчестный и кровожадный подлец. Вот, мы прожили в Лондоне около года. И после очередного скандала… Ну, Вы только представьте, я всего лишь хотела перевесить шторы из его кабинета в гостиную! А он устроил такой скандал! Ну, тогда я решительно настроилась бежать. И в тот же день ночью я сбежала из особняка. Я села на торговый корабль, который направлялся в сторону Ямайки, и оставила эту светскую жизнь навсегда. Она никогда меня не очаровывала. Единственное по чему я буду скучать, так это по дорогим шикарным платьям. – Сказала Сэм и прикрыла глаза, наслаждаясь воспоминаниями о пышных нарядах.
Будь рядом Джек, я вопреки всем своим принципам так и залепила бы ему пощёчину. Зачем? Зачем оно ему надо? Это безумное знакомство! Бред, который несла эта дамочка, вводил меня в полнейший ступор с примесью какой-то невообразимой ярости. Говоря простым языком, я была в бешенстве, в бешенстве от собственного бессилия. Но я держалась, ибо  до большего безрассудства меня могли довести лишь подобные россказни о Тёрнере или Воробье.
«Какая ерунда! Какая нелепица! Чтобы лорд опустился до женитьбы на какой-то необразованной «пиратки»! Абсурд!»
- Ой, Вы знаете, у меня было такое чудесное платье! Такой нежный голубой атлас. А как оно фигуру-то подчёркивало! Вот тут рюшечки везде, а здесь вот такая вышивка была превосходная, и рукава такие, знаете, пышные, почти воздушные… Прекрасное платье! – Я с изумлением наблюдала за тем, как жеманничала Саманта, пытаясь мне наглядно продемонстрировать воображаемое любимое платье.
- Сэм, простите, я всё понимаю и разделяю Ваше восхищение собственным гардеробом, но давайте продолжим. Вы прервали своё повествование на пути к острову Ямайка.
- А… ну да. Я ж говорю, мы отправились в сторону Ямайки, но я сошла на Тортуге. Вы же знаете, это пиратский порт. Вот я и надеялась на возвращение к своей разбойной жизни. На Тортуге я встретила кое-кого из бывшей команды «Белой чайки» и выяснила, что мой отец погиб во время того сражения с кораблём Ост-Индской торговой компании. Это было таким потрясением для меня! Но ещё большим потрясением стало то, что отец завешал мне корабль. «Белая чайка» уцелела. Она стояла в порту. Как она туда попала, я ума не приложу. Но команда всё это время прилежно охраняла «Чайку»… Вот так. Вскоре я взошла на палубу «Белой Чайки» как полноправный капитан. Теперь «Чайка» славится дерзкими разбойными нападениями, при этом без человеческих жертв.
Я усмехнулась. «Без человеческих жертв? Сказки Ганса Христиана Андерсена».
Однако, глядя на то, как глаза Саманты горят при упоминании о «Чайке», я невольно задавалась уважением к этой девушке. Я люблю корабли, парусные корабли. Тот, кто хотя бы однажды рассекал морские просторы на парусном судне, вряд ли забудет эти ощущения. Нет, я не о морской болезни, будь она не ладна. Хотя морская болезнь отдельного разговора всё-таки заслуживает. Если Вы когда-нибудь соберётесь в путешествие на корабле, должны знать, чего ожидать. Примерно четыре дня Ваш желудок будет вспоминать всё, чем был наполнен за прошедшие полгода. «О, поверьте старому морскому волку!». Ну, всё зависит и от организма, Вы можете как раньше, так и позже прийти в себя, и тогда Ваш желудок с радостью начнёт принимать сначала сухари, ну, а потом уже и более тяжёлую пищу. В общем, где-то день или два у Вас ещё в запасе, чтоб насладиться красотами моря, послушать песнь корабля.
О, я испытала на себе все прелести морских путешествий. Но чем больше этих испытаний, тем больше начинаешь любить жизнь, корабль, морской воздух, нахальный ветер и, конечно же, синюю, холодную, волнующую гладь моря. Тот, кто с этим не знаком, тот вряд ли поймёт. Хотя, «корабль не надо понимать, его надо чувствовать», - сказал однажды мне старый боцман, я тогда была ещё девчонкой, но эти слова помню по сей день. Начнёшь чувствовать, – начнешь, и понимать, по всей видимости. Я романтик, настоящий романтик, ибо терпеть все капризы моря может либо человек с поющей душой, либо полный идиот. Хотя от второго тоже отказываться не стану. Вы только представьте, какие сюрпризы вам может преподнести морская стихия.
Ну, первое – это, конечно же, качка! Вся палуба щедро одарена содержимым Ваших желудков. Корабль качает так, что невольно начинаешь понимать, откуда у Джека такая распрекрасная походочка. Стоять на ногах практически невозможно, особенно, если Вы - новичок на судне. Однако встречаются такие уникумы, которые и в качку умудряются есть за всю команду. Наглядный пример – мой отец! Не помню, чтоб он вообще когда-либо знал, что такое морская болезнь.
Ну, а теперь, во-вторых, какой-нибудь незначительный шторм. Хотя каким-нибудь его точно не назовёшь, ибо такая организованная суматоха, которая твориться на палубе, мало кого оставит равнодушным или хладнокровным. Корабль порой так резко качнёт, что невольно вспоминаешь все молитвы, начинаешь что-то судорожно, несвязно бормотать. Страшно, действительно страшно, это даже не воздушные ямы, когда самолёт тряхнёт, а потом он внезапно начнёт проваливаться куда-то вниз. И Вы с ужасом осознаёте, что больше не чувствуете собственного веса. Нет, на корабле, с этим всё намного сложнее. Тут просто кошмарная растерянность от собственного бессилия перед морской стихией. Она ставит Вас на колени, она заставит Вас смириться с тем, что Вы всего лишь пешка в её игре, ненужная, незначительная деталь мироздания. И тогда Вы поймёте, что всё это человеческое общество – лишь сложная организационная структура, но, по сути, пуста, она блекнет перед силами природы, она ничтожна для земных катастроф. Но закончится эта страшная ночь, и наступит утро.
А утро будет другим, солнечным, ясным. И Вы тут же забудете обо всех своих страхах. Да, солнце действует всегда одинаково, оно чудесным образом рассеивает ночные кошмары, уничтожает ужас, давит страхи. И Вы выйдете на палубу, почувствуете лёгкий свежий ветерок, насладитесь этой невозмутимой гладью моря, зачарованно будете смотреть на лениво ползущее оранжевое пятно у кромки горизонта. И внезапно осознаете: «Чёрт возьми, а жизнь не так плоха!». И словно в подтверждение Вашим мыслям ветер с новой силой вдохнёт в паруса жизнь, и корабль запоёт. Ветер вновь ударит по натянутым струнам, и корабль вновь отзовётся протяжным рёвом. И всё пройдёт, всё успокоится, душа встрепенётся, очистится от ненужных, надуманных страхов. Так будет всегда, после каждого шторма, после очередной «тошнотворной» качки. Такова наша природа.
Я люблю море, люблю корабли, люблю жизнь… И сложив всё это вместе, можно получить то, что Джек называет свободой. Нет, свобода – это не абстрактное понятие, это Ваше ощущение жизни. Пожалуй, море дарит Вам это ощущение в полной мере.
Но это было длинное лирическое отступление. А теперь вернёмся к нашим бар… к нашей Саманте.
Вот, «чем больше узнаю людей, тем больше я люблю себя». Есть такое дело. Я бы добавила вот ещё что: чем больше люди говорят о самом себе, тем больше начинаешь любить себя таким, каков ты есть. Да, человек переходит все мыслимые и немыслимые границы, начиная раскрывать свою сущность. А моя работа, имеет один значительный недостаток – приходится оценивать людей с их слов. А ведь некоторые товарищи умеют первоклассно врать, так что сами себе начинают верить. Такие экземпляры могут месяцами действовать тебе на нервы, и совесть у них не просыпается. Она у них с самого детства спит мёртвым сном. На самом деле человек–загадка – это тот человек, о котором мы не знаем и одну миллионную. Он может говорить о себе, и эти слова будут совпадать с его поступками, но потом… нежданно-негаданно он выкинет такой фокус, что Копперфильд позеленеет от зависти. Личность-загадка, красивый эпитет, но кроет в себе довольно простое объяснение. Просто, мы плохо знаем людей.
Что касается Саманты, то ей подходит следующее определение: «Всё и ничего в одном флаконе».  Всё перемешано, сброшено в одну общую кучу, но ничего примечательного. Образ распадается, он нелогичен, непоследователен. Вся эта куча чувств и эмоций настолько пестра и разнообразна, что одни чувства подавляют другие. Бесконечная борьба с собой, разруха…Всё превращается в ничего.
«О, Боже, понесло меня! Пора вернуться на землю… Кстати, а что тут у нас происходит?»
-… Ну, вот, собственно, и всё… так должно было быть, но так не выходит. – Лепетала Саманта, словно декламируя наизусть заученный текст.
- Ой, простите, о чём Вы? – Вернулась я к земным «радостям».
«Ну, вот! Блин, где ты летаешь, а? Сидела бы и слушала!»
«Кого? Её? Тебе нравится слушать этот бред?» - Взбунтовалась зависть.
- Как? Вы не слушали? Вот так всегда! Никто меня не слышит! – Вновь запричитала девица и всхлипнула.
- Сэм, успокойтесь, я просто думала, как Вам можно пом… в смысле, как можно устроить Ваше счастье. – Выкручивалась я.
- Да? И как? – Спросила Саманта, поправляя рукава своей рубашки.
- Ну, вкратце расскажите, что там было после того, как Вы взошли на капитанский мостик «Белой цап… чайки». – Попросила я, покосившись на лежащий всё там же, на столе, блокнот с одной единственной записью. «Конфликт с близкими?». Я взяла ручку и старательно зачеркнула слово «близкими». Замалевала вопросительный знак и рядом с исправлениями приписала: «с собой».
- Ой, ну, я ж Вам рассказывала! Вот так мы и грабили торговые судна, пока однажды не довелось нам пересечься с одним странным кораблём. У него ещё паруса чёрные. – Спокойно проговорила Саманта и подняла на меня глаза, очевидно проверяя мою реакцию.
Но внутри меня уже что-то предательски начало вопить, стонать, выть. Ах… Ревность, чёрт бы её побрал. Она придёт всегда, не спрашивая. Безо всяких на то оснований.
- И капитаном корабля был некто Джек Воробей, живая легенда, самый знаменитый кобель во всём Карибском море? – Ревность завладела мной полностью.
- Нет, капитаном был некто Гектор Барбосса. – Расплылась в довольной улыбке Саманта.
«Вот, зараза! Сдала себя с порохами!»
- Ах, вот оно что! Сколь чудесное стечение обстоятельств. – Злобно прокомментировала я.
- Капитан Барбосса оказался моим дядюшкой по отцу. И я, не долго думая, стала членом команды «Чёрной Жемчужины». А «Белую чайку» подарила своей подруге, она тоже пираткой была.
«Бог мой! Как можно свой корабль кому-то подарить? Как? Я никогда не смогу понять Воробья, который сбежал с погибающей в щупальцах Кракена «Жемчужины», чтобы только спасти свою шкуру. Корабль – это что-то особенное. Это даже не автомобиль, не диск с «Пиратами Карибского моря». Это другое. Он живой, он был срублен из дерева, а, следовательно, унаследовал душу, свою, неповторимую. Никогда не пойму Джека. «Всего лишь корабль». «Оставь корабль – оставь надежду». Нет. Оставь грезы о свободе».
- Так вот, спустя некоторое время «Жемчужина» напала на Порт-Роял…
- Сэм, а теперь послушайте меня. Хотите, я за Вас расскажу всю Вашу историю? Нет. Вы не перебивайте, Вы послушайте! Вы прибываете в Порт-Роял, там попадаете совершенно случайно в тюрьму, где всё также случайно знакомитесь с красавчиком Джеком. Некий Уилл Тёрнер, в котором Вы узнаёте бывшего соседа по песочнице, друга детства, одним словом, помогает бежать Вам обоим. Вы, втроём, отправляетесь на поиски мисс Суонн, столь обожаемой Тёрнером и похищенной пиратами. Во время плавания в Вас умудряется влюбиться как однолюб Уилл, так и, ну, это совсем из ряда фантастики, повеса Воробей. Более того, пока Вы мучаетесь, разрываясь между Тёрнером и Воробьём, в Ваш публичный дом славным образом является некий коммодор Норрингтон. И теперь три мужика увиваются за Вашей чудной голубой, помнится, атласной юбкой. Вы спасаете мисс Суонн, а она, в свою очередь, готова удавиться от зависти, глядя на то, что Вы окрутили всех достойных кавалеров. В Элизабет Вы узнаёте свою подругу по переписке, в Анне Марии – приятельницу матери, в Гиббсе – своего дядюшку по материнской линии. В общем, так или иначе, Вы приходите к выводу, что «пиратская жизнь по мне», и выбираете Джека. Ура, свадьба! Горька! Звон колоколов! Я ничего не пропустила? – На последнем дыхании выпалила я.
«Да! Вот так ей! Ещё и ещё!» - Верещала,  ликуя, ревность.
- Ну... ээээ, в принципе, верно, только вот лейтенант Джилетт – мой родной брат, просто, он у тётки воспитывался. Да, и я не смогла простить Джеку убийства своего дяди, капитана Барбоссы. Я застрелила его, а потом сама утопилась, прыгнув с ядром на шее за борт «Жемчужины». – Тяжело вздохнула Саманта.
- Отлично. – Не удержалась я от подобной констатации.
- Но потом  нас оживила Тиа Дальма и…
- О, Господи! Сэм, замолчите, ради Бога! Разве это возможно? Разве можно поверить в то, что Воробей влюбился, Тёрнер предал Элизабет, коммодор поступился своей воинской честью, а лорд Беккет женился на Вас? Вы сами-то в это верите? Скажите, как в жизни-то получается? – Не выдержала я и высказала, наконец, всё, что накипело.
- Да, в жизни не получается. – Громко всхлипнула Саманта и, не в силах более сдерживать эмоции, разрыдалась. – НИКТО МЕНЯ НЕ ЛЮБИТ!!! Джек говорит, чтоб я проваливала подобру-поздорову!
«О, да! Я не сомневалась! Это прекрасно!» - Искренне радовалась ревность.
- Уилл говорит, что знать меня не знает и не помнит! Коммодор извиняется, но совершенно отрицает наше знакомство. Лорд Беккет повесить грозится. А вся моя семья заявляет, что такую родню как я во времена инквизиции на кострах сжигали, ставя в один ряд с ведьмами. – Завыла Саманта, распластавшись на диване.
- О, Сэм. Прекратите рыдать, мне всё предельно ясно в Вашей ситуации. Хотите совет? – Почти по-матерински я погладила плачущую девушку по голове.
- Да. Что же мне делать? – Подняла голову Сэм, с ювелирной точностью утирая слёзы и не растирая при этом макияж по своей симпатичной мордашке.
- Ведите себя попроще. – Улыбнулась я.
- Не понимаю, о чём Вы.
Мои мысли имеют свойство меняться столь стремительно, что я сама за ними не успеваю. Вот и сейчас мне в голову пришла чУдная идейка. Зета говорила о том, что пишет какую-то дамочку для коммодора. Избавиться от этой рыжей девчонки раз и навсегда, порадовать Воробья, казалось мне такой радужной перспективой, что моя ревность с плакатами в руках оккупировала здание «здравого смысла».
- Сэм, ну, Вы сами подумайте, ну, зачем Вам этот Воробей? Господи, зачем Вам этот грязный, потный пират с засаленными косичками на голове? Коммодор. Вот кто Вам нужен, вот с кем Вы будете действительно счастливы! – Не сомневаясь в собственных словах, ораторствовала я.
«О, коварная женская натура! Ты, дорогуша, пойдёшь на любую подлость, только бы отодвинуть своих соперниц».
- Да? Вы, правда, так считаете? – Просияла Сэм.
- Ну, конечно, Вы сами подумайте, Вы достойны лучшего!
«Ага, а ты достойна Воробья!» - Ехидничал оккупированный «ревностными пикетчиками» здравый смысл.
- А как же… - Начала было возражать Саманта.
- Не переживайте. Сейчас я дам Вам координаты одной авторессы, она – спец по способам построения чужого счастья. – Я стянула со стола свой блокнот и записала на чистой страничке данные одной многословной особы. Выдернув листок, я протянула его Саманте.
- Зачем это? – Взяв в руки исписанную бумажку, она подняла на меня свои огромные изумрудные глаза.
- Как зачем? Вы же хотите быть счастливой? – И после того, как Сэм утвердительно кивнула головой. – Ну, так вот. Вот Вам координаты человека, который блестяще справляется с этой задачей. А теперь Вам не стоит задерживаться! До Москвы путь не близкий.
- Я могу идти, да? – Встала с дивана Сэм и на радостях уже ринулась к двери.
- О, да, конечно! Торопитесь. Я Вам искренне желаю счастья. – Попрощалась я, вновь приземлившись на стул.
- Спасибо Вам огромное! – И Саманта замерла у двери, ожидая пока та откроется.
- О, нет, нет! Сэм, я же говорю, будьте проще. У Вас же есть руки, Вы только представьте, ими тоже можно двери открывать. – Быстро проговорила я, отдавая должное работе.
Сэм, помешкав, всё же собственноручно приоткрыла дверь, чему обрадовалась несказанно.
- Я Вас не забуду. – Успела только проговорить рыжая девица и тут же скрылась за дверью.
- И тебе не хворать, цыпа. – Довольно произнесла я, откинувшись на спинку стула. – «Пиратка»… Хах, какая наивная барышня! И какая дрянь я.
Для полноты картины не хватало только демонического смеха авторессы, сотворившей это безобразие. Я избавила себя и своего Муза от надоедливой дамочки. Теперь можно было спокойно жить дальше до следующего сюрприза Воробья. Кстати, о сюрпризах. Надо было бы оповестить подругу о предстоящей встрече с «прекрасным».
Взяв мобильный телефон, я нашла в телефонной книге номер Зеты и набрала следующее сообщение:
«Дорогая, зная о твоей нескрываемой симпатии к лицам, не обременённым недостатками, направляю тебе дивный экземпляр, жаждущий встречи с Норрингтоном. Жди её сегодня же вечером, не пожалеешь:)».
И с чистой совестью я нажала клавишу отправки сообщения.
«Ну, вот и всё! Поздравляю с успешным завершением операции! И с какой стати Воробью понадобилось знакомить меня с этим творением не-матери-природы? Он опять надо мной издевается, пошутить решил?»
«Воробей? Пошутить? Дорогуша, мистер Воробей с места не сдвинется, если это ему не выгодно». – Настойчиво твердил здравый смысл.
«Да, здесь ты как всегда прав… Значит, Джек в энный раз умудрился воспользоваться мною! Направил ко мне эту истеричку, чтобы я у неё охоту отбила к нему в каюту шастать. Вот мерзавец! Ну, подлец!»
Да, история повторилась в сто сорок пятый раз. Воробей блестяще воспользовался моими услугами. Сколько нас помню, столько он и морочит мне голову. Да вспомнить хотя бы тот случай, когда он прислал ко мне наивного Тёрнера, чтобы отвлечь даму от мыслей о Музе. Удачно так придумал, три дня Тёрнер сопровождал меня в моих писательских изысканиях, и я привязалась к своему новоиспечённому кавалеру. Потом Воробей также неожиданно появился, разрушив все мои романтичные мечты о чистой любви. Джека ни капли не омрачила перспектива своего соседства с Тёрнером, он даже был рад, что теперь может отлучаться почаще и подольше. А юный мистер Тёрнер, как самый благородный пират Карибского моря, будет вдохновлять даму, не покидая своего трона. Ну, Воробей! Ну, мерзавец!
- Ну, подожди, Джек. Придёт время, - устрою я тебе «счастье». – Сквозь зубы произнесла я, вспомнив чудесную фразу: «Я не злой, но память у меня хорошая».

Эпилог

Я сидела на диване и как обычно тупо глядела в ящик, носящий гордое название ТЕЛЕВИЗОР. Собственно, по вечерам телевизор работал у меня для создания ни к чему не обязывающей, даже отвлекающей, атмосферы.
Наверное, через полчаса я уже напоминала собою древнеегипетскую статую. Всё-таки как редки такие моменты, когда мыслей в голове нет, там пусто. Даже сквозняк не гуляет. Просто вакуум. О, должно быть, я слишком много думаю, ибо так ценю эти минуты полного отсутствия во мне человека разумного.
Но мысли всегда придут нежданно-негаданно, иногда я даже не замечаю, что они уже здесь, стоят на пороге, толпятся, ругаются друг с другом. Память, к слову, прекрасный катализатор процесса мышления. Убедилась на собственном опыте.
Вот так, пустая черепная коробочка начала заполняться воспоминаниями о прошедшем рабочем дне и, конечно же, память не обошла стороной моё новое знакомство. Саманта…
Вот так всегда. Одно воспоминание, одна мысль, за которую тут же цепляется другая, за ту – третья и так далее. Мысль за мыслью, слово за словом, фраза за фразой. Так стоп! Что происходит?
- Цыпа, а мне нравится последняя идейка.
Ну, конечно! Свершилось. Ко мне пожаловали Его величество Муз! Джек Воробей, ты даже не забыл сегодня прихватить с собой вдохновение.
- Явился - не запылился. Здравствуй, дорогой мой, а я вас сегодня не ждала. Я думала, ты сбежишь, как обычно… Нет, я даже надеялась. Но ты, подлец мой несравненный, не постеснялся явиться после сегодняшнего спектакля. – О, я вымешала на Джеке всё своё недовольство по поводу того, что он вновь меня нагло использовал.
Только Джеку всё нипочём. Он с насмешкой смотрел на то, как я распыляюсь. В сотый раз он стоит в дверном проёме, подпирая стену, а я опять говорю ему о том, как «безумно рада его видеть».
Внезапно я ловлю себя на мысли, что когда-то это уже было, да нет, не когда-то, а довольно часто. Смешно. Да, смешно. Я понимаю, что и в этот раз выгляжу довольно глупо, и на моих губах появляется виноватая улыбка.
- Ты неисправим. – Капитулирую я.
- Вот. – Джек поднял указательный палец. - Именно поэтому я всё ещё твой Муз.
Вообще, мысль о том, что человека можно исправить, вогнать его в рамки собственных представлений, является сама по себе утопией. Прокрустово ложе.
Воробья я не пыталась исправить (если это в принципе возможно(?)), я бесилась, когда мой Муз в очередной раз устраивает мне сюрпризы. Но, пожалуй, он прав. Он мне нужен таким, ненормальным и неисправимым. Может, именно поэтому он всё ещё наведывается ко мне.
- Что ж, ты в очередной раз воспользовался мною, поздравляю. Я отвадила прекрасную, но истеричную девицу…
- Я бы сказал, мы провернули выгодное дельце, цыпа, смекаешь? – С неизменной загадочной  улыбкой произнёс Джек.
- О чём ты? – Я недоумённо уставилась на Воробья.
- Ну, как же? О твоей новой знакомой. Одним выстрелом убили двух зайцев.
«Он издевается? Почему Воробей постоянно говорит загадками? Или его слова кажутся загадками именно потому, что он всегда чего-то не договаривает?»
- Джек, скажи прямо, я мыслей читать не умею.
- Где не надо ты быстро соображаешь, а… впрочем, ладно. Теперь слушай. Ты помогла мне, я помог тебе. – Я начала заводиться. Когда же он, наконец, скажет? Джек, очевидно, прочитав в моих глазах «добрые» пожелания в свой адрес, произнёс. – Ты освободила меня от обязанности терпеть эту истеричную дамочку, которая к тому же, набивается мне в жёны, а я… Я предоставил тебе новый материал для работы, смекаешь?
Воробей указал в сторону моего железного друга, более известного в широких кругах как компьютер. И тут меня осенило!
- Ах, вот оно что! Джек, ты несносен, но незаменим. – Мои слова прозвучали почти как признание в чём-то сокровенном.
- Я знаю, - произнёс он равнодушно, не заостряя внимание на «сопливых» моментах.
И я его простила. В двести пятьдесят четвёртый раз простила. И ещё прощу. Потому что он мой Муз. Сама выбрала, сама мучаюсь. То ли я мазохистка, то ли ещё что, но я не жалею. Он всё-таки справляется со своей нелёгкой обязанностью, пусть таким своеобразным способом, по-Воробьёвски, но справляется.

PS: sms от Зеты:
«Забери свою истеричку! Она не понимает юмора!»

* Характер был любезно предоставлен популярными ролёвочными Мери Сью.