PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мертвый остров

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Мертвый остров
Автор: ovod
Рейтинг: R
Жанр: Приключения
Дисклеймер: отказываюсь от прав на персонажей, принадлежащих Диснею.
Статус: в работе

Глава 1. Цена беспечности и слухов

-1-

- Поистрепалась моя красавица… Поистрепалась… Проклятый шторм, будь он неладен. – Продолжая бормотать себе под нос и осматривая повреждения, полученные в недавней борьбе со стихией, капитан не спеша шел по шкафуту(1) на бак, как вдруг взгляд его упал на море.
Еще четверть часа назад, когда судно ложилось в крутой бейдевинд(2), один из марсовых, крепивший в это время марсель(3), заметил паруса на горизонте и громко оповестил об этом команду. Слева по борту красовались четыре огромных галеона. Рагетти, драивший палубу, привстал, всматриваясь в горизонт, и пнул в зад Пинтела, который полоскал тряпку в ведре.
- Эй! Совсем сдурел? – Подскочил Пинтел, но увидев, что именно привлекло внимание товарища, удивленно присвистнул.
- Ишь ты,  флотилия целая. Нам лучше держаться подальше, а то чего доброго, в щепки нас разнесут.
- Нет, нет, нет, - покачал головой Рагетти, складывая руки на груди, - не флотилия, а армада. Это так называется.
- Какой умник выискался! – съехидничал Пинтел. - Тогда уж эскадра! А если еще раз пнешь меня…
Он не стал договаривать, что тогда произойдет, а размахнулся и что было мочи хлестнул приятеля мокрой тряпкой по затылку.  От удара Рагетти дернулся вперед, его деревянный глаз выскочил из глазницы и покатился по доскам. – Мой глаз! – Но не успел хозяин глаза ринуться вперед, как на палубу соскочила обезьянка и, подхватив пропажу, мигом вскарабкалась по вантам на грот-салинг(4) и, почувствовав себя в полной безопасности, впилась острыми зубками в свою находку.
- Мой новый глаз! – хныкал Рагетти.
- Найдется твой глаз, а нет, так новый выстругаешь. – Попытался успокоить приятеля Пинтел.

Они не заметили, как сзади к ним подошел капитан.
- Не помешал? – Вкрадчивым голосом произнес капитан Барбосса. Пинтел и Рагетти испуганно обернулись. Взгляд у обоих был виноватый. – А может, мне стоило бы и второго глаза вас лишить, а? Мистер Рагетти? И пустить вас на корм акулам? - Склонив голову набок и выпучив глаза, произнес Барбосса
- Ка- капитан, - заикался Рагетти, указывая в направлении левого борта.
- И что? Это обстоятельство мешает вам драить палубу? За работу, бездельники! Что уставились?! За работу! – Суета на судне возобновилась, и через минуту работа уже кипела.

***

- Капитан, на горизонте - пиратское судно!
Старпом влетел на капитанский мостик.
- Какие будут приказания, дон Родригес? Судя по курсу, они идут на Тортугу. Мы могли бы…
Капитан резко прервал горячую речь старпома:
- С каких это пор вас волнует какая-то ничтожная группа висельников, Вальдес? – С этими словами он поднес к глазам подзорную трубу, и некоторое время наблюдал за пиратским судном. - Они не посмеют приблизиться к берегам Эспаньолы на этом разбитом корыте, - он опустил трубу и резко повернулся к старпому, - а наша наипервейшая задача – патрулировать побережье. Так какого черта вы лезете со своими идеями?!
Дона Родригеса начинал раздражать этот разговор, и он с трудом сдерживал себя, чтобы не послать этого бестолкового Вальдеса ко всем чертям.
- Простите мою назойливость, капитан, но все же не стоило столь далеко отдаляться от «Сантьяго». Встреча с пиратом сулит беду. – Старпом перешел на шепот. - У судна паруса черные. А вам ведь известно, что это означает. Ходят слухи, что его капитан чертовски удачлив.
- Вы что, и впрямь полагаете, что они посмеют напасть на нас? Нашему «Сан-Педро де Паула» сам дьявол не страшен, а уж горстка отбросов во главе со свихнувшимся параноиком  и подавно. И нарушать приказ губернатора и отклоняться от поставленной задачи, я не намерен. А посему не испытывайте моего терпения и займитесь делом.
Пристыженный, но все же не изменивший своего мнения, старпом отправился отдавать приказания команде.

***
И вот теперь капитан Барбосса, стоя на шкафуте, смотрел, как один из галеонов отделился от остальных трех и замедлял ход. В подзорную трубу капитан видел, что матросы на судне, идущем под испанским флагом, убирали фор-марсель и грот, оставляя лишь фор-стеньги стаксель, фок и грот-марсель, взятый на два рифа(5). И внезапно ему в голову пришла безумная, но стоящая идея.

«Они явно пойдут вдоль побережья и к наступлению темноты бросят якорь в какой-нибудь тихой бухте. Это отличный шанс, учитывая, что вода и провизия у нас на исходе» - размышлял про себя Барбосса . И в следующий момент, во всеуслышание прокричал:
- Собраться всем у грота!
Когда пираты окружили своего капитана, Барбосса поднял вверх правую руку, призывая всех к тишине и порядку. Гомон стих и было лишь слышно поскрипывание рангоута, да крик бакланов на реях. Выдержав паузу, капитан озвучил свою идею:
- Вы видите тот галеон, отделившийся от эскадры? – Он мотнул головой в сторону белеющих парусов. - Что скажете, если перед тем, как идти на Тортугу, мы набьем наши карманы золотом?
Команда радостно загалдела, предвкушая море рома и готовых на все, ради звенящих монет, портовых шлюх.
- Я так и думал. Приготовились к повороту(6)! Шевелитесь, олухи!

Пираты забегали по палубе, занимая свои места. Даже обезьянка Барбоссы, Джек, спустившись с насиженного салинга, примостился на  удобном плече капитана. Несколько человек удерживали шкоты, ожидая команды.
- Штурвал на ветер! – Закричал Барбосса. – Фока- и кливер-шкоты раздернуть! Фок на вантах? Пошевеливайтесь! - Он размашистым шагом шел по палубе, внимательно наблюдая, как выполняются его приказания. – Грот на гитовы и гордени!
Блоки скрипели от натуги, команда работала слаженно и четко.
- Брасопить реи на правый галс! Гордени и гитовы раздать! На брасах выравнивай!

В последний раз хлопнула парусина, и величественно расправив паруса, «Черная жемчужина» легла в галфвинд(7) правого галса, уклоняясь до полного бакштага. К наступлению темноты, самый быстроходный корабль Карибского моря, достиг, наконец, «Сан-Педро де Паула», бросившего якорь у северного побережья Эспаньолы.

--------------------
1 шкафут - (от голл. «schavot» - стеллаж) - широкие доски, уложенные горизонтально вдоль бортов парусного судна. Служили для прохода с бака на квартер-дек или шканцы.
2 бейдевинд – когда судно идет близко к линии ветра (носовой частью).
3 одно из действий, выполняемых на корабле, идущем бейдевинд.
4 грот-салинг – площадка на грот-мачте, где стеньга соединяется с брам-стеньгой.
5 действия, выполняемые для уменьшения скорости судна при бакштаге. Бакштаг – когда ветер дует наискось: с кормы и борта.
6 имеется ввиду поворот оверштаг – когда судно пересекает линию ветра носом, меняя при этом галс.
7 галфвинд – когда судно идет перпендикулярно линии ветра. При галфвинде правого галса ветер дует в правый борт.

Отредактировано ovod (2007-07-10 00:48:56)

2

-2-

Третий день бушевал шторм. Третий день корабли, пришедшие на остров Тортуга, оплот пиратского братства в Карибском море, отстаивались на рейде, не имея возможности войти в скалистую гавань, попасть в которую можно было лишь через один из двух проливов. Стоянка доставляла экипажам судов немало хлопот. Штормовой ветер был таким сильным, что якорные канаты едва выдерживали его порывы. Приходилось убирать стеньги и травить до жвака-галса канаты. Торговые суда, пришедшие на Тортугу совершить выгодные сделки и облегчить свои набитые трюмы, терпели бедствие. Одно такое судно унесло в открытое море, несмотря на то, что матросы предприняли все меры, чтобы выстоять в борьбе с разбушевавшейся стихией.

Узкие улочки Тортуги, некогда наводненные разношерстной толпой, сейчас были пусты, и лишь изредка можно было увидеть закутавшегося в плащ человека, которого неотложные дела выгнали в такой час в непогоду. В увеселительных заведениях острова народу было битком и те, у кого еще в карманах звенели монеты, гуляли напропалую. Встречались чудаки, спускавшие всю свою долю награбленного за одну ночь. Поговаривали, что один такой пират заплатил 500 монет распутной девке только за то, чтобы увидеть ее голой. Здесь можно было услышать самые невероятные истории и легенды, щедро приукрашенные тем или иным рассказчиком. И всегда находились отчаянные головы, готовые отправиться на поиски таинственных  кладов и неизведанных вод.

Но капитан Джек Воробей не слышал, о чем говорили между собой завсегдатаи таверны. Сюда, в комнаты для клиентов на втором этаже, доносились лишь хохот, пальба, да звон бьющегося стекла. В соседней комнате вовсю развлекалась какая-то парочка, отвлекая от размышлений. Капитан лежал на деревянной кровати, застеленной не первой свежести бельем, положив руки за голову и глядя в потолок. Неделя прошла с тех пор, как он вернулся на Тортугу, втайне надеясь увидеть в гавани черные паруса. Но чуда не произошло и, отыскав Гиббса, все еще торчавшего на острове, они вместе отправились в таверну пропустить кружку-другую рома, и обсудить план дальнейших действий.

За соседним столиком сидело несколько человек, один из которых, уже немолодой моряк с седыми бакенбардами, довольно красноречиво описывал бурные приключения своей молодости.

- Была в одном порту у меня яхточка. Надо сказать, что со временем она в целый фрегат превратилась… Ох и крепкая была, что ямайский ром! Как потом я узнал, имела она необходимый в целях остойчивости балласт приданого. Да… И так мне захотелось взять ее на абордаж…
- Ты всегда был у нас охоч до женских прелестей, Том! – И столик в углу таверны, где сидел рассказчик, окруженный слушателями, взорвался диким хохотом.
Старик продолжал.
- Но, дьявол меня разбери, стоило только дать по ней залп, как она тут же сдалась без боя и выбросила белый флаг!

Джек вздохнул и сделал глоток из кружки.
- Вы когда-нибудь слышали об острове Кокос, мистер Гиббс?
- Святые угодники, Джек! Что ты задумал? – Глаза его жадно заблестели.
Он слышал об острове. Да и кто же не знал о легендарном сокровище, которое зарыл сам Генри Морган! Ходили слухи, что остров проклят, как и само сокровище. Многие искатели приключений пытались отыскать золото Моргана, но погибали один за другим при странных и нелепых обстоятельствах.

- Сокровища острова стоят того, чтобы проверить слухи.
- Да, и я так подумал. Но есть маленькая неувязочка – корабля-то нет. Барбосса, черт бы его побрал… Логично было бы подождать его возвращения здесь, на Тортуге. – Джек понизил голос. – И вот тогда мы могли бы заключить с ним взаимовыгодную сделку. – Выражение лица Гиббса было несколько растерянным. - Поверьте, мистер Гиббс, мне есть, что предложить этому старому псу. Он не сможет отказаться. – Капитан поднял кружку. – Бери все!
- И не отдавай ничего! – В тон ему воскликнул старый шкипер. Их кружки столкнулись, расплескивая содержимое. Залпом осушив остатки рома, Джек поднялся со скамьи.
- Прогуляюсь. Погода чудная.

Чуть позже, допивая очередную порцию рома, Гиббс заметил, как капитан Воробей поднимался на второй этаж с какой-то пышногрудой девицей, которая, заливаясь краской смущения, глупо хихикала, когда Джек что-то нашептывал ей на ушко. Остаток дня Джек решил провести с пользой для души и тела.

3

-3-

Зайдя в удобную бухту у острова Эспаньола, «Сан-Педро де Паула» встал на якорь. Капитан, расставив вахтенных и отпустив остальную команду на отдых, прошел к себе в каюту. Сняв черный, расшитый золотом, камзол, аккуратно сложил его на рундуке, сверху положив пару пистолетов и шпагу. Дон Родригес де Мена был высоким, статным мужчиной; еще не старым, но седина уже вплела свои серебряные нити в его черную, аккуратно подстриженную, бородку. Человек он был весьма влиятельный и образованный и прекрасно говорил, помимо своего родного, на французском и английском языках. Это было весьма кстати, учитывая то, что Эспаньола была населена французскими плантаторами, а враждебные отношения с Англией заставляли испанцев довольно часто сталкиваться с английскими каперами, флибустьерами, да и просто пиратами.

Жена его рано покинула этот мир, оставив на попечение мужа пятилетнего сына, который к настоящему времени превратился в сильного, не по годам развитого, юношу. Отец держал сына в строгости, желая воспитать не только настоящего мужчину, но и отличного моряка, верноподданного испанской короны. И, хотя дон Родригес горячо любил сына, все же иногда заходил слишком далеко в своем стремлении воспитать в мальчишке твердость характера и закалить дух. В такие минуты маленький Мигель ненавидел отца всем сердцем и, заливаясь слезами, забивался в какой-нибудь угол, где воображение рисовало ему самые ужасные картины мести за свою обиду. Но проходило не больше часа, и вот уже мальчик сидел на коленях у отца и весело смеялся над очередной забавной историей, которую тот ему рассказывал. С тех пор минуло много лет, и не было у дона Родригеса де Мена ближе и роднее человека, чем его сын.

Капитан устало опустился на край койки, задумавшись, стоит ли стаскивать сапоги ради получасового отдыха, как вдруг юнга отбил четыре склянки и дон Родригес услышал доносящийся с палубы голос сына.

- Два часа прошло в четыре поворота и больше пройдет, если будет Господня воля. Помолимся Господу дать нам хороший поход и ей, деве Марии, защитнице нашей, уберечь нас от откачивания воды помпами и других несчастий.
Вахтенные, склонив головы, монотонно повторяли эти слова за юнгой, как молитву.

Через пару минут, в дверь каюты постучали.
- Отец, это я. Можно войти?
- Мигель? Заходи. – Дон Родригес встал с койки и подошел к столу, на котором лежала развернутая карта и, как только юноша вошел, жестом подозвал его. – Кто тебя сменил? Насколько я понимаю, твоя вахта до двенадцати.
- Но я только что отбил склянки. У меня еще целых полчаса.
- Пойми, дело не в том, есть время или нет, - капитан положил руку на плечо сына и посмотрел ему прямо в глаза, - а в том, что нарушается дисциплина. То, что ты мой сын, не делает тебе на судне поблажек и, мне казалось, что за эти годы ты должен был себе это уяснить. Тебе уже четырнадцать и ты должен научиться нести ответственность за свои поступки, тем более, когда дело касается воинской дисциплины.

- Да, отец, ты прав, как всегда.
Юноша, почтительно поклонившись, вышел вон. Несколько минут капитан задумчиво смотрел на дверь, за которой только что скрылся его сын, и, очнувшись, повернулся к столу, углубляясь в изучение карты.

* * *
- Погасить фонари!
Как только «Черная Жемчужина» под покровом темноты вошла в бухту, капитан Барбосса отдал приказ  бросить якорь. Команда спешно перетаскивала оружие, складывая его на дне двух шлюпок. Согласно плану, разработанному Барбоссой, команда «Жемчужины» на шлюпках должна была подойти к галеону и, используя фактор неожиданности, застигнуть испанцев врасплох.

- Коттон и Марти останутся на судне. Моя скромная персона и… - Барбосса задумчиво осматривал собратьев по оружию, - со мной пойдут еще трое. Разберемся с вахтенными на корме. - Выбрав трех пиратов из команды, капитан продолжил. - Пинтел, Рагетти и Браун – начнете с бака. Как только разберетесь там, двигайтесь в нашу сторону. Остальным – зачистить нижние палубы. И никакой пальбы на верхней палубе! В ход пускать только палаши – для начала завладеем судном, а потом посмотрим, что делать с командой. Вопросы есть? – Капитан обвел взглядом присутствующих, все молчали. – Тогда шлюпки на воду! И чтобы ни звука!

* * *

Перерезав глотки вахтенным и оглушив рукоятью пистолета мальчишку, стоявшего у рынды и попытавшегося поднять шум, Пинтел, Рагетти и Браун поспешили к месту встречи, как и было условлено. Остальная команда, разделившись на две части, следовала стратегии капитана Барбоссы: захватить оружие и обезвредить команду. Спустившись в кают-компанию, группа пиратов застала команду галеона, играющую в карты. Испанцы не оказали особого сопротивления. Увидев грязных оборванцев, взявшихся невесть откуда, больше половины испанцев вскочили, побросав оружие и в ужасе закричали «Santa Maria, son unos demonios!»(1), не имея ни малейшего желания сопротивляться. Те же, кто вздумал вступить в борьбу, были безжалостно пристрелены на месте.  Очень кстати подоспевшее подкрепление пиратов, завладевших ружьями испанцев, заставило оставшихся в живых сложить оружие.

Тем временем, группа Барбоссы соединилась с ожидавшими его на корме людьми. Распахнув дверь в капитанскую каюту, они ворвались внутрь. Капитан сидел за столом с курвиметром в руках, склонившись над картой. На появление незнакомцев он отреагировал недоуменным взглядом, но рука его машинально потянулась к левому боку, где должна была висеть шпага.
- Не советую оказывать сопротивления. Мы захватили ваше судно. – Барбосса одарил испанца самодовольной улыбкой.
Рагетти хихикнул.
- Это точно, мы захватили! – Но тут же осекся под уничтожающим взглядом своего капитана.
Испанец молча встал и, подойдя к группе пиратов, так бесцеремонно ворвавшихся на его корабль, окинул их высокомерным взором. С минуту оба капитана смотрели друг другу в глаза, и каждый старался победить в этой маленькой схватке и испанец не выдержал пытливого взгляда желтоватых глаз пирата.

Пинтел распахнул дверь, обнажая в усмешке гнилые зубы, и указал рукой наружу, намеренно растягивая слова:
- Прошу вас.
Спустившись в кают-компанию под прицелом ружей, дон Родригес внимательно осмотрел оставшихся в живых из своей команды. Его взгляд становился все более беспокойным.
- Где Мигель? – Очевидно, вопрос его относился к своим подчиненным. Те лишь растеряно переглядывались. – Где мой сын?
К Барбоссе подскочил Пинтел:
- Капитан! Должно быть, речь идет о том мальчишке, что мы оглушили.
- Так какого дьявола вы его там оставили? – он повысил голос. – Тащите его сюда, олухи. Да в чувство  приведите. Если он еще жив, конечно. –  Барбосса  захохотал, довольный своей шуткой.
От дикого смеха пирата дону Родригесу стало не по себе, и глаза его сверкнули недобрым огнем.
- Вы еще будете болтаться на виселице, грязные собаки!
Пропустив угрозу мимо ушей, Барбосса деловито осмотрел оставшихся в живых испанцев. Выбрав из них двух наиболее крепких и молодых, отвел их в сторону. – Вам оказана великая честь – служить под командованием капитана Барбоссы. То есть, под моим командованием. – Испанцы непонимающе смотрели на него. Его нисколько не смущало то обстоятельство, что они совершенно не понимали английскую речь. Он кивнул Брауну, высокому мускулистому негру. – Присмотри за ними.

* * *

Пинтел и Рагетти поднялись на палубу и, подойдя к месту расправы, уставились на юнгу, который лежал  навзничь, раскинув в стороны руки. Из раны на голове сочилась кровь.
- Так и потащим? Ты бери за ноги. – Пинтел с отвращением посмотрел на кровь. – Не перемазаться бы… Давай я за ноги возьму, а ты под руки бери.
- А почему это я должен его спереди брать? – Справедливо возмутился Рагетти. – Твоя идея, сам и бери под руки. От этой крови не ототрешься потом.
- Ты слышал, что сказал капитан? Бери и не рассуждай!
- Сам бери!

Они остановились, глядя на парня сверху вниз.
- А что, если смыть кровь? – Рагетти поднял глаза на приятеля.
Не сговариваясь, они кинулись за ведром. Когда трос был привязан, ведро полетело за борт. Зачерпнув воды, стали вытягивать.
- Нехорошо, что мы оставили его одного. А что, если он очнется? – И словно в подтверждение слов Пинтела, парень тихонько простонал. Рагетти ахнул и выпустил трос. Ведро с плеском упало в воду.
- Растяпа! – Закричал Пинтел. – Теперь жди беды, и все из-за тебя, чистюля хренов! - Рагетти виновато потупился. - Тащи быстрее, не хватало еще втык от капитана получить.
Окатив парнишку забортной водой, пираты потащили его вниз.

- Вот он, капитан! – Они бросили юнгу к ногам Барбоссы. Парень лежал без движения, не проявляя признаков жизни. На лице испанского капитана не дрогнул ни один мускул, но сердце его разрывалось на части.
- Что проку в этом щенке? Бросьте его в трюм и, если не сдохнет, потом с ним разберемся. И этих туда же, - он кивнул на сгрудившихся в кучку испанцев. – Снимаемся с якоря! Как только выйдем из бухты, избавимся от них.

* * *

Первые лучи солнца уже отражались на лазурной поверхности моря, когда «Сан-Педро де Паула» пришвартовался к «Жемчужине» и под общий хохот пиратов, связанных испанцев вытолкали на палубу.

- Что ж, - бодро начал Барбосса. Казалось, бессонная ночь, будучи столь удачной, только придавала ему сил. Он был бодр, энергичен и пребывал в прекрасном расположении духа. – Как ни прискорбно мне это говорить, но пришло время прощаться. Нам еще многое надо успеть, а посему хотим попросить вас и вашу команду, - с фальшивой учтивостью обратился Барбосса к дону Родригесу, - прогуляться за борт.

- Помяните мое слово, вы еще за это ответите! – Брызжа слюной распалялся испанец, подталкиваемый клинками к фальшборту. – И лучше бы вам было убить меня, потому что это еще не конец!
- А мы ведь можем и передумать, верно, друзья? – подмигнул Барбосса, обращаясь к пиратам. Те одобрительно загалдели.
- Верно!
- Вздернуть его! - Раздались выкрики.
С лица Барбоссы разом слетела маска учтивости.
– Вперед, пока я добрый! – прорычал он.

И когда последний испанец полетел в воду, пираты собрались на совет, где составили и подписали соглашение о дележе добычи, которая им досталась вместе с прекрасным галеоном. Первым делом было принято решение выбросить в море убитых и раненых испанцев, которых ночью наспех свалили в одну кучу в кают-компании, и после распределения команды на оба судна, «Черная Жемчужина», подняв якоря, отошла на расстояние нескольких кабельтовых от «Сан-Педро де Паула», после чего на галеоне также поспешили сняться с якоря.

Держа курс на Тортугу, через несколько часов после отплытия от берегов Эспаньолы, оба судна легли в полный штиль. Солнце палило нещадно, и команда разбрелась в поисках тени. Пинтел с Рагетти сидели, прислонившись спинами к мачте, скрываясь от жаркого солнца в тени повисшего грота.

- Жарища-то какая… На палубу босыми ногами не встанешь – жарче адского пламени. Недаром ты ночью ведро утопил. – Пинтел протянул правую руку к левому плечу и поскреб по мачте. – Давай, ты тоже поскреби, лишним не будет. Авось и ветер подоспеет. – Пинтел задрав голову, всматривался в чистое небо, словно ожидая, что оттуда сейчас же подует ветер и расправит обвисшие паруса. Он еще раз уныло поскреб мачту.
- А я слышал, что надо на бумаге написать имена десяти знакомых лысых людей и тогда – жди ветра! Верный способ!
- Но ты же писать не умеешь! – Возразил Пинтел.
- Вот то-то и оно, - причмокнул губами Рагетти. – Но если бы умел, я бы тебя первым в список занес.
- Меня?!
- А то как же. Ты ведь лысый.
- Это я лысый?! – вскочив на ноги, Пинтел с грозным видом уставился на товарища. – Я – лысый?!
И неизвестно, чем бы закончилась очередная их перепалка, если бы не внезапный порыв ветра, всколыхнувший остатки волос на голове Пинтела.
- Работает! – завопил он. – Работает!
Пираты радостно зашумели, ободренные свежим бризом.
- Поймали ветер! – Услышали они зычный голос капитана. – По местам, псы помойные! Тортуга ждет.

---------------
В процессе написания всех частей первой главы, использовалась книга А. О. Эксквемелина "Пираты Америки", а также учитывались морские обычаи и поверья.
1 - Святая Мария, да это черти!

Отредактировано ovod (2007-07-19 23:46:19)

4

- 4 -

На потолке плясали причудливые тени, отбрасываемые светом факелов веселящихся на улице гуляк, высыпавших из таверны на воздух, как только закончился шторм. Мысли, роящиеся в голове капитана - о «Жемчужине» и о том, что Барбосса вполне мог не прийти в ближайшее время на Тортугу - мешали ему уснуть. Беспокойство съедало изнутри и не покидало гадкое ощущение, что в животе поселился маленький зверек, который с завидным аппетитом пожирал его внутренности. В конце концов, устав от бесконечной череды образов и, терзаясь неизвестностью, Джек, наконец, забылся сном.

Солнечный луч, проникнув в комнату, упал на кувшин, и солнечный зайчик бойко светил Джеку в глаза. Еще сохраняя остатки сна, Воробей попытался отмахнуться от назойливого посетителя, но ему это не удалось и, повернувшись на правый бок, он зарылся лицом в волосы лежащей рядом вчерашней знакомой. Она, словно ребенок, что-то пролепетала во сне и, сладко причмокнув губами, придвинулась поближе к Джеку. Все еще находясь в полудреме, ему стали мерещиться сокровища, карты, обманутый Барбосса. Потом они все вдруг слились в единое целое и рассыпались бесцветными брызгами...

Череда ярких образов была бесцеремонно прервана громким стуком в дверь. Замерев на мгновение и прислушавшись, Джек, все еще не до конца вернувшись в настоящее, рукой поближе придвинул к себе девушку. В дверь снова постучали.
- Вот ведь дьявол! - В сердцах выругался Джек. – Какого черта надо? – Прокричал он в сторону двери.
Уловив раздраженные нотки в голосе капитана, шкипер понял, что несколько не вовремя решил потревожить его покой, но медлить было нельзя.
- Жемчужина, Джек!
От этих слов, сознание капитана мгновенно прояснилось и мысли о возможности возврата своего корабля мигом прогнали весь сон.
- Не вздумай вставать, - он шлепнул по бедру все еще сонную девушку и, закутавшись в простыню, поковылял к двери.
Откинув щеколду и распахнув дверь, его взору предстал Гиббс, лицо которого выражало крайнюю озабоченность, тут же сменившуюся искренней радостью.
- Жемчужина, Джек! Она здесь! – Глаза его пылали. – Собственными ушами слышал, она стоит в Кайонской бухте.
- Хм… Значит, этот старый прохвост все-таки чертовски хочет жить. Ему нужны карты.
- Что будем делать, кэп? Чтобы добраться до Кайонской бухты, нам лодка нужна.
- Да. – Джек задумался. – Напрямик не пройдешь, можно остаться лежать между скал… - Займись лодкой, старина. – Увидев недоумение на лице старого шкипера, он добавил, - Проблема в том, что здесь у меня осталось одно незавершенное дельце, которое мне очень хотелось бы довести до конца. Смекаешь? - Гиббс хмыкнул. - Встретимся на пристани. – Захлопнув дверь, Джек поспешил вернуться в теплую постель. Переворачивая девушку на живот, он, стоя на коленях, притянул ее бедра к себе, заставляя опираться на локти.
- Давай, крошка. Я очень спешу.
Не прошло и десяти минут, как он, облачившись в одежды, натягивал сапоги и нахлобучивал шляпу.

* * *
После трехдневного шторма Тортуга, еще хранившая следы непогоды, купалась в лучах утреннего солнца. Распахнув дверь таверны, Джек Воробей поднял голову к небу. Вдохнув полной грудью свежий воздух и щурясь от ярких солнечных лучей, он проводил взглядом одну из чаек, думая в этот момент, что жизнь — чертовски приятная штука, одернул камзол и шагнул в размытую грязь.

Подходя к пристани, Воробей еще издалека увидел Гиббса, который суетился возле шлюпки, возясь с дректовым (1).
- Надеюсь, ты захватил пару-другую бутылок рома, дружище? - крикнул Джек старому шкиперу.
- Вот чего нет, Джек, того нет, - развел руками Гиббс. - Ты же знаешь, я на мели, также, как и ты, и остатки монет спустил еще вчера.
- Капитан.
На лице шкипера отразилось недоумение.
- Капитан Джек. - Уточнил Воробей, перебираясь в шлюпку. - Капитан.
Отдавая швартовы, Гиббс усмехнулся.
- Капитан Джек. Кто бы спорил.

Гиббс сел на весла, в то время как Джек стоял на носу лодки и всматривался вдаль. Море было спокойным и легкий бриз приятно освежал красивое лицо капитана Воробья, на котором отражалось легкое волнение от предвкушения скорой встречи со своим кораблем и возможной победы над постоянным конкурентом. Словно очнувшись от глубокой задумчивости, капитан вздохнул и нарушил молчание:
- А ну-ка, подвиньтесь, мистер Гиббс. Вдвоем дело пойдет куда быстрее, - и, повернувшись лицом к корме, Джек перешагнул через банку, еще через одну, размахивая руками по своему обыкновению, таким образом пытаясь удержать равновесие, и примостился слева от старого шкипера, взявшись за весло. - Пришло время посвятить тебя в свои планы, старина. Помнишь, я спрашивал об острове Кокос?
- Еще бы!
- Так вот, во всех тавернах только и разговоров, что о золоте Моргана. Говорят, что он высадился на этом острове с четырьмя матросами. Двое из них несли сундук, но он был настолько тяжел, что время от времени их сменяла другая пара матросов, чтобы те успели перевести дух. Морган заранее выбрал место и вел их в глубь острова. Что там произошло, никто не знает, но на корабль вернулся он один, спустя три дня.
- Но как же команда? Как он объяснил по возвращении, что случилось с остальными?
- Не думаю, что великий Генри Морган снизошел до объяснений касательно своего сокровища и тех, кто был с ним на острове, но говорят, что он их перерезал всех, как котят. Уж вам ли не знать, мистер Гиббс — россказнями, которые слышишь в таверне, можно доверху забить трюм.
- Верно, капитан, - кивнул шкипер, сильнее налегая на весло и лодка послушно повиновалась, забирая вправо. - Я слышал, что остров этот совсем невелик, но так просто сокровище не отыщешь.
- Есть карта, - Гиббс вопросительно посмотрел на Джека. - По случаю досталась, - небрежно бросил тот и, услышав, как его сосед недоверчиво хмыкнул, продолжал, - Я знаю, что таких карт великое множество и одну из них можно купить в любой таверне, где каждый такой кидала утверждает, что это та самая, принадлежащая Моргану. Но настоящая, подлинная карта здесь, - Воробей хлопнул себя по левому обшлагу рукава.
В глазах старого шкипера вспыхнули алчные искорки и тут же погасли. Он недоверчиво посмотрел на своего капитана.
- Достать было непросто и пришлось заплатить... немалую цену. - При этом Джека слегка передернуло, но Гиббс ничего не заметил. - Карта подлинная - тому, от кого она мне досталась, вполне можно доверять. Хотя... - протянул он, - история темная, - и уже весело прибавил, - но ты же знаешь, дружище, что такие пустяки никогда не остановят капитана Джека Воробья. Осталось прояснить пару моментов и считай, что сокровище у нас в кармане.

Шлюпка шла, осторожно огибая скалы, окружающие Кайонскую бухту, и мужчины уже могли видеть некоторые суда, бросившие там якорь и Джек с нетерпением и непонятной тревогой ожидал появления черных парусов корабля, которого всегда считал своим. Знакомый корпус с тремя мачтами и спущенными парусами становился все ближе и сердце Джека забилось сильнее, словно от желанной встречи со старым другом, к которому сильно привязан и с которым его разлучила судьба.

Наконец, шлюпка ткнулась килем в прибрежный песок. Бросив весло, Джек легко соскочил в воду и, слегка пошатываясь, ступил на остров. Вылезший следом Гиббс подтянул лодку ближе к берегу и поспешил за своим капитаном.

---------------
1 — Дректов — канат, к которому крепится дрек (якорь для шлюпок)

5

-5 -

- Шлюпку на воду! - Раздалась команда и прибежавшие матросы бросились разносить носовые и кормовые фалини.
- Надолго мы здесь не задержимся, - капитан шел размашистой походкой по палубе галеона, попутно отдавая приказы, за ним бежал первый помощник.
- Но, капитан, у нас же течь по левому борту и здоровенная дыра в палубе. Это просто чудо, что в такой шторм не случилось чего похуже.
- Сам знаю, - отмахнулся Барбосса. - Боцмана я уже лишился, не хватало еще лишиться корабля. Присматривайте за вахтенными и помните — мне нужна дисциплина, это залог успеха. Я забираю с собой трех человек из команды, чтобы пополнить запасы провизии и наведаться на верфи, а вас я жду завтра там, где мы условились. Да, и вот еще что, - он резко остановился и еле поспевавший за ним помощник неловко ткнулся в спину капитана, который тут же развернулся на каблуках, - если вдруг каким-то невероятным чудом здесь окажется эта залетная птаха, приберегите его до моего возвращения. - При этих словах помощник слегка нахмурился и на лицо его легла печать легкой туповатой задумчивости.
Барбосса закатил глаза.
- Я имею ввиду этого проходимца, Джека Воробья! - гаркнул он. Помощник понимающе закивал. - И приглядывайте за щенком.
- Слушаюсь, капитан.

Барбосса был весьма раздосадован — уже на подходах к острову разбушевавшимся штормом рвало канаты так, что вырвало рым на кормовой палубе «Жемчужины», к которому был закреплен один из канатов, и невероятной силы удар пришелся как раз в голову боцмана, от чего его кровь и мозги немедленно разлетелись по палубным доскам. Тут же накатившая волна смыла результат преступления чудовищного ветра и, откатившись, оставила лежать на досках то, что осталось от боцмана. А мгновением позже на «Сан-Педро» рухнувший обломок мачты пробил в палубе здоровенную дыру и разнес в щепки прекрасную оранжерею на опердеке.
Капитан с досады сплюнул на палубу и стал спускаться в приготовленную шлюпку.

* * *
Проходя мимо рядов торговок, Джек бойко подмигнул пухлой девице с румяными щеками, которая перекладывала рыбу из большой корзины на импровизированный прилавок из доски, установленной на две перевернутые корзины поменьше. Она одернула пышную, обляпанную чешуей юбку и широко улыбнулась в ответ, отводя рукой прилипшую к щеке прядку волос. Джек хотел уже было пройти мимо, как вдруг резко развернулся, взмахнув руками и слегка прищурившись, обратился к девушке.
- Надо же, какая у вас чудесная рыба! Как же зовут прекрасную обладательницу такого щедрого улова?
Девушка еще пуще зарделась:
- Салли.
- Боже, - Джек сглотнул и, на мгновение повернувшись к стоящему за спиной Гиббсу, прошептал, - похоже, что половину женского населения Тортуги зовут именно так.
- Салли... Какое замечательное имя. Видите вон тот прекрасный корабль с черными парусами? - Он указал в направлении «Жемчужины» и гордо вскинул голову. - Эта красавица - моя. И мне бы очень хотелось обзавестись второй, - Джек снова подмигнул девушке и хитро улыбнулся. - Вечером у таверны «Пузатый Джо», отказы не принимаются.
Только когда спина симпатичного и обаятельного незнакомца почти скрылась из виду, девушка обнаружила, что стоит и смущенно наматывает на палец завязки своей верхней юбки. Она в сердцах одернула себя за минутную слабость и снова принялась раскладывать рыбу.

Куда же еще пойти на Тортуге, чтобы пособирать слухи и сплетни, как не в таверну? Именно туда и направлялся Джек Воробей в компании своего старого шкипера. Было уже далеко за полдень и вполне можно было самостоятельно отыскать Барбоссу. Понятное дело, на корабле ему делать нечего, тем более после такого-то шторма. У Джека мелькнула было мысль тайком пробраться на корабль, но какой в этом прок? Тем более, если дожидаться капитана придется в грязном и сыром трюме с кляпом во рту.
В таверне в это время дня было неприлично мало народа, в основном всякий сброд, джентльмены удачи, которых весьма и весьма потрепала жизнь вкупе с соленым ветром и тяжелой работой простого матроса. Эти грязные, заросшие и одутловатые от постоянных пьянок лица, хозяева которых некогда дышали свободой наполняемых ветром парусов, участвовали в абордажах, убивали, грабили, насиловали. Их тела рвали на части, ставили на них позорные клейма, вешали и подвергали гонениям. Они сами выбрали такую судьбу — кто сознательно, а у кого-то просто не было выбора. Но сейчас для этих людей все это осталось в прошлом, если только не найдется какой-нибудь чудной капитан и не завербует этих бедолаг на свое судно.

- Вот так-так! Джек Воробей! - Раздалось с порога и на мгновение гул голосов в таверне стих, и все обратили свои взоры на вошедших.
- Гектор! - Радость была вполне искренней. - Вот это удача!
- Я бы на твоем месте так не радовался, птаха. Но, как ты сказал, это, действительно, удача. - Барбосса кивнул трем своим людям, сопровождающим его и те поспешно двинулись к столику, где сидели Джек с Гиббсом.
Двое, заломив Джеку руки за спину вопросительно смотрели на своего капитана, а третий, взведя курок, держал под прицелом шкипера. Бросив монету хозяину, которую тот поймал на лету и сразу убрал в карман своего потертого жилета и дав знак своим людям следовать за ним, пират протопал по лестнице на верхний этаж.
- Вторая слева! - Донесся сквозь возобновившийся гвалт голос хозяина.
Воробья втолкнули в убогую комнатку, где стоял табурет и сколоченная из досок кровать, прикрытая желтоватыми простынями; двое его конвоиров прошли следом и встали с обеих сторон от двери, следом за ними вошел капитан Барбосса.

- Джек, Джек, Джек... - Протянул он, заложив руки за спину. - Ты все никак не угомонишься.
- Я думал, Барбосса, ты уже понял, что я и сам искал тебя.
- Еще бы! Неужто не понравилась альтернатива «Жемчужины», что я тебе оставил? - Капитан с удовольствием отметил досаду в глазах своего противника.
- Дело не терпит отлагательств, мне нужна твоя помощь.
- Вот как? - Барбосса удивленно приподнял бровь и чуть склонил голову набок. - И зачем же я понадобился тебе, Воробей?
- Это связано с... Не мог бы ты попросить их подождать снаружи? - Он ткнул пальцем в направлении двух верзил.
Чуть поразмыслив, Барбосса кивнул и они с Джеком остались одни. Несколько шагов и Барбосса уже сидел на табурете, облокотившись локтем на стол, другой рукой извлекая из кармана камзола большое зеленое яблоко.
- Это связано с островом Кокос.
Что? - вскинул голову капитан. - Неужели и тебя задели эти поиски сокровища Моргана? Если бы ты знал, насколько опасен этот остров, тебе бы и в голову не пришло туда отправляться.
- У меня есть все шансы добраться туда, добыть золото и уйти оттуда живым, уж поверь.
- Ты украл карту источника, Джек! Как же мне верить тебе после этого? - Наиграно мрачно изрек Барбосса.
- Но ты же украл мою «Жемчужину», так что мы квиты! - усмехнулся Воробей. - Неужели тебе не хочется стать богаче на половину сундука с сокровищами самого Моргана?
- На что мне какое-то эфемерное золото, которое неизвестно еще существует ли вообще, и за которым нужно тащиться на край света? И это при том, что я чувствую себя, как старая дырявая посудина с креном на один борт. Живительной силы источника хватит на всех, так имей хоть толику сострадания к ближнему и верни карту или моя рука не дрогнет, ты меня знаешь. А что до сокровищ, так ты, верно, помнишь, к чему привело мое последнее желание обладать этими самыми сокровищами?

Джек всегда гордился тем, что обладает дипломатической жилкой и даже, в некотором роде, силой внушения, поэтому, ничуть не смутившись и, пропустив мимо ушей последнюю фразу, со всем присущим ему апломбом, продолжил:
- Ты только подумай, Гектор! Ну на что тебе живительная сила источника, если у тебя в карманах не звенят монеты? Когда не только ни гроша за душой, но и судно твое на ладан дышит? А быть может, ты хотел бы забыться в нежных ручках какой-нибудь красотки, коих полно было в Порт-Рояле, пока он не канул в пучину? Ты знаешь это не хуже меня - в лучшем случае найдешь утешение в объятиях вонючей дешевой портовой шлюхи с гнилыми зубами и свалявшимися волосами, которая вечно подтирается своим подолом. Хороша перспективка, верно? Так вот, я предлагаю для верности поверх скинутых годков набросить золотишка. И вот тогда весь Карибский бассейн, да что там бассейн — весь мир — у наших ног! - Подумал и прибавил, - У твоих ног, Барбосса.

Капитан молчал, и по его сосредоточенному лицу Джек сделал вывод, что информация подана в должном виде.
- Предлагаю сделку. Я веду нас всех — заметь, я думаю не только о себе - к источнику, а ты оказываешь мне небольшую услугу, от которой все мы только выиграем.
- Допустим, заинтересовал, Джек. Но вслепую играть я не намерен, - капитан по-прежнему вертел в руках яблоко, как если бы выбирал, с какого бока запустить в него свои желтые зубы.
- Все проще простого. Как я уже сказал, речь идет о сокровищах Генри Моргана. Не говори, что не знаешь эту историю, потому что я все равно тебе не поверю. У меня есть карта, - Воробей многозначительно приподнял брови, - подлинная карта, можешь не сомневаться.
Барбосса усмехнулся.
- Хотел бы я посмотреть на того идиота, кто поверит в эти россказни.
- Ну хорошо, кажется, я знаю, как тебя убедить. Эту карту мне дала Тиа Далма, когда... Впрочем, сейчас обстоятельства не важны, важнее другое. На этой карте лежит заклятие... Заклятие Крови. Не слышал о таком? Ну, конечно, откуда... И чтобы его снять, мне нужен... - Джек театрально выдержал паузу, - мне нужен ты, Гектор.
- Да неужели?! - Осклабился Барбосса. - Во что ты опять вляпался, Джек Воробей?

6

Глава 2. Заклятие Крови

Покрепче, парень, вяжи узлы -
Беда идет по пятам.
Вода и ветер сегодня злы,
И зол, как чёрт, капитан.
(А. Городницкий)

Тусклый свет фонаря падал на развернутую на столе карту с рваными и пожелтевшими, словно от времени, краями. Он смотрел на руку, плотно прижимавшую карту к столу и почему-то сосредоточился на буквах между средним и безымянным пальцами, пытаясь догадаться, название какой страны от него скрыто. «l Сo» гласили буквы и он попытался охватить взглядом всю карту — был уверен, что уж кому-кому, а ему, опытному моряку, не составит труда назвать даже те места, что скрывает сейчас ладонь. Его ладонь? Да, несомненно, это его ладонь и это он сейчас стоит у стола, но почему тогда не покидает ощущение нереальности происходящего? Почему же так расплываются буквы и в голове такой туман? «Перебрал вчера», мелькнула догадка, а ведь трактирщик уверял, паскуда, что это лучший ром, какой ему доводилось пробовать.

- Что добром дается, добром и отдано будет. Что силой берется, закроется мороком черным, - нашептывал за его спиной голос. До боли знакомый голос. Откуда он его знает? Резкая боль и рука его оказалась пригвожденной к столу небольшим кинжалом, он слегка дернулся, руку словно свело судорогой и от нового приступа боли ему показалось, что весь мир сейчас сосредоточен в этой ладони. Но почему-то он со странным спокойствием наблюдал, как из-под нее по карте расплывается красное пятно.

- Прольется кровь врага и дано будет ищущим, так сокрой же тайны свои от пытливых глаз.

Он хотел свободной рукой дотянуться до рукояти кинжала, но рука как будто налилась свинцом и не было никакой возможности ее приподнять и проклятия, которые крутились на языке, никак не хотели слетать с губ.

- Да будет так! - Изрек все тот же голос и чья-то рука резко выдернула кинжал.

Он отдернул руку и перехватил другой запястье, смотрел на ладонь, где теперь была сквозная рана, из которой на дощатый пол капала кровь. Боль куда-то ушла и, посмотрев на карту, с удивлением обнаружил, что кровавая лужица делается все меньше, как если бы тот еле заметный порез на карте, куда недавно вонзилось лезвие, впитывал все без остатка. В конце концов кровь с поверхности карты исчезла совсем; он снова взглянул на кровоточащую рану и открыл глаза.

Первым, что увидел Джек Воробей после пробуждения, были неструганые доски и из щели между этих досок показались сначала усики, прощупывающие незнакомый путь, а затем и длинное тельце какого-то насекомого. Сон, такой явственный, еще не до конца растворился в реальности и Джек, проводив взглядом непонятного жука, чуть шевельнулся. Левая рука от самого плеча неимоверно затекла и ему стоило немалых усилий перевернуться на спину и так лежать какое-то время и ждать, пока не восстановится кровообращение. Рассмотрев свою ладонь и лишний раз убедившись в том, что это был всего лишь сон, капитан Джек Воробей поспешил подняться и, торопливо одеваясь, отметил, что неприятно зашумело в голове и к горлу подкотила легкая тошнота.
- Дьявол! Все-таки накачал своим дрянным пойлом, сухопутная крыса.

to be continued

7

* * *
До пристани Джек добрался без приключений и, как он отметил к собственному удовольствию, в голове несколько прояснилось. Гиббс, еще издалека завидев своего капитана, принялся отвязывать шлюпку и, когда тот подошел, все было готово к отплытию.
- Вперед, старина! Сегодня «Жемчужина» станет наша, - он подмигнул своему шкиперу.
- Что-то вы слишком уверены, капитан. Не к добру это, - покачал головой Гиббс.
- Вот увидите, мистер Гиббс, я надавил на кое-какие нужные точки и теперь этот старый пройдоха сам предложит мне место капитана на моей красавице.
С лица шкипера не сходило выражение крайнего сомнения, поэтому Джек просто махнул рукой и решил, что не стоит тратить силы на убеждение.

Джек вскарабкался по веревочному трапу и ловко соскочил на палубу, следом за ним поднялся Гиббс. Заранее предупрежденный о приближении шлюпки, Барбосса стоял недалеку от трапа, скрестив на груди руки и Джек так и не понял, что именно отражало его лицо в этот момент - то ли это была такая, похожая на оскал, улыбка, то ли просто солнце слепило глаза, но торжество во взгляде было несомненным.
- Вот и ты, Джек, - приветствовал его Барбосса, театрально раскинув руки. - Мы ведь теперь партнеры, верно? Поэтому позволь мне сразу перейти к делу.
По-дружески обняв одной рукой за плечи удивленного Джека, Барбосса продолжил, чуть склонившись к его голове и устремив взгляд в палубные доски:
- Ты слишком поторопился, а я даже и подумать не мог, что ты все так воспримешь. Иначе я бы просто предупредил тебя, чтобы ты не поднимался на борт. - Он посмотрел Джеку в глаза и, увидев немой вопрос на лице Воробья, серьезно добавил, - Ты что, всерьез полагал, что я отдам тебе «Жемчужину»? Джек, Джек... Когда же ты поумнеешь...
Воробей сглотнул. Ситуация выходила из-под контроля.
- Я хочу показать тебе другой корабль, который мы захватили, - он указал костлявым пальцем в сторону другого борта, - тебе понравится. - Вперед! - И он подтолкнул Джека обратно к трапу.

На «Сан Педро де Паула» их появление ни у кого не вызвало интереса, разве что мигом подлетевший первый помощник отчитался о проведении работ, которые шли полным ходом. Увидев проломленную палубу, Джек присвистнул.
- Вот это да! Неужто это в шторм вас так потрепало?
- Было дело, - коротко ответил Барбосса.
Осмотрев судно, мужчины прошли в капитанскую каюту.
- Принимайте командование, капитан Воробей, раз уж мы теперь партнеры. К слову, Джек... - Барбосса на мгновение замолчал.
- Продолжай, Гектор. Внимательно тебя слушаю, - без тени иронии сказал Джек.
- Мы никогда другу не доверяли и вряд ли будем доверять в дальнейшем, но какие ты можешь дать гарантии, что не улизнешь, заполучив золото? Если, конечно, мы когда-нибудь им завладеем.

Джек опустился на край стола и, приподняв руку, уставился на свои ногти, словно в эту минуту они занимали его больше всего на свете.
-Тебе ли не знать, что никакое золото мира не заменит мне «Жемчужину». Она одна такая и в целом мире не сыщешь другого такого корабля. - Он поднял глаза на Барбоссу и в этом взгляде была такая тоска, что дальнейших объяснений и не потребовалось.
- Я так и думал, - кивнул он, усаживаясь в капитанское кресло возле стола. - Что ж, корабль починят и мы сможем отправляться. Но перед этим мне бы хотелось услышать историю, которую ты так тщательно скрываешь. Ну же, Джек, - заметив нерешительность в лице будущего партнера подбодрил Барбосса, - раз уж нам суждено заниматься общим делом, не слишком-то хорошо с твоей стороны скрывать детали.
Джек, соглашаясь, кивнул.
- Ты прав. Только... Я хочу, чтобы ты уяснил себе одну вещь: украв у меня эту карту, о которой я собираюсь тебе рассказать, ты не добьешься ровным счетом ничего, потому что на моей крови замешан обряд и даже убив меня и пролив мою кровь, ты ничего не добьешься — кровь должна быть отдана по согласию.
- Украсть карту? Я же не ты, я — честный пират. И до чего же ты любишь всегда начинать рассказы с конца, Воробей. Тебя в детстве не учили, что, узнав концовку рассказа, уже не слишком интересно слушать начало? - Съязвил Барбосса. - Однако, мне очень хотелось бы получить доказательства того, что карта подлинная и что тебе на самом деле нужен я, чтобы отыскать сокровища. Никто не может дать мне гарантии, что ты не уведешь мой корабль, высадив меня на каком-нибудь острове.
- Не беспокойся, ты получишь доказательства, - Воробей вынул из-под обшлага своего потертого камзола сложенный пожелтевший лист и, развернув его на столе, пояснил, - Вот та самая карта, которая покажет нам, где Морган зарыл свой сундук. Эту карту мне дала Тиа Далма еще до того, как ты, сердобольный наш, решил поиграть в героя и вызволить Калипсо из бренного тела.
- Давай без хамства, Воробей! Продолжай, я слушаю.
- Так вот, чтобы получить эту карту, пришлось наложить на нее заклятие крови, - сейчас объясню, торопливо проговорил Джек, видя, как Барбосса уже начинает выходить из себя от нетерпения. - Она мне руку кинжалом продырявила, прямо вот здесь, видишь?! - Он сунул ладонь в лицо Барбоссе, который отворачиваясь, отпихнул от себя руку назойливого собеседника.
- Давай без этой фамильярности, - с отвращением заметил он, - дальше рассказывай.
- Кровь пролилась на карту и впиталась через дыру, оставленную кинжалом.
- Только не думай, что я поверю, что наша драгоценная Калипсо по доброте душевной решила помочь обеспечить тебе безбедную старость, - усмехнулся постаревший капитан.

Только сейчас Джек заметил, что Барбосса, действительно, сильно сдал. Глубокие морщины на лице, пигментные старческие пятна, дряблая кожа, редкие желтые зубы, скрывающиеся за почти бесцветными губами — все это отнюдь не красило и без того сомнительную внешность давнего врага.

- Нет, конечно, нет, - поспешил добавить Джек. Видишь ли, она сказала, что просто так карту не отдать. Она досталась ей от Дэйви Джонса; он, да будет тебе известно, потопил некогда славный корабль Генри Моргана, и обнаружив эту вещицу, решил, что нечего ей делать в пучине морской и что его возлюбленная найдет ей лучшее применение. И она нашла. За эту карту я пообещал отдать женщину, которая на самом деле искренне меня полюбит! - При этих словах Джек расхохотался. Утирая рукавом выступившие на глазах слезы, он продолжал, - Меня искренне полюбит женщина! Это невозможно просто потому, что море — моя единственная любовь, а свою «Жемчужину» я не променяю ни на одну женщину на свете. Дались они мне! Шлюх что-ли мало в портах?
- Давай ближе к делу, - мрачно напомнил немногословный Барбосса.
- Да, так вот. Если такая женщина найдется, она станет собственностью морского дьявола. А кто у нас нынче на этой должности? - Джек деланно задумался, - Ах, да! Бедняга Уилли. Вот не повезет парню, так не повезет. Но это — крайний случай. После того, как я кровью подписал договор, мы провели обряд над картой. Видишь? - Воробей ткнул пальцем куда-то в ее середину, - сейчас здесь нет никаких знаков. Моя кровь забрала все их с собой, впитавшись в эту чертову бумагу. Когда сойдем на остров, нужно будет развернуть ее и отдать мою и твою кровь — мою и кровь моего врага — и только тогда появится маршрут и место.
- Ага, - скривился Гектор, - вот там-то ты меня и укокошишь.
- Да нет же! Кровь должна быть отдана по согласию, но это еще не все. Чтобы достать сундук, нужно еще один обряд провести перед тем, как его достать, иначе ничего не выйдет. И пачкать руки, пусть даже о врага, это твоя прерогатива, а я брезгливый, ты же знаешь.
- А ты представляешь вообще, что нас ждет на этом острове? Никто еще не вернулся оттуда! Никто! И почему я? Неужели у тебя мало врагов, Джек Воробей? - Капитан саркастически усмехнулся.
- Я всегда удивлялся, то ли ты такой тупой, то ли из меня рассказчик никудышный... Нужна кровь давнего врага. И потом, - Джек колебался, говорить или нет, но все же решился, - я уже пробовал. Пробовал с другими, ничего не выходит. Пришлось вернуться к Тиа Далме и она сказала, что мне нужен ты.
- Ну хорошо, - согласился Барбосса, - прибыли на остров, выжили, достали сокровище? Как делить будем?
- Собирайте команду, капитан. Составим договор и в путь — к источнику. Будем делать из вас грозу всех женщин.
Бросив на Воробья уничтожающий взгляд, Барбосса покинул каюту.

продолжение следует