PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Законченные макси- и миди-фики » ПКМ3 "В долгу у Смерти"


ПКМ3 "В долгу у Смерти"

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

НАЗВАНИЕ: ПКМ3 «В долгу у Смерти»
АВТОРЫ: Кэролайн, Piratka, Кхена, Анютка.
БЕТА: Кхена, а так же автор прод про Джессику. 
EMAIL: masterpolina@yandex.ru
КАТЕГОРИИ: ADVENTURE/ROMANCE.
ПЕРСОНАЖИ ПАРЫ: Элизабет/Джек, Элизабет/Уилл, Уилл/Джессика.
РЕЙТИНГ: NC-17
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: сцены насилия, элементы эротики.
ОТ АВТОРА: Это продолжение кинофильма ПКМ2 «Сундук мертвеца»
СТАТУС: завершен.
ОТКАЗ ОТ ПРАВ: Все герои (кроме выдуманных нами) принадлежат Диснею.

Капитан Джек Воробей стоял на борту своей Черной Жемчужины, прикованный наручниками к грот мачте. На его губах еще остался вкус страстного поцелуя Элизабет Суонн, бросившей его здесь на верную смерть. Но Джек не испытывал к ней ненависти, ведь ее поступок был в типично пиратском стиле. И потом ни смотря на ее прощальные слова, в последнем взгляде девушки он все же прочел сожаление, и даже нежность.
Однако теперь, когда Элизабет скрылась за бортом Жемчужины, пора было подумать и о спасении своей шкуры. Ведь Кракен был уже близко, а смерть в пасти чудовища вовсе не входила в планы жизнелюбивого капитана.
Джек принялся судорожно дергать рукой, стремясь, освободится от стального браслета, но тщетно. Тогда, использовав природную находчивость, капитан Воробей потянулся за стоящей в нескольких шагах от него масленой лампой. Не сумев достать до нее рукой, он ловко подцепил лампу кончиком сабли. Стекло разлетелось в дребезги, масло потекло тонкой струйкой, еще мгновение и запястье Джека было свободно.
Однако это произошло слишком поздно! Гигантские щупальца Кракена уже обвили Черную Жемчужину со всех сторон, а прямо перед Джеком, из воды, выросла чудовищных размеров пасть, полная острых как лезвие зубов. Раздался оглушительный рев, и беднягу Воробья забрызгало смрадной слюной чудовища, вместе с которой на палубу шлепнулась замызганная треуголка.
Джек отряхнулся:
- Ничего, терпимо… - пробормотал он, словно стараясь себя успокоить.
Наклонившись, капитан Жемчужины поднял шляпу и, отряхнув, надел ее на голову.
Назад пути уже не было, и обреченный на гибель пират принял единственно верное решение.
- Ну, что пугало……?! – пробормотал он и, выставив вперед саблю, ринулся прямо в огромную разинутую пасть Кракена, стараясь при этом проскользнуть меж его острых зубов.
В следующее мгновение кальмар закрыл пасть, и Джек оказался в почти беспросветной мгле и по пояс в смеси слюны твари и морской воды.
Однако тьма все же не была совсем беспросветной. Над головой капитана слабо мерцал дневной свет, проникая сквозь тонкую дрожащую мембрану, видимо служившую Кракену дыхательным клапаном. Это был тот самый шанс, на который Джек и рассчитывал…
Подпрыгнув, он со всей силой вонзил саблю в мягкую плоть гигантского кальмара, и та легко поддалась. Образовалась сквозная рана, из которой на Джека брызнула желтая слизь и упал луч света. Капитан Воробей подпрыгнул снова и нанес еще один сквозной парез, теперь лоскут белесой плоти Кракена болтался над его головой и путь к свободе был совсем близко. Но тут чудовище дернулось от боли и начало медленно погружаться, из дыры хлынула морская вода.
Собрав все свои силы, Джек вновь подпрыгнул и, ухватившись за свисающий шматок плоти, подтянулся к самому отверстию. Кракен еще не ушел под воду и на пару футов, так что Джек легко выбрался из скользкой дыры в соленую морскую воду. Оказавшись на свободе, он постарался отплыть как можно дальше от чудовища, которое, покончив с кораблем, начало постепенно погружался в морские глубины.
Никогда еще вкус моря не казался капитану Воробью таким приятным. Это было почти так же пленительно прекрасно, как поцелуй Элизабет. Но если б повторить ощущение от спасение из глотки гигантского кальмара, Джек бы отказался на отрез, то от поцелуя Элизабет, (даже несущего опасные последствия) вряд ли.
- Кракен! – Вынырнув на поверхность и, жадно глотнув чистого морского воздуха, выкрикнул Джек - Тебе запомнится тот день, когда тобой едва не был съеден капитан Джек Воробей!
Но как только Джек огляделся по сторонам, эйфория немедленно прошла, уступив место смертельному страху. Он вдруг понял, что все еще не спасен. А, скорее всего, обречен на скорую смерть в морских водах, ведь берег был слишком далеко, а ждать помощи было не от кого.
Несчастный капитан Джек Воробей плыл, отчаянно борясь с волнами, в сторону недостижимо далекого острова, четко сознавая, что доплыть ему не удастся…
Им постепенно овладевало отчаянье.
Но забавно то, что даже после своей гибели, его любимый бригантина – прекрасная Черная Жемчужина, вновь спасла своего самого верного поклонника. Джек доплыл до места последнего сражения Жемчужины и благополучно влез на один из сотни разбросанных в море обломков своего нечастного корабля. Он перевел дыхание, и крепко вцепившись в несколько сбитых между собой черных досок, медленно поплыл в сторону далекого берега.
Но волны и усилившийся ветер неумолимо относил обломки Жемчужины в противоположенную сторону. И Джек скоро перестал сопротивляется неизбежной судьбе, у него просто не осталась на это сил.
Тем временем на горизонте показался высокий белый парус. Он медленно приближался к месту гибели Жемчужины, становясь все больше и больше. Капитан Воробей еще крепче вцепился в доски, надеясь продержаться еще пару часов, но затем все же усталость и стресс от пережитого взяли свое, Джек закрыл глаза, и сознание оставило его.
Тем временем, на Летучем Голландце:
Дэви Джонс прохаживался, заложив за спину свои клешнеподобные руки.
Он был явно не в духе… Остальная команда спешно приводила в порядок поврежденный в бою корабль, время от времени, подгоняемая кнутом грозного боцмана.
- Не чего ни понимаю! – сердито прорычал Джонс, опустив свою подзорную трубу – Почему я не вижу этого треклятого Воробья???! Я желал видеть его юнгой у себя на борту. Что б он сто лет не разгибаясь, драил мою палубу! Но я не вижу его среди МЕРТВЫХ МОРЯКОВ!!!
- Но, капитан… - осторожно спросил подошедший к нему Бил Прихлоп. – Как такое возможно? Ведь мы все видали, как Кракен поглотил Жемчужину вместе с капитаном.
- Как, как! – Еще более раздраженно, ответил Джонс - Все погибшие в море люди оказываются в моей власти, но Джека, как видишь, тут нет! А это значит, что он ВСЕ ЕЩЕ ЖИВ! А как ему это удалось я уж не знаю… - он вытащил свою трубку и закурил, нервно подергивая при этом щупальцами на голове.
Дэви Джонс был очень не доволен, ведь его сердце было похищено, должник не расплатился, а раненый в бою Кракен не скоро сможет вновь подняться по его зову.
- А что если Джек заключил договор с самим Дьяволом? – со смесью страха и грусти спросил Прихлоп. Продал свою черную душу в обмен на спасение?
- Ерунда! – Огрызнулся капитан – Здесь на море есть только один дьявол - и это Я! Джек Воробей как-то выжил, но он все еще рядом от места гибели своей любимой Жемчужины, и мы найдем его, что б забрать, наконец, мой должок! – Джонс злорадно усмехнулся и громко крикнул команде: - Эй вы! Увальни! Ставьте паруса, мы возвращаемся к месту гибели Жемчужины!

Отредактировано Кэри (2007-10-13 18:17:20)

2

Автор Piratka
Тем же вечером в хижине Тиа Далмы:
- Но мы должны!!! - крикнула Элизабет.
- Мы не можем больше так рисковать! - крикнул в ответ Уилл. - Джек предал меня, и искупил свою вину, оставшись на корабле. Теперь мы вернемся домой и поженимся.
Элизабет посмотрела на него последний раз и вышла из дома Тиа Далмы. Она злилась. На себя, на Джека, на Уилла. Но сильнее этой злости было только чувство сладкой тоски, которая осталось после их поцелуя. Она улыбалась лунному, свету, играющему в воде. По крайней мере, она будет знать, какие у него губы на вкус...
" И он будет знать..." - пронеслась мысль в ее сознании.
- Он умер... - прошептала Элизабет. - Он умер! - повторила она громче.
Слезы обожгли ее глаза, и она наконец-то смогла по настоящему заплакать. Слезы жгли ее глаза, стекали по щекам...
- Он умер! Он умер...
Автор Кэролайн:
Ночь была очень тихой, и казалось, весь влажный и густой воздух в дельте реки был наполнен печалью. Сердце Элизабет рвалось на части, она знала что убила Джека, и она знала, что он не держал не нее зла перед смертью… И от этого ей было еще БОЛЬНЕЕ!
Ведь, если капитан Джек Воробей простил ей предательство, то это могло значить, что он ее любил…
Все еще всхлипывая, Элизабет вынула платок и стала вытирать слезы. Вдруг ей на плечо легла, чья-то мягкая и теплая рука. Девушка вздрогнула.
- Не надо плакать по Джеку… – тихо произнесла Тиа Далма – Я знаю что ты сделала, там на Жемчужине – она пристально взглянула в глаза застывший от ужаса Элизабет… И выдержав паузу продолжила:
- Если бы Джек умер, я не стала бы предлагать вам его вернуть. Он жив. Но все еще находится в смертельной опасности.
- Что? – едва слышно прошептала девушка – Джек жив? – ее дыхание едва не прервалось, она пошатнулась, но Далма поддержала ее за локоть.
- Да. Он жив. – Твердо сказала шаманка – и очень нуждается в помощи, но среди всех тут присутствующих только трое действительно хотят его спасти. – Она вздохнула: - Это я, мистер Гиббс и вы, мисс Суонн.
- Как? – Элизабет, вновь удивилась - А Уилл и Барбосса?
- Барбоссе нужен корабль – Жемчужина, для того что б снова грабить и убивать а Уилл хочет лишь спасти своего дважды проклятого отца. Как только они бы завладели кораблем то, не задумываясь, покончили бы с Джеком.
- Но корабля больше нет! – Окончательно растерявшись, воскликнула Элизабет.
- Да, пока Жемчужина покоится на дне морском, - таинственно зашептала Далма - но скоро Дэви Джонс поднимет его из тлена и заставит служить своему черному делу.
Я хочу этому помешать, и Барбосса с Уиллом тоже, но ты должна помешать в свою очередь им убить Джека. Я буду тебе помогать. Ты согласна?
- Да! – не задумываясь, воскликнула девушка, и тут же покраснела, понимая, что ею сейчас движет не только чувство вины.
Тем временем на английском корабле.
- Человек за бортом! – громко крикнул один из матросов.
- Спустить шлюпку на воду! – немедленно приказал подбежавший к нему боцман.
Пожилой капитан взял подзорную трубу, и посмотрел в сторону дрейфующего плота.
- Черт бы меня побрал! Пошевеливайтесь, иначе беднягу смоет в море!
И вот двое крепких матросов и боцман доплыли до обломков погибшего корабля, на которых лежало бесчувственное тело человека.
Джек по-прежнему находился без сознания.
- Святая Дева…! По-моему этот несчастный жертва кораблекрушения! – с искренним состраданием воскликнул один матрос.
Джека осторожно переложили в шлюпку.
- Хм… - с сомнением протянул боцман, внимательно разглядывая спасенного. – У меня есть на этот счет серьезные сомнения… - он взял правую руку Джека и задрал рукав. – Я так и знал! Это пират.
- Пират?! – С испугом повторил матрос, глядя на шрам-клеймо, красующийся на предплечье черноволосого мужчины. – Только этого нам не хватало… - суеверно поплевав через плечо, пробормотал он.
Тем временем пират уже приоткрыл глаза.
Пожилой капитан, стоял на корме в ожидании возвращения шлюпки. И каково же было его удивление, когда на палубу грубо швырнули полуживого молодого мужчину с крайне странной прической.
- Как вы обращаетесь с этим несчастным?! – грозно воскликнул он.
- Капитан, - поспешно начал боцман – это беглый пират! Взгляните на его руку! Там клеймо Ост Индийской Торговой компании… Прикажите повесить его немедленно?
При этих словах лежащий на палубе Джек невольно вздрогнул. И попытался отползти к трюму, но сильные руки матросов схватили его за шиворот и, рывком поставили на ноги. Воробей нервно сглотнул и попытался изобразить на лице выражение кающегося грешника.
- Может, прикажете всыпать ему десяток плетей? – злобно косясь на стоящего рядом пирата, спросил боцман.
И тут пожилой капитан, который до этого внимательно рассматривал пленника, громко воскликнул:
- Глазам своим не верю! Это же Джек Воробей!
- Позвольте…, поправить, мистер Бартон… - невинно улыбнувшись, слабым голосом произнес Джек. – КАПИТАН Джек Воробей.
- Ну, да. Конечно – доброжелательно подтвердил Бартон. – Капитан Джек Воробей.
- Вы что, знакомы с этим жалким пиратом? – Искренне удивился старший помощник.
- Да. Я имел честь, в прошлом, познакомится с мистером Воробьем. Он изволил грабить мой корабль. – Бартон вновь улыбнулся.
А Джек поморщился, опасливо косясь на плеть, свисающую с пояса боцмана.
- Да??? – Изумился боцман. – И как же вы спаслись?
- Я не спасся. – Спокойно ответил Бартон – мистер Воробей проявил благородство и оставил жизнь мне и всем уцелевшим членам моей команды. Отпустите его!
Матросы немедленно отпустили руки Джека, и тот отряхнулся, поправил бандану, и с приветливой улыбкой взглянул на Бартона.
- И что же вы теперь намерены с ним сделать? – Не уверенно спросил боцман.
- То, что положено по закону – спокойно ответил капитан Бартон – сдам властям в Порте Рояле.
Улыбка сползла с лица Джека, и он обреченно опустил голову.
- Значит, прикажите отвести его в трюм? – обрадовался боцман.
- Нет. Отведите мистера Воробья в мою каюту. Дайте ему воду и бритвенные принадлежности. Короче все, что необходимо джентльмену, что б привести себя в порядок.
И выстирайте его одежду. А пока дайте капитану мой запасной костюм. Сегодня он будет ужинать со мной.
- Но капитан?! – возмущенно воскликнул боцман.
- Я сказал выполнять! – грозно отрезал Бартон, и Джека повели в капитанскую каюту.
Вымывшись, сбрив с лица лишнюю щетину и надев костюм капитана Бартона, Джек почувствовал себя как-то странно. Он вдруг подумал: «А чтобы сказала Элизабет, увидев меня таким… эээ… джентльменом. Может в ее глазах промелькнуло бы восхищение… Или даже страсть, как тогда у грот мачты…»
Пират вновь вспомнил вкус ее губ, и те последние слова: «Мне не стыдно…»
Воробей вздохнул, мысленно кляня свою неуместную мечтательность. «Видимо, все дело в долгом отсутствии рома» успокоил себя он.
На ужин подали телятину в сметанном соусе, красное вино и удивительно вкусный хлеб.
Джек был так голоден и так долго мучился от недостатка спиртного, что, не взирая, на изумленный взгляд капитана, принялся поглощать все, что было на столе. В эти минуты он даже не думал о том, что вскоре его доставят в Порт Роял, где без промедления наградят пеньковым галстуком. Единственное что сейчас имело значение это еда и питье.
- Надеюсь, вам все понравилось? Капитан Джек Воробей. – Вежливо обратился к нему Бартон.
- Да, все отлично! – икнув, ответил Джек, продолжая живать – вот только рому не достает.
- Что ж, хорошо… – согласился капитан, и тотчас обратился к дежурившему рядом матросу: – принесите рома для мистера Воробья.
При всем внешнем спокойствии и учтивости, капитан Бартон, все же выглядел каким то усталым и печальным. А пьяного Джека напротив охватило, вдруг безудержное веселье.
Он начал петь какую то пиратскую песню, глотая половину слов и остатки принесенного ему рома. А капитан, молча наблюдал за его действиями, и становился при этом, все грустнее и грустнее. Когда окончательно опьяневший Джек заснул, упав лицом на стол, Бартон подошел к нему и, склонив голову на бок, тихо произнес:
- Я тридцать пять лет прослужил на королевском флоте, но не разу еще не хотел уйти на покой, так сильно как сейчас. Ведь если бы не данная мной присяга, я мог бы отпустить тебя, парень… Высадить на Тортуге…
Но, долг обязывает мне сдать пирата в руки властей, которые повесят его, а затем выставят тело на всеобщее обозрение, где оно провесит до тех пор, пока птицы и черви не превратят останки в скелет.
Прости меня, капитан Джек Воробей. Я буду рассказывать о тебе своим внукам. Он вновь тяжело вздохнул и повернулся к двери.
- Эй, Дживс, Кортон! Отнесите мистера Воробья в трюм и свяжите, завтра мы прибываем в Порт Роял.

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:41:29)

3

Автор Кэролайн:
Тем временем, Летучий Голландец вернулся к месту гибели Жемчужины. А вскоре и достиг того самого, злосчастного «острова Креста».
Когда, посланная на него, экспедиция из нескольких матросов вернулась не корабль, Дэви Джонс пришел в ярость.
- Капитан. Мне очень жаль, но… Джека Воробья на острове нет - нервно шевеля жабрами, начал один из матросов – хотя, похоже недавно он был рядом – матрос осторожно протянул Джонсу потертую, видавшую виды шляпу.
- Что???!!! – Прогремел Джонс, яростно вскидывая щупальцы – Как этому проклятому Воробью может так везти! Куда он мог деться с необитаемого острова?!
- Похоже, что его там вовсе не было. Скорее всего, его подобрали прямо в море.
- И судя по всему он находился без сознания, иначе Воробей ни за что не оставил бы свою шляпу… - заметил Билл Прихлоп.
- Хммм… Это верно. – Дэви Джонс принялся прохаживаться по палубе, втягивая воздух. – Здесь, совсем недавно, проходил корабль Королевского флота. Я все еще чувствую в воздухе его запах. И именно на нем и находится мой должник.
- В таком случае, капитан – неуверенно произнес Прихлоп, подойдя к Джонсу – я полагаю, что мы можем прекратить поиски, так как этот корабль, скорее всего, идет в Порт Роял. А там Джека не минуемо ждет виселица.
- Ты ИДИОТ! – злобно огрызнулся Джонс и оттолкнул от себя Прихлопа. – Если Джек Воробей умрет на суше, в петле виселицы или еще как. Его черная душонка немедленно отправится в Ад, но ко мне на службу уже не попадет!
- Что же вы намерены теперь делать? Отправится в погоню? – обратился к капитану боцман.
В этот момент о борт Голландца ударился обломок черной доски.
- Нет. – Резко ответил Джонс. - У меня появился план! Мы вернем Джека, до того, как его повесят.
- Вы, что же, хотите плыть в Порт Роял на Летучем Голландце?
- Нет. – Летучий Голландец, не может зайти в порт, и открыть свой облик сотням смертных. Мы поступим иначе. – Он направился к краю палубы – Я подниму со дна моря Черную Жемчужину, и именно на ней, часть из вас, отправится в Порт Роял за Джеком.
Капитан корабля-призрака вдруг начал, что-то напевно бормотать и жестикулировать клешнеобразными руками, словно стараясь, призвать, к себе, само море. Все щупальцы на голове Джонса вдруг ожили и стали извиваться, словно в каком-то экзотическом танце. На море, как бы из неоткуда, поднялся странный ветер, который вскоре превратился в маленький торнадо, образовавший в волнах глубокую воронку. Вода, поднималась все выше и выше, стеной нависая в миле от Голландца. В темных волнах замелькали обломки корабля – куски мачт, рваные черные паруса, обломки досок. Все это крутилось в бешеном вальсе, поднимаясь из морских глубин и постепенно собираясь в единое целое.
Это зрелище было настолько потрясающим, что даже самые бывалые члены команды Джонса застыли в изумлении, не в силах отвести от него взгляд.
И вот, Черная Жемчужина, уже вновь стояла на волнах, покачиваясь из стороны в сторону. Пока море, наконец, не успокоилось. Корабль был абсолютно цел и выглядел, даже прекраснее чем прежде!
На утро Джек проснулся в трюме, со связанными руками и похмельем. Его разбудил шум, доносящийся снаружи, было понятно, что корабль уже прибыл в порт. Он лежал глядя в потолок и думал о том, как жаль, что Элизабет так никогда и не увидит его в джентльменском платье, чистого и гладко выбритого… Он вдруг, поймал себя на мысли что не разу еще не заботился о том что подумает о нем, та или иная женщина.
«Зараза! Неужели этот белокурый чертенок мог меня приворожить?» - Джек крепко зажмурился, стараясь отогнать образ Элизабет – «Да нет! Это только последствия похмелья» - постарался убедить себя он.
И в этот момент, в трюм спустились два крепких матроса. Они заставили Джека подняться с тюфяка и развязали ему руки. Затем пирату отдали его собственную выстиранную и выглаженную одежду. На которую он, с радостью, сменил узкий капитанский камзол. Лишь искренне пожалев, при этом, об отсутствии любимой шляпы.
Затем Джеку принесли умывальные принадлежности, плотный завтрак и бутылку рома.
Оставив еду и питье, матросы вышли из трюма, дав Джеку время поесть и избавится от похмелья. Он съел весь завтрак и осушил добрую половину бутылки, стараясь не думать о том, что все это делает в последний раз в жизни. «А ведь, все могло быть и гораздо хуже» мысленно утешал себя Джек - «Во всяком случае, теперь умру чистым и сытым, а главное не трезвым. Короче можно сказать абсолютно счастливым человеком».
Он тяжело вздохнул, так как эти аргументы не принесли утешения, скорее напротив. Сердце Джека постепенно сковывала смертельная тоска. И выходило, что умереть изможденным голодом, жаждой и усталостью, было гораздо легче, чем теперь.
Матросы вернулись и, подойдя к нему, крепко связали за спиной руки. Джек не сопротивлялся, так как понимал, что это бесполезно.
Слегка толкая пленника в спину, матросы заставили его выйти из трюма.
Джек невольно сощурил глаза от яркого утреннего солнца, похоже, день выдастся жарким.
«Отличная погодка для повешенья» - постарался мысленно усмехнуться Джек, но тоска снова сжала его сердце, заставив, поежится, словно от холода. Прямо рядом с кармой их корабля на виселицах болтались три полуразложившихся трупа, с прикрепленной табличкой «Пиратам в назидание».
На палубе, заложив руки за спину, стоял капитан Бартон. Его лицо казалось непроницаемым. Джек попытался встретиться с ним взглядом, но Бартон отвернулся.
Матросы повели пленника к трапу, а на пристани их уже ждали одетые в красные мундиры гвардейцы. Джек насмешливо им улыбнулся, стараясь не показывать своего страха, он все еще ощущал на себе пристальный взгляд старого капитана. И в этот момент пират поймал себя на том что не испытывает ненависти к капитану Бартону, сдавшему его на верную смерть. По какой то, не объяснимой причине, этот уже седой, пожилой человек, вызывал у него симпатию. Возможно, именно по этому четырнадцать лет назад, еще совсем молодой Джек Воробей, только ставший, (благодаря сделке с Джонсом) капитаном Черной Жемчужины. Сохранил жизнь капитану Джеймсу Бартону и остаткам его команды, выжавшей после штурма их корабля. Но Жемчужины больше не было, ровно так же, как скоро не станет ее капитана.
Когда гвардейцы заковали Джека в тяжелые кандалы и повели с пристани, капитан Бартон, тяжело вздохнул и прикрыл глаза.
- Прощай, капитан Джек Воробей… – тихо произнес он – И прости.
Мимо Бартона прошел матрос, неся в руках сложенную одежду, которая только что была на его пленнике. Он споткнулся и, взмахнув руками, выронил свою ношу, при этом на палубу с металлическим звоном выпал маленький тяжелый предмет и теперь лежал, приятно поблескивая в солнечном свете. Капитан Бартон нагнулся и, подняв золотой медальон, побледнел, и замер не в силах поверить своим глазам.
Автор Piratka:
Тем временем в хижине шаманки:
Элизабет ударила кулаком по столу.
- Уилл! Ты не можешь так поступить!
- Могу, Элизабет… - грустно отвечал молодой человек - Мы не будем спасать Джека Воробья.
- Капитана Джека Воробья! - отрезала мисс Суонн.
- Сути это не меняет.
- Уилл… - Элизабет обессилено опустилась на стул. - Но он жив! Тиа Далма точно знает. И он в беде.
- И что? – Тернер с вызовом взглянул на девушку. - Зачем мне его спасать?
- Затем, чтобы потом предать... – неожиданно раздался голос шаманки.
- О чем ты? – обернувшись, удивленно спросил Уилл.
- Что хочет Дэви Джонс? – мягко начала Тиа, обходя их стол. - Он хочет Джека Воробья. А ты хочешь спасти отца. Я думаю Дэви согласиться на небольшой обмен.
Тернер задумался.
- Это низко... – наконец, начал он.
- Но Джек, не задумываясь, поступил бы именно так. – Обнажив свои черные зубы, улыбнулась Далма. - Барбосса надеется вернуть корабль таким же образом. Я думаю, учитывая все те неприятности, что Воробей доставил Джонсу, тот с большим удовольствием поменяет его сразу и на Жемчужину и на твоего отца.
- Тогда надо найти его! - вскричала Элизабет. - И мы вернем твоего отца! – добавила она, обращаясь уже к Уиллу.
- Ну, я не знаю… - с сомнением протянул юноша.
- Ему же захочется по присутствовать на нашей свадьбе... - вкрадчиво произнесла мисс Суонн, глядя жениху прямо в глаза.

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:43:10)

4

Автор Кэролайн:
Порт Роял. Форт:
Командор Норрингтон, сидел в своем новом кабинете и смотрел в окно, выходившее во двор крепости. Ему доставляло удовольствие наблюдать за марширующими солдатами, и офицерами, громко отдающими команды. С тех пор, как он сумел, с помощью сердца Дэви Джонса, вернуть себе былое положение в обществе и репутацию, жизнь вновь обрела для него смысл. Однако ни он, ни Лорд Беккет не решились еще воспользоваться своим таинственным сокровищем.
Норрингтон вытащил сигару и, срезав край специальными кусачками, с удовольствием закурил. В этот момент в кабинет вошел его адъютант.
- Что вам угодно, Кортен? – не довольно спросил Норрингтон.
- Господин Командор, сэр! - запинаясь, затараторил юноша – только что в порт прибыл корабль «Леди Мерион». И его капитан передал в наши руки беглого пирата.
- Ну, тык повесьте его. – Равнодушно распорядился Норрингтон.
- Дело в том, - смущенно продолжал адъютант – что, вы просили сразу же доложить, если появится хоть какая-то информация о пирате по имени Джек Воробей.
- Да! – Норрингтон встрепенулся и даже привстал со стула – И что, вы хотите сказать, что этот пират и есть…?
- Да. Этот пират Джек Воробей. Это подтверждает и соответствующая татуировка и клеймо на его предплечье. Мы доставили пирата в тюрьму и заперли в камере.
- Хм, - не в силах поверить в такую удачу Норрингтон, встал и принялся расхаживать по комнате. – Интересный поворот событий, удача сама идет ко мне в руки. Честно говоря, я не ожидал, что нам так скоро удастся изловить этого разбойника и убийцу.
- Прикажете повесить его немедленно? – С энтузиазмом спросил Кортен.
- Нет, нет! Не в коем случае! – резко возразил Командор. – Пусть Воробей остается в камере, и удвойте охрану, он жутко хитрая бестия и может выкинуть какую-нибудь штуку. Короче глаз с него не спускайте! А я сейчас пойду, поговорю с Лордом Беккетом, у меня появилась отличная идея.
- Будет исполнено, господин Командор. – Отчеканил адъютант и, отдав короткий поклон, скрылся за дверью. А Норрингтон, не медля не минуты, отправился к лорду Беккету, в его душе были еще свежи воспоминания о тех унижениях, которым подвергал его – офицера королевского флота этот грязный пират. О тех долгих часах, которые Джеймс провел, не разгибая спины, драя палубу Черной Жемчужины. Обо всех насмешках и издевках…
Он помнил каждое слово, каждый миг и теперь желал отомстить.
Лорд Беккет сидел в мягком кожаном кресле, ни сводя глаз с небольшого серебряного сундучка лежащего у него на коленях. В нем гулко билось живое сердце Дэви Джонса.
Будучи от природы сухим прагматиком человеком, и потому не веря ни в магию, ни в Бога, ни в Дьявола, Беккет ощущал некоторое смятение, глядя на этот предмет. Однако жажда власти и могущества преобладали над любыми сомнениями. В его руках была реальная сила, способная подчинить Англии все морские пути.
- Лорд Беккет, к вам командор Норрингтон. - Осторожно постучав, сообщил ему адъютант.
- Что ж, пусть войдет. – Беккет поспешно спрятал сундучок в скрытый за настенной картой тайник, и вновь сел в свое кресло.
- Доброе утро, командор – холодно поприветствовал он вошедшего. – Что привело вас ко мне в столь ранний час?
- Я только что арестовал Джека Воробья! – гордо объявил Норрингтон.
- Да? – Беккет удивленно приподнял брови – Что ж, мои поздравления. Полагаю, будет лучше, если его немедленно повесят.
- Нет. Позвольте, с вами не согласится – крайне учтиво возразил Норрингтон. У меня есть на счет этого отличная идея.
- Да? И какая же? – Удивился Беккет.
- Мы должны устроить Джеку Воробью публичную, показательную казнь. На площади, в центре города. Это будет, словно завершающий штрих, к окончательной победе Королевского флота, над пиратством в Карибского море.
- Хм, - Беккет на мгновение задумался. - Действительно, не плохая идея. Но для этого потребуется хорошая организация, можно вообще устроит настоящий праздник. Сегодня мы это уже не успеем.
- Да. Согласен, – Норрингтон довольно улыбнулся – И нужно еще найти хорошего палача.
- Забавно, что же вы собираетесь сделать с этим пиратом? Четвертовать? – Беккет сузил глаза и иронически улыбнулся.
- Нет, я полагаю, что пятидесяти ударов плетью и обезглавливания топором вполне достаточно. Затем тело будет разрублено на части, которые можно выставить в ближайших портах в назидания оставшимся на свободе пиратам.
- Прекрасно! – Беккет довольно хмыкнул – и потом полагаю, жители Порт Рояла, как раз истосковались по подобным развлечениям, пора устроить им праздник. Тем более, здесь не все довольны моим правлением – он выдержал небольшую паузу, затем многозначительно добавил – пока…
- Да, вы правы, сэр - Норрингтон коротко поклонился – а теперь позвольте я пойду, распоряжусь насчет предстоящей казни, лучше всего будет провести её завтра днем.
- Согласен, идите, распоряжайтесь.
Норрингтон вышел, он буквально ликовал, предвкушая наслаждение от долгожданной мести своему злейшему врагу. И конечно, не мог упустить возможности сообщить Джеку Воробью о его страшной участи.
Автор Piratka:
Тем временем на болотах:
Барбоссе понравилась идея Тиа Далмы. Он усмехался себе под нос и почесывал бороду.
- А зачем это тебе? - хитро улыбнувшись, спросил он шаманку.
- Хочу от вас поскорее избавиться! - парировала Далма. - А это отличный способ сплавить всю кампанию подальше - отправить вас на поиски Джека.
- И где нам его искать? - спросил Уилл, начищая свою шпагу.
- Ты будешь смеяться, малыш… - Далма подошла к Уиллу и коснулась его плеча. - Но он в Порт Рояле. И завтра днем его казнят, так что на вашем месте я бы очень поторопилась! - она ласково провела рукой по щеке юноши.
- Тогда надо отправляться в путь прямо сейчас! - вскочил Уилл. - Надо спасать моего отца!
- И мой корабль! - вставил Барбосса.
Мужчины вышли из домика колдуньи, чтобы приготовиться к отплытию. А Тиа медленно подошла к Элизабет.
- Я знаю, ты боишься, что они сдадут Джека на Летучий Голландец.
- Я не смогу им помешать! - на глаза девушки навернулись слезы. - Неужели наша встреча будет столь короткой?
- Ну, почему же? - улыбнулась шаманка - ты сможешь спасти красавчика Джека.
- Спасти? - Элизабет подняла удивленные глаза.
- Да… - Тиа хитро прищурила глаза. - Я всегда любила истории со счастливым концом…
Далма протянула девушке запечатанный конверт.
- Отдашь это человеку по имени Карст. Он живет в Порт Рояле и занимается продажей эфирных масел. Ты легко найдешь его. Он поможет, он мой должник… - она загадочно улыбнулась.
- Спасибо! - Элизабет в порыве обняла Тиа Далму, та рассмеялась и ободряюще похлопала девушку по спине.
- Удачи, мисс Лизабет...
Автор Кэролайн:
После того, как Тиа Далма вернула Капитана Гектора Барбоссу к жизни, единственное, о чем он жалел - это была Черная Жемчужина. Пират плавал на этом корабле более тринадцати лет и давно уже воспринимал его, как родной дом. По большому счету Жемчужина и была все эти годы его единственным домом. Когда, после своего чудесного выздоровления, он узнал, что Жемчужина погибла в щупальцах Кракена, то его охватила такая тоска, словно он лишился возлюбленного дитя. Пожалуй, этот корабль, было единственным, что капитан Барбосса действительно любил в этом мире, за исключением самого себя.
И вот теперь ему представилась возможность, вернуть, как ему казалось, безвозвратно утраченную любовь всей жизни. Ради такого шанса Барбосса был готов рисковать, так что идея Тиа Далмы, спасти Джека Воробья и обменять его затем на Жемчужину, пришлась ему по душе. Тем более, после того как шаманка фактически вернула пирата с того света, у него не было причин ей не доверять. Также Гектор знал, что Уилл Тернер сможет оказать ему неоценимую помощь в этом деле, ведь у юнца есть свой интерес, но он не станет претендовать на корабль. А это значит, что они партнеры, которые могут без страха и сомнений доверять друг другу спину в бою с общим врагом.
Но вот, старена Гиббс, мог стать серьезной проблемой. По этому Барбосса решил сделать все, что б старый пират не узнал об их с Уиллом плане отдать Джека Дэви Джонсу в обмен на Жемчужину. Но вот использовать Гиббса в качестве пушечного мяса во время спасения Воробья, было бы крайне выгодно. И для него и для Тернера. К тому же это давало возможность навсегда избавится от ненужного старика не понятно, почему преданного нелепому, по мнению Барбосы, капитану Воробью. Так что теперь Гектор готовил свою маленькую шхуну к ночному плаванью в Порт Роял, и находился при этом в самом отличном расположении духа.
Ведь где-то там, впереди, его ждала прекрасная Черная Жемчужина.

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:44:51)

5

Автор Кэролайн:
Уилл Тернер, в этот момент тоже занимался приготовлениями к их опасной миссии, но, начищая свою шпагу, находился в печальных раздумьях. Он думал об отце. О том, что произойдет с ним, если Джонс согласится отдать его в обмен на Джека. Каким станет возвращение Билла Прихлопа? Превратится ли он в живого, человека из плоти и крови, или же его измучивая душа, наконец, отправится в мир иной. Уилл не знал ответа на этот вопрос. Но в любом случае это будит освобождение, которого он намеревался добиться для своего несчастного отца любой ценой. Разумеется, в душе, он все же надеялся, что Уильям Тернер Старший, станет живым человеком и сможет привести невесту сына к алтарю в день столь долгожданной свадьбы. Но это были лишь мечты… Тем более, в последнее время, его сильно беспокоило поведение будущей миссис Тернер. Она, вдруг стала какой то жесткой, колючей и даже парой холодной по отношению к нему, словно между ними пробежала черная кошка. Впрочем, Уилл догадывался, что у этой кошки даже есть имя – Джек Воробей!
Конечно, он понимал, что девушка пережила сильное потрясение, но все же воспоминание о том, прощальном поцелуе Элизабет и Джека, не давали ему покоя. И эта жуткая сцена, даже являлась юноше в ночных кошмарах. Уилл не мог позволить этому безнравственному пирату отнять у него самого дорогого человека, что бы потом сломать ей жизнь. Элизабет должна быть с ним – Уиллом Тернером, честным и храбрым, способным в любую минуту отдать за нее свою жизнь!
И по этому он был готов даже решиться на предательство, ведь Далма права, и Джек предал бы его не задумываясь, как впрочем, уже и делал дважды.
Во всей этой ситуации Уилла беспокоило только одно – с ними будет мистер Гиббс, уже пожилой и глубоко преданный Джеку человек.
Уилл с детства был приучен уважать старших, а Гиббс был пожалуй самым честным пиратом, что ему довелось повстречать. Тернеру не хотелась бы скрестить с ним свою шпагу, но он отлично сознавал, что мистеру Гиббсу совершенно не понравится идея сдать его любимого капитана Воробья Морскому Дьяволу, в обмен на корабль, даже такой прекрасный как Черная Жемчужина.
Уилл тяжело вздохнул и отправился помогать Гиббсу и Барбоссе, скоро пора было отплывать в Порт Роял.
Джек полулежал, скрестив ноги, на грязном соломенном тюфяке, в своей камере. Он внимательно рассматривал вытянутую перед собой руку, поигрывая перстнями, красиво отражавшими падающий из маленького оконца свет.
Время тянулось очень медленно и в голову, постоянно лезли неуместные мысли: стройная фигура девушки облаченной в мужскую одежду, и сладкий шепот у самого его уха – «Ты не сможешь устоять… захочешь узнать, как это сладко…».
Джек мотнул головой пытаясь прогнать образ Элизабет. Он знал, что поскольку его не повесили сразу, как привели в форт, то казнь, скорее всего, состоится завтра утром, а это означало, что до нее еще осталось много долгих часов.
«Неужели все это время я буду думать о ней?» - сердито подумал Джек – «Да и вообще! Черт меня раздери, бывают же такие навязчивые девки, что даже в тюрьме, перед виселицей от них нет покоя?!»
- Черт знает что… – уже вслух, с досадой пробормотал он.
В коридоре раздались чьи-то шаги и через минуту, перед решеткой его камеры уже стоял высокий мужчина в красном офицерском мундире. Джек прищурился, не веря своим глазам.
- Ну, здравствуй, Джек Воробей – злорадно поприветствовал его Норрингтон.
- Капитан Джек Воробей! – выразительно подняв вверх указательный палец, уточнил Джек. – А кстати, как дела, Норрингтон? Перевели на службу в тюрьму? Понимаю. Хотя… все лучше, конечно, чем валяться в свинарнике…
Джек широко улыбнулся, продемонстрировав частично золотые зубы.
- А может, ты снова хочешь наняться ко мне в команду?
Лицо Норрингтон, на мгновение исказила ярость, но затем он все же взял себя в руки, и тоже улыбнулся.
- Командор Норрингтон… – гордо подняв голову, поправил он.
Джек манерно закатил глаза, а затем, вновь, принялся рассматривать свои перстни, причем, делая вид, что очень увлечен этим занятием.
- У меня возник вопрос… – задумчиво произнес Норрингтон, проводя пальцем по прутьям решетки – тебе перед казнью прислать священника?
- Лучше пришли мне молоденькую монашку, или сразу двух! – вновь усмехнулся Джек.
Норрингтон хмыкнул:
- Завтра в городе будит праздник, так что можешь гордиться…, своей смертью ты подаришь радость всему Порт Роялу. Горожане на долго запомнят этот день.
- Да, прямо… Можно подумать они ни разу ни видели, как вешают пирата. Нашел чем удивить… - с наигранным безразличием заметил Джек, продолжая рассматривать свои перстни.
Услышав эти слова, Норрингтон буквально просиял, одарив узника широкой улыбкой, видимо, предвкушая момент своего триумфа.
- Вообще то, я уже однажды тебя вешал, но это не принесло мне удовольствия.
- Ага. Так же как и успеха! – Джек хихикнул и состроил издевательскую гримасу.
Норрингтон, вновь, едва сдержал накатившую ярость.
- Нет. На этот раз я буду более оригинален.
- Неужели? – Лениво растянув это слово, спросил Джек. – А ты можешь?
- Не сомневайся. – Мрачно ответил Норрингтон – Завтра днем, на площади тебе отрубят голову.
Воробей удивленно поднял брови:
- Хм… Согласен, пожалуй, это оригинально. Но, видимо, мне стоит тебя поблагодарить – с наигранным дружелюбием, продолжал Джек. – Я слышал, что французы считают обезглавливание самым гуманным видом казни - тюк, и все.
Норрингтон сделал вид, что обдумывает его слова. А Джек сощурил глаза, стараясь сохранить на лице насмешливую гримасу, однако в его душе уже начали скрести кошки. Норрингтон, явно клонил к чему-то, крайне, неприятному.
- Да, Джек, ты прав… – с притворным состраданием, ответил, наконец, командор. – Но проблема в том, что ты, скорее всего, не доживешь до обезглавливания.
- Да? И с чего бы это? Надеешься, умру от страха?
- Нет. От боли. – Теперь голос Норрингтон стал абсолютно серьезным.
Джек снова приподнял брови, и даже попытался изобразить недоуменную улыбку, однако его темно карие глаза уже предательски выражали истинные чувства.
- И… почему? – сглотнув, не громко спросил он.
- Потому что – с готовностью ответил Норрингтон – я еще не встречал человека, который выжил бы после пятидесяти ударов плетью.
Услышав эти слова, Джек искривил рот в странной гримасе, его глаза расширились, а взгляд словно застыл.
Вдоволь насладившись произведенным эффектом, Норрингтон в последний раз одарил несчастного пленника самодовольной улыбкой и, повернувшись, пошел прочь от камеры.
Еще минуту Джек сидел, глядя в одну точку, затем вдруг вскочил на ноги и бросился к решетке. Он изо всех сил пытался поднять ее и снять с петель, так, как когда-то сделал Уилл Тернер. Но, решетка была новая и не думала поддаваться. После нескольких безуспешных попыток, Джек, наконец, отчаялся и обессилено опустился на свой тюфяк.
- Зараза… – упавшим голосом пробормотал он.
Автор Apple, Кэролайн, Белл Уоркс:
Была глубокая ночь, когда в коридоре вдруг послышались крики, ругань и возня.
Джек встал, прижался лицом к решетке и увидел, как двое солдат волокут по коридору худенькую девушку, облаченную в грязную мужскую одежду. Солдаты грубо ругались и подгоняли пленницу пинками, так как она вырывалась и громко кричала:
- Отпустите меня, грязное отродье!!! ОТПУСТИТЕ!!!
- Молчи, воровка! – угрожающе рявкнул один из стражников - иначе мы отведем тебя в комнату для допросов и всыплем пол дюжины плетей!
Видимо в доказательство своих слов, солдат ударил девушку по лицу, и она замолчала.
- Воробей… – с усмешкой обратился к пирату один из стражников, когда несчастную пленницу подтащили к его камере.
- Капитан Воробей... – привычно уточнил Джек.
- Да какая разница! Вот, ты же хотел девчонку! Прошу! - солдаты грубо швырнули девушку к его ногам, и вновь закрыли решетку - Желаем приятно провести остаток ночи!
Худенькая девчушка упала на холодный грязный пол и тихо заплакала.
Когда солдаты ушли, Джек присел на корточки и начал разглядывать свою «соседку». Длинные каштановые волосы, были спутаны, темные ресницы, намокли от слез, одежда, очевидно с чужого плеча, местами порвана и запачкана грязью. Она походила на простую бродяжку, но тонкие пальцы, и нежные ладони, явно не знавшие тяжелой работы, выдавали знатное происхождение. Наконец, пират не выдержал и обратился к девушке:
- Ну, раз уж мы в одной камере, будем знакомы. Меня зовут капитан Джек Воробей. А ты кто такая будешь?
Девушка привстала, подняла на Джека блестящие зеленые глаза и, не громко, ответила:
- Моё имя... - она в последний раз всхлипнула и шмыгнула носом, а затем выпалила на одном дыхании, - Аннабель Джорджиана герцогиня де Бофор...
Брови Джека медленно поползли вверх, девушка махнула рукой:
- Зовите меня Джессикой... Так меня называла кормилица-еврейка, она тоже не могла выговорить этого длиннющего имени и звала меня так же как свою дочь.
Джек согласно кивнул, девушка же, всмотревшись в него, вдруг спросила:
- А вы и правда Джек Воробей?
- Капитан Воробей! – улыбнувшись, ответил Джек – А почему тебя это удивляет, цыпа?
- Я просто столько читала о Вас…, так давно хотела увидеть… - смущенно залепетала девушка - Но не ожидала, что вы окажитесь…
Она не закончила фразу.
- Твоим сокамерником? – с сарказмом спросил Воробей. Он, с интересом разглядывая девушку, начиная понимать, что имеет дело с начитавшейся романтических бредней глупышкой-мечтательницей, сбежавшей из отчего дома в поисках приключений. - Хммм, ну и с чего это у столь юной мисс появился интерес к моей скромной персоне? Неужели, всему виной слухи?
На губах пирата играла ироническая улыбка.
- Не Ваше дело! – обиженно огрызнулась Джессика, размазывая кулаком слезы - Лучше скажите, мистер Воробей, что теперь с нами будет?
- Да, ничего особенного… Мне лично завтра отрубят голову… - с отсутствующим видом ответил Джек. - А тебя, скорее всего, просто повесят…
- Хорошее утешение… И вы ничего не собираетесь предпринять?! – изумленно воскликнула девушка.
Но пират только хмыкнул и пожал плечами.
- А ты предлагаешь начать грызть решетки?
Джессика ничего не ответила, она села в противоположный угол камеры и, уткнув лицо в колени, снова заплакала.

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:46:20)

6

Автор Apple, Кэролайн, Белл Уоркс:
Аннабель Джорджиана де Бофор была в настоящем отчаянье. Утерев слёзы, она с разочарованием покосилась на сидящего в углу камеры мужчину и поняла, что все ее грезы рушатся на глазах, как песочные замки. Тот кто сейчас сидел рядом вовсе не походил на героя в сияющей кирасе, на черном корабле, того, кого она воображала, читая о дерзких захватах городов, о великодушии и отваге. Тот человек был благороден и прекрасен. Этот кажется тоже, но его внешний облик и прическа совершенно не соответствовали образу взлелеянному её фантазией.
Джессика точно знала, тот, ради кого она несколько месяцев назад сбежала из дома никогда бы не попался властям. Размышляя над всем этим, девушка чувствовала разочарование и тоску. Более того, впервые за месяцы скитаний ей по настоящему захотелось домой. Это было ужасно. Позорно.
«Я и представить не могла..., что он окажется... таким... И его смогут схватить какие-то жалкие солдаты» - с горечью думала Джессика, ее душу одновременно захлестнули страх и разочарование – «Очень романтичная встреча, ничего не скажешь! Я просто дура, дура, дура!»
Раздумье девушки прервал голос пирата:
- Ну! Не вешай нос, цыпа! Я уверен, твой папочка скоро придет и вызволит свою крошку!
Услышав эти слова, Джессика подняла голову и с обидой посмотрела на Джека.
- Мой отец умер... – не громко произнесла она – он умер, когда мне было всего пять… а маму я даже не знала…
- Сиротка-аристократка? – удивился Джек.
- Меня воспитал дядя… - грустно ответила девушка и тяжело вздохнула.
- И я смотрю он преуспел в воспитании… на мою голову! – с легкой иронией заметил пират.
Джессика насупилась и замолчала.
- И откуда ты только такая взялась? - пробормотал тем временем Джек, рассматривая сжавшуюся в углу камеры соседку.
- Вы! Не «ты», а «вы», мистер Воробей! - огрызнулась та.
- И откуда же вы свалились, мисси? - безразлично исправился Джек, надвинув на глаза бандану. Он явно собрался уснуть под этот «увлекательный» рассказ. Джессика вновь подняла на него глаза, на мгновение задумалась, а затем рассказала пирату все, о том, как она покинула свой дом:
- Я выросла в Лондоне. Мой дядя Герцог Уильям Картер де Бофор II приходится близким родственником принцу Уэльскому.
Услышав начало рассказа, Джек присвистнул и, всё так же не глядя на собеседницу, прокомментировал:
- Какая честь, мисси... Эта камера явно повысила свой статус!
Джессика не обратила внимания на его остроту и продолжила:
- Все детство я читала книги о теплых странах, мореплавателях и открытиях, мечтая покинуть холодную Англию. Я много слышала о вас. И мне казалось, что только такой человек как капитан Джек Воробей, способен понять меня. Ведь вы благородны и наверняка только жестокая судьба заставила вас стать пиратом! И вот, однажды я решилась… и отправилась искать вас!
Джек приподнял бандану и с интересом уставился на девчонку. Она тем временем уже прекратила лить слезы и, утирая еще мокрые глаза, последний раз шмыгнула носом.
- Я села на корабль, который следовал на Ямайку. Путешествие прошло удачно, никто не заподозрил во мне дочь герцога, я же притворилась подмастерьем, решившим переехать в колонии. Вскоре я оказалась в Порт Рояле...
- И? - заинтересованно осведомился Джек.
- Меня обокрали…, - пристыжено призналась девица.
Воробей усмехнулся, на подобную развязку он уже готов был поставить бутылку рома.
- Возвращаться, назад в Лондон, я не хотела. Я не могла! Дядя бы убил меня на месте! Я даже не представляю чтобы он сделал… скорее всего, выдал бы замуж за какого-нибудь мерзкого старика. В итоге я оказалась на улице, без денег, свой камзол мне пришлось продать и взамен взять эти лохмотья. Но и те гроши скоро закончились, голод заставил меня украсть булку из хлебной лавки, ну как видно воровка из меня никудышная. Торговец поднял шум, и вот я оказалась здесь…
- Да, здесь и в правду, не лучшее место для встречи с такой благородной цыпой – сыронизировавл Джек – но знаешь..., эти лохмотья тебя не сильно портят... Может познакомимся поближе?
Он хитро подмигнул девушке и поднялся на ноги.
- Как вы смеете?! – возмущенно и одновременно испугано воскликнула Джессика. - Предупреждаю, лучше не подходите ко мне!
- Боишься меня? – с улыбкой спросил пират – Неужели я настолько тебя разочаровал?
- Нет… - Джессика не отвела взгляд, с какой это стати она должна была его бояться. Хотя в глубине души ей было и не по себе. Поскольку, сейчас в камере она находилась с совершенно не знакомым ей человеком, однако взгляд его глубоких черных глаз, притягивал как магнит, заставляя замирать девичье сердце. Разве может негодяй смотреть таким невинным взглядом?
- Ну а раз так, – примирительно произнес Джек, - Значит тебе ничего не стоит вылезти из того грязного угла и пересесть в более... менее грязный угол, верно?
Улыбался он тоже весьма располагающе.
- В конце концов, благородной цыпе не пристало укладываться спать на голой земле. А как джентльмен я обязательно поделюсь с храброй мисс соломкой.
Помедлив, Джессика все же решилась. Она осторожно встала и, попытавшись отряхнуться, подошла к соломенной подстилке. Джек услужливо подвинулся в сторону, гостеприимно похлопав ладонью по тюфяку, подняв пыль.
Место было не самым лучшим, но всё же Джессика рискнула прилечь рядом с подозрительным соседом. Она уснула почти мгновенно, ведь усталость буквально валила ее с ног.
Автор Кэролайн, Белл Уоркс.
Джек вздохнул, и почувствовал что страшно хочет выпить… Из коридора доносились пьяные голоса стражников. Джек осторожно встал, стараясь не разбудить спящую девушку, и сняв с пальца один из перстней, подошел к решетке.
- Эй, вы, хотите подзаработать? - в пол голоса обратился он к страже…
Через несколько минут, уже полу пьяный, Джек сидел на полу своей камеры.
Он старался не думать о предстающей казни. Но мрачные мысли все равно сами лезли в голову, одна философичнее другой.
«Что может скрасить несчастному пьяному пирату последние часы ожидания шага на встречу вечности?» - подумал Джек, удивляясь сложности мысли, родившейся в его мозгу. – «Только женщина!» Взгляд перевёлся на спящую девушку сам собой. Не смотря на худобу и перепачканное пылью личико она была вполне ничего, пожалуй даже красива. Не большая но упругая грудь равномерно вздымалась при каждом вздохе, и взгляд охмелевшего пирата скользнул в заманчивую ложбинку, выглядывавшею из ворота рубашки… Джек осторожно приблизился и теперь сидел склонившись над спящей, так низко, что ее дыхание касалось его лица… Еще секунда и рука сама потянулась к ее волосам. Он осторожно коснулся их, а затем наклонился совсем низко и, обхватив талию девушки, притянул ее к себе и крепко поцеловал…
Автор Apple, Кэролайн, Белл Уоркс.
Джессика мгновенно проснулась. То что с ней происходило, повергло её в настоявший шок. Замерев от ужаса и не зная как реагировать, девушка даже не сопротивлялась, позволив Джеку целовать себя сколько ему захочется. Целовать бесчувственную статую ему хотелось не долго. Оторвавшись, наконец, от её губ капитан Воробей разочарованно уставился в побелевшее лицо Джессики и недовольно пробормотал:
- Кто бы мог подумать...
Джессика не нашла ничего лучше чем переспросить:
- Что значит «Кто бы мог подумать???»
- По-твоему виду, цыпа, ты явно убеждена, что пират умеет целоваться только с бутылкой рома? – он усмехнулся.
- Н-нет, - запинаясь ответила девушка, всё еще никак не придя в себя и переводя сбившееся дыхание.
– А... - нахмурился Джек - Цыпа играет "невинность"? Тогда, думаю, я всё же смогу доказать, что умею еще многое о чем ты и не догадывалась…
Он рванул с нее рубашку, так что затрещала шнуровка. Девушка вздрогнула, но не смогла пошевелится, ее охватил оцепенение. Руки Джека уже страстно ласкали ее грудь затем им на смену пришли горячие, пахнущие ромом, губы… А руки пирата опускались все ниже, еще мгновение и они уже обнажили бедра и ноги девушки… Страсть захлестнула Джека, он уже не мог себя контролировать.
Автор Apple, Кэролайн, Белл Уоркс:
Джессика внезапно поняла что теперь ситуация зависит только от нее. Опьяненный ромом и красотой юной аристократки Джек не осознавал своих действий...
- Нет! - девушка быстро оттолкнула пирата, и, сжав на груди разорванную рубашку, очень тихо сказала:
- Я не знаю вас, вы не знаете меня, капитан. Простите, но нет! Я не могу позволить вам... я еще девушка и это всё что у меня теперь осталось!
Автор Кэролайн, Белл Уоркс:
Джек взглотнул… Его первое желание было, не обратить внимание на ее слова и продолжить наслаждаться этим прекрасным, упругим телом. Но тут он услышал смех и чей то грубый голос хрипло произнес:
- Давай, Джеки, не останавливайся! Возьми девку силой! – Охранник громко заржал…
Джек скривил губы, одарив его презрительным взглядом. Его страсть стала утихать.
Воробей виновато взглянул на Джессику. Теперь он мог заметить, что её трясет и по щекам уже снова потекли слезы… Вдруг ему почему-то представилась Элизабет, как бы она сидела в грязной камере стараясь прикрыть наготу порванной мужской рубашкой, и пытаясь не расплакаться… Сердце болезненно сжалось…
- Ну что же ты, пират?! – снова выкрикнул пьяный охранник – возьми ее! – не то я войду и сам сделаю это!
- Только попробуй… – мрачно произнес Джек, вложив в эти слова столько сдержанной злобы, что у охранника невольно сразу пропала охота поразвлечься, он икнул и пошел прочь от их камеры.
- Прости... те, – тихо обратился Джек к дрожащей девушке и протянул ей один из своих поясов – вот подвяжите рубашку.
Затем Воробей сел, прислонившись спинной к стене, и прикрыл глаза.
На душе у него сделалось совсем гадко...

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:47:48)

7

Автор Apple, Кэролайн, Белл Уоркс:
Между тем Джессика думала о том, что только что произошло: «Он защитил меня от пьяного охранника?!» Это потрясло девушку даже больше чем первый в ее жизни поцелуй, так неожиданно подаренный пирату. Сердце её бешено стучало, но не от любви, а от страха. Оно совсем не откликнулась на его поцелуй и ощущения которые испытала Джессика совсем не походили на то, что ей воображалось. Она поняла, что ошиблась в своих чувствах, да и какие чувства могли быть к совершенно незнакомому человеку.
Джек уже уснул на полу, свернувшись калачиком. Девушка же торопливо затянула на талии широкий ремень и прислонившись спиной к стене, осталась сидеть на грязном тюфяке, не шевелясь и глядя на таинственный диск луны, смотрящий в маленькое зарешеченное окно камеры. Вскоре её глаза закрылись сами собой и, последовав примеру капитана Воробья, Джессика мирно уснула.
Утром девушку разбудил яркий свет солнца, светившего ей прямо в глаза. Она обернулась: Джек спал, тихонько похрапывая. Из коридора слышались шаги, недовольное бурчание, жалобы и пожелания заключённых: «Скорее вам сдохнуть!».
Тюрьма просыпалась под зычные крики: «Жратва, канальи!», которые говорили о том, что охранники начали разносить завтрак.
Наконец, один из стражников подошел и к их камере и без комментариев запихнул две миски в щель под решеткой.
Джессика покосилась на их содержимое с недоумением. То, что раздавали пленникам в качестве завтрака, можно было назвать едой с большой натяжкой. И даже совсем оголодавшая девушка не почувствовала желания попробовать это отвратное с виду месиво, отдававшее запахом тухлой рыбы.
Тем не менее, желудок урчал и, подойдя к мискам, Джессика задумчиво остановилась, прикидывая в которой из них серая бурда более съедобна.
- Уже проснулась, цыпа? – раздалось из-за её спины.
- Пришлось... Это наша еда? - мрачно спросила Джессика, не отводя глаз от серой массы:
- Конечно, - подтвердил пират и, как ни в чём не бывало, принялся за содержимое одной из мисок. Потом он посмотрел на девушку всё еще брезгливо рассматривавшую свою порцию и поинтересовался с самым невинным видом:
- Если ты не хочешь... я могу избавить тебя... то есть вас… от поедания этой гадкой дряни?
Джессика не ответила.
- Да вы мисси никак все еще в обиде на меня?
- Нет... Нет, я вам благодарна, за защиту, - смущенно ответила Джессика, вспомнив события прошедшей ночи.
Джек примирительно пожал плечами. Невежливость его явно не задела.
- Вам должно быть тоже было не удобно? - наконец произнесла Джессика, желая развеять повисшую неловкость.
- Мне? - искренне удивился Джек, отложив опустошенную миску, - Ну на голой земле… это конечно…
- Вы говорили во сне о некой Элизабет. Кто это? - быстро вмешалась Джессика, прервав его размышления.
- Элизабет.... ну ...эээ... - замялся пират, он явно не ожидал такого вопроса. - Она моя знакомая… хорошая знакомая.
- Вы любите её? – тут же поинтересовалась Джессика.
- Ну… это как сказать… – слегка растеряно ответил пират, нервно затеребив рукав и отвернувшись в угол камеры.
- Расскажите? – попросила любопытная девчонка.
Джек не знал, что сказать. Но, затем, усмехнувшись, он все же ответил:
- Ну, хорошо…
Рассказ об Элизабет впечатлял, Джессика слушала очередную героическую байку широко раскрыв глаза. Похищение пиратами, спасение, расставание, неожиданная встреча и кажется возникшее чувство. Когда-то ей и самой хотелось оказаться на месте этой отважной Элизабет. За исключением того, что человек, говоривший сейчас обо всех этих приключениях, был совсем не тем кто ей нужен. Преувеличивая на ходу свои подвиги, Джек рассказал все, наслаждаясь вновь сочиненной легендой. Вспоминая то, что происходило с ним, он уже даже жалел, что никто кроме этой восторженной девчонки никогда больше не услышит столь увлекательную историю. Джек умолк, когда рассказ достиг момента прощания на борту Черной Жемчужины. Но Джессика закончила за него:
- Вы остались на Жемчужине, чтобы спасти их?
- А что, меня должны были приковать? – горько усмехнулся Джек – И вообще, теперь твоя очередь рассказать мне какую-нибудь историю... - он уже было, уселся поудобнее, что бы услышать что-нибудь интересное о придворной жизни, но был жестоко разочарован.
- Мне нечего рассказать вам, капитан. В моей жизни нет ничего интересного, вы уже всё знаете.
Э… нет, не все, - возмутился Джек, и задумался изобретая что бы спросить - Я хочу знать... почему высокородная девушка променяла дворец Лондона на бродяжничество и пиратскую жизнь?
Джессика глубоко вздохнула.
- Потому что я хотела найти вас, капитан.
Джек недоуменно взглянул на усевшуюся на пол девчонку.
- Вы живетё полной жизнью! - продолжала она с вызовом, - Вы свободны! Ходить по морю, делать всё что хочется, открывать новые земли, народы, любить смелого человека вроде вас, разве об этом не стоило мечтать, разве с этим может сравниться моя жизнь?!
- А смерть? – усмехнулся вдруг Джек.
- Что? - запнулась Джессика.
- Смерть, - услужливо повторил пират, - Виселица, плети... ну или еще что, на что хватит фантазии у охраны, палачей и коммодора. Тебе нравиться быть пираткой, а отправиться на тот свет ты готова?
Лицо девушки изменилось, не приукрашенная романтикой правда, била по натянутым нервам. Она не могла ответить на вопрос.
- Можешь не отвечать… Это уже не важно, - Джек горько усмехнулся и осел на пол у противоположной стены. – Могу поспорить, ты считала, что я герой из романтических бредней? А это не так. Я человек, обычный смертный из плоти и крови... Нас таких много, и периодически нас вывешивают на площадях, на всеобщее обозрение. Если «повезет», мне например, предоставлена особая честь: сегодня днем на площади этого проклятого города меня забьют до смерти плетью, как последнего негра! И самое мое большое желание сейчас подохнуть быстро, но ни кто не окажет мне такой милости! Что ты довольна результатом своего поиска, цыпа?! Так, что лучше бы ты оставалась в своем чертовом Лондоне! Будь он проклят!                                                                        Выговорившись Джек замолчал и подтянув колени к животу, замер обхватив руками голову…
Сейчас он находился в полном отчаянье, и ничто уже не имело для него значения, или почти ничто…

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:51:22)

8

Автор Кэролайн:
Маленькое хлипкое суденышко причалило к пристани Порт Рояла, как только горизонт озарили первые лучи восходящего солнца. Корабль пришвартовался и на берег сошли двое людей – сильный, высокий молодой человек и красивая белокурая девушка, одетая в мужское платье, они о чем-то спорили:
- Я не считаю, что ты должна туда идти – недовольно ворчал Уилл – я и один прекрасно бы с этим справился!
- Нечего подобного! – возмущенно отвечала ему Элизабет – Тиа дала мне эту записку, а значит, она хотела, что бы к Карсту пошла именно я! И вообще! Хватит меня опекать, я не маленькая девочка и отлично могу за себя постоять!
Уилл вздохнул:
- Пойми, Элизабет. Я очень тебя люблю и не могу допустить, что б ты подвергалась такой опасности… - он нежно коснулся ее руки – ведь без тебя моя жизнь просто потеряет смысл.
Они уже вышли в город.
- А о моей жизни ты подумал?! – девушка решительно отдернула руку - Я не игрушка и не птичка что бы сидеть в золотой клетке!
Внезапно Уилл остановился как вкопанный:
- Кстати о птичках… – мрачно произнес он.
Элизабет проследила взгляд юноши и тоже замерла сильно при этом побледнев, а ее сердце словно сжали в кулак.
Перед ними весела свежо выкрашенное полотно, надпись на котором гласила: «Приказ Лорда Беккета: Граждане Порт Рояла! Сегодня в два часа по полудню на центральной площади нашего славного города состоится публичная казнь, пирата, афериста и разбойника Джека Воробья! Его ждет пятьдесят ударов кожаной плетью и обезглавливание! Тело Воробья будет, затем разрублено на части, которые вывесят в четырех портах в назидание всем желающим нарушить закон!
Так же, на площади будут раздаваться бесплатные сладости, ожидается выступление труппы бродячих комедиантов, а после захода солнца фейерверк! Вход для всех БЕСПЛАТНЫЙ!»
- Похоже, Беккет решил заполучить расположение толпы… – мрачно улыбнувшись, заключил Уилл.
- Похоже, мы должны поторопиться к этому мистеру Карсту! – уже взяв себя в руки, заявила Элизабет, и пошла вперед, вдвое ускорив шаг.
Мистер Карст, был известен на весь нижний город, как торговец всякими снадобьями.
У него было все, от средства для сведения бородавок до сыворотки способной облегчить родовые схватки, но некоторые люди поговаривали, что мистер Карст, приторговывает еще и разного рода ядами. Короче это была не однозначная личность, и среди его клиентов даже ходили слухи, что он знается с нечистой силой, однако это не мешало им покупать у черного аптекаря столь нужные отвары и зелья…
Дом Карста, представлял собой двухэтажную каменную постройку, почти такую же кривую и жутковатую как и ее владелец… Этим утром мистер Карст крепко спал в своей постели, так как по обыкновению пол ночи провозился над очередным зельем, заказанным ему за хорошую плату. Он спал и даже не догадывался о том, что его ожидает визит прекрасной юной особы, посланной к нему самой Тиа Далмой!
Автор Piratka, Кэролайн.
Элизабет тихо постучала в дверь дома, на стене которого была приделана вывеска: - " Э. Карст. Лечебные снадобья". Было ранее утро, и Элизабет пришлось долго ждать, пока хозяин сообразит, что стучат именно в его дверь, что стоит все же встать и открыть.
Мистер Карст был бледен, сальные черные волосы были собранны в хвост. Глаза, как два угля. Элизабет даже на секунду забыла, за чем пришла, просто разглядывая хозяина неказистого дома.
- Мисс, вы разбудили меня, что бы так любопытно осмотреть? - усмехнулся Карст.
- О, нет! - Элизабет покраснела - Простите. У меня для вас письмо.
- Хорошие вести, так рано не появляются! – криво усмехнулся Карст. - Входите.
Элизабет быстро проскользнула в темный проем, Уилл было, хотел войти вслед за невестой, но аптекарь захлопнул дверь перед самым его носом.
В доме было темно и прохладно, не смотря на солнечное утро. Мистер Карст сел в кресло, предложив Элизабет расположиться на диване. Девушка с замиранием сердца отдала ему письмо. Карст развернул его и на его лице застыло удивление.
- Это письмо от нее? - шепотом спросил он.
- Да… - так же шепотом ответила Элизабет.
Мужчина улыбнулся с какой-то особой теплотой. Он прочитал письмо очень быстро, затем прикрыл глаза и на минуту задумался.
- Я вам помогу. Я слышал, что Воробей уже в тюрьме. Сегодня его ждет публичная казнь.
- Как нам его спасти? - Элизабет подалась вперед.
- Тиа правильно сделала, что прислала вас ко мне… - Карст встал, и вышел в соседнюю комнату, продолжая говорить оттуда. - Одно время я торговал запрещенными снадобьями, меня посадили в эту же тюрьму, но за определенные секреты стража помогла мне бежать.
Он вышел, уже одетый для путешествия.
- Там есть подземный ход. И он нас приведет прямо в тюремную кладовую. Нам останется только раздобыть ключи.
Элизабет заулыбалась, на душе сразу стало легче.
Автор Кэролайн:
Уилл стоял на узкой грязной улочке, перед домом Карста, и нервно переминался с ноги на ногу. Его душу терзали смутные сомнения… Элизабет, так страстно желала спасти Джека, что ему никак не верилось, что это все ради его отца… Тем более тот, случайно увиденный поцелуй, все еще не давал Уиллу покоя… «Неужели Элизабет неравнодушна к этому грязному пирату?» - мысленно спрашивал себя он. «Нет! Не может быть… А даже если она и увлеклась Джеком, то это всего лишь тяга к романтике и приключениям, свойственная многим юным особам. И я просто не имею права, позволить этому опасному увлечению сгубить ее жизнь и наши отношения!» - Эти мысли, еще раз убедили Уилла в необходимости предательства… Ведь это зло во имя Добра, несоизмеримо большего чем гибель беспутного пирата. «В конце концов, Джек Воробей сам выбрал свою учесть, продав душу Джонсу, и что самое главное, действительно ее заслужил»
Его мысленное самооправдание было прервано Элизабет, вышедшей из жуткого дома вместе с неприятным и уже не молодым мужчиной, у него была ноздреватая серая кожа, сальные черные волосы, забранные в хвост и холодные черные глаза… От их взгляда юношу пробрала дрожь.
- Здравствуйте… - не решительно поприветствовал он неприятного незнакомца.
- Это мистер Карст – объяснила Элизабет - он проведет нас в подземный ход, ведущий прямо в кладовую городской тюрьмы!
Уилл нахмурился:
- Тебе еще не поздно вернуться на корабль и ждать нас там… – недовольно пробормотал он.
Элизабет даже не ответила на эту реплику жениха, а лишь одарила его возмущенным взглядом.
Уилл вздохнул, но не стал больше спорить, и они двинулись вниз по извилистой улочке.
Вскоре Элизабет и Уилл свернули вслед за Карстом, в какой то, темный переулок и остановились у одного из домов. Аптекарь, нащупал на стене незаметную с виду панель и с силой вдавил ее внутрь. Перед ними открылся вход в темный подвал, каменные ступени начинались у самого верха и заканчивались где-то в непроглядной тьме подвала. Все трое спустились по крутой лестнице и оказались в длинном сыром коридоре.
Карст вытащил из кармана три свечи и зажег их.
- Теперь вперед – шипящим шепотом произнес он, и они двинулись вглубь подземного хода.
Автор Piratka, Кэролайн.
Темный сырой коридор начинал расширяться. Элизабет шла последней, за Уиллом и Эдвардом Карстом. Она шла и не могла поверить в то, что сейчас вновь увидит Джека... Живого и невредимого…
Сколько дней прошло? А сколько часов? Казалось, прошла вся ее жизнь с того момента, как он ухмыльнулся, и сказала ей "Пиратка..." Она тряхнула головой, нет, сейчас нельзя об этом думать. Но очень хотелось... так было спокойнее, идти по темному коридору, освещенному зыбким светом свечей, и думать о Джеке. И сейчас, ей вдруг показалось, что это он приковал ее и бросил на корабле, а не она его. Потому что в тот момент, она совершала именно тот поступок, за который ей пришлось бы расплачиваться всю жизнь...
"А если Джек меня не простит?" - мелькнула в ее голове страшная мысль.
Она даже думать об этом не хотела. Любовь, не любовь... Какая к черту разница, если людей тянет друг к другу? А вдруг его тяга прошла? Вдруг...
- Пришли - раздался голос Карста, он резко остановился, и Элизабет с ходу врезалась в спину Уилла.
- О чем-то задумалась? - серьезно спросил юноша, и мисс Суонн невольно опустила глаза.
- Да так… - неопределенно ответила она.
Уилл пристально посмотрел ей в лицо, а затем отвернулся, во всей его фигуре чувствовалось напряжение.
- Надеюсь, мы быстро найдем его камеру… - прошипел Карст и стал поворачивать какой-то рычаг.
Раздался скрежет, посыпалась пыль и каменная крошка. Проход был открыт.
Они оказались в комнате заваленной ржавыми кандалами, плетками со следами присохшей крови и просто обычными подсобными инструментами типа топоров и лопат. Элизабет покосилась на плеть с семью потрепанными концами и по ее спине прошла дрожь при мысли, что подобный предмет могли бы применить к Джеку.
- Надо действовать быстро, пока нас не заметили! – поторопил ее Карст.
И Девушка вышла вслед за ним и Уиллом в тюремный коридор.
К счастью никого из охраны в этот момент рядом не было, а ключи от камер весели теперь на стене. Еще пару минут, и они нашли нужную камеру. Элизабет услышала голоса - первый Джека. А второй голос был женским…

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:54:52)

9

Автор: Кэролайн, Белл Уоркс:
- Мне жаль… - с искренним состраданием произнесла Джессика и осторожно коснулась его плеча, - но меня ведь тоже ждёт не лучшая участь...
- Лучше оставьте меня в покое, мисси! Идет? – раздраженно огрызнулся Джек и повалился на свой тюфяк. В его голове пронеслась страшная мысль:
«А ведь Элизабет вернется в Порт Роял и узнает, как жалко я закончил свои дни. Уж лучше бы меня сожрал Кракен, во всяком случае смерть достойная славного пирата – капитана Джека Воробья. Моряки еще долго рассказывали бы об этом истории, сдабривая все новыми деталями и подробностями. А что же теперь? А теперь меня забьют до смерти, как жалкого чернокожего раба, под крики и улюлюканья толпы праздных зевак. Не один пират не вспомнит обо мне с уважением, а женщины будут пугать нерадивых и не ловких сыновей участью неудачника Джека Воробья» - Он шмыгнул носом и поспешно отвернулся к стене камеры чтоб, сочувствующая соседка не заметила, как его глаза предательски заблестели, наполняясь слезами обиды и отчаяния.
Автор Piratka, Кэролайн.
Мисс Суонн не верила своим глазам, решетка открылась, и они увидели Джека. А Джек увидел их. Элизабет даже не сразу осознала, что им удалось его найти, не сразу обратила внимание, что он не один, а с девушкой... Он был жив и невредим! И он был совсем рядом, только руку протяни... Элизабет с трудом удержалась, чтоб не кинутся ему на шею.
Джек увидел, как решетка открылась, и на пороге его камеры появился незнакомый мужчина, Уилл Тернер и… Элизабет!
Глаза девушки были широко раскрыты, взгляд полон счастья и устремлен на него, так как будто она не до конца верила в то, что видит.
Джеку даже стало неловко от ее взгляда, а такое бывало с ним редко.
- Нам надо спешить! – не громко сказал Уилл. – Джек, пойдем!
- Куда? - растеряно спросил пират.
- Хочешь остаться здесь? – Уилл был очень напряжен и держал руку на эфесе шпаги. Глаза юноши казались непривычно жесткими и холодными.
- Нет, нет! – Джек поспешно вскочил на ноги и, уже на ходу, бросил застывшей от изумления Джессике: - Пойдем, живее!
Девушка ощутила на себе взгляд Элизабет, а Элизабет ощутила тошноту и головокружение. Девчонка оказавшаяся в камере Джека была полураздета и подвязана знакомым полосатым поясом.
«Это еще кто такая?!» - подумала мисс Суонн – «Зачем я так хотела этой встречи? Чтобы стало еще больнее...»
Элизабет резко развернулась и, не проронив ни слова, первой вышла из камеры...
Они шли обратно, к дому Карста. Элизабет молча смотрела на Мужчину Своей Мечты. Он шел рядом с Уиллом, а рядом с ним тащилась эта грязная оборванка, имя которой Элизабет даже не потрудилась расслышать. Сердце ее бешено колотилось, кровь стучала в висках. Она просто физически ощущала свою ревность...
- Вам нужно спешить! – наконец, остановившись, сказал Эдвард - скоро наступит время казни, и Джека Воробья будут искать.
- Мы немедленно отправимся на корабль - ответил Уилл и произнес слова благодарности.
Что он говорил, Элизабет не слышала, она просто смотрела на профиль Джека, обращенный к незнакомке.
- Уилл! - внезапно очнулась она – Разве мы не успеем зайти к священнику, чтобы обвенчаться? Я не хочу больше ждать! - ласково улыбнувшись, произнесла мисс Суонн и взяла юношу за руку.
И в тот же миг она почти кожей ощутила, как Джек вздрогнул и посмотрел на нее...
Автор Кэролайн:
Джек был так обескуражен и так счастлив своему неожиданному спасению, что буквально лишился дара речи… Меньше всего в тот момент он ожидал увидеть Элизабет…, Элизабет пришедшую спасти ему жизнь!
Разумеется, он хотел немедленно заключить ее в объятия, но радость встречи была тотчас омрачена горящим негодованием взглядом мисс Суонн.
Как только Элизабет увидела Джессику в рваной рубашке, да еще и подпоясанную его кушаком… Он сразу понял, что девушка буквально сгорает от ревности!
Не говоря не слова, Джек шел за Элизабет и Уиллом, а рядом с ним торопилась Джессика…
«Все же хорошо, что охране пришла в голову мысль засунуть ко мне в камеру эту девчонку» - весело подумал он. Пирту льстило что Элизабет так разозлилась при виде девушки, предположительно проведшей с ним ночь…
При этой мысли Джек слегка улыбнулся. «Может цыпа, и вправду ко мне не безразлична?» на душе у него вдруг стало тепло, как от хорошей порции рома..
Тем временем они уже вышли на грязную кривую улочку, странный мужчина закрыл потайной проход, и они вновь быстро зашагали по направлению к одному неказистому каменному дому. Время на то, что б хоть что-то спросить не было, и Джек решил отложить это до прихода на корабль. Они остановились у дома проводника и тут Элизабет, вдруг обратилась к Тернеру:
- Уилл! Разве мы не успеем зайти к священнику, чтобы обвенчаться? Я не хочу больше ждать! - попросила она, нежно взглянув на жениха и беря его за руку.
Джек мрачно взглянул в их сторону. Элизабет игнорируя пирата умоляюще смотрела на Уилла, который по всей видимости сильно растерялся.
- Не думаю, что сейчас у нас есть на это время! – резко возразил Джек, - Меня хватятся, и в порт пригонят столько солдат, что у нас не останется шансов!
Он бросил на Элизабет вызывающий взгляд:
– Так что, голубки, о свадьбе поворкуете в другой раз… А сейчас поспешим в порт!
Автор: Кэролайн.
Чуть раньше, на пристани:
Мистер Гиббс, стоял на палубе их жалкого суденышка и время от времени прихлебывал из фляжки ром. Больше всего на свете он хотел сейчас верить, в то, что Уилл Тернер и мисс Элизабет действительно скоро вернутся в порт вместе с его капитаном, но не мог…
«Ну, разве можно выжить побывав в пасти Кракена?» - все время мысленно спрашивал себя старый пират, и ответ всегда был один… «Ну, разумеется - нет!»
К тому же бывшему старпому с Жемчужины не нравились те десять головорезов, что привел Барбосса им «в помощь». Да и присутствие самого воскресшего пирата вовсе его не радовало.
Гиббс тяжело вздохнул и снова приложился к фляге. Где-то рядом суетились Пинтл и Раджети, постоянно споря между собой, они шумно возились с укреплением бортовых тросов, но старпом не обращал на них внимания, как вдруг Раджети изумленно воскликнул:
- Матерь Божья!!! Святая дева Мария! Это же она!!!
Гиббс невольно обернулся и взглянул в том направлении, куда указывал матрос. И тоже застыл в изумлении.
В порт медленно входил величественный корабль, под смолеными черными парусами – это была… Черная Жемчужина капитана Джека!
- Лопни мои глаза! Быть такого не может! – хрипло пробормотал старик.
Через пару минут вся команда во главе с Барбоссой и Гиббсом прилипли к борту, как зачарованные глядя на заходящий в порт корабль.
- Это есть Дьявольское наваждение! – Истова крестясь, шептал Раджети.
- Ерунда! – с искреннем восторгом в голосе, отрезал Барбосса – это моя Жемчужина вернулась ко мне! Шаманка не обманула, Дэви Джонс возродил из праха мой корабль!
- Твоя? – с сомнением спросил Гиббс, недовольно глядя на восхищенного Барбоссу. – А я то полагал она капитана Джека…
- Сейчас это не важно! – мрачно возразил бородатый пират – лучше смотри, кто с нее сходит.
Гиббс и так не сводил взгляд с причала: и отлично видел, как с Черной Жемчужины, на берег сошли трое людей Джонса, а точнее бывших людей… Они были в балахонах прикрывающих обезображенные проклятьем лица, но не узнать их уродливые леденящие кровь фигуры было невозможно.
Сойдя на берег, амфибии Джонса быстро углубились в город, и вскоре исчезли из виду.
- Как вы думаете, что им здесь понадобилось? – с испугом спросил Раджети.
- Наверное, подружек навестить приплыли… - обнажив сгнившие зубы в улыбке, предположил Пинтл.
- А что если, нам попробовать вернуть наш корабль... – осторожно предложил Гиббс – ведь хоть эти проклятые твари и бессмертны, от них все же можно временно избавиться.
- Разрази меня гром! – неожиданно взревел Барбосса - Чего же мы ждем?! Вперед, братья!!!
И вся команда, похватав оружие, немедленно бросились со своего корабля к трапу Черной Жемчужины.
Бой был совсем не долгим, двое амфибий Джонса охранявших корабль были повержены и буквально разрублены в труху, их все еще шевелящиеся останки с отвращением покидали в море.
Жемчужина была успешно реквизирована, и теперь Пинтл, Раджети, Марти и Коттон спешно перетаскивали на нее запасы пороха и продовольствия с их старого суденышка, а люди Барбосы уже ставили паруса.
- Смотри, Гектор… - мрачно произнес Гиббс, глядя в блестящие радостью глаза бывшего капитана Жемчужины – даже не думай, о том, чтоб покинуть порт до возвращения мисс Элизабет и мистера Тернера.
- Ну что ты! – благодушно возразил Барбосса – я ни за что не выйду в море без всеми нами любимого капитана Воробья! Мы ведь здесь чтоб спасти его ни так ли?
Гиббс кивнул и, еще раз, с подозрением глянув на бывшего шкипера, пошел к команде.
Барбосса, ходил по своему вновь обретенному кораблю словно зачарованный. Нежно прикасаясь к тому или иному предмету, лаская снасти, словно волосы любимой девушки. Он был счастлив! И уж конечно не собирался отдавать свой, возрожденный из праха, Дом Воробью…
Разумеется, капитан Барбосса мог заколоть Гиббса, запугать остальную команду и отплыть прямо сейчас, но его сдерживал страх перед гневом Морского Дьявола. И потому он твердо решил дождаться возвращения Уилла, мисс Суонн и Джека Воробья. Ведь сдав Джонсу последнего, он и расплатиться с ним за свой корабль. А в обмен на Воробья Морской Дьявол наверняка простит самоуправство, совершенное над его людьми…

Отредактировано Кэри (2007-08-22 20:57:36)

10

Автор Piratka, Кэролайн, Белл Уоркс.
Джек был жив и счастлив, но только до тех пор пока Элизабет не испортила ему настроение, сказав про свадьбу. Ему то уже казалось, что она отбросила эту глупую идею по поводу брака с Уиллом Тёрнером. Но сейчас мисс Суонн опять держала за руку своего счастливого жениха... Хотя, пирату казалось, что Элизабет делает это, чтобы задеть его - Джека. Но он не ревнует. Не ревнует!.. Какая тут может быть ревность? Она ему никогда не принадлежала, и не
будет... И слава Богу!
"Наверное..." - подумал Джек, оставляя в душе небольшую надежду, что мисс Суонн где-то в глубине души всё же любопытно узнать "как это сладко". В чем заключается это "сладко" думать сейчас не хотелось.
Они стояли на пустой улице, и воздух вокруг буквально кипел. Джессика видимо не понимала, что происходит, и растеряно наблюдала за своими спасителями.
«Ну, вот опять» - подумала Элизабет. – «Все вернулось на свои места. Я выхожу за Уилла, а Джек язвит по этому поводу. Как будто ничего и не менялось...»
Она посмотрела на пирата, а он на нее. Если бы глаза могли говорить в слух:
«Я так спешила к нему, столько всего вынесла, столько всего сделала, чтобы быть здесь и сейчас, а он отлично проводил время с какой-то оборванкой!»
«Да ты приложила не мало усилий, чтобы оказаться здесь, например попыталась скормить меня Кракену!»
«Даже Кракен тобой подавился!.. »
«Но я же капитан Джек Воробей!... »
«Мерзкий пират!»
«Цыпа...»
Элизабет опустила гневный взгляд первой. Рядом был Уилл, он являлся ярким напоминанием о том, что у нее есть долг и что именно их мечтам всегда суждено было сбыться.
- Надо идти – решительно сказал Уилл. – Джек прав, нельзя терять ни минуты.
- Я выполнил просьбу Тиа Далмы. - прошипел Карст. - Надеюсь, вы довольны.
- Более чем, спасибо! - ответила Элизабет и пошла вперед, чувствую на себе взгляд Джека.
Автор Piratka, Кэролайн, Apple, Белл Уоркс.
Уилл, Джессика, Джек и Элизабет благополучно добрались до причала. Большинство жителей Порт Рояла уже начали стекаться к центральной площади, где должна была состоятся казнь, так что близлежащие к пристани улицы были почти пусты…
– Отлично! Ваше исчезновение еще не обнаружили, – радостно заметил Уилл, ускоряя шаг. – Одно плохо - судно, на котором мы сюда прибыли отнюдь не является самым быстроходным. И уж, ему точно не выдержать дальнего боя. По этому, чем быстрее мы отплывем, тем больше у нас шансов!
Джек ничего не ответил на эту реплику кузница, лишь искривил губы в не довольной гримасе, и постарался не отстать. Но вдруг… остановился как вкопанный.
Элизабет, Уилл и Джессика прошли еще несколько футов, но, заметив, что Джек отстал, тоже остановились. Когда Элизабет повернулась и взглянула на пирата, то невольно внутренне содрогнулась: Джек, казался сейчас, особенно красивым и даже каким то благородным. Он смотрел на неё, и на его загорелом лице отражалась сложная смесь нежности, восторга, и изумления, сейчас он был просто прекрасен. И каково же было её разочарование, когда мисс Суонн поняла, что этот взгляд был дарован вовсе не ей. Глаза Джека смотрели, куда то за ее плечо, в сторону моря.
Обернувшись, Элизабет увидела то, что повергло капитана в подобное состояние. У причала, приветливо спустив трап к сходням, стояла «Черная Жемчужина». Она была прекрасна настолько, что перехватывало дыхание. Уилл тоже заметил Жемчужину, и теперь уже все трое стояли как вкопанные, не сводя глаз с величественного корабля. Так, словно увидали вдруг прекрасного призрака, хотя, фактически так оно и было.
- Что случилось? – удивленно спросила Джессика.
- Корабль… - едва слышно прошептал Уилл.
- Корабль? - девушка обескуражено взглянула ему в глаза.
- Шаманка не обманула… - Тернер с трудом сдерживал волнение – «Черная Жемчужина» поднялась со дна...
И тут Джек, наконец, пришел в себя. Через мгновение он бросился к своей любимой бригантине, сломя голову, но, достигнув траппа, вдруг, остановился, и осторожно коснулся его носком сапога. Было, похоже, что он действительно сомневался в реальности его существования.
Когда же все сомнения развеялись, капитан Джек Воробей, быстро взбежал на борт своей «Черной Жемчужины».
Уилл, Элизабет и Джессика, быстро последовали его примеру. На палубе их встретил, раскрасневшийся и счастливый Гиббс. И тут же бросился к Джеку:
- Джек?! Ты цел! То есть… я рад снова приветствовать вас на корабле, сэр!
- Я тоже рад тебя видеть, мистер Гиббс, – Джек ободряюще похлопал его по плечу. – Теперь я вернулся, и все будет как прежде.
Уилл, слегка нахмурился, поймав мрачный взгляд Барбосы, издали, наблюдавшего за этой трогательной встречей. Было очевидно, что он отнюдь не собирается делить с кем-то капитанский мостик.
Тем временем Джек уже восхищенно осматривал возрожденный корабль, палубу, обшивку, мачты, все казалось совершенно новым, и паруса – не выцветшая на солнце парусина скорее напоминала крылья ворона, блестящие, черные, величественные.
- Мистер Гиббс! - крикнул капитан, - А не припомните ли, кто был так любезен, что пригнал корабль прямо ко мне на встречу?
- Видите ли, кэп! – начал Гиббс – Мы увидели, как Жемчужина вошла в порт, и с нее сошло несколько нежитей Джонса, которые направились в город. Мы решили проверить, какова у них дисциплина на борту. И в результате пришли к выводу, что пара этих тварей, оставленная на вахте явно не способствует сохранности судна. Мы приняли решение реквизировать корабль, дабы уберечь его от такой безалаберности. А тех двоих отправили на свидание к родне – к рыбам. И вот теперь и вы снова здесь с нами… Вы и Жемчужина!
При последних словах Гиббса, с мачты спрыгнула мартышка Барбосы и, прикусив капитана за ухо, умчалась прочь.
И это вдруг вернуло Джеку чувство реальности, а то он уже начал думать, что умер и по ошибке угадил в Рай. Ведь теперь он был свободен, снова стоял на борту «Черной Жемчужины». А если учесть факт, что рядом, совсем близко, была Элизабет… Взбешенная и сгорающая от ревности Элизабет! Все самые смелые мечты осуществились в один миг, словно по волшебству!
- Так что же тогда вы стоите, псы помойные? – Неожиданно крикнул Джек – Живо по местам, мы отплываем! Быстрее! Быстрее!
Он вытащил свой компас и взглянул на вертящуюся стрелку:
- Мистер Гиббс, держите курс на Тортугу! – скомандовал Воробей и одарил старпома широкой, веселой улыбкой. А тот кивнул, и охотно поспешил исполнять приказ своего капитана…
Джессика была невероятно потрясена случившимся. Появление друзей Джека Воробья оказалось настолько неожиданным и радостным событием, что повергло ее в полное замешательство. Сначала побег по жуткому подземному туннелю, а затем обретение корабля, который явно принадлежал прежде Джеку - события затягивали её как водоворот и даже не позволили толком разглядеть невольных спасителей, решительную девицу по имени Элизабет, и молодого человека, пришедшего с ней.
Команда спешно выводила корабль на фарватер, а мисс Бофор стояла среди суеты и общего беспокойства, не зная, что ей делать. Сейчас, пока капитан распоряжался отплытием, а команда выполняла его приказы, Джессика осторожно наблюдала за теми, кто помог ей вновь обрести свободу.
Элизабет, судя по её манере говорить и держаться, явно имела благородное происхождение, а молодой мужчина, имя которого она так и не успела узнать, показался ей довольно привлекательным внешне и, по виду, совершенно не злым человеком... Несомненно, добрые попутчики на незнакомом пиратском корабле были бы очень кстати. Сейчас спутник Элизабет вместе со всеми готовил корабль к отплытию и шел навстречу Джессике с решительным видом и, казалось, совершенно её не замечая.
- С дороги! – рыкнул кто-то ей в ухо, грубо оттолкнув помеху с пути.
Потерять равновесие ей помешала твердая рука друга Элизабет.
- Осторожней Пинтел! – сердито посоветовал он вслед, бесцеремонному толстяку.
- Простите, мистер Тёрнер, не хотел задеть вас! – извинился тот с ужасной улыбкой, развернувшись на ходу к едва не упавшей Джессике и снова кинулся бежать.
- Спасибо – осторожно начала Джессика, – Так ваше имя мистер Тёрнер?

Отредактировано Кэри (2007-08-22 21:00:33)

11

Девушка мило улыбнулась, приветливо взглянув снизу вверх на молодого человека всё еще, поддерживающего её за локоть.
- Да, Уильям Тернер, мисс… - рассеяно ответил он.
- Моё имя - Аннабель Джорджиана герцогиня де Бофор, но завитее меня просто Джессика! – поспешно добавила девушка, радуясь, что знакомство состоялось так непринужденно. Уилл тут же отпустил её локоть и в замешательстве уставился в сторону грот-мачты, вспоминая, видимо, куда он шёл.
- А вы, наверное, друг Джека... Ведь так? – поспешила продолжить Джессика.
- Да. К сожалению, да… - подтвердил Уильям, все еще оставаясь на месте.
- Почему же "к сожалению"? – искренне удивилась Джессика.
- Потому что он меня предал… - Уилл грустно хмыкнул, – Впрочем, я сам во всем виноват… глупо было доверяться пирату…
Джессика не знала, что на это ответить, и лишь удивленно смотрела на нового знакомого. Юноша казался таким искренним, таким печальным… словно на его сердце лежал тяжелый груз. Вспомнив правила светской беседы, мисс Бофор подумала, что неплохо бы перевести разговор на другую тему:
- А кто вы? – неожиданно спросил Уилл – И как вы угодили в тюрьму, мисс Бофор?
- Я...- Джессика замялась - Ну... это неважно. Я пиратка. Я давно потеряла своё высокое положение, но хотела бы отблагодарить как-нибудь вас и мисс Элизабет, ведь меня тоже должны были казнить.
Уилл окинул ее изумлённым взглядом. Джессика была смущена и даже слегка рассерженна.
- У Вас тонкие нежные руки... - впервые улыбнувшись, мягко заметил Уилл, - Вам придется не легко на корабле.
- Ну и пусть! - пожала она плечами и, поспешно отвернулась от юноши, устремив взгляд в море, - Раз я сама этого захотела…
- Эй вы! – раздался со стороны бака крик рослого мужчины с обезьянкой на плече, - мистер Тернер, вы решили, что находитесь на прогулочной яхте?! Живо на марс!
Обернувшись к нему, Уильям махнул рукой и поспешно сказал Джессике:
- Вы расскажите мне как-нибудь об этом?
Глаза его были добрыми, но печальными, словно он хранил на душе какую-то тайну. Мисс Бофор понимала, что ей следовало бы ответить: «Это не ваше дело, сэр!», но она была не во дворце принца Уэльского, и потому правила этикета можно было толковать весьма вольно.
- Хорошо… – тихо согласилась девушка, чувствуя свободу своего выбора – Вам я расскажу…
Уилл улыбнулся и, кивнув, тут же бросился исполнять приказ старого пирата.
Автор Piratka, Кэролайн, Белл Уоркс.
Барбосса отдавал распоряжения, подгонял матросов и тайком наблюдал за своим старым «другом». Он надеялся, что мисс Элизабет и Тернер младший вернутся не в порт, не одни а с дорогим подарком - Джеком Воробьем, и надежды его оправдались.
Сейчас Барбосса затаился и ждал своего часа, пока "Жемчужина" разворачивалась и брала курс на Тортугу - любимый город капитана Воробья. Конечно, старый пират все еще беспокоился из-за Дэви Джонса. Что будет, когда Морской Дьявол обнаружит пропажу корабля? Однако план был готов: они встретятся с «Летучим Голландцем» и вот тогда на поле выйдет он - капитан Барбосса. Он сдаст Джонсу его должника, получит корабль, а юнец Уилл – своего отца.
Все складывалось как нельзя лучше, именно поэтому Барбосса и не лез на рожон. Он выжидал.
Элизабет пожирала Джека глазами. Капитан Воробей, гордо стоял на капитанском мостике, вглядываясь в горизонт. Сейчас был самый подходящий момент для того, чтобы принести извинения и расставить всё точки над i. Отчаянно вздохнув мисс Суонн шагнула на капитанский мостик…
- Элизабет, любимая! - Джек встретил её как ни в чём не бывало, радушно всплеснув рукам, - Ты хочешь обнять старину Джека после долгой разлуки?
Выражение лица девушки, пришедшей мириться, изменилось мгновенно.
- Нет! – зло огрызнулась Элизабет, - Я всего лишь пришла сообщить что наше совместное плавание подходит к концу!
- И что ты будешь скучать по мне, верно, цыпа... – с улыбкой произнес он, а затем, приблизившись вплотную, прошептал ей в самое ухо – А, ты ничего не хочешь мне сказать?
- Нет. О чем ты, Джек? – девушка вызывающе взглянула ему в глаза.
- А, по-моему, у тебя есть передо мной должок… - Джек хищно усмехнулся, - Знаешь как трудно в тюрьме, без ласки женщины...
- Мне кажется, в этом у вас не было недостатка, капитан Воробей! - Элизабет отступила на шаг и бросила красноречивый взгляд в сторону Джессики, стоящей на другом конце палубы, - Кроме того, думаю на Тортуге вас заждались толпы шлюх!
С этими словами, так и не воплотив цель визита, Элизабет пошла прочь с капитанского мостика.
Джек разочарованно посмотрел ей в след и вздохнул, изобразив на лице выражение обиженного дитя.
Автор Кэролайн, Белл Уоркс:
«Черная Жемчужина» вновь обрела законного капитана и, словно почувствовав его присутствие на борту, неслась навстречу горизонту на всех парусах. Возвращению Джека почти все радовались так же сильно, как и побегу из проклятого Порт Ройяла, и лишь не многие находили место мрачным мыслям. Помимо Барбосы, всеобщего ликования не поддерживал так же и Уилл. Как он не старался, но относится спокойно к грядущему предательству, оказалось
не так то просто. Гнетущее чувство стыда, словно спрут не давало вырваться из своих щупалец, возникая всякий раз при виде счастливых лиц пиратов, ставших для него уже почти друзьями. Единственное что спасало Уилла от того чтобы отказаться от затеи – это злорадство, при виде самого Джека, столь уверенного в своей счастливой судьбе.
И тогда голос совести умолкал и разум находил множество оправданий:
«Джек умеет предавать без малейших угрызений совести! Я всего лишь беру пример с него! Уж он то не жалел, отправив меня на «Голландец» и конечно не размышлял, что там со мной станет. Что же Джек, ты хотел получить ключ, а я хочу вернуть моего отца… и Элизабет!»
Элизабет совершенно не понравилось, что в камере капитана Джека обнаружилась посторонняя девица. И Уилл понял это, как только его невеста, завела нарочито неуместный разговор о свадьбе. Сначала её слова вызвали растерянность и радость, но они тут же были убиты подозрением, что ненаглядная Элизабет просто попыталась заставить Джека ревновать. От этой мысли внутри всё болело и ныло как от удара в спину. Отправляясь на марс, Уилл видел по-детски радостное лицо капитана, осматривавшего свой корабль, и пристальный взгляд Элизабет украдкой обращенный в его сторону. Решив больше не слушать совесть, молодой Тёрнер подумал: «Я сделаю это! Ради отца, ради себя… ради Элизабет.»
От этих мыслей его оторвала девушка, что увязалась следом за ними при освобождении капитана Воробья. Зазевавшаяся на палубе девчонка попала под ноги неуклюжему Пинтелу и была отброшена его мощной и спешащей фигурой
прямо в сторону проходившего мимо Тёрнера.
- Осторожней Пинтл! – сердито посоветовал Уилл вслед толстяку, едва успев схватить девчонку под локоть и помогая восстановить ей равновесие.
- Простите, мистер Тёрнер, не хотел задеть вас! – извинился тот с ужасной улыбкой и снова кинулся бежать. Между тем девушка со страха вцепилась в Уилла мертвой хваткой.
- Спасибо – осторожно пролепетала она, и, взглянув ему в глаза, робко
спросила, – Так ваше имя мистер Тёрнер?
Девушка мило улыбнулась, приветливо взглянув снизу вверх на молодого человека всё еще, поддерживающего её за локоть.
- Да, Уильям Тернер, мисс… - рассеяно ответил молодой человек.
- Я Аннабель Джорджиана герцогиня де Бофор! – поспешно представилась она, отпустив, наконец, его рукав – но зовите меня просто Джессика.
Уильям тут же последовал её примеру, отпустив её локоть. «Герцогиня?» - подумал он, в замешательстве уставившись в сторону грот-мачты и пытаясь вспомнить, куда он шёл.
- А вы, наверное, друг Джека... Ведь так? – девушка явно была намерена продолжить разговор.
- Да. К сожалению, да… - подтвердил Уильям, все еще оставаясь на месте. В сердце неприятно кольнуло.
- Почему же "к сожалению"? – искренне удивилась любопытная Джессика.
- Потому что он меня предал… - Уилл грустно хмыкнул, – Впрочем, я сам во всем виноват… глупо было
доверяться пирату…
Разговаривать на эту тему с незнакомой девицей Уиллу не хотелось, и он уже собрался покинуть мисс Бофор, не взирая на этикет, как вдруг за спиной послышался голос Элизабет. Между тем, Джессика, явно пораженная ответом Уилла, смотрела на нового знакомого весьма удивлённо. Идея отплатить невесте её же монетой, пришла в голову совершенно неожиданно.
- А кто вы? – неожиданно спросил Уилл у стоящей рядом девушки, так и не нашедшей новую тему разговора – И как вы угодили в тюрьму, мисс Бофор?
- Я... - Джессика замялась - Ну... это неважно. Я пиратка. Я давно потеряла своё высокое положение, но хотела бы отблагодарить как-нибудь вас и мисс Элизабет, ведь меня тоже должны были казнить.
Уилл окинул ее изумлённым взглядом. Джессика была смущена и даже слегка рассерженна. За его спиной Элизабет снова что-то ответила Гиббсу.
- У Вас тонкие нежные руки... - впервые улыбнувшись, мягко ответил Джессике Уилл, - Вам придется не легко на корабле.
- Ну и пусть, - пожала та плечами, поспешно отвернулась от юноши и устремив взгляд в море. - Раз я сама так захотела.
- Эй вы! – раздался крик Барбоссы со стороны бака, - Мистер Тёрнер, вы решили, что находитесь на прогулочной яхте?! Живо на марс!
Поспешно обернувшись к старому пирату, Уильям махнул ему рукой и поспешно
сказал Джессике:
- Вы расскажите мне как-нибудь об этом?
Девушка взглянула на него со смешанным чувством недоверия и удивления. Но всё же произнесла:
- Хорошо… Вам я расскажу…
Улыбнувшись, Уильям кивнул ей, и тут же бросился исполнять приказ Барбосы. Разговор с пираткой-аристократкой слегка поднял настроение, и отчасти зародил надежду, что в этот момент Элизабет ощутит хотя бы часть того, что довелось терпеть ему.

Отредактировано Кэри (2007-08-22 21:09:34)

12

Автор Apple, Белл Уиоркис:
Вечером, команда «Черной Жемчужины» приходила в себя, отдыхая на верхней палубе. Уилл вышел из кубрика. Среди дремавших полуодетых пиратов, развалившихся прямо на опердеке, на бочке у борта, сидела Джессика. Похоже, что за время прошедшее с момента её знакомства с Тёрнером, она так и оставалась на верхней палубе, не зная, куда ей деться. Радушный капитан Воробей уж конечно не распорядился определить для бедняжки места для ночлега, ни выдать миски похлёбки. Девушка выглядела замученной и усталой, но вовсе не испуганной. Вспомнив обещание юной особы рассказать ему, каким образом она дошла до такой жизни, Уилл направился к девушке.
- Не самое лучшее общество, мисс, - заметил он, указывая на спящего неподалёку Раджети. Заслышав знакомый голос, девушка встрепенулась и с улыбкой посмотрела на приближающегося молодого человека.
- А чем плохо это общество для сбежавшей из тюрьмы пиратки? – довольно бодро спросила она, - Я вовсе не считаю, что находиться среди этих людей недостойно…
Этот бойкий ответ заставил Уилла улыбнуться, на заднем плане, Раджети согласно всхрапнул. Тёрнер как раз придумывал, как бы ему задать подходящий вопрос, когда Джессика обратилась к нему сама:
- Вы пришли узнать, как я оказалась здесь?
Кивнув, Уильям с облегчением предоставил девушке возможность начать свою историю. Она рассказывала так, словно готовилась к разговору заранее, проговорив каждую фразу в уме, хотя возможно она была просто хорошо образована. В любом случае, подобному умению красиво излагать мысли,  можно было позавидовать.
Джессика рассказывала свою незатейливою и наивную историю, а Уилл слушал ее и вспоминал о своем детстве, и о том дне, когда впервые увидел Элизабет Суонн. Когда она закончила говорить, Уильям вдруг взглянул ей в лицо и сказал:
- Вам не нужно оставаться на этом корабле, мисс. Ваше место не здесь.
Джессика вспыхнула:
- С чего это вы взяли, сэр? – спросила она с настоящим аристократическим высокомерием.
Уилл нахмурился, прежде бы он оробел, но не теперь. Эта маленькая девочка совсем не понимала во что ввязывается. И ему вовсе не хотелось, чтобы Джессика оставалась на «Жемчужине», когда она лишиться своего капитана.
- Потому что… - начал он твёрдо, и убеждающе продолжил - Потому что, это не ваша история!
- Что еще за история? – взмутилась девушка, - Не смейте говорить со мной как с ребенком!
Джессика слушала очень внимательно, пока Уилл рассказывал ей о предательстве Джека, о проклятие Дэви Джонса и о своем несчастном отце – пленнике «Летучего Голландца». Он рассказал обо всем, что имело сейчас для него значение, не упомянув лишь о том, что сам задумал совершить предательство.
Когда последнее слово было сказано, Уилл замолчал, и на душе стало намного легче.
Выслушав эту неожиданную тираду, Джессика более или менее начала понимать, что происходит с людьми, которым доверена её жизнь. Морской Дьявол Дэви Джонс преследовал Джека Воробья. Бывший командор предал Джека. Он передал сердце морского дьявола Беккету, и теперь Джеку грозила еще большая опасность. Кроме того, из рассказа Уильяма девушка поняла, что его отец вынужден служить на «Летучем Голландце», а сам Уилл больше всего на свете хочет вернуть ему свободу. Мысль о том, как она может отблагодарить своих спасителей, напрашивалась сама собой:
- Скажите, Уильям, я могу что-нибудь сделать? - начала она осторожно, - Я хочу помочь вам!
Уильям взглянул на неё с недоумением и недоверием.
- Послушайте! – продолжила она горячо, - Ведь я герцогиня и в родстве с самим королем! Я могу вернуться в Порт Роял… прийти в резиденцию лорда Беккета… и… попробовать выкрасть сердце!
Уилл был ошарашен настолько, что временно лишился дара речи, но через несколько секунд все же ответил:
- Не думаю, что это хорошая идея… это слишком опасно, мисс Бофор. Тем более для такой девушки как вы.
- Вы что думаете, что если я герцогиня, то и не на что не способна?! –  возмутилась вдруг Джессика, встав с бочки.
Уильям не знал что ответить, они стояли на палубе в полном молчании, пока тишину не прервало громкое урчание в животе мисс Бофор. Тотчас густо покраснев, девушка инстинктивно схватилась за живот.
- Извините… - пробормотала она, тут же снова превратившись в ту, какой казалась прежде – маленькую и худенькую девочку, к тому же еще и до неприличия оголодавшую.
Скрыв улыбку, Уилл сделал вид, что ничего не заметил. И все же его тронула наивность этой юной девушки, ее искреннее желаннее помочь.
- А вам уже показали корабль, мисс? – спросил Уилл.
- Нет, - сдавленно ответила его собеседница.
- Тогда, лучше начать с камбуза, - предложил молодой человек, но тут его благие намерения, были прерваны язвительным замечанием:
- А вам уже показали корабль, мисс? – спросил Уилл.
- Нет, - сдавленно ответила его собеседница.
- Тогда, лучше начать с камбуза, - предложил молодой человек, но тут его благие намерения, были прерваны язвительным замечанием:
- Я вижу, Уильям, ты осваиваешь приёмы светского общения? – спросила подошедшая сзади Элизабет с лёгкой ироничной улыбкой, - Тогда, представь меня своей собеседнице…
- Мисс Элизабет Суонн, дочь губернатора Ямайки... - сухо ответил Уилл, - мисс Джессика, герцогиня де Бофор.
Ему, вдруг захотелось вызвать у Элизабет ревность, так чтобы её глаза вспыхнули гневом… Однако его надежды не оправдались, отчасти благодаря Джессике, которая тут же приветливо заявила:
- Так это вы Элизабет?
Лицо ревнивой девушки вытянулось от удивления:
- Вы меня знаете?
- Отчасти, капитан Воробей рассказал мне о вас много хорошего... – честно ответила Джессика.
- Неужели? – мисс Суонн слегка смутилась, но тут же совладав с собой, изменила тон: - Я думаю вас нужно устроить на ночлег, пожалуй, я смогу помочь. Моя каюта не большая, но вполне удобная, вы составите мне компанию мисс Бофор.
- О, да конечно, - с радостью согласилась Джессика с милой улыбкой.
- В таком, случае прошу вас идти со мной, - радушно предложила Элизабет.
Уилл с удивлением наблюдал за этой светской беседой. Через мгновение, с видом истинных подруг девушки спустились на нижнюю палубу.
Автор Кэролайн:
Жемчужина шла под всеми парусами, легко рассекая изумрудные волны.
Джек стоял у штурвала, лаково касаясь теплого дерева, так как если бы это была девушка, очень нежная и невинная, он напевал себе под нос пиратскую песенку, любовно поглаживая отполированные шпаги… Не губах капитана играла легкая, улыбка.
«И все-таки она ко мне не равнодушна» он слегка закусил нижнюю губу и хитро прищурил глаза. «Да, эта цыпа, обязательна, станет моей! Да что там, в душе она уже давно моя… Да моя, моя, а не этого сопляка… Так что это только вопрос времени…»
Настроение Джека было самое радужное, он любовался прекрасным морским закатом, и насвистывал, все ту же незатейливую мелодию.
«Эх, нужно только по скорее избавится от этой романтичной девчонки… Высадить ее на Тортуге, а то как бы Элизабет не прикончила бедняжку…» он снова улыбнулся своим мыслям, но на этот раз еще шире.
Направляясь в бывшую каюту мистера Гиббса, которую тот уступил Элизабет по распоряжению Джека, мисс Суонн вдруг подумала: «И что это на меня нашло?! Неужели я хочу вновь оказаться в объятиях этого грязного негодяя? Хотя…» - она закусила нижнюю губку… «Раз меня притягивает к нему так сильно, как никогда к Уиллу, не такой уж он и грязный… Но он конечно пират, мошенник и плут! Черт побери, да что в нем такого особенного?!»
Однако вместо честного ответа Элизабет, немедленно пресекла свои терзания и с удивлением ощутила, что ей очень сильно захотелось в этот миг снова стать похожей на ту мисс Суонн, которую спас тогда то мерзкий пират, нырнув за ней в море…
Судя по отражению в воде, еще остававшейся в тазу для умывания, бог весть откуда добытому Гиббсом, мисс Суонн в данный момент выглядела намного потрепанней, чем её компаньонка, так неожиданно свалившаяся им на голову. Джессика провела в скитаниях немного меньше времени чем Элизабет, это было заметно хотя бы по еще не до конца изжитой склонности к светским беседам.
- Это ваша каюта? – осведомилась герцогиня, грациозно ступая по скрипучим доскам, - Здесь… мило…
Элизабет усмехнулась.
- Как вы попали в тюрьму, мисс Бофор? – как можно мягче спросила она, хотя душа все еще пылала от ревности.
Но Джессика, казалась такой милой и невинной, что Элизабет слегка смягчилась.
Джессика вздохнула и, опустившись на край стула, начала рассказывать свою печальную историю. Как покинула Лондонский дворец и под видом юноши-подмастерья отправилась в новый свет, на встречу приключениям. Как была ограблена и попала в тюрьму за украденную булку. Она рассказала все умолчав лишь о том, что искала на Карибах именно капитана Джека Воробья, и не только из жажды разузнать все о пиратах Карибского моря.
- Так, что же произошло с вами в камере? – Элизабет, наконец, решилась задать девушке самый наболевший вопрос. - Кто порвал вам рубашку?
- Один из пьяных охранников хотел надо мной надругаться – потупив взгляд, еле слышно промолвила девушка – а мистер Воробей вступился за мою честь, и потом отдал свой пояс.
Джессика густо покраснела. Но Элизабет сочла такую реакцию вполне естественной в данной ситуации. А для Джессики это была маленькая лож, или скорее даже полуправда. И она не хотела порочить своего спасителя в глазах столь дорогого ему человека.
С сердца Элизабет, словно свалилась ледяная глыба. Она поняла, что мисс Бофор, совсем не такая, какой показалась ей при первой их встречи. И вряд ли она могла бы допустить, что бы кто-то, обращался с ней не должным для леди образом. Однако в больших глазах Джессики читалась затаенная печаль. И это заставило Элизабет испытать сострадание к несчастной заблудившейся девочке, которой было едва ли более шестнадцати лет от роду.
Сейчас мисс Суонн было значительно спокойнее, чем в тот миг, когда она впервые увидала полураздетую девушку в одной камере с Джеком. Настроение ее изрядно улучшилось.
- Мисс Бофор, я полагаю, вам не следует оставаться на корабле в таком виде – Элизабет указала взглядом на порванную рубашку – позвольте мне предложить вам свою одежду.
Джессика растерянно моргнула.
- А как же вы? – устремив удивленный взгляд на свою решительную собеседницу, спросила она.
- Я одену вот это платье – Элизабет кивнула в сторону кровати на которой лежало шелковое лиловое платье оставшееся в наследство от капитана Барбосы. Она обнаружила его почти сразу как вошла в маленькую каюту, платье лежало в одном единственном сундуке стоявшем в углу. Когда мисс Суонн взяла его в руки, на нее обрушился целый пласт воспоминаний двухлетней давности. Тогда все казалось совсем иначе, тогда она еще любила Уилла, или думала, что любила. При масле о женихе она тяжело вздохнула.
- Я видела, что вы беседовали сегодня с мистером Тернером, там, на палубе… о чем вы говорили? - слегка отвлеченно спросила Элизабет, когда благодарная Джессика уже натянула на себя ее рубашку.
Девушка тоже вздохнула:
- Мистер Тернер рассказал мне о своей жизни, о том, как впервые увидел вас… - она выдержала паузу, похоже, он сильно вас любит. Я слышала у вас скоро свадьба?
- Да, наверное… - с сомнением ответила Элизабет. Впервые она осознала, как не приятна и даже страшна ей мысль о браке с этим замечательным, любящем человеком - нонсенс. Ее щеки внезапно вспыхнули. «Должно быть, я сошла с ума…» - мысленно заключила Элизабет, но это безумие казалось ей таким сладким, что отказаться от него не было сил.
- Мисс Суонн… - не решительно промолвила Джессика – когда мы прибудем на Тортугу, я сойду с Жемчужины и на попутном корабле вернусь в Порт Роял. Я знаю, что мои родственники меня ищут, и я думаю, что смогу помочь вам, Уиллу и капитану Джеку разыскать сердце Дэви Джонса и уничтожить его. Поверьте, я на это способна!
Элизабет очнулась от своих мыслей и потрясенно взглянула на девушку.
- И вы не побоитесь, одна вернуться в Порт Роял, в обществе незнакомых мужчин?
- Нет – уверенно ответила Джессика – поверьте, за последние месяцы я пережила достаточно, что б научится за себя постоять.
Элизабет уважительно кивнула головой, но если быть откровенной ее сильно обрадовало намерение мисс Бофор, поскорее покинуть Черную Жемчужину.
- Я вам верю – сказала Элизабет и впервые приветливо улыбнулась девушке.
Теперь у нее появился повод пойти к Джеку чтоб предупредить о грозящей угрозе. Джессика вышла из каюты, оставив свои грязные лохмотья и полосатый кушак Джека.

Отредактировано Кэри (2007-08-22 21:11:47)

13

В тоже самое время, в резиденции Беккета:
- Но, это НЕВОЗМОЖНО! Двое взрослых людей не могут, просто провалится сквозь землю! – лорд в ярости стукнул ладонью по столу. – Это НОНСЕНС!
Стоящий перед ним Норрингтон невольно вздрогнул.
- Я делаю все возможное, милорд – он сглотнул – но они и в правду исчезли.
- Ладно – Беккет снизил тон – но вам удалось хоть что-то узнать?
- Да, разумеется. У одного из охранников был найден перстень пирата.
- Так я и знал! – Беккет даже поднялся на ноги от переполнявшего его возмущения – вашу охрану подкупили!
- Но, я лично его допрашивал, сэр. Охранник утверждает, что всего лишь продал Воробью бутылку рома.
- Значит, он лжет! – злобно искривив рот, заключил Беккет.
- Не думаю, сэр… Допрос проводился с пристрастием… Однако он все же отрицает свое участие в побеге Воробья.
Беккет сокрушенно покачал головой:
- Ну, просто отлично! Хорошо, что мы хоть смогли разрешить проблему с казнью. Отмены такого мероприятия народ бы нам не простил… – он криво усмехнулся.
- Да, к счастью у нас пока нет недостачи в пиратах.
Лорд бросил на Норингтона испепеляющий взгляд.
- То есть, я имел ввиду, – тут же поправился командор – нам повезло, что в этот момент у нас в тюрьме, случайно оказался еще один пират.
- Прекрасно, просто великолепно! – Беккет заложил руки за спину и принялся нервно ходить по кабинету.
- А вы знаете, что за девушка сидела в одной камере с Воробьем? – наконец спросил он своего подчиненного.
- Нет, милорд – Норингтону вдруг показалось, что в словах лорда прозвучала странная тревога.
- Эта девушка двоюродная племянница его Высочества Принца Уэльского!
- Что? – Норрингтон снова сглотнул, в горле немедленно пересохло – Надеюсь, вы шутите?
- Мне сейчас НЕ ДО ШУТОК! – сурово отрезал Беккет – Если с ней что-то случится, и мы не сможем вернуть ее в Лондон живой и НЕВРЕДИМОЙ! (Последнее просто невыполнимо!) то ни вас, ни меня здесь больше не будет! Вам ясно?!
Норрингтон был не в силах произнести ни слова.
- Мне донесли – наконец разрушил страшную тишину Беккет – что в день побега Воробья, на пристани видали корабль с черными парусами. Вам не кажется что это связанно?
- Но, милорд. Это невозможно – уверенно возразил Норрингтон – я своими глазами видел, как Черная Жемчужина развалилась на мелкие куски.
- В таком случае – уже спокойнее ответил лорд – это другой корабль с черными парусами. У меня надежные осведомители, так что эта информация верна на сто процентов. По этому, командор, берите наш самый быстроходный корабль и отправляйтесь в погоню.
- Но, куда? – Норрингтон удивленно смотрел на своего начальника – Куда мне плыть?
- Я полагаю – холодно ответил Беккет – вам лучше известно, ГДЕ могут прятаться пираты. Но, если ваши поиски не увенчаются успехом, то можете, не возвращается. Каждая минута уменьшает шансы обнаружить герцогиню живой, так что, отправляйтесь немедленно!
- Но, может нам стоит использовать, наконец, ту вещицу, что я вам доставил? – осторожно предложил командор.
Беккет на мгновенье задумался.
- Нет. Сейчас не время для этого – твердо отрезал он – Отправляйтесь в погоню, немедленно! Вы меня поняли?!
Норрингтон коротко поклонился и вышел из кабинета. Ему, вдруг показалась, что история странным образом повторяется. Он – командор Норрингтон отправляется на поиски Джека Воробья и в случае провала может лишиться своей должности и положения в обществе. Самый страшный его кошмар начал сбываться. Норрингтон стиснул зубы и, положив кисть на эфес шпаги, быстро зашагал к выходу.
В это время на Жемчужине.

Джек все еще стоял у штурвала, наслаждаясь красивым закатом, легким теплым ветром, трепавшим его длинные волосы и бутылкой отличного рома, когда вдруг услышал, чьи то тяжелые шаги. Он обернулся, рядом стоял Барбосса. От неожиданности Джек даже вздрогнул и поперхнулся.
- Не ожидал меня увидеть, Воробей? – с издевкой спросил воскресший пират.
- Капитан Воробей! – уточнил Джек внимательно рассматривая своего бывшего старпома. – Откуда ты здесь взялся? Неужто Джонс воскресил тебя в довесок к моему кораблю? – Джек нагло усмехнулся прямо в лицо Барбоссы.
- Тиа Далма вернула мне жизнь… - мрачно ответил тот – в обмен на помощь в твоем спасении.
- Что ж, полагаю, что ты уже выполнил это условие – продолжая, ухмыляется, ответил Джек – и на Тартуге мы расстанемся с тобой навсегда. Ты вовсе не тот человек, которого я желал бы видеть на своем корабле. А сейчас, рас ты уж все ровно тут, подержи штурвал, твоему капитану пора отдохнуть. День выдался не из легких – в последний раз нагло улыбнувшись Барбоссе, Джек развернулся на каблуках и отправился в свою каюту.
Глаза Барбосы налились кровью, но он все же подчинился, и лишь проводил своего соперника невидящим взглядом. «Ну, ничего» - злобно скрипя зубами, думал он «Не долго тебе осталось радоваться, птичка! Скоро Жемчужина вернется к своему законному капитану, а ты отправишься драить палубу на Летучем Голландце»
В каюте Джека все оказалось точно так, как он оставил в последний день перед крушением корабля… Все, даже недопитая бутылка рома! Он довольно улыбнулся и, взяв бутылку, решил исправить этот маленький недочет.

Автор Piratka, Кэролайн
Элизабет закончила зашнуровывать корсет и вышла на темную палубу, она видела, как капитан Джек прошествовал к себе в каюту, удача была на ее стороне. Девушка облизнула пересохшие губы, сердце ее ускорило ритм... «Сейчас самый подходящий момент!» промелькнула в голове мысль, заставляя перейти к действию.
Элизабет незаметно пересекла палубу и подошла к каюте Джека. Она замерла на секунду, словно набираясь решимости, и постучала в дверь.
- Да, кого там еще черт принес? - раздался знакомый голос.
- Джек, это я... – не громко отозвалась Элизабет.
Девушка услышала приближающиеся шаги, и дверь распахнулась.
- А это ты, любимая! - Джек широко улыбнулся. - Что ты забыла в моей пещере?
- Я пришла чтоб отдать тебе это… - быстро ответила Элизабет и, сунув в руки пирата полосатый кушак, прошла мимо него вглубь каюты.
- О! - Джек усмехнулся и, даже не взглянув на свой пояс, швырнул его на спинку стула – крошка Лизи решила, наконец, подчинится моему правилу - женщина на Жемчужине либо в платье, либо голая… Что ж, жаль, что я не приказал Гиббсу выбросить за борт это тряпье. 
Элизабет вспыхнула, но все же сдержалась и, повернувшись к капитану, смело взглянула ему в глаза.
- Может, ты все же предложишь мне присесть? – с вызовом спросила она – я хочу выпить глоток рома.
- Цыпа, обычно ты не бываешь так любезна ко мне и… моему рому! – подняв брови в наигранным удивлении, воскликнул Джек.
Элизабет опустилась на стул, и устало вздохнула. В этом вся суть их отношений: постоянная ирония, отчасти издевки... Как же ей, все это изменить?
- Джек... - прошептала она.
- Громче, дорогая! - рассмеялся Джек. - Тебя плохо слышно.
- Джек, я должна сказать... - она нервно закусила губу. - Тебе грозит опасность.
- А! ты решила искупить свою вину, оповестив меня о коварном предателе, что затаился на моем корабле? - Джек отхлебнул из бутылки, которую взял со стола - И это вместо извинений?
- Тебе все смешно! - Элизабет вскочила на ноги и подошла к нему почти вплотную. - Ну почему ты не можешь стать хоть на секундочку серьезным?
- Просто потому что с тобой не соскучишься, любимая! - Джек неожиданно протянул руку и провел пальцем по ее щеке. - А если тебя мучают угрызения совести, то это только твоя проблема...
Элизабет замерла под его прикосновением, жаркий след все еще горел на ее коже, даже когда он отошел.
«Как же мне ему все сказать? Как набраться смелости?» - ощущая гнев и отчаянье подумала она.

После того как Джессика поговорила с Элизабет, она окончательно прониклась к ней симпатией. В конце-концов, не каждая высокородная девушка была бы способна пожертвовать свою одежду и добровольно переодеться в плохо зашнурованное платье, столь не уместное на пиратском корабле. Припомнив сальные взгляды грубых головорезов из команды капитана Воробья, Джессика лишний раз позавидовала храбрости мисс Элизабет. Впрочем, она тут же
одернула себя: «Но всё же, среди них наверняка есть и достойные люди… Ведь они пошли на риск ради своего капитана, а мистер Тёрнер и вовсе ведет себя как настоящий джентльмен» Размышляя так, мисс Бофор никак не могла понять как мог благородный капитан Воробей так нечестно поступить с другом? Хотя, нужны ли вообще капитану Воробью друзья? Ведь он пират, и судя по полнейшему безразличию, которое мистер Джек проявлял теперь по отношению к бывшей сокамернице, дружба у пиратов была не в чести.
Простившись с последними романтическими иллюзиями, Джессика шла по темной нижней палубе,  продолжая мысленный диалог с самой собой.
«Как бы то ни было, я должна им помочь, ведь они все помогли мне», - сказала себе девушка. -  «Что ж, осталось только решить, как лучше добраться до мистера Бекетта… и… добыть сердце. Не трусьте мисс Бофор, настоящий пират бы не струсил. Настоящий… как Уилл Тёрнер, например?» - она усмехнулась, понимая, что как раз Уильям весьма далек от настоящего пиратства. «Хватит, Джесси!» - одернула себя Джессика. - «Хватит. Кроме того, у Уильяма есть невеста - Элизабет... Хотя, по-моему, не очень то он ей нужен…»
Ее размышления прервал чей-то приглушенный голос, раздавшийся прямо у её уха:
- Ну что, пупсик, попалась!
Джессика, вздрогнула и инстинктивно обернулась. Перед ней стоял грязный лысоватый матрос с большим сальным пузом:
- Хочешь со мной познакомиться? - при этих словах пират крепко обхватил талию девушки и, притянув её к себе, громко заржал.
- Ага! А потом со мной! - раздался еще один голос из-за спины. Обернувшись, Джессика в полутьме рассмотрела еще одного пирата - высокого, тощего с деревянным глазом. Явно не замечая её нежелания знакомиться, он потянулся к её волосам в нежном порыве. В ту же секунду его уши слегка оглохли от
пронзительного визга.
- Тихо! - возмутился толстяк, пытаясь зажать её рот, но сделать оказалось не легко, девица отчаянно вырывалась.
- Перестань! Тебе понравится, пупсик! - ободряюще прохрипел пират.
- Пустите!! -  требовала Джессика.
- Мы будем… нежными, эээ… как Платон! - глубокомысленно добавил одноглазый и облизнул пересохшие от возбуждения губы.
- В трюм, - скомандовал толстяк, наконец, зажав ей рот. И вдвоем, они потащили добычу в сторону палубного люка.

Уилл спустился в трюм по поручению Гиббса. В темное и самое нижнее помещение на корабле спускались достаточно редко, но, тем не менее, в трюме уже кто-то был. Постаравшись пригасить свет от фонаря, Уилл замер на месте и прислушался. Из-за складированных  в штабель бочек доносились странные звуки - какой-то  непонятный, почти мышиный писк, пыхтение, а затем послышались фразы:
- Я первый!
- Нет, я!
- Я первый, потому что я первый её заприметил!
- Ну и что! Ты всегда первый! Это не честно, я красивее и галантнее тебя!
- Еще скажи умнее!
- Да, и умнее!
- Ой, она брыкается, мой глаз!
Медлить более было нельзя. Мгновенно выхватив саблю, Уилл бросился в сторону бочек, и ему открылась следующая картина: Джессика отчаянно брыкалась, пытаясь вырваться из рук пиратов. Однако они и сами умудрялись мешать друг другу. Раджети держал девушку за ноги, а Пинтл, зажимавший её рот грубой лапищей, другой удерживал её под грудь. И каждый тянул добычу к себе. Их спор прекратил грозный голос, раздавшийся за их спинами.
- Отпустите её! Медленно! - приказал Уилл. Его сабля блеснула в дюйме от шеи Раджети, и испуганно икнув, он отпустил ноги Джессики без лишних возражений. Пинтл последовал его примеру. Оставив девушку в покое, пираты даже подняли вверх руки.
- Мы лишь пошутили, мистер Тёрнер… - с заискивающей улыбкой начал оправдываться Пинтл.
- Д-да, - подтвердил Раджети, - Только хотели познакомиться… и…
Его рассуждения прервала звонкая пощечина. Оказавшись на свободе, растрепанная и перепуганная Джессика, тем не менее, нашла силы отомстить пиратам чисто по-женски и вскоре оба негодяя получили по хорошей оплеухе. Затем, девушка бросилась прочь из трюма, оставив своего спасителя и обидчиков одних. Еще некоторое время угрожая нападавшим саблей, и предоставив девушке возможность добежать до каюты, Уилл и сам поднялся из трюма. Однако, на верхней палубе, он с удивлением заметил Джессику. Вместо того чтобы спрятаться в каюте, девушка явно ждала его. Она изо всех сил сдерживала дрожь, и пыталась не выказывать волнения, но пережитое видимо все еще давало о себе знать, и она спрятала дрожащие руки за спину.
- Все в порядке, мисс? - спросил Уилл.
Собравшись с силами, девушка подошла ближе:
- Спасибо, мистер Уильям, - её голос дрогнул, - Если бы не вы…
Она запнулась.
- Да не за что… - ответил Уилл, растерянно наблюдая, как странно блестят и часто моргают её глаза. Джессика шмыгнула носом и быстро закрыла лицо руками. Её плечи подрагивали, но если она и плакала, то совершенно беззвучно. Желая как-нибудь её утешить, Уилл обнял её словно маленького ребенка.
- Джесси, - тихо сказал он, намеренно позволив себе эту доверительную фамильярность, - Послушай, если хоть кто-нибудь еще тебя обидит, ему не жить. Так что сразу, говори мне и всё.
Девушка изумленно подняла не него взгляд, блестящих от слез глаз. Она то ли возмущалась, как он осмелился назвать её по имени, то ли всерьёз испугалась за жизни своих обидчиков, как бы то ни было поток слёз уже прекратился.
- Считайте, что пока я буду вашим старшим братом, мисс, - улыбнувшись, заверил её Уилл и, осторожно отстранив от себя дрожащую девушку,
проводил ее до каюты, а затем вновь спустился в трюм.

Отредактировано Кэри (2007-08-22 21:18:08)

14

Автор Piratka, Бэлл Уоркс
«Итак, ты пришла ко мне… Пришла почти ночью, сама…» -  Джек уже праздновал свою победу. Стараясь не выказывать торжество, он язвил и подшучивал, как обычно. Тем не менее соблазн был слишком велик, и поддаться ему хотелось как никогда. Вот она, так близко, стоит только протянуть руку. Через мгновение Джек действительно протянул руку, чтобы провести кончиками пальцев по нежной щеке девушки. Элизабет как раз бормотала какую-то невнятную чушь, оправдывая свой поздний визит, но как только он дотронулся до ее щеки, оправдания тут же прекратились. Джек чувствовал, что ей приятно это прикосновение, да и сам он уже ощущал поднимающуюся волну желания, но все же нашел в себе силы сделать шаг назад. Так, словно бы внезапно утратил к ней всякий интерес.
Элизабет выдохнула задержанный в легких воздух, и подарила пирату уничтожающий взгляд. Она уже была в ярости, но не знала, что это лишь начало игры. Внезапно он приблизился к ней вновь, и мягко обняв за талию, привлек к себе.
- Что ты делаешь?.. - сдавленно прошептала Элизабет. Однако прикосновения его рук уже лишили мисс Суонн способности к сопротивлению.
Джек едва заметно усмехнулся себе в усы и, склонившись к ее шее, едва ощутимо прикоснулся губами к нежной коже, там, где под ней почти незаметно пульсировала голубая жилка.
Совершенно не сомневаясь в результате своих манипуляций, Джек отстранился вновь и взглянул в лицо мисс Суонн. Как он и ожидал, глаза её оказались закрыты. Теперь нужно было лишь привлечь девицу к себе ближе, почувствовать ее горячее дыхание, и получить то, что она задолжала ему приковав к мачте, его же корабля.
Однако Элизабет внезапно открыла глаза и, вывернувшись из его рук, оттолкнула пирата прочь. Её взор пылал яростью.
- Капитан Воробей! - Элизабет оттолкнула пирата, сверкнув на него гневным взглядом. - Джек, ты хотя бы понял, что я сказала? Ты не слушаешь меня!
Джек состроил по-детски обиженную физиономию, но все же продолжил свою игру.
- Напротив… Я очень внимательно тебя слушал, и раз уж мисс решила избрать меня в качестве собеседника, я всего лишь хотел продолжить наш разговор, прерванный тогда появлением суши… - на губах пирата теперь сияла усмешка, а в глазах полыхала страсть, которая так и не смогла вырваться наружу. - Я просто подумал, что стоит начать с того же места, где мы и закончили!
Элизабет льстил этот взгляд, однако, притворно нахмурившись, мисс Суонн отвела глаза, как и подобало благородной леди. На самом деле она и сама была не против возобновления того опасного «разговора», но сейчас было нужно предупредить Джека о грядущей опасности.
- Джек, - совладав с чувствами, твердо сказала девушка, - Барбосса и Уилл хотят выдать тебя Дейви Джонсу!
На пару секунд воцарилось молчание, затем Джек отступил на шаг и мрачно усмехнулся:
- Ах, вот значит как… «Якшаться с пиратами не в моих правилах…» - подражая интонации Тернера, произнес он.
Элизабет вдруг стало не по себе. Похоже, капитан Воробей не ожидал такой подлости от Уилла.
- Он хочет освободить отца, Джек… - сказала она, подходя к капитану. - Его можно понять.
- Его ты понимаешь, однако почему никто не хочет понять меня? - спросил вдруг Джек, вновь приблизившись к девушке.
- Что ты хочешь этим сказать? - Элизабет приподняла бровь.
- Я о том, что сейчас я больше всего на свете хочу тебя, ведь ты знаешь это, цыпа…  - спокойно ответил Джек, - Разве я не заслужил награды?
Элизабет не знала, что отвечать, и не в силах отвести взгляд от его черных глаз лишь медленно отступала к переборке. Разговор на палубе «Жемчужины» казалось, вновь повторялся лишь с легкой сменой декораций и реплик.
- Но ведь ты добряк, - прошептала она чуть более страстно, чем полагалось испуганной девице, - Ты не станешь компрометировать мою честь…
Джек, казалось бы, на секунду задумался. Их лица вновь были в опасной близости друг от друга…
- Знаешь цыпа, - сказал, наконец, капитан, - после того как я узнал, что мистер Тёрнер решил меня предать, мне уже точно ничего не мешает.

Джек вдруг обнял девушку за талию и с силой притянул к себе, их губы соприкоснулись. Элизабет снова ощутила его пьянящий запах, восхитительную мягкость его губ, покалывание усов, и вскоре, попытавшаяся по началу вырваться, она окончательно обмякла в его объятиях... Силы уходили сами собой. Любопытство же разгоралось с неведомой прежде силой, побуждая забыть стыд и изведать до конца то, что казалось прежде таким запретным.

Автор Apple, Бэлл Уоркс
Уилл нес вечернюю вахту. Опершись о планширь, он всматривался в темнеющую даль вечернего моря и думал о ближайшем будущем – об обмене Джека на отца и корабль. Как бы ни хотелось Уиллу оправдать свой поступок, он прекрасно знал ему название – предательство. «Да это предательство» - в конце концов, признал юноша, - «А почему бы нет? Джек отдал меня на службу Морскому Дьяволу, и вряд ли мучался угрызениями совести. Более того, в это время он успел заморочить голову Элизабет! Так что, он это заслужил... Что посеешь – то и пожнёшь…»  Уилл вздохнул, прекрасно зная, что просто оправдывает обыкновенное, низкое желание отомстить.
От мрачных мыслей его отвлёк Коттон, явившийся ему на смену, и Уильям направился на камбуз, подальше от темноты сумерек, туда, где слышался голос, готовящего ужин Гиббса. Однако этим вечером Гиббс был явно не единственным, кто стряпал на камбузе.
Второй голос принадлежал Джессике, которая пыталась уберечь их и без того скромный ужин от привычной уже гибели от руки Гиббса.
Уильям на секунду замедлил шаг и улыбнулся. Пожалуй, Джессика была одним из немногих людей, которые могли прогнать прочь его мрачные мысли. "Проклятие!" – мысленно отругал себя юноша - "Неудавшемуся жениху дочери губернатора в самую пору начать увиваться за дочкой герцога. Кажется, Уильям тебе уже и без того ясно указали твоё место. Если, знатные девушки и склонны искать приключения, то на пиратских кораблях, а не в кузницах»
Спустившись в полутемное помещение камбуза, Уилл уже не улыбался, однако картина, представшая перед его взором, как минимум вызывала недоумение. Во-первых, мистер Гиббс был вытеснен со своего поста кока, а на камбузе явно верховодила дочь герцога. Заняв место у громадного жестяного котла, Джессика размешивала в нем, судя по запаху, что-то вполне съедобное.
- Нет, нет! Мистер Гиббс, это же Чили перец! Если сыпать его много, то на» Жемчужине» случиться пожар!
- Думаете, мисс? – пожал плечами пират, задумчиво заглянув внутрь жестяной баночки, запачканной красноватым порошком, - а в общем-то всегда определял на пробу, и мне нравилось, но раз мисс так считает…
- Уж поверьте мне мистер Гиббс, - рассмеялась девушка, - и команда скажет нам спасибо…
Незамеченный кулинарами Уилл наблюдал это действо, стоя в проеме двери.
Наконец, он вмешался:
- Никак не ожидал, что мисс де Бофор, любит проводить время на кухне.
- А! Мистер Тернер, - откликнулась Джессика, улыбнувшись на бегу по пути от котла к миске с нарезанными овощами, -  Вот видите, мистер Гиббс, запах нашего творения уже привлекает оголодавшую команду, не думаю, что так было раньше.
Гиббс промолчал, прекрасно помня, что раньше на камбуз команда являлась только по приказу капитана или уже умирая от голода.
- Что же касается кухни, - ответила Джессика, засыпая овощи в дышащий паром котёл, - то я просто напросто совершила самоуправство. Мистер Гиббс так усердно подсыпал перец в похлебку, что мы все рисковали остаться голодными. А потому, я всего лишь предложила ему скромную помощь.
- Что ж, капитан наверняка будет доволен… - сказал вдруг Уильям, и сам поразился язвительности своего тона, - Если заметит, конечно…
Джессика удивленно вскинула брови:
- А причем здесь капитан? – спросила она, несколько смутившись,  - Мы старались для всех…
- Да, нам всем несказанно повезло, - продолжал между тем Уильям, не в силах сдержать раздражения, - Девушки с кулинарными способностями, которым нравится жизнь среди пиратов, встречаются не часто…
Искренне не понимая, что происходит, но чувствую надвигающийся «шторм», мистер Гиббс пробурчал что-то про воду для мытья котла, и скрылся с поля боя от греха подальше.
- Зачем вы так... - Джессика опустила глаза, - Я думала о вас лучше.
Эти слова подействовали на Уилла отрезвляюще.
- Простите, мисс Бофор, - от стыда молодой человек уже не знал, куда ему деваться, - Я не знаю, что на меня нашло…
- Что вы хотите от меня услышать? - девушка смотрела на него, прямо в глаза, - Рассказ как бедненькая, глупенькая девочка совершила непростительную ошибку, о которой жалела всю свою жизнь? Вы не услышите такого рассказа, мистер Тёрнер. Потому что, сделанного не воротишь… Да я и не жалею о содеянном. В конце концов, одно разочарование не стоит этого…
- И кто же вас разочаровал? - Уилл сам не знал, зачем задал этот вопрос, и теперь чувствовал неловкость.
Девушка опустила глаза:
- О капитане Воробье ходит много слухов, но я поняла, что для того чтобы узнать человека, этого мало… Вот вы, например вы мистер Тернер, - я совсем ничего о вас не слышала, но мне кажется что вы человек, которому можно доверять…

Элизабет было очень сложно сопротивляться. Умелые руки Джека скользили по ее телу, и, казалось, она могла позволить ему сейчас все. Он целовал ее жадно, будто пытаясь компенсировать все те разы, когда ему было отказано.

Однако мысль, что надо бы остановиться, все же витала где-то в сознании. Когда же рассудок вновь заработал, Элизабет обнаружила себя уже лежащей на капитанской кровати:
- Отпусти меня, грязный пират! - попыталась прошипеть мисс Свон, как можно более грозно. Однако из-за сбившегося дыхания, интонация фразы получилась совсем не угрожающей. Не ожидав, от себя подобной вульгарности, Элизабет покраснела, а Джек тут же и продемонстрировал, что понял её возглас совершенно иначе, без труда найдя застёжку лифа.
- Грязный пират?! - не отрываясь от дела, Джек присвистнул. - Ты не права цыпа, тебе страшно повезло!
- В чем? - еще более сдавленно отозвалась девушка, не зная, что ей теперь делать.
- За меня дают одного мертвяка, и вероятно в придачу еще и целый корабль? Ведь Барбосса не стал бы помогать благородному мистеру Тёрнеру просто так.  – Джек хмыкнул - А твой я совершенно бесплатно!
Элизабет ничего не ответила, так как окончательно запуталась в своих чувствах. Страх и любопытство беспрерывно боролись между собой и было не ясно, что в итоге одержит верх.
- Кстати, цыпа, - сказал Джек, нежно поглаживая её обнаженное плечо, - тебе чертовски идет это платье!
Страсть затуманила сознание пирата, и казалась, что уже ни какие слова девушки не смогут удержать его от получения столь желаемого мгновения близости. В конце концов, Джеку действительно казалось, что он вполне имеет право получить эту маленькую компенсацию за нечестное поведение кузнеца Тернера. Кроме того, юная лицемерка и сама была не против оказаться в его объятиях, так зачем медлить? Шнуровка платья громко затрещала от бесцеремонного рывка.
- Нет! – тотчас вскрикнула девушка.
Ее голос несколько охладил пыл капитана. Элизабет испуганно прижимала к груди корсаж платья.
- Что не так? - спросил Джек, надеясь, что этот каприз не продлиться долго, однако мисс Суонн выглядела по настоящему испуганной. Пират вопросительно на нее посмотрел.
Элизабет молчала, однако в ее карих глазах читался неподдельный страх и мольба, она прижимала к груди ткань порванного платья так, словно бы от этого зависела её жизнь:
- Уходи! – коротко приказал Джек, резко поднявшись с кровати и открыв ей путь к отступлению, - Давай, беги к своему кузнецу!
Дважды просить не пришлось. Оказавшись на ногах, Элизабет торопливо направилась к двери каюты, стараясь не потерять на ходу сползающее платье. Взглянув на Джека последний раз со всем сожалением на какое была способна, она выскользнула за порог.
Как только она вышла, Джек прислонился спиной к двери и прикрыл глаза. Все его тело буквально горело от не выплеснутой страсти...
«Интересно, и с каких это пор я начал отказываться от того, что само плывет в руки?» - раздраженно подумал пират. Джек поморщился, все больше сердясь на ответ лезший в голову, но все было бесполезно. Он оказался крайне навязчивым, как и любая глупость.
В этот момент в дверь снова тихонько постучали.
Вздрогнув от неожиданности, Джек мысленно выругался, обернулся с твердой уверенностью, что если  любознательная мисс Суонн решила вдруг вернуться, то целой она уже не уйдет. Резко распахнув дверь, Джек уже приготовился съязвить, однако на пороге его ждал совсем другой посетитель. Широко улыбающийся Барбосса был последним, кого капитан Воробей запомнил перед тем, как получить хороший удар по голове.

15

Элизабет выскочила за дверь капитанской каюты. Ее сердце бешено колотилось, к лицу прилила кровь, а губы горели от страстных поцелуев пирата. Она была растеряна, испуганна и в то же время дрожала от возбуждения. Поцелуи Джека сильно отличались от тех, что дарил ей Уилл. Они были смелыми, требовательными… впрочем, как и его ласки. Элизабет вспомнила, какая неудержимая страсть полыхала в его глазах и внезапно поняла, что она чудом смогла сохранить свою честь.
«И все-таки он проявил благородство и позволил мне уйти…» - подумала мисс Суонн, на ходу застегивая корсет. «А это может значить только одно…» девушка не смогла сдержать самодовольную улыбку. Страх уже улетучился, уступив место совершенно другим эмоциям.
Элизабет быстро проскользнула к своей каюте, она не успела увидеть, как Барбосса вошел к Джеку, она все еще находилась под впечатлением от случившегося и была погружена в свои мысли, ничего не замечая вокруг.
Наконец, оказавшись в своей каюте, Элизабет опустилась на кровать и попыталась унять жар тела.
«Боже мой, что я делаю?!» Вдруг подумала она, проводя пальцами по припухшим губам. Но попытка пробудить в себе благоразумие оказалась тщетной. И мысли девушки вновь возвращали ее в капитанскую каюту, уж слишком велик был соблазн.
«Не думать о нем, просто не думать!» Наконец приказала себе Элизабет «Ведь если между нами что-то произойдет, мне придется рассказать все Уиллу... иначе было бы просто не честно».
Элизабет закусила нижнюю губу: «А что я ему скажу? Что свадьбы не будет, потому что я отдалась грязному пирату? Глупо».
- Господи, сделай так, чтобы все само разрешилось! – с отчаяньем прошептала она в темноту. - Я так запуталась!

Джек не появился на капитанском мостике даже при выполнении привычных маневров захода в гавань. «Черная Жемчужина» встала на рейде. По какой-то причине Барбосса заправлявший на палубе с утра, не отпустил команду на берег, однако, Гиббс, Марти и Коттоном пытались спустить шлюпку. Уилл подошел, чтобы помочь, когда наконец появился и тот человек, которого так срочно понадобилось переправить на сушу.
- Мисс Бофор? – опешил Уилл, не понимая, как и зачем она решилась сойти в разбойничьем порту.
- Да, я отправляюсь в порт, - сказала девушка с немного грустной улыбкой, - помощник капитана разрешил мне взять лодку и двух матросов, чтобы добраться до берега.
Уилл нахмурился и взглянул в сторону капитанского мостика, где горделиво возвышался «помощник капитана».
- Послушайте, мисс, - начал Уилл сурово, - вы хоть знаете, что это за место, Тортуга?..
- Я знаю… - прервала его Джессика, - Я не на столько глупа, мистер Тернер… Как сказал мистер Гиббс, в порту наверняка найдется торговый корабль, идущий в Порт Ройял…
Уилл не мог поверить: «неужели она всерьез вознамерилась помогать им?»
Ему захотелось хорошенько встряхнуть эту самонадеянную девчонку, возомнившую себя героиней, однако сейчас «героиня» смотрела на него с видом возмущенной герцогини и заявить ей, что-то в духе: «Да вы с ума сошли мисс!» Уилл не смог.
- А если такой корабль не найдется? – спросил он, надеясь, что этот вопрос отрезвит ее намерения. На мгновение ему показалось, что уверенность Джессики действительно пошатнулась, но удивительно быстро собравшись с духом, девушка мягко ответила:
- Мистер Тернер, я достаточно пережила и мне ничего не страшно.
- Значит, вы все же уходите? – спросил он вдруг, - Навсегда…
- Как знать… - ответила она, слегка смутившись, - Может быть, мы еще встретимся. Я была бы очень рада увидеть вас еще раз.
Мистер Гиббс все это время делавший вид, что совершенно не интересуется этим разговором, потерял таки терпение и закашлялся, намекая что пора бы уже спускаться в шлюпку. Последний раз взглянув на Уильяма, мисс Бофор начала спускаться по выбленкам корабельного трапа. Уилл смотрел на неё, искренне надеясь, что удачливости Джессики хватит хотя бы для того, чтоб живой вернуться в Порт Ройял и не наделать глупостей. В успех замысла по похищению сердца, он совершенно не верил.
Уилл не мог понять, что сейчас чувствует, что случилось: только что он был уверен в окружающем его мире, а теперь все переворачивается с ног на голову. Он был подавлен, так же как и час назад, но теперь он переживал не от холодности и невнимания Элизабет, а из-за едва знакомой девушки, так безоглядно отправившейся на встречу опасности.

Тернер подошел к палубному люку, и уже собирался спуститься вниз, как вдруг услышал рядом чьи-то шаги.
- А, малыш Уилли! – Весело гаркнул Барбосса, хлопнув по спине задумавшегося юношу – дело сделано! Джек связан, а любимый папаша на пол пути к свободе!
Уилл удивленно уставился на пирата:
- Но я думал, что мы сделаем это завтра…
- Я специально не сообщал об изменении в своих планах, ведь я уверен, что ваша ненаглядная невестушка наверняка предупредила Джека.
- Почему вы так в этом уверены? – мрачно спросил Уилл.
- Хотя бы потому – усмехнулся старый пират – что эта крошка, выскользнула из каюты Воробья, попутно затягивая корсет.
К лицу Уилла прилила кровь:
- Ты лжешь, мерзавец! – воскликнул он, хватаясь за шпагу:
- А вы навестите экс капитана, и спросите у него сами! – пират расхохотался.
В этот момент головорезы Барбоссы вывели на палубу мистера Гиббса, он громко чертыхался и был весь красный от ярости.
- Будь ты, проклят, Барбосса! – кричал старик – ты уже второй раз предаешь своего капитана! Ты не соблюдаешь наш кодекс!!!
- Повесить его. – Равнодушно бросил Барбосса, и двое матросов поволокли Гиббса к мачте.
Нет!!! – громко крикнул Уилл – Я не позволю вам этого сделать!
Барбосса удивленно на него посмотрел и, хмыкнув, отдал своим пиратам новый приказ:
- Выкиньте старика за борт, и высадите всех, кто не хочет плыть под моей командой. Завтра мы найдем новых людей и отплывем с острова. Затем он снова повернулся к Уиллу – А вы, мистер Тернер, отправляйтесь к Джеку и заберите у него компас. Только вы хотите увидеться с Дэви Джонсом, так что курс – ваша проблема.

Уилл быстро направился в капитанскую каюту, сердце ускорило ритм, кровь стучала в висках. Он распахнул дверь и уставился на связанного пирата. Джек смерил его взглядом и скривил губы в злой ухмылке.
- О-о! А вот и ты, евнух! Признаться я удивлен, что Барбосса тебя опередил… Ты оказывается не только евнух, но и трус, дружок!
Уилл не выдержал, и ударил пирата по лицу. Тот упал на спину и долго пытался встать, со связанными руками это было сделать очень не просто.
- А ты смельчак! - сказал Джек, усевшись, наконец, на полу. - Ударить связанного!
- Элизабет видели в твоей каюте - отрезал Уилл.
- Да? - Джек оглянулся по сторонам. - Не вижу ее!
- Ты знаешь, о чем я, Джек... - угрожающе сказал Тернер. - Ее видели, полураздетой...
- И как же я такое пропустил! - Джек все еще ерничал. Но уже в следующую секунду выражение его лица резко переменилось, в глазах появилась грусть.
- Уилл, а ты, правда, собираешься сдать меня Джонсу? – вдруг, серьезно спросил он.
Уилл молчал, он не ожидал такого вопроса, прямо в лоб, и невольно опустил глаза.

Да, Тернер избегал смотреть в лицо связанного Джека. Тот же взирал на него снизу вверх с неподдельно серьезным и смиренно-удрученным выражением. С таким, с каким когда-то стоял на эшафоте в Порт Ройяле, в тот день, когда юный кузнец не задумываясь, рискнул жизнью и положением что бы его спасти.
Спасти друга и славного малого, как тогда он считал, поставив под удар даже свое возможное счастье с Элизабет. Тогда Тернер и Воробей действительно были друзьями… или Уиллу это только казалось?
Капитан ждал ответа, продолжая сверлить соперника упрекающим взглядом.
- Я пришел за компасом, - уклонился от прямого ответа Тернер. Джек иронически улыбнулся:
- Ну, так смелее! В данной ситуации, я вряд ли смогу помешать тебе его забрать.
Уилл стиснул зубы и, наклонившись, снял с пояса пирата старый компас, проигнорировав на этот раз направленный в свой адрес сарказм.
- Значит, это ты хочешь найти Дэви Джонса? Возвращаешься к нему на службу? - с надеждой спросил капитан Воробей.
- Я хочу вернуть отца - сухо ответил Уилл.
- А-а… - протянул Джек, понимающе, - Благородный поступок…
Уилл вновь ничего не ответил, однако вид у него был удрученный.
- И не смотря на то, что Билл-Прихлоп давно мертв… - продолжил рассуждать Джек, пристально глядя на бывшего друга, - А я жив… Ты собираешься совершить сделку с дьяволом, Уильям, обречь живого человека на вечные муки. Уверен, что сможешь с этим жить?
Тернер неожиданно криво улыбнулся, Джек давил на жалость, но не учел одного - эти слава вызвали у молодого Тернера еще не забывшееся воспоминание.
- Спасти своего родного отца? Уберечь Элизабет от страшной ошибки, и заодно избавить мир от самого подлого и бесчестного пирата, отдавшего меня в рабство к Джонсу… - юноша сделал вид что задумался… - Да…, думаю, что это по мне.
Закончив фразу, он развернулся и вышел из каюты, оставив обескураженного капитана Воробья наедине с его мыслями… и страхами.

16

Джек остался совсем один в полутемном помещении своей огромной каюты.
Хмель полностью выветрился из его головы, и страшная реальность буквально обрушался на пирата.
Его снова предали! И снова Барбосса, да еще и в компании с парнем, которого Джек всегда считал добродушным простачком. Но хуже всего было то, что Воробей знал - теперь его уже не высадят на необитаемом острове, и даже не вздернут на рее (чего, в общем-то тоже, не хотелось) его отдадут Дэви Джонсу! Провести сто лет в рабстве, постепенно превращаясь в скользкого рыбоподобного монстра - пожалуй, это была самая страшная участь, которую Джек мог только себе вообразить.
Представив себя с плавниками и жабрами, капитан Воробей невольно поежился.
«Да, а малыш Тернер быстро оперился. Что ж, моя школа…» - пират невесело улыбнулся… но тут же вздрогнул. Ему вдруг показалось, что в темном углу раздался едва слышный шорох. Джек невольно вспомнил жуткое лицо Прихлопа Билла, его зеленоватую покрытую полипами кожу и почувствовал, как на голове зашевелились корни волос, а тело обдало холодом…
- Хоть бы бутылку рома, оставили, заразы! – крикнул в пустоту капитан, с грустью понимая, что его все равно никто не слышит.
Тяжело вздохнув, Джек сел на полу, подтянув коленки к животу. «И, до чего же, несправедлива жизнь! Еще пару часов назад я был абсолютно счастливым человеком, а теперь?» - он обиженно потер связанными впереди руками левый глаз, размазав по щеке сурьму.
«Интересно, что поделывает сейчас мисс Суонн... судя по реакции евнуха она не знает, что Барбосса немного изменил свой план… Черт, похоже крошка действительно хотела помочь…» Джек мечтательно прикрыл глаза, представляя как Элизабет пробирается в капитанскую каюту, освобождает его от веревок и они сливаются в страстном и долгом поцелуе. И затем… Нет! Сначала они убегут с корабля и скроются на Тортуге…
Дальше перед мысленным взором сам собой возник залитый лунным светом пляж и обнаженная Элизабет выходящая из морских волн. Она подошла присела рядом и обняла... холодными, мокрыми руками. Консулась его шеи... А затем… жуткий голос Джонса зазвучал почти у самого уха: «Пришло время платить, Джек. Пришло время платить!..»
В этот момент в дальнем углу каюты снова раздался шорох, и задремавший капитан Воробей проснулся, ощущая на своем лбу капли холодного пота.

Гиббс выбрался на берег и, отплевываясь и чертыхаясь, поплелся в ближайшую таверну.
Настроение у него было настолько гадким, что просто жить не хотелось. Зайдя в таверну с красноречивым названием «Большая кружка», Гиббс порылся в мокрых карманах и, отыскав последнею монету, взял себе кружку самого дешевого рома. Затем он отправился на поиски подходящего места, где можно было посидеть и спокойно выпить.
В дальнем углу таверны Гиббс заметил пожилого мужчину, примерно его возраста, одетого в скромный, но опрятный костюм. Судя по опущенной голове и подрагивающим плечам, он тихо плакал.
«Должно быть, у этого приятного господина большое горе» - подумал старый пират «а это значит, что он с охотой угостит кружкой доброго рома, того, кто захочет выслушать его печальную историю и найдет слова утешения»
С такими намерениями Гиббс и подошел к столу незнакомца.
- Здравствуй, приятель – не громко начал он разговор – можно старому моряку, сесть с тобой рядом и выпить тут свой ром?
Седой мужчина поднял на него свои потускневшие черные глаза и слабо кивнул.
Гиббс сел и повнимательнее присмотревшись к мужчине, который, судя по всему, тоже был бывалым моряком, осторожно спросил:
- Что заставило тебя, друг моряк, проливать слезы? Неужто, вдовцом стал?
- Нет – спокойно и очень грустно ответил старый моряк, я потерял сына.
- О… - Многозначительно протянул Гиббс – У меня тоже, когда-то были сыновья. Но потом пришла война и… - он не закончил фразу. – Очень тяжело терять дорогого тебе человека, особенно если знаешь, что он должен был тебя пережить. Меня зовут Джошеми Гиббс, и я старший помощник капитана на одном корабле… эээ… вернее бывший…
- В таком случае у нас много общего – мрачно улыбнулся старый моряк – Меня зовут Джеймс Бартон и я капитан торгового судна королевского флота… бывший капитан.

Рассвет занимался на востоке, но Элизабет не спалось. Она вышла на палубу, чтоб вздохнуть свежего утреннего воздуха, девушка знала, что мисс Бофор уже покинула корабль, но оставалась в неведение относительно свершившегося бунта. Элизабет стояла, опершись руками о планширь, и мечтательно вглядываясь в бескрайнее предрассветное небо, как вдруг услышала у себя за спиной голос Уилла:
- Ну что, уже привела себя в порядок? - резко спросил он.
- О чем ты? – непонимающе глядя на жениха, спросила девушка.
- О твоем распущенном корсете. - Уилл не сводил с нее глаз.
- Уилл, что ты говоришь?! – возмущенно воскликнула Элизабет.
- Я все знаю, ты подло поступила с Джеком, но еще хуже ты поступаешь со мной. Ты заставила нас спасать пирата, рассчитывая познакомиться с ним поближе? Тебе понравилось с ним целоваться? Отвечай!
- Да как ты смеешь так со мной говорить?! - Элизабет возмещено скрестила на груди руки - Ты сам хотел спасти его, чтобы потом отдать Джонсу!
- Это была идея Тиа Далмы. И мне начинает казаться, что она специально так сказала... Она знала, о твоих чувствах! – Уилл еще никогда не говорил с невестой в таком тоне, и потому сейчас она заметно растерялась.
- Неужели, ты бы сам не хотел спасти Джека? – Элизабет решила сменить тактику и ласково заглянула в глаза жениху. – Он же наш друг…
- Я его спас. И отдам Джонсу. – взяв себя в руки, сухо ответил Уилл и показал девушке компас.
- Что?! - Элизабет отшатнулась. - Ты его предал? Как ты мог?!
- Элизабет, ты сама знаешь, что я поступил правильно. И твой любимый Джек поступил бы точно так же. – Сказав это, Тернер отстранил девушку со своего пути, и направился к палубному люку.
Еще минуту Элизабет стояла, кипя от гнева и обиды.
«Как Уилл мог так поступить?» мысленно спрашивала она себя, и не могла ответить, тот Уилл, которого она знала, не мог бы придать Джека.
- Джек… – уже в слух прошептала Элизабет и бросилась к капитанской каюте.

17

К ее счастью у дверей не было выставлено охраны. Мало того, сама каюта оказалась не заперта. Радуясь удаче, Элизабет приоткрыла дверь и проскользнула внутрь. Она боялась увидеть Джека в крови, избитого и обессиленного, но он оказался вполне цел, не считая ссадины на лбу и съехавшей на бок банданы. Заметив Элизабет, пират радостно улыбнулся.
- А вот и ты, любимая... – нежно проговорил он и тут же приободрившись заметил – Как раз вовремя... Скорее, освободи мне руки!
- Джек! - Элизабет бросилась к нему. - Кто это сделал?
- Твой ненаглядный Уилл! Он совершил свой самый мужественный поступок – ударил и обокрал беззащитного пленника, правда этот подарок... - Джек продемонстрировал связанные веревкой руки - мне оставил Барбосса.
- Я помогу! - девушка принялась судорожно развязывать тугие морские узлы - Но Уилл... как он мог?
- Цыпа, он поступил, так, как должен был поступить… - философски заметил Джек.
- Это подло!
- Ты же знаешь, что я поступал так же по отношению к нему.
Элизабет остановилась и посмотрела на пирата. Он усмехнулся и подмигнул девушке, а потом одними губами произнес: «Моя школа!»
Девушка покачала головой и, не обращая внимания на его дурачества, вновь начала дергать веревки.
- Лиззи... – внезапно окликнул её капитан.
Элизабет подняла голову. Но не успела она даже спросить: «что?», как воспользовавшись моментом Джек поцеловал ее в губы. На миг мисс Суонн замерла, но затем не устояла и ответила на поцелуй.
- Отлично! - голос Уилла вернул её к реальности, - Я вижу Барбоса иногда все же говорит правду...
- Это всё он!.. - воскликнула девушка.
Джек молчал с видом исполненным презрения и торжества. Элизабет стремительно краснела.
- Хватит... - глаза Уилла вспыхнули гневом. - Идем!
Девушка не успела ничего возразить, как жених уже схватил её за руку и поволок из каюты.
- Пусти меня! – возмущенно кричала Элизабет, упираясь и стараясь вырваться.
- Так вот каков твой выбор?! – зло спорил ее Уильям, втащив в каюту старпома, - Он же пират!
- А у меня богатый опыт общения с пиратами! - процедила сквозь зубы разъяренная мисс Суонн, освободив наконец-то руку. Она с силой оттолкнула жениха и, не говоря больше ни слова, он вышел и запер снаружи дверь.

«Он меня запер!» - в ярости Элизабет нарезала круги по каюте, придумывая, что бы такое разбить. Но разбить в каюте Гиббса было решительно нечего, а плакать когда тебя никто не видит глупо и бессмысленно. Элизабет бросилась на кровать. Джек в ловушке, Уилл сговорился с Барбоссой, а она как самая глупая девица на свете позволила себя целовать, вместо того чтобы скорее освободить этого презренного негодяя!
Элизабет было плохо. Все обернулись против неё... «Уилл уже начал вести себя со мной словно ревнивый муж, Барбосса захватил корабль, а Джек... Да и он просто играет со мной, как с одной из продажных девиц, добряк, черт его возьми!»
Элизабет свернулась на кровати клубком, подтянув ноги к животу. Пышная юбка платья позволяла завернуться в нее как в одеяло.
«Джек был рад, когда я пришла» подумала она вдруг, «Зачем мы все стали друг-другу врагами?..»
Когда она проснулась, было уже утро… Поднявшись с кровати мисс Суонн явственно ощутила качку и поняла, что Жемчужина уже вышла в открытое море. Корабль шел под всеми парусами, на встречу "Летучему Голландцу".

Уилл смотрел, как волны разбиваются о борт корабля. Они вышли в открытое море, а значит, он стал на шаг ближе к спасению отца. Однако это мысль его не радовала. Похоже, вытолкав с обвинениями несостоявшегося мужа за дверь, мисс Свонн была не так уж и не права. Предательство друга пиратский поступок. Уилл старался отогнать от себя эти мысли.
«Что ж, раз я пират значит и говорить не о чем!» злобно подумал он, «Джек лишь испытает то, на что не раз обрекал меня! Он получит то что заслужил, за меня и Элизабет!»
Но на самом деле Уилл кривил душой. Червячок по имени «совесть» был неумолим и продолжал грызть свою жертву изнутри. И сейчас Уиллу было впору позавидовать Воробью, у которого рома в крови было больше чем благородства.
Уильям подумал о том, что испытал облегчение при виде целующихся Элизабет и Джека. В конце концов ему самому с Элизабет не быть, он это знал. Мысли о Джессике все больше занимали его голову. «Я тоже не был с Элизабет до конца честным, так чем она хуже? Ну, положим, она не хуже, но Джек! А что, Джек? Джек такой по своей сути. Пират, разбойник. Дамский угодник. И это он сейчас сидит связанный в каюте, а не я.»
Уилл отвернулся и заметил бутылку рома, лежащую прямо на полу у входа в каюту. Такую одинокую, вдали от своего владельца.

Джек пытался развязать веревки зубами, но у него это плохо получалось. Услышав шаги, пленный резко откинулся на спину и принял скучающий вид.
- Джек! - раздался голос Уилла.
- О! Наш благородный юноша! - отозвался пират и сел, прислонившись спиной к стене. - Что же тебя сюда занесло? Хочешь отнять у меня еще что-то?
- Корабль вышел в море, я думаю тебе это интересно. – Сухо ответил Тернер.
- Я знаю, что ты собираешься сделать - улыбнулся Джек. - И не надо мне рассказывать, как тебе жаль...
- Мне не жаль - ответил Уилл.
- Что ж, я рад за тебя в таком случае!
- Я принес тебе вот это, - Уилл поставил перед Джеком бутылку.
- Решил загладить вину? - Джек обнажил зубы в усмешке - Тогда мало принес!
- Могу и забрать, - парировал Уилл.
- Да, пожалуйста!
Примирения не получалось. Да и могло ли оно теперь быть... Уилл вышел, оставив бутылку стоять на полу. Пару минут Джек с подозрением рассматривал темную бутылку, затем облизнул губы, и пробормотал себе в усы:
- Ну, отравить ром, пожалуй слишком для Тернера...
После этого схватив добычу за горлышко, он решил не отказывать себе в удовольствии осушить бутыль до дна...
Живительная влага обожгла пересохшее горло пирата, однако, сделав пару глотков он нехотя оторвался от темного горлышка. Джек решил пить медленно, маленькими глотками, чтобы растянуть удовольствие от возможно последней бутыли алкоголя. Раз Жемчужина уже вышла в открытое море, это означало, что надежды на спасение нет. Сбегать было некуда.
Парадоксально, но корабль, который совсем недавно спас жизнь своему капитану, теперь нес его на встречу верной погибели. И никто, даже Элизабет, ни может теперь этому помешать.

«Да что же это за проклятье такое?» - уже не совсем отдавая себе отчета в мыслях, думал Джек. «Это наверное особый талант! Потому как только я выпутываюсь из одной жуткой передряги так тут же ухитряюсь угодить в другую, еще более худшую. Может это все от того что я продал свою душу Джонсу, вряд ли?» - он тряхнул головой отгоняя мысли о Джонсе и Голландце. В голове уже изрядно гудело и бутылка была почти совсем пустой. «Сейчас бы сюда мисс Суонн... но видимо бедная мисси так и не узнает, как это сладко…" Джек пьяно ухмыльнулся, и забормотал закрыв глаза - "Как это сладко... пират и настоящая леди" Представляя себе эту ситуацию во всех возможных деталях он скоро и сам не заметил, как погрузился в приятный сон.

18

В тоже время на Летучем Голландце:
Дэви Джонс стоял на капитанском мостике и пристально всматривался в морскую даль. Он чувствовал приближение новой души, души которую ждал уже более тринадцати лет и ни как не мог получить. Джек Воробей приближался.

Этим ранним утром на борт Голландца вернулись пятеро его матросов. Джонс отправил их на Черной Жемчужине в Порт Роял, взыскать его должника. Но, эти олухи ни только не добыли Воробья, но и упустили корабль. Джонс был в ярости. Но вскоре он ощутил, что предназначенная ему в услужение душа сама движется на встречу своему хозяину.
Джек Воробей находится на Жемчужине и с каждой минутой становится все ближе и ближе.
Теперь, когда Кракен, залечивал свои раны на морском дне, такая удача была как раз кстати! Джонс уже отдал своим матросам-амфибиям приказ изменить курс на северо-восток, именно оттуда к ним приближалась Черная Жемчужина, и теперь два одинаково величественных корабля шли точно навстречу друг другу, хотя до этой встречи и оставалось еще более трех суток пути.
«Ничего» - думал Джонс «Я ждал этого дня четырнадцать лет, подожду еще и три дня… Теперь я сам разделаюсь с Воробьем. И посмотрю как он будет страдать, корчась от невыносимой боли, пока не издохнет, дабы превратится в моего вечного раба!»

Вопреки всем вероятным ожиданиям мисс Бофор добралась до Ямайки целой и невредимой. На её счастье подходящий торговый корабль нашелся весьма быстро. Незаметно присоединившись к разгрузке контрабандного груза под видом портового мальчишки, девушка пробралась на палубу и спряталась в одной из бочек, составленных в нижнем отсеке.
Путешествие было не очень приятным, поскольку помещение оказалось кубриком и бедная девушка была лишена сна жутким храпом команды. Сидя в крайне неудобной позе, она утешала себя размышлениями о том, как был мил мистер Тернер при прощании с ней.
Зато утром ей удалось услышать разговор о том, что корабль направляется прямиком в Порт Ройял. Более того, как только он бросил якорь в столь нужном Джессике порту, бочку в которой она находилась, вынесли вместе с другим грузом. Улучив подходящий момент мисс Бофор покинула свое убежище и направилась прямиком к патрулю.
- О! Господа! - воскликнула она, вцепившись в руку одного из солдат, - Наконец-то! Я герцогиня Джорджиана Аннабель де Бофор! Умоляю помогите! Я столько прежила... о, эти пираты... эти ужасные пираты!..
Артистично шмыгая носом, мисс Бофор заламывала руки, замечая что её натиск произвел должное впечатление. Доблестные гвардейцы, слегка ошарашенные её напором и громким титулом, застыли с открытыми ртами.

Убедительно попросив о помощи и хорошенько разъяснив, что её ищет сам лорд Беккет, приблизительно через полчаса девушка добилась того, что её отвели к нему в резиденцию.
Она возникла на пороге его приемной, оборванная, несчастная, но сохранившая аристократизм манер и разговора. Увидев её, Лорд Беккет был впечатлен и ошеломлен, не менее солдат.
Не смотря на редкое появление в его окружении дам и неоднозначность самой ситуации, мистер Беккет вскоре предложил мисс Бофор чашку чая и с готовностью выслушал рассказ Джессики об ужасном обращении на пиратском корабле и побеге с него. Благо, что ночь проведенная в бочке, весьма способствовала правдоподобию этого рассказа.
- Вы очень отважная девушка... - начал лорд, поднимаясь со своего места и машинально наливая в рюмку коньяк из граненного графина, - Как же вы добрались сюда?
- Я добралась на корабле... - всхлипывая отозвалась герцогиня, забывшись и совсем не аристократично вытирая нос рукавом.
Выдавив улыбку Катлер протянул ей свой накрахмаленный носовой платок. Девица с благодарностью высморкалась к него.
- О... Мистер Беккет! Как я рада, что вернулась! Ведь вы поможете мне?! Вы поможете вернуться к дяде, - хлопая мокрыми ресницами, она мяла его платок в руках... Беккет снисходительно улыбнулся:
- Конечно, дитя моё... думаю, вам следует остаться в этом доме... Вам пришлют служанку и вы не будете нуждаться ни в чем.
- О, мистер Беккет! Вы так милы! Спасибо, вы настоящий джентльмен! – искренне поблагодарила его девушка.
- Да, - не удержался между тем лорд, - Еще один вопрос... когда вы были в плену, дитя моё... эти пираты.. кто-нибудь из них прикасался к вам?
Беккет с трудом подбирал слова, ибо юный возраст его собеседницы не позволял даже надеяться, что она вообще его поймет. Однако она похоже поняла.
- О... о... - ответила она, разрыдавшись с новой силой и уткнувшись в его платок.
- Ну, что вы дитя моё! - поспешил утешить слишком громкие рыдания Беккет, с трудом сдержав улыбку, - Обещаю, никто из них не останется безнаказанным, а мне же вы можете доверять целиком и полностью...
С этими словами, лорд Беккет позвонил в колокольчик, стоящий у него на столе, и передал заплаканную гостью в руки служанке.

19

Утром Элизабет разбудил настойчивый стук в дверь.
- Кто там? – протирая глаза, спросила девушка. И только тогда вспомнила, что ее заперли, а Джека…
Дверь открылась, и на пороге появился Уилл.
- Я принес тебе немного воды для умывания… - не громко сказал он – А затем ты сможешь прогуляться по палубе и поесть вместе с командой. Скоро уже время обеда.
Игнорируя его любезность, Элизабет ничего не ответила, но через пятнадцать минут она все же вышла на залитую солнцем палубу. День был замечательным, в отличие от ее настроения. Уилл сопровождал невесту, как будто она была под конвоем. Пройдя к капитанскому мостику, девушка, наконец, не выдержала и обернулась к жениху. Их взгляды встретились, но Уилл отвернулся и безразлично уставился в море.
"Негодяй!" - мысленно огрызнулась Элизабет, но все же справившись со злостью решила действовать хитростью.
Подойдя к своему жениху почти вплотную, девушка положила руку ему на плечо.
- Уилл... - тихо позвала она. - Неужели нет другого способа спасти твоего отца?
- А ты предлагаешь принять бой "Летучего Голландца"? - с несвойственной ему иронией спросил Тернер, - Ради Джека?
- Совершенно верно, молодой человек! – поддержал его хриплый голос Барбосы. - Чертовка сделает все, чтобы спасти своего любовника!
"Любовника"! – это слово резануло слух Элизабет, и лезвием прошлось по сердцу Уилла.
- Да как вы смеете, капитан Барбоса! – в ярости сжав кулаки, воскликнула мисс Суонн – Вы негодяй и убийца! Не смейте вмешиваться в наш разговор!
- Не надо злиться, принцесса, иначе морщины появятся! - злорадно рассмеявшись, подмигнул ей пират и обратился к Уиллу: - Вы правильно поступаете, мистер Тернер, как настоящий мужчина.
- Как пират! – огрызнулась Элизабет.
- Но ведь вам они то как раз и нравятся? - улыбнулся Барбосса.
Элизабет покраснела и, отвернувшись, отошла в сторону.
Мужчины спорили о курсе корабля и о деталях разговора с Джонсом. А Элизабет хотела только одного - вернуться в тот день, когда она отправилась на Черной Жемчужине искать Уилла.
- Если бы можно было все изменить! - горько сказала она, глядя на блеск солнца в лазурных волнах.

Порт Роял – резиденция Лорда Беккета.
После столь удачного спектакля разыгранного перед лордом Беккетом, мисс Бофор была размещена в его доме со всем возможным удобством, который мог обеспечить холостой мужчина. В распоряжение племянницы высокородного дяди была отряжена гостевая комната и горничная средних лет. Эта почтенная дама помогла Джессике избавиться от её обносков и принять ванну, за что девушка была ей искренне благодарна. Когда же закутавшись в мягкий халат, Джессика расположилась перед камином, чтобы просушить волосы, в дверь деликатно постучали. Суровый господин со шрамом на щеке внес в комнату большую коробку, в которой оказалось совершенно новое, изысканное платье и записка с вежливой просьбой «оказать честь и отужинать в обществе гостеприимного хозяина дома». Отказывать было не вежливо. Джессика приняла это приглашения, надеясь очаровать шефа Ост Индийской Торговой Компании и выяснить что-нибудь о местонахождении сердца Дэви Джонса.
Платье оказалось в пору. «Похоже, у лорда Беккета наметанный глаз», - улыбнулась Джессика, разглядывая себя в зеркале, - «И даже есть вкус». Нежный кремовый атлас и белые кружева эффектно оттеняли её легкий загар, и мисс Бофор искренне надеялась на успех своего предприятия.
К ужину она спускалась, следуя за слугой, который проводил её в просторную столовую. «Приемная и кабинет лорда Беккета находятся как раз напротив», - подумала мисс Бофор, стараясь запомнить расположение комнат незнакомого дома. Через мгновение она появилась на пороге столовой, одарив Беккета юношески открытым взглядом и самой очаровательной улыбкой.
- Добрый вечер, мисс Бофор, - ответив улыбкой на улыбку, приветствовал её хозяин дома.
Он стоял в проеме дверей террасы, ведущей в сад, безупречный, спокойный, в строгом камзоле без излишних витиеватостей. Сервированный стол и два прислуживающих лакея ждали и, сделав шаг к гостье, лорд Беккет произнес:
- Я очень рад, что вы приняли мое приглашение, мисс, Вы оказываете мне честь…
Оценив любезность, мисс Бофор пошла навстречу, застенчиво потупив взгляд в пол и выражая смущение. Впрочем, ей не пришлось особо стараться. Этот ужин на двоих в обществе взрослого мужчины был первым в её жизни.
- Не стоит благодарностей, милорд, - произнесла она, - Вы были ко мне так любезны, я просто не могла отказать…
Вполне удовлетворившись благодарным видом и смущением девушки, лорд Беккет самодовольно улыбнулся и, коснувшись губами её руки, позволил себе комплимент:
- Вы исключительно очаровательны…
Катлер проводил гостью к столу и заметил:
- Да… Мисс Бофор, я должен извиниться за глупость моих подчиненных. За то, что вас бросили в тюрьму, не разобравшись. Все виновные наказаны. Однако все же вам следовало сразу потребовать проводить вас ко мне.
Джессика виновато улыбнулась, рассматривая серебряную вилку, и подумала: «А я и просила…». В слух же она произнесла:
- Я так была напугана, что даже не подумала просить о чьей-то помощи, но к счастью все обошлось…
- Не расстраивайтесь, мисс, с этого момента в вашей жизни все пойдет на лад, и все забудется как дурной сон, - утешал лорд и мисс Бофор, старательно не подавая вида, услужливо продолжила изображать непонятливую глупышку. Горячее блюдо прошло под ничего не значащую болтовню о дяде мисс Бофор. Второе блюдо – под рассказ о тяжести будней служителя ОИТК, и когда мисс Джессика придумала вопрос, наводящий разговор на нужную ей тему, лорд Беккет неожиданно спросил:
- Вы когда-нибудь давали показания, мисс Бофор?
Джессика подняла на лорда изумленный взгляд и настороженно ответила:
- Нет…
Лакей между тем установил перед ней крем-брюле в серебряной креманке.
- Дело в том, - заявил лорд, - Что когда мерзавцы, похитившие вас будут схвачены, вам придется дать показания, о том, что они сделали. Это нужно для того, чтобы предъявить обвинения.
- О Боже… - прошептала девушка, вспоминая о своих друзьях. Давать показания против них ей совсем не хотелось.
- Это может очень плохо сказаться на вашей репутации, - продолжал между тем лорд, - Я имею в виду то, о чем мы говорили в моем кабинете…
Холодный расчетливый взгляд служителя ОИТК сейчас совсем не походил на взгляд гостеприимного хозяина, с которым Беккет встретил юную герцогиню. Джессике показалось, что её загоняют в какую-то ловушку.
- А я могу… не давать показания? – мило улыбнувшись, спросила мисс Бофор, ковырнув крохотной ложечкой десерт.
- Боюсь, что нет… - так же мило улыбнувшись, ответил Беккет. Он поднялся со своего места и приблизился к мисс Бофор. По мановению его руки, лакеи вышли вон.
- Но я знаю, как избежать этой неприятной процедуры, - доверительно сказал лорд, расхаживая по комнате, - Вам следует описать все, что с вами случилось, на бумаге. Эти показания никто и никогда не увидит. Я обещаю. Они просто лягут в архив, и никто не будет вас допрашивать. Однако на суде мерзавцам, похитившим вас, будет не отпереться.

20

Чувствуя резко участившееся сердцебиение, мисс Бофор выдавила улыбку, осознавая, что лорд Катлер Беккет только что предложил ей на бумаге описать её так называемое бесчестье и передать сей документ ему в руки. «Неужели я произвела впечатление такой дурочки», - поразилась девушка. Пауза затягивалась, Беккет ждал реакции.
- О! Милорд! – воскликнула Джессика, - Вы прекрасно придумали! Я действительно хочу скорее забыть обо всем!.. Вы так милы!
Лорд Беккет снова потеплел взглядом и ответил на её возглас улыбкой. «Мне не повезло» - подумал он, - «Она круглая идиотка. Впрочем, для того, чтобы рожать детей, ум не обязателен».

Ужин был окончен, а Джессика так и не приблизилась к цели. Чего нельзя сказать о мистере Беккете. Судя по всему, он уже успел сформировать на счет своей гостьи кое-какие планы. Искренне надеясь, что пребывание в его доме не затянется до написания «показаний», мисс Бофор затаилась в своей комнате, делая вид, что уснула. Служанка уже помогла облачиться ей в ночную рубашку и, забравшись под одеяло, Джессика ждала, когда все звуки в доме затихнут.
Наконец, решив, что время подошло, девушка выбралась из постели. В комнате оказалось холодно, но накинуть на плечи было нечего. Стоически перенося это неудобство, мисс Бофор прошмыгнула в коридор, оставаясь в одной рубашке. Крадучись по темной лестнице, девушка спустилась в холл. Дверь в кабинет Беккета оказалась приоткрытой, более того там был зажжен свет. Подкравшись к ней поближе, мисс Бофор заглянула внутрь. В кабинете никого не было. Не веря такой удаче, девушка бросилась «в бой». Все важные вещи деловые мужчины хранят в кабинете, а значит, сердце Джонса вполне могло оказаться в одном из тайников или шкатулок. Обведя «поле битвы» взглядом, Джессика начала обыск. Через минуту ей удалось найти тайник в секретере. Еще через две запертую шкатулку в ящике стола, и еще один потайной шкаф за картиной. К сожалению, заглянуть ни в шкаф, и в шкатулку не представлялось возможным, а в секретере оказались одни бумаги. Но выход был найден. Мисс Бофор как раз пыталась прослушать сердцебиение, приложившись ухом к шкатулке, как из коридора послышались шаги.

Бежать уже было поздно и потому, чтобы не оказаться обнаруженной мисс Бофор забралась в камин и подтянула поближе его экран.
- Как обстоят дела с губернатором? Он все еще продолжает задавать неуместные вопросы? - раздался голос сурового господина со шрамом, принесшего днем платье.
- Нет… - спокойно ответил хозяин кабинета – Теперь мистер Суонн стал покорным, как школьник перед учителем с розгами…
Услышав знакомую фамилию, Джессика постаралась рассмотреть говоривших, выглянув в не загороженную каминным экраном щелку.
Облаченный в халат лорд слегка улыбнулся и продолжил с некоторым презрением:
- Губернатор слишком любит свою дочь. Кстати, отдайте эти бумаги ему на подпись.
В ответ мужчина со шрамом лишь понимающе кивнул, и, сложив листки во внутренний карман камзола, спросил:
- А как ваша гостья, сэр?
- Что? – переспросил Беккет, - А… она меня утомила. Ох, уж эта безрассудная молодость…
Суровый господин промолчал.
- Мне нужна кое-какая услуга, Мерсер – сказал лорд, послышались шаги и звук открывшейся дверцы. Затем на стол поставили не большой деревянный сундучок.
- Да, сэр… эту вещицу действительно лучше перепрятать, или похоронить. Слишком неспокойные настали времена, - усмехнувшись, прокомментировал суровый господин по имени Мерсер.
- Да, даже стенам собственного дома нельзя доверять, верно? Откройте его, - приказал лорд.
С замиранием сердца в полной тишине мисс Бофор услышала глухой стук, точно такой же как тот что звучит в груди человека. Вновь выглянув в щелку, оставленную между камином и его экраном, девушка заметила как лорд Беккет, рассматривает что-то внутри небольшого ящика.
- Чертова вещица… - заметил Мерсер, - Куда прикажете его теперь?
- Похоронить? – задумчиво переспросил лорд, - Хорошая идея. Закопайте, его в саду.
- Как прикажете, милорд.
Через мгновение странный слуга удалился, забрав ящик, а лорд Беккет оставался в кабинете еще несколько минут, разбирая бумаги и занимаясь какими-то делами. Наконец, и он захотел спать. Прихватив с собой подсвечник, лорд вышел из кабинета и запер дверь.

Оставшись в темном, опустевшем кабинете Джессика выбралась из своего укрытия. Её белая рубашка покрылась сажей, но эта проблема была ничтожна в сравнении с другими. Во-первых, лорд Беккет приказал закопать сердце Джонса. А во-вторых, выбраться из кабинета через дверь не представлялось возможным.
Ночевать в камине не хотелось совершенно. Побродив некоторое время по комнате, мисс Бофор поняла, что единственно возможный выход в данной ситуации – окно, благо кабинет был на первом этаже. Осторожно, стараясь производить как можно меньше шума, Джессика забралась на подоконник и повернула латунный шпингалет и через мгновение тяжелая рама повернулась на петлях, впустив в комнату свежий ночной воздух.
Под окном благоухали розы. Садовник хорошо постарался. Клумба оказалась очень пышной и широкой, так что любой прыжок из окна не мог бы остаться незамеченным. Джессика вздохнула и перевела взгляд к легкой рейковой шпалере, по которой взбирался плющ. Делать было нечего. Собравшись с духом, девушка встала на подоконник и, прикрыв насколько было возможно окно кабинета, шагнула на край шпалеры. Умоляя Бога, чтобы хлипкое сооружение оказалось в состоянии её выдержать, Джессика карабкалась к открытому ставню второго этажа. Цикады стрекотали, заглушая шум её продвижения к цели, а мисс Бофор подбадривала себя мыслями о том, что горничная не затворяла ставень её спальни, и она находилась как раз в этой части дома.
Наконец, благополучно добравшись до второго этажа, Джессика вступила на подоконник и легко спрыгнула в темную комнату.

Наконец, благополучно добравшись до второго этажа, Джессика вступила на подоконник и легко спрыгнула в темную комнату. Спальня оказалась не её.
Окинув комнату взглядом, девушка с растерянностью заметила, что кровать стояла не у той стены. Но не успела Джессика сделать и шага к выходу, как дверь отворилась, и на пороге возник сам хозяин спальни. Озадаченный лорд Беккет застыл в дверном проеме, сжимая в руке канделябр с зажженными свечами. Присутствия полураздетой мисс Бофор в своей комнате в столь поздний час он явно не ожидал.
- Мисс Бофор? – недоуменно спросил он, окидывая её взглядом.
Джессика сжалась от ужаса.
- Милорд… О Господи… - выдохнула девушка, интуитивно закрыв слишком обнаженные плечи руками.
- Что вы зде... – начал он, но Джессика его перебила.
- О! Я перепутала комнаты… я… я искала служанку!.. да!.. - начала она громко, - И забыла где моя спальня…
Беккет недоверчиво приподнял бровь.
- О боже, я такая глупая, умоляю простите меня милорд! – поспешно извинилась Джессика, продвигаясь к выходу, - Я умудрялась заблудиться и в собственном доме…
- Охотно верю, пробормотал Беккет и более громко добавил, - Ваша комната дальше по коридору, через одну дверь… Я провожу вас, если позволите?
- Нет!.. – отказалась девушка, его вопрос застал её уже на пороге, - Я найду… Спасибо… Спокойной ночи, милорд.
- Спокойной ночи, мисс – ответил Беккет, закрывая за ней дверь.
Приведя дыхание в норму, мисс Бофор забралась в неприятно холодную постель. Спать не хотелось и, воспользовавшись уединением, девушка подумала, что лорд Беккет хотя и производит впечатление приятного человека, далеко не так мил, каким может и хочет ей показаться. Чего только стоил разговор о так называемых «показаниях». Нет, этот человек всегда знает, что и зачем делает. Однако, как и любой честолюбец, он недооценивал людей, что помогло Джессике так удачно сыграть её роль. Впрочем, не смотря на все успехи, «злоупотреблять гостеприимством» лорда девушка не хотела. Решив, что завтра же она отправится на самое подробное исследование сада, мисс Бофор наконец-то заснула.

21

И снова на "Черной Жемчужине".
Время тянулось очень медленно и двое суток, которые прошли с момента их выхода в море, показались вечностью. Практически все это время Элизабет провела в своей каюте, в которой была заперта на замок, ее выпускали лишь на пол часа в день, подышать свежим морским воздухом, и вновь провожали в импровизированную камеру.
Уилл, был с ней подчеркнуто, вежлив, в те редкие минуты, когда им приходилось видеться, случайно сталкиваясь на палубе. В остальное время он занимался исключительно установкой верного курса, то и дело сверяясь с компасом Джека. Однако и Тернер вовсе не выглядел счастливым.
Капитан Джек Воробей по-прежнему находился под замком в своей каюте, но Уилл заботился о том, чтоб у пленника всегда было достаточно рома, чтобы не трезветь.
Сердце Элизабет съедала тоска, ведь с каждой минутой все они приближались к трагической развязке истории, в которой не суждено было свершиться счастливому концу.
Но больше всего девушка страдала оттого, что не сможет как следует попрощаться с Джеком. А ведь она обещала его спасти… Но этому обещанию не суждено было исполнится, как и тому что дочь губернатора когда то дала простому оружейнику. Ведь теперь, одна только мысль о браке с Уильямом Тернером казалась Элизабет неприемлемой. И хотя умом она могла понять Уилла, сердце мисс Суонн охватывал ужас, как только она представляла себе холодное, безжизненное тело Джека, лежащее на палубе Летучего Голландца.

Утром третьего дня пути, ее как обычно, выпустили из каюты, и Элизабет отправилась прогуливаться по верхней палубе Жемчужины. Внезапно мисс Суонн ощутила дуновение холодного ветра, очень странного для этого времени года. Он был сырой и промозглый, словно дыхание самой смерти. Повинуясь голосу интуиции, девушка спряталась за стоящими на палубе бочками, и незаметно выглядывая из своего укрытия, стала внимательно всматриваться в горизонт.

Уилл стоял на палубе, держа перед собой волшебный компас, они шли в открытом море уже третий день, и все это время, душу юноши, терзали противоречия и внутренняя борьба.
С момента их последней встречи, он ни разу больше не видел Джека и не разговаривал с ним. Но внимательно следил, чтоб головорезы Барбоссы не забывали постоянно, кормить и поить пленника. Он даже регулярно снабжал капитана Воробья ромом, ведь в трезвом состоянии переживать томительное ожидание смерти, было бы совсем невыносимо.
С юго-востока, неожиданно подул холодный ветер, заставив Уилла зябко поежиться.
Он внезапно вспомнил об Элизабет, и в душе тут же заскребли кошки. Ведь их отношения за эти дни окончательно разладились. Девушка все время была грустна, и отворачивалась от него каждый раз, когда он хотел хоть как-то изменить ситуацию.
«Я должен это сделать» убеждал себя Уилл «Я должен спасти своего отца!»
Но говорить себе это ему приходилось, все чаще и чаще, с каждым часом, приближавшим их к встрече с Летучим Голландцем.

На палубе внезапно появился Барбосса, похоже, что он был не в самом лучшем расположении духа. Увидев Уилла, пират быстро направился к нему, видимо, чтобы узнать курс, но по пути задел ногой и опрокинул ведро с помоями.
- Тысячи чертей!!! – разразился Барбосса громким ругательством – Кто у нас сегодня драит палубу?!
- Пинтл, сэр… – поспешно ответил ему побледневший от страха Раджети.
- Тогда какого же черта, он прохлаждается?! – яростно взревел капитан.
- Пинтл пошел относить еду и ром капитану Дже… вашему пленнику, сэр – поспешно поправился одноглазый пират и, икнув, кинул многозначительный взгляд сначала на Тернера, а затем в сторону капитанской каюты.
Барбосса на мгновение замолчал, пристально взглянув на Уилла и словно обдумывая какую-то идею, а затем на его губах появилась гадкая ухмылка, и пират снова обратился к Раджети:
- А ну-ка, отправляйся в каюту капитана и приведи сюда Джека Воробья! Пусть отрабатывает свои харчи. Всегда хотел увидеть, как этот щенок драит палубу на моем корабле.
- Вам все мало? - вдруг неожиданно зло спросил Уилл, - Он и так смертник.
Барбосса обернулся и с деланным недоумением посмотрел на юношу.
- Странный вы человек, Мистер Тернер… Сначала заступились за Гиббса, но это еще я мог понять – старик всегда неплохо к вам относился. Но с какой стати, вы заступаетесь за того, кто дважды прикрывался вами, подставляя под удар вместо себя? Или может, вы просто не равнодушны к красавчику Джеку? – на губах пирата появилась ухмылка – И действительно, зачем вам мертвый папаша, когда есть живой и такой обаятельный Джек Воробей! А что? Отличная вышла бы у вас троих семейка! Джек и две его девки…
Барбосса громко расхохотался. А оскорбленный Уилл, вскипев от ярости, внезапно шагнул вперед и с размаха ударил капитана по лицу. И в ту же минуту, двое высоких пиратов, крепко схватили его за руки.
- Зря вы так, мистер Тернер, – Барбосса преложил руку к ушибленной скуле, и мрачно взглянул на оставшуюся на пальцах кровь - ведь я здесь капитан, а вы всего лишь гость на моем корабле. За такую выходку я запросто бы мог накормить вас пеньковой кашей, или вовсе отправить за борт на корм рыбам. Да и потом Дэви Джонсу будет гораздо легче отдать нам лишь Жемчужину в обмен на Джека Воробья, чем расстаться с одной из своих порабощенных душ. Да еще к тому же совсем свежей, всего то десятилетней давности!
Уилл молчал, мрачно глядя на пирата.
- Но я не стану делать ни того, ни другого, мистер Тернер. Отпустите его!
Двое пиратов отпустили руки Уилла.
- Уговор есть уговор – продолжил капитан, многозначительно и зло глядя в глаза юноши - Однако учтите, что ваш кредит моей доброты с этого момента исчерпан.
Уилл снова смолчал.
- Приведите сюда Воробья! – гаркнул Барбосса, повернувшись к все тем же, двум матросам.

22

Через пару минут на палубе уже стоял Джек. Судя по всему, он был прилично пьян, так как его слегка пошатывало.
Нервно оглядевшись по сторонам и, видимо убедившись, что корабля Джонса нигде не видно, он криво улыбнулся, в своей обычной насмешливой манере.
- И какая же причина побудила вас, господа, оторвать меня от столь приятной трапезы? Неужели все же решили вывести на прогулку?
Барбосса злобно искривил рот. И приблизившись ко все еще связанному Джеку, схватил его за ворот рубашки.
- Ты сейчас пленник на моем, смекаешь, на МОЕМ корабле! – выделив интонацией предпоследнее слово, издевательски прохрипел пират, дыша Джеку прямо в лицо – И я приказываю тебе встать на карачки и драить эту чертову палубу!
Барбосса пнул ногой валявшееся ведро.
- И что бы через четверть часа палуба сверкала как стеклышко! – он разжал хватку, и разрезал веревку, стягивающую руки пленника, давая ему возможность исполнить приказ.
Но Джек лишь вновь усмехнулся.
- А ты попробуй меня заставить… - с вызовом произнес он, потирая затекшие запястья.
Придя в бешенство от такой наглости, Барбосса выхватил свой пистолет и направил дуло в голову Джека.
- Что ж, прекрасно! Стреляй… - ничуть ни смутился Воробей – и ты избавишь мою душу от столетнего рабства. А Джонс, я уверен, будит очень рад, когда увидит, что ты отнял у его «рыбок» корабль, смекаешь?
При этих словах Джек заглянул в лицо капитана и хитро ему подмигнул.
- Как думаешь, что он с тобой сделает?
- Ты прав, птичка… - мрачно пробормотал Барбосса – в таком случае, я не стану в тебя стрелять.
Он сунул пистолет обратно за пояс и, вновь повернувшись к своим матросам, отдал им новый приказ:
- Раздеть наглеца и как следует накормить пеньковой кашей!
Джек зло прищурил глаза и напрягся, приготовившись драться.
- Хватит! – Снова вмешался Уилл и, выхватив саблю, встал между Барбоссой и Джеком. – Я вам этого не позволю!
Он угрожающе поднес лезвие к шее Барбоссы.
И в эту секунду один из матросов издал крик ужаса, указывая пальцем куда-то вдаль.
В десятке саженях от Жемчужины, скользил по волнам корабль-призрак, он стремительно приближался.
- Летучий Голландец... – мрачно произнес Барбосса, оттолкнув направленную на него саблю Тернера. - А я то думал, чего это вдруг смертью повеяло.
При слове «Голландец» Джек заметно побледнел и попытался ретироваться к трюму, но один из головорезов Барбосы заметил его маневр, и крепко схватил за плечо.
Все стоявшие на палубе заворожено смотрели, как корабль Морского Дьявола постепенно все ближе подходит к Черной Жемчужине. Уже были отчетливо видны его рваные - покрытые плесенью паруса, почерневшие мачты, и жуткий, торчащий вперед киль, в виде челюстей гигантской зубастой рыбы.
По спине Уилла пробежал холодок, он вспомнил, как впервые увидел этот жуткий корабль. Тогда Джек отдал его Морскому Дьяволу в уплату своего долга, а теперь им предстояло поменяться местами.

На носу Голландца стоял сам Дэви Джонс. Уже было видно, как шевелятся щупальца на его голове. Еще пару минут спустя, корабли подошли друг к другу настолько близко, что любой из находившихся на борту мог в деталях разглядеть соседнюю палубу.
Переговоры начал Барбосса:
- Для меня честь приветствовать тебя, о Великий Повелитель морей, Дэви Джонс! – торжественно выкрикнул пират. Мы уже давно искали с тобой встречи…
- Да, кто ты такой, человечишка, что бы искать встречи с Морским Дьяволом? – леденящим душу голосом спросил Джонс. И щупальца на его голове слегка дрогнули.
- Я капитан Барбосса, и я привез тебе подарочек.
- А… Это ты забрал Жемчужину и изрубил на части лучших моих матросов… – Джонс показал клешней на двух амфибий, которые стояли рядом с ним на палубе и до сих пор выглядели не совсем целыми.
- Прости, мою наглость, – ничуть не растерявшись, все также торжественно продолжал Барбосса – но я не украл, а лишь взял товар в кредит!
Пират доброжелательно улыбнулся.
- Зато сейчас принес плату!
- Да? – смягчившись, спросил Джонс – И какова же твоя плата?
- Я привез тебе того, кто давно должен заплатить по долгам – Ответил Барбосса и, схватив Джека за шиворот, подтолкнул к краю палубы.
- Я предлагаю тебе его душу в обмен на Черную Жемчужину и свободу Прихлопа Билла.
Услышав последние слова капитана, Уилл нахмурился, но убрал свою саблю, обратно в ножны.
Дэви Джонс задумался, при этом одна из его щупалец извлекла, откуда-то, уже дымящуюся трубку и отправила ее в подобие рта. Он затянулся.
- Что ж, предложение интересное делаешь ты, пират…
- Знаешь, Дэви, на твоем месте я бы не согласился, – нервно улыбаясь и активно жестикулируя руками, зачастил Джек – Стоит ли брать такую мелкую и грязную душонку, как моя, в обмен на великолепный корабль и столь ценного члена команды, как Билл Прихлоп? Так что подумай, как следует!
Пират выразительно поднял вверх указательный палец и вновь улыбнулся.
Все щупальца Джонса свились в клубок, как масса жалящих друг друга змей.
- Я беру его! – твердо заявил он - Перекинуть сходни!

23

Несколько амфибий тотчас приволокли поросшие ракушками и водорослями сходни и перекинули их с борта Голландца на борт Жемчужины, образовав подобие моста. Барбосса сильно подтолкнул побледневшего от ужаса и уже переставшего улыбаться Джека к краю палубы.
- Нет, стойте! – воскликнул Уилл – Сначала пусть освободит отца!
- На лице Джонса, если это вообще можно было так назвать, появилось подобие улыбки.
- Морской Дьявол всегда держит свое слово и выполняет соглашения… - он повернулся к стоящему среди его команды Биллу Прихлопу, на лице которого отразилась надежда, и громко произнес: - Ты СВОБОДЕН Билл Тернер! Я больше не держу тебя…
- «Свободен, свободен» – тотчас эхом повторили десятки голосов проклятых Джонсом моряков, а Прихлоп сразу ступил на сходни и перешел на Жемчужину.

И вот он уже стоял на палубе рядом со своим сыном. Тело Билла стремительно менялось – с лица исчезли вросшие водоросли и полипы, кожа снова приобрела естественный цвет, карие глаза заблестели. И только возникшее странное внутреннее свечение отличало его от обычного человека. Теперь было видно, что они и в правду похожи с сыном, почти как две капли воды.
- Отец… - дрогнувшим голосом произнес Уилл и заключил Билла в крепкие объятия.
- Спасибо тебе, сынок, – тихо и ласково поблагодарил Прихлоп – но я должен теперь уйти.
В глазах Уилла появились слезы:
- И ты навсегда меня покинешь? – чуть слышно спросил он.
- Нет, сынок, мы с тобой еще обязательно встретимся, но всему свое время – Прихлоп ласково улыбнулся, его тело уже светилось заметно сильнее, чем минуту назад.
- И ты не пожелаешь мне ничего на прощанье? – сдерживая подступившие слезы, снова спросил Уилл.
- Пожелаю – спокойно ответил Прихлоп, и улыбка исчезла с его губ, на лице отражалась печаль и умиротворение, он положил руку на плечо сына – у тебя чистая и светлая душа, Уилл. Береги ее. И всегда слушай свое сердце, оно не обманет. И помни, я никогда не перестану любить тебя, сынок.
Он последний раз нежно сжал руку сына.
И в этот момент с неба над Жемчужиной упал яркий столб света, слишком белый для солнечного и слишком теплый для лунного. Это был не земной свет. Билл Прихлоп оказался прямо в центре этого светового столба.
- До свидания, Уилл… – с мягко произнес он, и тело пирата начало медленно подниматься, постепенно растворяясь в белом сиянии. Еще мгновение и видение исчезло.
Вся жуткая команда Джонса, словно зачарованная следила, за этим зрелищем, и каждый из них мечтал сейчас оказаться на месте Билла Прихлопа.
Команда Барбосы тоже была потрясена увиденным, и даже самые отъявленные головорезы стали, крестится, и шептать выученные еще в детстве молитвы.
- И так, я выполнил первую часть нашей сделки! – эти слова Джонса вывили всех из оцепенения. – Теперь пришлите ко мне Воробья!
Пришедший в себя Барбосса, обернулся, но увидел что Джека нет рядом. Тот уже прокрался на другой конец палубы, и пытался спрятаться в трюме. Однако люди Барбосы быстро поймали его и приволокли обратно.
- Что, опять пытался сбежать? – Гневно спросил Джонс.
- Нет. Всего лишь хотел прихватить с собой немного рома… – состроив невинное выражение, ответил Джек, на Голландце ведь нет рома?.. Я так и думал.
- Хватит болтать, Воробей, пришло время платить по твоим долгам! – прогремел Дэви Джонс – отправьте его сюда!
Барбосса схватил Джека и поволок к краю палубы. Еще мгновение и подталкиваемый в спину саблями, капитан Воробей, неуверенно ступил на сходни, ведущие к Голландцу. Обернувшись, чтоб в последний раз взглянуть на Жемчужину, он столкнулся взглядом с Уиллом, при этом в темно карих глазах пирата читалось такое отчаянье и мольба, что Тернер невольно отвернулся, а его сердце болезненно кольнула совесть.

Когда Джек, наконец, перешел на Летучий Голландец и его со всех сторон окружили амфибии Джонса. Барбосса громко крикнул ему.
- Нам запомнится тот день, когда был выгодно продан Джек Воробей! Ой! Простите! КАКПИТАН Джек Воробей! – он отдал издевательский поклон и громко расхохотался, охотно поддержанный ликующей командой. Затем старый пират повернулся к Уиллу, который все еще стоял, как вкопанный, и пристально смотрел в след уходящему кораблю-призраку.
- Ну, что, мистер Тернер, дело сделано! – он крепко хлопнул юношу по плечу – теперь я высажу вас и мисс Суонн в ближайшем пиратском порту. Что бы вы, смогли, наконец, провести с ней первую брачную ночь, если конечно красавчик Джек вас не опередил.
Пират снова хмыкнул. А затем задумчиво спросил
- А, кстати, где мисс Суонн?
До Уилла не сразу дошел смысл его слов. Чувства и разум юноши были заняты мыслями о предательстве друга. О последнем взгляде Джека, таком несчастном и умоляющем. И о словах отца, относительно того, что всегда нужно доверять своему сердцу.
«А, ты ведь, был прав, Джек, я действительно не смогу с этим жить…» - мысленно проговорил Уилл.
Тем временем, Барбосса грубо толкнул его в плечо.
- Эй, Тернер, где твоя невеста? Мы ни как не можем найти мисс Суонн.
Уилл обернулся
- Что? – растерянно переспросил Уилл.
- Что значит, «что»?! – разозлился Барбосса - Невесту твою найти не можем! Неужели Прихлоп Билл, прихватил с собой на небо и твои мозги?!
Уилл, наконец, опомнился и озабоченно наморщил лоб.
- Как это вы не можете найти Элизабет? – он бросился к каюте невесты. Но она оказалось пуста.
Страшная мысль промелькнула в голове Тернера. Его бросило в жар.
Тем временем люди Барбоссы обшарили весь корабль, но так и не смогли найти Элизабет.
«Она пробралась на Голландец» - в ужасе думал Уилл «Она отправилась на Голландец, потому что я продал Джека Морскому Дьяволу!» - с этим он уже точно ни смог бы жить. И полностью осознав свою вину, Уилл бросился к Барбосе.
- Мы должны развернуться и догнать Голландец!
- Что??? – пират так удивился, что его кустистые брови поднялись, чуть ли, не до середины лба – Вы точно лишились ума, мистер Тернер!
- Нет, просто Элизабет… Ее нет на Жемчужине! Я уверен, что она пробралась на корабль Джонса, и сейчас в большой опасности!
- Да? Ну, может это для вас и к лучшему – подумав, заключил Барбосса – кому нужна такая сумасшедшая девка?
Пират захохотал, обнажив ужасные зубы.
- Будем считать, что мы отдали Джонсу две души, ведь если рассудить справедливо, он продешевил. Зато теперь все честно – мы отдали Джека за Прихлопа Билла, а ваша очаровательная мисс Лиззи, вполне компенсирует Джонсу утрату Жемчужины, а то и с лихвой! - Барбосса сделал характерное движение бедрами, а все собравшиеся на палубе пираты дружно заржали.
Вскипев, Уилл выхватил шпагу и вновь приставил к горлу Барбоссы.
- Мы сейчас же развернем корабль и отправимся догонять Голландец! – его голос дрожал от гнева.
- Нет, мистер Тернер – спокойно возразил новый капитан Жемчужины, отстраняя саблю от своей шеи – это ВЫ отправитесь… на шлюпке. Если вам так хочется поскорее расстаться с жизнью, вслед за вашей чокнутой невестой. А мы, мирно продолжим путь на Тортугу, где собираемся, как следует отметить выгодную сделку. Как вам такой вариант?
Уилл опустил саблю, он понял, что выбора у него нет, и слабо кивнул.

Через несколько минут, прихватив в собой лишь пару заряженных пистолетов, верную саблю, и компас Джека, Уилл спустился с борта Черной Жемчужины на маленькую шлюпку и принялся ожесточенно грести в сторону Голландца который не успел еще отойти достаточно далеко.
- Прощайте, мистер Тернер! – крикнул ему вслед Барбосса – думаю, мы, вряд ли, еще с вами увидимся, хотя мне и жаль. Такие редкостные остолопы, рождаются на свет не так уж и часто!
Уилл продолжал работать веслами, не обращая внимания на провожавший его гогот пиратов. В голове юноши билась только одна мысль:
«Я должен… Я должен спасти Элизабет!»

24

Предупреждение. Сцена жестокости. :(   

На Летучем Голландце:
Возможно, она поступила глупо. Возможно, безрассудно. Но Элизабет точно знала, что она в ладах со своей совестью.
Было очень сложно наблюдать за происходящим на палубе и не вмешиваться, но девушка понимала, что ничего не сможет сделать против целой команды пиратов. Однако, в тот момент, когда Барбосса приказал избить Джека кошкой, она все же не выдержала и едва не выскочила из своего укрытия. Но тут раздался крик матроса - на горизонте появился корабль-призрак.
С замиранием сердца Элизабет смотрела на ужасного осьминогоголового монстра, с которым вел торг капитан Барбосса. Она видела, как происходит обмен, но боялась высунуться из-за бочек. Ей почему-то до последнего казалось, что Уилл что-нибудь предпримет, что-нибудь сделает, и Джек будет свободен...
Но Уилл сделал то, что хотел - спас отца. Барбосса получил "Жемчужину". А пират, идущий по сходням к "Летучему Голландцу", еще не знал, что на него смотрит девушка, ставшая его истинной сторонницей.

Элизабет почему-то очень легко удалось пробраться на корабль Дэви Джонса. Она пряталась между какими-то покрытыми ракушками ящиками и бочками, пока пыталась подойти поближе.
Джонс с победным видом сжал в клешне ворот рубашки Джека и почти вплотную притянул его к себе.
- Морской Дьявол всегда забирает свои долги! - произнес монстр и, затянувшись, выпустил клуб сизого дыма прямо в лицо пленника - Я даже не знаю, что мне с тобой сделать... Так я долго ждал этого момента, а сейчас такое замешательство…
Джонс рассмеялся.
Команда корабля-призрака молчала не осмеливаясь лезть с советами. Джек, было открыл рот чтобы что-то сказать, но видимо все же решил воздержаться. Сполна насладившись этой ужасающей тишиной, Джонс сказал:
- Что ж... В былые времена за опоздание на корабль, матросу полагалось три дюжины плетей, - монстр разжал клешню и оттолкнул от себя пирата - Думаю мы возродим эту традицию... Боцман! Всыпь ему как следует!
- Будет сделано, сэр! - прорычал чудовищный монстр, лицо которого уже мало походило на человеческое.
- Отличное начало службы, ни так ли, Воробей? – насмешливо осведомился Морской Дьявол.
- Капитан!… - Джек нервно улыбнулся - Капитан Воробей!
Это было уже слишком. Джонс издал булькающей звук и ударил пленника по лицу рукой, напоминающей щупальце.
- Капитанство твое закончилось... думаешь капитаном зваться на моем корабле? – издевательски прошипел он.
- Надеюсь! – стерев с щеки слизь, и широко улыбнувшись, ответил Джек. Но
Элизабет заметила, что пальцы у него дрожат.
- К грот-мачте его! - приказал Джонс - И бить пока не слезет клоками мясо!
Двое уродливых амфибий тотчас схватили пирата под руки и отволокли к мачте. Элизабет видела как с Джека сорвали рубаху, обнажив ему спину. В горле девушки застрял ком. На загорелой спине капитана уже красовались три старых шрама, а сейчас их количество должно было увеличиться еще на три дюжины. Не всякий мог пережить такое. И похоже именно на это и рассчитывал Джонс. Элизабет задрожала от ужаса и гнева. Она была практически готова кинуться под удар плети жестокого боцмана, чтобы закрыть Джека собой.
Девушка в отчаянии огляделось по сторонам, нужно было срочно предпринимать хоть что-то!..
Чудовищный монстр встал позади пленника и сильно размахнулся, воздух разрезал свист плети.
Первый же удар оказался такой силы, что сразу же рассек плоть до крови. Джек дернулся, а из его груди вырвался стон. Боцман хорошо знал свое дело. Глаза капитана Воробья закатились, а тело безвольно повисло в руках амфибий.
- Нет! – не выдержав, закричала Элизабет и выскочила из своего укрытия - Нет! Остановитесь!
Пираты-амфибии, опешив, уставились на нее, но больше всех ей удивился Джонс. Он остановил остальных взмахом руки и приблизился к Элизабет, лицо которой горело от гнева.
- Ты?.. – недоверчиво прошептал он, но вдруг повторил почти с радостью - Ты!

Дэви Джонс был удовлетворен тем что, наконец, изловил Джека Воробья, за это было даже не жалко души Билла Прихлопа.
Все его щупальцы подрагивали в предвкушении предстоящего удовольствия, которое он намеревался получить от страданий этого гнусного пирата.
Но Воробей по-прежнему продолжал ерничать и острить, словно не в чем небывало, однако Джонс уже чувствовал его животный страх, который пират из-за всех сил старался от него скрыть. И потому он со злорадством выбрал для своей новой жертвы жестокую казнь.

И вот с Воробья сорвали рубашку. Его загорелую спину уже украшали три узких светлых шрама от неудачных ударов шпагой. Джонс даже причмокнул, предвкушая предстоящее зрелище.
Он с любопытством наблюдал, как у его пленника задрожали пальцы, а темные глаза расширились и наполнились страхом.
Боцман, славный своим умением одним ударом рассекать плоть до костей, хорошенько размахнулся и стеганул пирата плетью.
Воробей дернулся, застонал и к большому разочарованию Джонса закатил глаза, безвольно повиснув, в руках держащих его матросов. Из глубокой раны хлынула кровь.
«Нужно было приказать бить послабее, тогда удовольствие от пытки могло растянуться и на четверть часа» Сердито подумал капитан Голландца, но тут же утешил себя тем, что впереди еще целых сто лет, да и свою человеческую жизнь Джек Воробей закончит в адских мучениях, об этом Джонс собирался позаботиться лично.
- Нет! – раздался вдруг пронзительный женский крик – Нет! Остановитесь!
Изумленный, Джонс подал знак боцману прекратить уже не эффективную пытку и обернулся на крик.
На палубе стояла девушка с золотистыми волосами, в бордовом атласном платье, украшенном жемчугом. На ее прекрасном, бледном от негодования, лице, словно янтарные искры, горели карие глаза.
«Не может быть!» - не поверил Джонс. Ведь небо не могло совершить для него такой подарок. Для него, давно проклятого и небом, и землёй. Но девушка была такой реальной.
- Ты? - переспросил капитан, - Ты! Ты, Эленор? Вернулась ко мне!
Не спуская глаз со своей вновь обретенной возлюбленной, проклятый монстр склонился перед дрожащей Элизабет, как поверженный демон перед ангелом.

Отредактировано Кэри (2007-10-13 18:15:23)

25

Элизабет не сразу поняла, что произошло. Дэви Джонс склонился в глубоком поклоне, и она увидела слезы в белесо-голубых глазах монстра. Потрясенная, девушка застыла на месте, но затем в ее голове вдруг всплыла история, рассказанная им Тиа Далмой. История о возлюбленной Джонса, ради которой он вырвал свое сердце, о женщине, которая имела над Морским Дьяволом власть. Власть…
Минуту Элизабет колебалась, но затем бросила взгляд на окровавленную спину Джека, и решение было принято.
- Да, это я... - тихо сказала она. - Я пришла к тебе из смертного забытья, ты рад этому?
- Эленор! - Джонс посмотрел на нее с нескрываемым восхищением - Как ты можешь меня спрашивать о таком? Я мечтал о тебе, я ждал тебя... Я люблю тебя, Эленор!
Элизабет выдавила из себя улыбку.
"Это игра, просто игра. И в нее надо сыграть" мысленно сказала она себе, и улыбка стала более мягкой и ласковой.
- Я рада, что ты не забыл меня… - почти нежно произнесла девушка.
- Но, как ты смогла? Как ты смогла вернуться? – Морской Дьявол не сводил с нее глаз.
Элизабет почувствовала, что попалась, но вдруг нужные слова пришли в голову сами собой, будто кто-то нашептывал их ей на ухо.
- Милосердие и сострадание, Дэви. Я спасала души, утонувших и погибших в море. Я молилась за них, я просила за них... – воодушевленно говорила она, с ворожением святого благочестия - И меня тоже простили, за то, что я совершила с тобой.
- Со мной? - удивился Дэви.
- Ты вырвал свое сердце из-за меня... - она пустила слезу. - Мне так жаль, Дэви. Мне так стыдно.
Ее слова были бальзамом на израненную душу Морского Дьявола, соскучившегося по любви.
- Теперь все будет по-другому, я обещаю! - горячо сказал он.
- Я знаю! - улыбнулась Элизабет и коснулась его лица, преодолев отвращение.
Джонс закрыл глаза, наслаждаясь ее прикосновением.
- Но, Дэви... – мисс Суонн скорбно опустила ресницы - Моя душа преисполнена милосердия, и я не могу видеть то зло, что ты творишь...
- О чем ты? – Джонс был так потрясен, что казалось, не понял ее слов.
- Я об этом несчастном... - Элизабет указала взглядом на Джека, бесчувственное тело которого все еще держали возле мачты двое уродливых тварей - Он возможно плохой человек, но он не заслужил такого. За его душу надо молиться, а не истязать его тело. Я не могу видеть, как ты жесток к нему, как ты жесток к другим...
Элизабет замолчала и отвернулась, изобразив глубокую скорбь.
- Я не буду... – горячо зашептал Джонс, и взял ее за руку, обвив кисть девушке своим слизистым щупальцем - Все что скажешь, сделаю!
- Надо вылечить его рану и отпустить... - сказала Элизабет и внутренне сжалась, ожидая, что после такой просьбы, обман раскроется.
Но Джонс распрямился и грозно взглянул на своих матросов.
- Отнесите Воробья в мою каюту - приказал он.
- Но капитан... - возразил жуткий монстр, все еще сжимающий в руке плеть.
- Милосердие... – торжественно провозгласил Джонс - Эленор хочет его вылечить, значит, так тому и быть.

Просьба возлюбленной нисколько не удивила Джонса, ради нее он был готов на все! Ведь теперь жизнь обрела иной смысл и заиграла красками света.
Она снова была рядом, совсем живая, совсем настоящая. Джонс потерял ее более трех столетий назад, потерял в морской пучине, но ведь он не хотел… он никогда не хотел причинять ей зло. Все произошло слишком быстро, бурные волны накрыли девушку, прежде чем он смог что-то изменить. От великого горя капитан Джонс проклял Морского Царя, и в наказание тот обратил, пылкого моряка в Морского Дьявола, а его прекрасный галеон в корабль-призрак, призванного забирать к себе на службу грешные души.
Но, даже превратившись в то существо, которым он был сейчас. Джонс все еще продолжал страдать, и его сердце разрывала боль потери. Тогда Морской Дьявол вырвал свое сердце и спрятал его, считая что больше никогда не испытает того, чудесного и мучительного чувства. Но сейчас, когда его сердце находилось в человеческих руках, и Дэви Джонс вновь ощущал страх смерти, небеса сжалились над ним и вернули ее! Вернули его Эленор…
Она была так прекрасна, так свежа и нежна, и она была рядом! Рядом со своим вечным рабом, рядом с ним! Весь остальной мир перестал для него существовать, ненависть и страх, все исчезло в один миг. И лишь эти шесть волшебных букв все время звучали в его сознании Э л е н о р.
- Эленор – нежно произнес Джонс, и слегка коснулся лица девушки своим скользким щупальцем – Я никогда не переставал любить тебя!
- Я отправлюсь сейчас в твою каюту и обработаю рану несчастного пленника, проследи, чтоб мне доставили ром и чистую тряпицу перевязать рану. – Улыбнувшись в ответ на его признание, прошептала Элизабет.
- Все что тебе угодно, любовь моя! – Ответил Джонс, зачарованно глядя на девушку – я готов ждать твоего возвращения столько, сколько будет нужно!
Услышав это, Элизабет облегченно вздохнула, и еще раз улыбнувшись чудовищу, отправилась в каюту, где сейчас лежал без сознания несчастный капитан Воробей.

Элизабет прикрыла за собой дверь. Кровь бурлила в ее венах: близкая гибель, резкая удача... Она знала, что Джонс ее не потревожит, но страх оставался. Она смотрела на Джека, ничком лежащего на неком подобии кровати, и не верила своему счастью, он был жив. Девушке захотелось подойти и нежно погладить его по волосам, но первым делом надо было обработать рану. Элизабет уже неплохо справлялась с этим делом раньше, но столь ужасных ран она еще не видела... Но это был Джек, и он нуждался в помощи...
Она промыла рану ромом, туго перевязала полоской материи оторванной от его же рубашки, одновременно возблагодарив небо, за то, что пират был без сознания и ничего не чувствовал. Но вскоре ее начало это беспокоить, прошло уже несколько минут, а Джек все еще не приходил в себя. Элизабет звала его, проводила пальцами по обнаженному плечу, но ничего не помогало. Тогда она смочила губы пирата ромом, однако даже это не привело его в чувство. Элизабет заплакала и прилегла с ним рядом, гладя по волосам.
- Джек, очнись! Ну, пожалуйста! - слезы катились из ее глаз. - Мне очень нужен твой совет!
Элизабет приблизила к нему свое лицо и нежно поцеловала. Неожиданно губы пирата дрогнули и раскрылись. Он глубоко вздохнул и, не открывая глаз, жадно ответил на ее поцелуй.
- Джек, подожди… сейчас не время… - пробормотала девушка, стараясь от него отстраниться.
- Элизабет... – наконец, оторвавшись от ее губ, выдохнул он - Где я?
- Ты на корабле Дэви Джонса… - ответила девушка.
Джек вздрогнул, а в темных глазах промелькнул страх.
- А ты здесь, откуда? – помрачнев, спросил он.
- Я пробралась за тобой - Элизабет вздохнула – Но не бойся, теперь мы в безопасности! Морской Дьявол принял меня за свою возлюбленную и потакает всем моим капризам.
Джек удивленно поднял брови, глядя на нее снизу вверх.
- Хмм… забавно до дрожи… - пробормотал он, а затем слегка улыбнулся – Надеюсь, Дэви не распускал щупальца?
- Нет, что ты! - девушка нервно усмехнулась - Джонс меня боготворит! И я думаю извлечь из этого пользу...

Как только Джек вступил на палубу Голландца, то прямо перед собой увидел Дэви Джонса, вид у которого был крайне угрожающий. И ни успел пират опомниться, как огромная клешня чудовища уже сжала ворот его рубахи и притянула к себе. Теперь лицо Джека находилось всего в дюйме от покрытой слизью и щупальцами морды Морчкого Дьявола.
«Наверное, не стоило, назвал его Дэви» нервно взглотнув, подумал он.
- Морской Дьявол всегда забирает свои долги! – угрожающе произнес Джонс, и узкая, прорезь рта моллюска растянулась в улыбке. – Я даже не знаю, что мне с тобой сделать… так я долго ждал этого момента. А сейчас такое замешательство…
За этими словами последовал отвратительный булькающий смех.
Вся команда уродливых рыбоподобных тварей молчала, пауза затянулась, и Джек уже было, хотел предложить отпустить себя, но, взглянув в мутно-голубые глаза Джонса, закрыл рот, так и не проронив ни слова.
- Что ж... В былые времена за опоздание на корабль, матросу полагалось три дюжины плетей, - наконец, произнес Джонс и, разжав клешню, оттолкнул от себя пленника - Думаю мы возродим эту традицию... Боцман! Всыпь ему как следует!
- Будет сделано, сэр! - прорычал в ответ боцман.
«Ну, вот! Опять плети… да, что же у них у всех, так с фантазией то плохо?!» ощущая нарастающую в душе панику, подумал Джек.
- Отличное начало службы, ни так ли, Воробей? – с явной насмешкой обратился к нему Джонс.
- Капитан!… Капитан Воробей! - Джек выдавил из себя улыбку, из-за всех сил старясь скрыть страх.
Но Джонс внезапно пришел в ярость и, издав булькающей звук, ударил его по лицу своим холодным скользким щупальцем.
- Капитанство твое закончилось... думаешь капитаном зваться на моем корабле? – издевательски спросил он.
«Зря я это сказал…» мысленно заключил Джек, стирая с щеки слизь, но все же продолжил игру. Казаться бесстрашным было теперь делом принципа, тем более что нет ни малейшей возможности спастись.
- Надеюсь! – парировал он и широко улыбнулся. В то время как леденящий ужас уже сковал его душу, заставив предательски дрожать пальцы рук.
- К грот-мачте его! - приказал рассвирепевший Джонс - И бить пока не слезет клоками мясо!
Двое амфибий схватили пленника под руки и отволокли к мачте, развернув к ней лицом, а жуткий боцман, одним движением сорвал с него рубашку. По спине Джека пробежал неприятный холодок, а сердце вдвое ускорило ритм. Ему ни раз приходилось видеть подобные экзекуции, но он никогда не представлял, что однажды испытает нечто подобное на себе.
Однако сейчас нужно было сохранить лицо. Джек широко раскрыл глаза и стиснул зубы, приготовившись терпеть пытку. В следующую секунду, плеть свистнула в воздухе, и капитана Воробья пронзила такая адская боль, как если бы его тело рассекли надвое. Это было даже мучительнее, чем когда ему на запястье выжгли клеймо. В глазах потемнело, из горла сам собой вырвался стон, а затем сознание оставило его.

Пробуждение оказалось на удивление приятным. Сначала Джек ощутил на губах вкус рома, а затем поцелуй женщины. Очень знакомый поцелуй. Еще не до конца сознавая что, происходит, он не стал отказываться от предложенного удовольствия.
И только после того, как убедился, что это не сон, сознание окончательно к нему вернулось.
- Элизабет – выдохнул Джек – где я?
- Ты, на корабле Дэви Джонса – мягко ответила ему девушка. Она выглядела очень встревоженной.
Услышав имя Морского Дьявола, Джек невольно вздрогнул, и тут же вспомнил все страшные события последних часов.
- А, ты? – устремив на Элизабет полный недоумения взгляд, спросил он.
- Я пробралась за тобой – девушка вздохнула – Но не бойся, теперь мы в безопасности! Джонс принял меня за свою возлюбленную, потакает всем моим капризам.
Последние слова Элизабет заставили Джека удивленно приподнять брови. Такой оборот дела выходил за рамки даже его богатого воображения.
- Хмм… забавно до дрожи… - пробормотал он, а затем слегка улыбнулся – Надеюсь, Дэви не распускал щупальца?
- Нет, что ты! - девушка нервно усмехнулась - Джонс меня боготворит! И я думаю извлечь из этого пользу...
В ее карих глазах блеснул знакомый озорной огонек.
- «Жемчужина»! – возбужденно воскликнул Джек – мы можем вернуть мне «Жемчужину»!
Он резко перевернулся с живота на спину, намериваясь вскочить на ноги, но тотчас вскрикнул от резкой боли.
- Джек! Осторожнее… - с искреннем состраданием в голосе воскликнула Элизабет, и нежно коснулась его плеча.
Пару минут Джек лежал молча, уткнувшись лицом в свою рубашку, ожидая, пока стихнет боль. А Элизабет гладила его по плечам и спине в неприкрытых бинтом местах. Ее пальцы наткнулись на один из узких белых рубцов.
- Откуда у тебя эти шрамы? – спросила девушка, когда дыхание пирата вновь стало ровным.
- О, цыпа! Каждый из них преподал мне важный в жизни урок – с иронией в голосе ответил Джек – первый, научил молодого капитана Воробья не поворачиваться после боя, спиной к оставленному в живых противнику. Второй – верно рассчитывать свои силы. А третий… ну, в общем…
Пират выдержал небольшую паузу:
- Нужно выпрыгивать из окна дамы до того, как в спальню ворвется разъяренный муж… – он хитро подмигнул девушке, глядя не нее снизу вверх.
Элизабет вспыхнула и стукнула наглеца по спине, на мгновение, забыв о его ране.
Раздались громкие ругательства, но в следующую секунду, Мисс Суонн уже опустила голову на свернутую рубашку пирата и, наклонившись к его лицу, нежно поцеловала.
- Прости… - прошептала она прямо ему в губы.
- Прощение нужно заслужить… - Джек приподнялся на одной руке, а другой обхватил девушку за талию и, нависнув над ней, принялся целовать в шею, постепенно спускаясь губами к груди.
- Постой, Джек! – Элизабет осторожно высвободилась из его объятий – во-первых, сюда в любую минуту могут войти люди Джонса, а во-вторых…
Она поправила корсаж платья.
- Мы должны подумать, как можем отсюда выбраться.
Разочарованный, Джек вновь уткнулся лицом в свою порванную рубашку.
- Хорошо – обиженно пробормотал он – и каков твой план?
- Что?? – Возмутилась Элизабет – я думала ты придумаешь план!
Джек молчал всего пару секунд:
- Я считаю, мы должны попытаться вернуть мне «Жемчужину» и отомстить Барбосе! – произнес он с видом ученого, только что озаренного гениальной идеей.
- Вообще то, я не против, но как, ты намерен это осуществить? – скептически глядя на него, спросила Элизабет.
- Ммм… - Джек сделал вид что задумался – ты могла бы, просто попросить своего нового поклонника, ты же сама сказала, что Джонс тебя боготворит.
- Ну, это да – подтвердила Элизабет – но я сказала ему, что спаслась из загробного мира, благодаря милосердию и молитвам за души грешников.
Вряд ли, в этот образ святоши вписывается реквизиция корабля.
- Ну… – протянул Джек – ты могла бы сказать, что Барбосса, настолько погряз в грехах, что за его душу молится уже бесполезно.
Даже глядя ему в затылок, Элизабет почти видела, как Джек сейчас улыбнулся.
- Ну, ты же умная девушка, придумай что-нибудь. Ты ведь всегда умела находить к мужчинам подход.
Правая рука пирата, словно случайно скользнула по ее колену.
- Прекрати! – Элизабет встала с кровати – наши жизни и так висят на волоске, мы не можем рисковать еще больше… Лучше подумай, как нам отсюда выбраться. Ты сможешь идти?
Джек задумался:
Полагаю пару бутылок рома и, точно смогу – он повернул голову на бок и усмехнулся.
Элизабет одарила его скептическим взглядом.
- Уверен?
- Абсолютно! – с наигранным энтузиазмом подтвердил пират.
- Это хорошо.
- Но ты, все же подумай про «Жемчужину»! Я не могу снова лишиться своего корабля… - на последних словах его голос сделался грустным.
- Хорошо, я подумаю… – неуверенно ответила Элизабет – а теперь, лежи, набирайся сил.
Она наклонилась, и быстро чмокнула Джека в щеку.
- А я должна вернуться к Джонсу, пока он что-нибудь не заподозрил.
- Удачи, цыпа! – сочувственно пробормотал Джек – И смотри, берегись щупалец.
Элизабет закатила глаза, в очередной раз, поражаясь неисправимой иронии пирата, и вышла из каюты.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Законченные макси- и миди-фики » ПКМ3 "В долгу у Смерти"