PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Однажды в море

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Автор: D_Scal
Название: Однажды в море
Рейтинг: PG 13.
Жанр: Зарисовка. Юмор
Краткое содержание:  Что  чувствуют  герои произведений, когда по  их души  приходят   некоторые особо одаренные  писатели:)

«Черная Жемчужина» легко рассекала волны, следуя в направлении, указанном капитанским компасом. Капитан Джек Воробей стоял за штурвалом и размышлял на предмет постоянного исчезновения известного крепкого спиртного напитка в неизвестном направлении. Внезапно прозрачный воздух начал густеть, на воду стали опускаться клочья тумана, и из надвигающейся пелены послышалось неясное бормотание и шорох, в котором современный читатель без труда различил бы звук, издаваемый компьютерной клавиатурой при быстром наборе текста.  Мысли о роме в капитанской голове сменились тоскливыми воспоминаниями о предыдущей встрече с напастью по имени «Фанфикеры». Тогда «Жемчужину» семь раз пытались утопить, а самим капитаном едва не совершили настолько противоестественное непотребство, что не находись он на тот момент недалеко от хижины Тиа Далмы, дело бы обернулось очень плохо для капитана Воробья. Команда заметно занервничала, а капитан, со вздохом, способным разжалобить камни, воздел очи к небу. «О, Всевышний, неужто опять эти фанфикеры?»

Он в сумерках рыщет
Ужасный он самый
с компьютером, с видео
с пивом подчас
А кто его видел?
Никто и не видел,
Но слышали все и не раз.*

Факт, что этих злосчастных фанфикеров до икоты боялись все, даже напыщенный Бэкетт и ужас Карибского моря - Дэйви Джонс, которому несколько раз приходилось откачивать Кракена после особо изворотливых  литературных пассажей, успокаивал капитана, но не сильно.
«Черная жемчужина» замерла на волне и ее очертания подозрительно заколебались.
«Зараза, опять дилетант» - с тоской подумал капитан, с болью наблюдая, как его любимый корабль в очередной раз начинает плющить и колбасить.
«Только бы успеть добраться до своей каюты и достать зелье, которым снабдила меня Тиа Далма в последний раз» - размышлял Джек, стараясь не делать резких движений и лишний раз не привлекать внимания писателя, пока тот занят описанием «Жемчужины» и окружающих морских просторов.
- Нафиг мне эти подробности судостроения, пусть этими подробностями другие заморачиваются - доносилось из пелены тумана – Главное, отношения героев.
Мистер Гиббс с суеверным ужасом поглядел вперед и перекрестился. Попугай мистера Коттона, прокричав нечто вроде «Полундра», слетел с хозяйского плеча и покрепче уцепился за ванты.
Команда с обреченным видом наблюдала, как капитанская каюта превратилась в комнату с окнами, межпалубные и другие трапы преобразовались в лестницы, а капитанский мостик неведомым образом провалился под палубу , из-за чего корабль стал походить на полуночный бред упившегося судостроителя, скрестившего парусник с подводной лодкой. Увы, с этим процессом ничего нельзя было поделать.
Разумеется, данные события не могли не привлечь внимания парочки, самозабвенно обнимающейся на полубаке «Жемчужины». Мисс Суонн и мистер Тернер были явно раздосадованы тем, что  им в очередной раз помешали уединиться. Элизабет с видом «опять весь кайф обломали» прислонилась к фальшборту.
- Пофигу, как это называется – донеслось из тумана – пусть будет бортик. Фальшборт тут же превратился в бортик, облицованный неведомо чем.
Мистер Тернер же непонятно с какого перепугу полез на грот- марса -рей.
- Уилл, что ты там забыл? – глаза Элизабет округлились от изумления.
- «Уилл присел отдохнуть на парусе», так и напишем – донеслось из тумана.
Тернер, стоя на бэйфуте** с перекошенной физиономией, яростно грозил кулаком в пустоту.
В это время Джек наконец добрался до своей каюты, извлек из-под завала на столе мешочек с порошком, которым снабдила его Тиа Далма , после чего опасливо покосившись на потолок, зажег свечу и кинул в пламя щепотку  пряно пахнущих сухих трав.
Раздался треск и где-то в глубине клубящегося тумана раздался вопль.
- Черт!! «№;%;№»:%; этих электриков, опять напряжение упало. «№;%;№;»№;%$#% ничего не сохранилось!!!. Ладно, фиг с ним, с Воробьем и «Жемчужиной», про них и так уже немеряно фиков написали. Уж лучше про Бекетта напишу.
Туман рассеялся и «Черная жемчужина», обретя привычные глазу очертания, дальше полетела по волнам. Капитан и команда вздохнули с облегчением.

                        ****

На мостике флагманского корабля Бекетта все были заняты своими делами, горизонт был чист и ничто не предвещало неприятностей.

_______________________________________________

* переделка куплета из  песни дуэта "Иваси"  - "Бабай"
** Бэйфут - треугольная конструкция, с помощью которой рей крепится на мачте.

2

Итак, как мы уже успели увидеть, флагманский корабль лорда Бекетта  как обычно  рассекал форштевнем теплые волны Карибского моря. На мостике вахта была занята тем, чем должны заниматься добропорядочные и верные уставу морские офицеры -  поддержанием курса, благо  ветер наполнял паруса и ничего не предвещало неприятностей. Наивные....

Не успели корабельные склянки отбить десять часов утра, как ветер внезапно стих, и паруса безвольно  обвисли.  "Эндевор"  окутало   желтоватое марево.  Коммодор Норрингтон    тревожно посмотрел на сгущающиеся на горизонте тучи.
- Не к добру это -  заметил  лейтенант Джиллет, значащийся в корабельном табеле о  рангах как первый помощник - похоже, нас потреплет хорошей грозой.
-  Не к добру, ох, не к добру - согласился Норрингтон, созерцая водную гладь - Только,  боюсь, не гроза это будет, а кое-что  похуже.
- А что  может быть хуже, сэр? Ураган? - поинтересовался Джиллет.
- Тут в загустевшем от марева воздухе раздался треск и шипение, и в этих звуках современный читатель с закрытыми глазами опознает процесс открывания жестяной банки с прохладительным напитком.
- Уффф.. ну и душняк - раздался с небес голос, сопровождающийся не самым приятным для слуха хлюпающим звуком - Холодная кола сейчас  в самый раз.
- Фанфикеры -  отозвался слегка побледневший Норрингтон.
-  Как в воду глядели, сэр - эхом вторил  первый помощник, слегка сменившийся в лице.
Норрингтон оторвал взор  от пляшущих за бортом "Эндевора" волн.
- Так, что  мы имеем: утро, флагман Катлера Бекетта... - донеслось  сверху.
-  Сколько  раз  можно  повторять, я "КАЛТЕР"!!! - На мостике возник Бекетт  собственной персоной, причем весьма и весьма  раздраженной. И тут  лорда раздвоило:
- Нет, ты Катлер - твердила одна часть Бекетта - тебя так официально  назвали.
- Или Калтер? -   вопрошала другая - твое имя переводят  как Калтер...
- Чертовы сценаристы-преводчики и фанфикеры вместе взятые, чтоб вас всех  несло, кувыркало  да подбрасывало! -  возмутился мысленно  Бекетт и погрозил  кулаком в небеса.
Вахта предпочла  сделать вид, что  ничего необычного  в поведении лорда замечено  не было.

-  Лейтенант, что  тут у нас?
- Фа... Фанфикеры , сэр. - пролепетал  Джиллет.
- Я и без  вас вижу, что не пираты - рявкнул Бекетт - есть потери?
- Нет, никак нет, сэр.
Норрингтон  в это  время наблюдал, как Беккет с пугающей скоростью  начинает звереть, ибо   фанфикеров лорд ненавидел лютой ненавистью.
- С чего бы начать? -  сопение сверху стало  сопровождаться шуршанием компьютерной клавиатуры.
Во  взгляде всех офицеров на мостике "Эндевора"   читалось одно  и то  же  тоскливое : "Ну вот, началось".
- Ага, было  чудесное утро, лорд Беккет  решил попить чаю на клотике грот-мачты...
- Где?!?! - лицо Беккета стало  белее, нежели бланк приказа, лежащий на столе в каюте.
В руке у Беккета материализовалась  чашка чая, а самого лорда неведомая сила потянула  к грот-мачте.
Вся команда с нескрываемым любопытством приготовилась наблюдать за Бекеттовским эквилибром с чашкой чая.
- Нет, не так - раздалось сверху - Лорду чай должны будут  подать на клотик, не будет  же он  сам себе заваривать.
- Промелькнувшая было  искра  надежды в голове Бекетта и шипением погасла, а посему, оставив чашку с чаем и проклиная все на свете Беккет начал  карабкаться на клотик грот-мачты.
На марса-рее порывом ветра с головы Беккета сдуло  треуголку, и сей головной убор, слегка покачиваясь,  болтался на ноке марса-рея.
- Норрингтон, что  вы стоите, быстро  достаньте  мою треуголку - прошипел Беккет, продолжая карабкаться вверх по  грот-мачте.
- Приказ есть приказ, и коммодор, скинув камзол полез за Бекеттовой треуголкой.
- Хммм, ну это  скучно - донеслось сверху- надо  добавить  интриги и экшена.

.....В этот момент  чудо, сидящее у компьютера и  употребляющее колу и чипсы покосилось на экран рядом стоящего  телевизора,  где сопровождаемая словами "you gotta hold on, baby, never give up"* по  прибрежной полосе с грацией горной козы скакала в красном купальнике пышногрудая и блондинистая Памела Андерсон. Чудо радостно  хрустнуло  чипсами......

- Есть  идея!!!! - от этого  вопля экипаж "Эндевора"  дружно  содрогнулся, а Бекетт, добравшийся наконец-то  до  клотика, покрепче обнял  мачту.
- Где мой чай? - донесся сверху голос представителя ост-индийской компании.
  На палубе появился Мерсер - правая рука лорда  во всех  по большей части незаконных делах. Он пару минут оценивал обстановку, после чего  приказал  принести  самую легкую бадью, куда погрузил  чайный сервиз и  покрепче  привязав сей ценный груз , занялся доставкой утреннего чая на клотик.
Тем временем,  Норрингтон, в попытке снять  треуголку с  нока марса-рея, потерял  равновесие и с грацией летящего кирпича просвистел в направлении морской пучины.
- Человек за бортом!
- Смотрите! - Джиллет  указал на объект, словно  по мановению волшебной палочки материализовавшийся в воде  в непосредственной близости от  барахтающегося и оглущенного падением Норрингтона. Это был  даже не объект, а субъект, а если  говорить еще точнее, то  это  была девушка. 
- так и напишем - "к "Эндевору"  плыла девушка" - донеслось  сверху.
Команда корабля с полнейшем ступоре наблюдала, как вышеуказанная дама, со скоростью, которой позавидовал бы любой чемпион мира по плаванию на открытой воде, подплыла к Норрингтону с явным намерением  оказать помощь утопающему.
  - Не бойтесь, я вас спасу! - произнес кто-то за коммодоровой спиной.
Норрингтон  развернулся в воде, чтобы сообщить, что   утопление не входит в его планы на сегодняшний день, и что  если матросы сейчас сбросят конец, то  он прекрасно заберется обратно  на борт, но  учидев перед собой пышный бюст как минимум шестого размера, он только  и смог внятно произнести "Буль", и, хлебнув морской водички отправился на дно, сраженный приступом топориной болезни.  Незнакомка незамедлительно  нырнула за бедолагой коммодором.

Оперативно  была спущена шлюпка, матросы отловили незнакомку и коммодора.
Норрингтон не подавал признаков жизни.
- Без паники! - девушка склонилась над коммодором, а потом прижалась пухлыми губами к его губам.
- Никакого почтения к погибшему! - возмутился Джиллет, держащий в руках свой головной убор в память о  коммодоре -  где это  видано, чтобы мертвых  так целовали!
- Чтоб ты понимал, козел! - огрызнулась незнаколмка - я ему жизнь спасаю!
Джиллет, сраженный наповал  таким бесцеремонным ответом со стороны женщины, несколько  секунд хватал ртом воздух и подыскивал достойный  ответ. Ответ упорно не подыскивался.
Тем временем Норрингтон закашлялся и  открыл глаза. Перед  его взором опять колыхался бюст  весьма крупного размера.  Намокшая рубашка, под которой этот бюст находился, стала  практически
прозрачной, так что  коммодор  мог беспрепятственно  рассмотреть и оценить прелести  спасительницы.  Промокшие бриджи, обтягивающие крупные бедра дамы, дополняли  картину.
- Я уже в раю? - прохрипел Норрингтон.
- Нет, сэр, вы еще живы - отозвался Джиллет.
- Милый, все будет хорошо - проворковала незнакомка - вы вновь вернулись  к жизни. Было  бы несправедливо потерять  такого  представительно мужчину.
Норрингтон почувствовал, что  лицо его  становится пунцовым от смущения, но  как ни старался, не мог отвести взгляда от мокрой рубашки.
  - "Лорд Бекетт  неспеша пил чай на клотике и наблюдал  за происходящими событиями" - шуршание и усиленное сопение, доносившееся сверху свидетельствовало о нешуточно  набравшем обороты творческом процессе.
- Кто бы ты  там ни был, на глаза мне не попадайся - шипел  Бекетт, судорожно  уцепившись за мачту и допивая чай - крыса сухопутная, ты бы хоть словарь посмотрел, прежде чем писать.
- "Беккет допил  чай и направился  к бортику, чтобы выяснить, кого  же там еще нашли" - донеслось  сверху.
- Идиот - Бекетт  чувствовал, что  еще немного и его цензурный слованый запас подойдет к  логическому завршению - ненормативному - сколько  раз  тебе говорили, что на корабле нет бортиков! Есть  фальшборты! Учи матчасть!
Но  тем не менее лорд  был  рад возможности спуститься на грешную землю, то бишь, в данном случае - на палубу "Эндевора".
На негнущихся ногах, но при этом пытаясь сохранить остатки  собственого достоинства, он подошел к группе офицеров, окруживших Норрингтона и незнакомку.
- так,  все разошлись, нечего  тут бтолпиться. Коммодор, Вы целы? Ну и хорошо, идите переоденьтесь. И кто-нибудь, принесите даме сухую одежду.
- Как Вас зовут.. мисс?
-  О, Вы должно  быть  лорд Бэккет? - ответила вопросом на вопрос незнакомка.
-  Мисс, вопросы здесь задаю я - пока еще вежливо  заметил Бэккет - так что  потрудитесь назвать свое имя.
-   Меня зовут  Марисабель - дама  оценивающе поглядела на лорда Бекетта. От ТАКОГО  взгляда  ему стало явно не по себе.
  -  Мисс Марисабель, что  Вы делаете одна в открытом море?
- Как что? - плаваю, знаете ли, я люблю активные морские прогулки...
   - Таак - голос Бекетта стал  подозрительно  мягким, и присутствующие рядом офицеры непроизвольно  отступили на шаг от беседующей парочки, ибо знали, что  ТАКОЙ тон не предвещает ничего хорошего - а позвольте Вас спросить, откуда Вы приплыли?
- Как откуда - искренне удивилась  блондинка - с Тортуги естественно... Тут  раздался стук падающего  тела - это   окончательно  офигевший от  происходящего  Джиллет  протаранил пятой точкой палубу.
- Но, сэр - обратился он к Беккету - ТОртуга в 60 милях от нас.
- Как в 60? - На лице Марисабель отразилось неподдельное удивление - она в 5 милях отсюда.
Все многозначительно  посмотрели наверх.
-  Да фиг с этими островами, буду я еще выяснять где они находятся, все равно  никто не обращает внимания на их меторасположение - сопение перекрыло  шелест клавиатуры.
-   Господи, мало того, что  ЭТО не имеет понятия об устройстве судна, так еще и в географии полный ноль... И чему их в школах учат? - простонал окончательно  очухавшийся Норрингтон.
-  Дорогой, тебе сейчас нельзя волноваться - проворковала Марисабель, обнимая коммодора за плечи - сейчас мы пойдем в твою каюту, я уложу тебя в кроватку и буду за тобой ухаживать.
Следующий день  прошел для команды "Эндевора" в напряженном ожидании. Беккет  молча молился всем святым, чтобы  они послали попутный ветер и выбрались из этого проклятого  места.
Норрингтон  отлеживался в своей каюте под неусыпным наблюдением  Марисабель и кроме присутствия пышногрудой блондинки его больше ничего не интересовало.
-  "Так и напишем: "Норрингтон влюбился без памяти" -  донеслось  сверрху -   "Коммодор был настолько  очарован своей спасительницей, что  готов был  плюнуть на устав и  Бекетта".
- Что?!?! - в ужасе пролепетал  Норрингтон.  При всей обуревавшей его  влюбленности, часть  коммодорового  мозга все еще сохраняла верность флоту и присяге, а посему становиться дезертиром  Норрингтон определенно не собирался.
- Марисабель -  обратился коммодор к своей спасительнице -  может пойдем прогуляемся на палубу?  Пора бы подышать свежим воздухом.Парочка, держась за руки проследовала на палубу.

Хммм... что-то  скучноввато  стало -  донеслось  сверху, шторм им что-ли устроить? Точно,  пошлем им шквал -  так романтично  будет... Пусть  будет  так: "И вдруг, откуда ни возьмись, на "Эндевор" обрушился ураган"
Норрингтон тем временем пытался совладать с той частью разума - которая отчаянно  пестрила красными сердечками при каждом взгляде на  Марисабель и  напомнить ей, что  он, прежде всего морской офицер, и находится на корабле, а посему должен находиться на месте согласно занимаемой должности - то бишь быть на мостике.  Сей процесс проходил с известными трудностями, ибо  Мари, как он ее ласково называл, отчаянно  умоляла его остаться с ней.

     В непосредственной близости от  корабля   быстро  сформировалась  черная туча.
- Стоять по местам!  Экипаж "Эндевора" начал авральную подготовку к надвигающемуся шторму.
Внезапно  Джиллет, обозревавший  морские просторы в подзорную  трубу, в очередной раз  сильно  побледнел и что-то  прошептал на ухо  вестовому, после чего   последний умчался в направлении каюты Бекетта.
- Сэр -  вестовой вломился в каюту - у нас большая проблема
- Черт побери! -  рявкнул Беккет так, что  задрожала посуда на столе - вы что, не в состоянии войти спокойно и должить  внятно?
- Никак нет, сэр! - вестовой вытянулся в струнку.
- Ну так докладывайте, что  там стряслось  такого?
- На нас надвигается шквал, сэр, Вам лучше подняться на мостик и посмотреть... сэр...
- Уже иду.
На мостике  тем временем начался переполох, ибо  гиганская  волна, стеной надвигающаяся на "Эндевор" была уже видна и без подзорной трубы.

- Что у вас тут? - на мостике возник Бекетт.
-  Вон там, сэр -  Джиллет указал на северо-восток, где поблескивала пеной огромная волна.
- Черт, как же выглядит шторм на море? - донеслось  сверху - а, ладно, сами догадаются, короче: "волны были большими, их  было  много и кидали они корабль  вверх-вниз как  соломинку. Вдруг особо большая волна захлестнула  судно  целиком".
Экипаж  держался как мог, ибо  судно  болтало немилосердно.
  Норрингтон сгреб свою пассию в охапку, дабы силой затащить  ее в каюту, однако  был  сбит волной и крепко приложившись дбом о грот-мачту благополучно отключился. Марисабель же с визгом проехалась кормой поперек палубы была смыта за борт. Исчезновения дамы никто не заметил.
- Нет,  это  тупик - послышалось  сверху -  неинтересно  писать по этих морских офицеров. Кто  там у нас еще есть? А, точно   - Дэйви Джонс !- напишу лучше про "летучий Голландец".
После этих  слов   шторм мгновенно  утих, небо  расчистилось и появился легкий ветерок.
На "Эндеворе" старший офицерский состав приходил в себя после передряги.
Норрингтона  усилиями корабельного  лекаря привели в чувство.
- Ну и кошмар мне привиделся господа -  вещал  коммодор за вечерней трапезой. Представляете,  мне привиделось, что наш лорд Бекетт пил чай на клотике грот-мачты, а я влюбился без памяти, а потом мою возлюбленную смыло штормовой волной.
  Слушатели сдержанно  улыбались и не стали разубеждать норрингтона на предмет того, что это  был сон...
В это  время  "Эндевор" на всех парусах мчался в направлении Порт-рояла.

____________________________
* тема из  сериала "Baywatch" больше известного  у нас как "Спасатели малибу"

3

... Это  было  похоже на прекрасный сон...  Она стояла на палубе роскошного корабля с бокалом игристого напитка янтарного цвета  и улыбалась. Шикарное бриллиантовое колье источало фонтаны радужных  брызг в лучах  заходящего солнца. Вокруг сновали элегантно  одетые мужчины, Периодически  ее ослепляли какие-то  вспышки, но  ей  не было  до  этого никакого  дела. Она чувствовала себя счастливой,  вместе с тем, где-то  глубоко внутри, в подсознании, зарождалось  ощущение, что она не принадлежит этому миру.  Играла ненавязчивая приятная музыка, и  корабль  все быстрее скользил над  лазурной водной гладью, уходя в сторону заката.   Передав пустой бокал  услужливому официанту, она ушла подальше от  шумной тусовки и встала лицом к заходящему солнцу, раскинув руки, и подставив лицо встречному ветру.  Как бы ей хотелось, чтобы эта сказка никогда не закончилась... Вдруг резкий  поворот судна  заставил ее потерять  равновесие,  и  дама в роскошном вечернем платье в криком полетела в морскую пучину.
- Вот черт, это  действительно был сон, а вот и она - реальность - от души ругнулась Марисабель, окончательно  очухавшись. А реальность заключалась в том, что  она действительно   барахталась в открытом море,   промокшее платье тянуло  ее ко  дну, а за горизонт на всех парусах уходил "Эндевор", а посему, кричать  было  бесполезно. Уцепившись за крупный обломок доски, Марисабель получила возможность передохнуть и оценить обстановку. 
- Вот  уж точно, я люблю тебя, жизнь, ну а ты меня снова и снова - проворчала Марисабель  - только  все наладилось, мужчина завидный появился, как вот так, все волной смыло, причем в прямом смысле этого слова. Ну что ж, придется начинать все заново. Для начала надо  остаться  в живых, а для этого надо  соорудить  что-нибудь, на чем можно продержаться на воде. Бог знает, когда тут в следующий раз промелькнет парус.
  Марисабель   осмотрелась. В поле зрения оказались еще две доски и пара бочонков. План созрел  достаточно быстро - нужно  было  соорудить  плот, только  вот  чем вязать  все это, да и еще надо  избавиться от  этого  треклятого  платья, пока оно  окончательно не утянуло на дно. Стоп! Платье!   Ну что ж,  в данной ситуации и это сгодится. Марисабель  мысленно  похвалила себя за находчивость и предусмотрительность, поскольку буквально  перед прогулкой по палубе «Эндевора»  примотала на бедро   небольшой нож, потихоньку упертый из  коллекционного столового  серебра   кают-компании старшего  офицерского состава.
Совершив серию кульбитов,  изящности и сложности  которых  позавидовали бы мастера синхронного  плавания, она  порезала  пышные юбки платья на ленты.   Через полчаса ей кое-как удалось  скрутить  два бочонка и доски в более-менее плавучую конструкцию.
***
В это  время  наше существо, выступающее в роли аффтара, заявилось с очередной бурной диско-вечеринки несколько  раньше обычного,  и плюхнулось  за  рабочий стол, поскольку остаток нерастраченной энергии требовал  реализации, причем незамедлительной.  Ткнув  пальцем в кнопку "Power" на  системном блоке компьютера и  сбегав к холодильнику за порцией пепси, существо в нетерпении щелкало пальцами, ожидая, пока система полностью загрузится.
***
Марисабель сидела на  собственноручно  собранном  плоту и с тоской вспоминала  недавний сытный завтрак на "Эндеворе". Все-таки прошло уже достаточно  времени, да и вынужденные физические упражнения пробудили весьма недурственный аппетит. Короче говоря, ей жутко хотелось  еды и, желательно, выпивки.  Ни того, ни другого в наличии, разумеется, не было, и, судя по всему, в ближайшее время не предвиделось.  Тут она заметила, что  бочки притапливаются чуть  более сильно,  а посему в них что-то  должно  быть. Еле-еле выкрутив пробку в одном из  бочонков, Марисабель принюхалась. Так и есть, судя по  шибанувшему в нос запаху, в бочонках оставалось немного вина.  С одной стороны это не могло не радовать, так как   появилась возможность снять стресс, с другой стороны данная ситуация выглядела еще большей насмешкой над незадачливой дамой - наливать  вино  было  некуда, да и вообще добраться до  него не разбирая плот было  нереально. Марисабель  в ярости покосилась на небеса.
-Эй, ты, кто бы там ни был! А ну возвращай меня обратно, или хотя бы помоги выбраться из  передряги, в которую я по  твоей милости угодила!
С небес раздался шорох клавиатуры и хлюпанье – это  наш  аффтар освежался охлажденным напитком поколения  “Next”.
"Хммм…  Было  бы неплохо напоить ее винцом"
-  Вино  есть, а вот пить я его как буду? - чудо  ты... ты...  - у Марисабель уже не хватало слов.

- А действительно, как?  - Тут взгляд  аффтара зацепился за соломинку, торчащую из  банки с пепси. - Во, напишем так: "Марисабель  через  трубочку потягивала вино". А что, гламурненько  так получается, стильно.
- Через  трубочку? -  глаза у новоявленной робинзонши на плоту полезли на лоб. - Где я тебе тут  трубочку найду?!
В этот момент около плота из вечернего  тумана выплыл предмет, напоминающий полуметровую палку, который при ближайшем рассмотрении оказался  полой трубкой, изрядно  напоминающей индейское духовое ружье.
- Ну ничего себе,  трубочка - с тоской подумала Марисабель - но выбора не было, оставалось  только  сделать  оочень глубокий  вдох.
***
Из телевизора доносились  обрывки фраз  очередного  ток-шоу, существо  развалилось в кресле у компьютера, и, потягивая холодный пепси из  баночки и размышляло, что  же  написать  дальше.
- Так, что мы имеем.  Главная героиня на плотике, который вот-вот развалится. Ах, да, о  Дейви Джонсе надо  написать. Ну, с ним проще, на его  корабле нет званий. А что  у него  есть?  О, у него  же этот, как его, синтезатор аналоговый.....эээ… как же его называют -то... а, вот, орган есть!
И существо, высунув от  усердия язык,  забарабанило по клавишам.
****
Дейви Джонс пребывал в угнетенном расположении духа.   Мало  того, что в команде был недобор,  так еще и Кракен заполучил несварение желудка, сожрав очередной корабль флота Ее Величества (еще вопрос, что  они там перевозили - ну уж определенно не чай из Индии). В довершение всего этого  праздника неприятностей   шестое чувство  ему подсказывало, что  скоро  случится что-то  из  ряда вон  выходящее. И это  «что-то»  ему определенно не понравится. Команда старалась не попадаться  на глаза пребывающему в дурном расположении духа капитану. Джонс проследовал в свою каюту, ибо  знал только одно  средство  приглушить эту депрессию – игру на органе.
Поудобней устроившись перед инструментом, взглянув на медальон с ликом любимой и недоступной женщины он только-только  собрался сыграть что-нибудь экспрессивно-печальное, дабы грусть   и безнадежность заструились по  трубам гигантского органа, как вдруг...
-  Не, это не современно, что это   он все время играет какой-то  готичный депрессняк - донеслось  откуда-то  сверху - пусть  сыграет что-нибудь  драйвовое, типа того, что у нас на дискаче крутят, ну или хотя бы рок-н-ролл...
- Дъявольщина! Еще один  фанфикер!- заорал  капитан  "Летучего  Голландца" - совсем распоясались, хоть бы законы жанра уважали! Я капитан корабля - ужаса морей, а не клавишник в ансамбле имени  Великого Элвиса!!!
Но было  поздно - руки капитана порхали над  пожелтевшими клавишами инструмента, выдавая рок-н-рольные пассажи.  Воды Карибского моря загудели от рок-н-рольного  драйва вперемешку с  высокохудожественной нецензурной  речью капитана  Голландца. Подводная живность в ужасе шарахалась от  и без того  жутко выглядящего   корабля. Дейви Джонс, не в силах оторваться от  принудительного музицирования, (поскольку существо, оставив курсор мигать на середине предложения, вдруг выяснило, что  закончились  чипсы и, пропустив мимо ушей недовольные возгласы родителей  на предмет "И чего они шляются по ночам туда-сюда, спать не дают!" на полной скорости взяло  курс до ближайшего магазина с круглосуточным режимом работы)  дал команду к всплытию на поверхность.
***
Нескольких  глотков крепкого вина через  импровизированную "трубочку" вполне хватило  Марисабель для того, чтобы:
1. Согреться;
2.  Снять последствия шока от  полета с палубы "Эндевора";
3. Послать  все проблемы нафиг;
4. Решить поискать новых приключений, ибо инстинкт  самосохранения впал в глубокую кому.  Пребывая в веселом расположении духа (что, собственно, не удивительно - после такой дозы  добротного выдержанного вина, да на пустой желудок), она сидела, скрестив ноги на самодельном плотике и мечтала, глядя на заходящее солнце.  Вспоминая обрывки грез, она представляла себя на палубе шикарного корабля в окружении представительно вида мужчин, готовых пасть к ее ногам при одном лишь благосклонном взгляде с ее стороны.
   Держащаяся на честном слове и тонкой такни аристократического  дамского платья конструкция плотика поскрипывала, грозя в любой момент развалиться, но  Марисабель это  не волновало. Равно  как не беспокоил ее тот факт, что  волнение на море усилилось, грозя перейти в добротный шторм.  Ей грезился молодой человек с рельефной мускулатурой, белоснежной улыбкой во все 32 зуба влюбленным взглядом.
... Он обдал ее жаром горячего юного  тела...*
Марисабель действительно  обдало, но  не жаром, а волной, и достаточно  холодной.  Издав предсмертный скрип, развалился плотик, и  Марисабель вот  уже второй раз  за этот день ухватилась  за доску. 
   Однако даже прохладная морская водичка не отрезвила мечтательницу. Вдруг   среди мерного шума волн появился другой звук… странный.
–Ну вот, приплыли,  вздохнул  внутренний голос Марисабель – тебе уже музыка чудится посреди открытого моря.
- Ну и дьявол с ней -  возразила Марисабель – хоть  помирать  будет весело.
Ты не представляешь, насколько  ты близка к истине – усмехнулся внутренний голос и умолк.
Среди  вздымающихся  волн она заметила вертикально  стоящий шест, поросший ракушками.    Рассудив, что   терять ей, собственно говоря, нечего, и послав остатки здравого смысла по издревле известному адресу она бросила  верой и правдой отслужившую ей несколько  часов доску и поплыла в самый эпицентр  странного  звука.  Ухватившись покрепче за обросший ракушками шест, она нащупала ногами небольшую площадку.  Радость, охватившая ее от  ощущения чего-то стабильного под ногами, была так велика, что  она не заметила, что  конструкция,  послужившая ей опорой в бескрайнем морском просторе стала быстро подниматься над водой.
В это  время существо  вернулось-таки домой, нагруженное пепси и чипсами.
Захрустев очередной порцией  концерогеноносного  картофеля, существо вернулось  к написанию шедевра.
- Так, Дейви Джонс должен  побывать на месте крушения и подобрать   Марисабель. Так и напишем:
«С палубы Летучего Голландца тоннами стекала вода. Грозный капитан Дейви Джонс вышел  подышать  свежим воздухом и полюбоваться полной луной».
Капитан  Голландца  вздохнул с облегчением, ибо  пытка  в виде истязания благороднейшего инструмента  непонятно  какой музыкой, наконец, закончилась.   На палубе команда осматривала окрестности, ибо,    здесь произошла небольшая катастрофа, судя по плавающим обломкам досок и бочкам. Поскольку  тонущего корабля ни  в пределах видимости, ни под водой не  наблюдалось,  экипаж строил  догадки о том, кого  могло  таким образом смыть за борт.
Прихлоп Билл  посмотрел вверх, разглядывая грот-мачту. На клотике виднелось что-то  явно не относящееся к такелажу.
- Капитан! – Прихлоп Билл выглядел, мягко говоря, удивленным. – Посмотрите, там, на клотике грот-мачты!
Джонс обратил  свой взор  вверх, разглядывая что-то розовое.  Дурные предчувствия нахлынули в капитанскую душу с новой силой.
- Боцман, снимите ЭТО  оттуда.
Через  несколько  минут, перед  взором капитана Летучего Голландца предстала белокурая девица в корсаже  от платья, едва удерживающем  бюст внушительных  размеров и розовых панталонах с кружевными оборками.
Так-так-так,  кто это у нас? – Джонс обошел  вокруг  неожиданной пассажирки, в глазах которой не было ни капли страха. Команда столпилась неподалеку, готовясь услышать  традиционное «приветствие»  капитана, от которого у новичков дрожали коленки.
Дэйви Джонс открыл  было  рот, чтобы произнести свое традиционное «боишься ли ты смерти…..?» как…
- Не, пусть  будет по современному, сейчас же  модно  цитировать  классику – донеслось сверху -   существо  обратило свой взор  к книжной полке со стандартным набором книжек по школьной программе.
-  Молилась ли ты на ночь,  Марисабель? – выдал  Дейви Джонс.  Челюсть  боцмана с грохотом ударилась о  палубу.
- Дейви, милый, ну зачем же так грубо? – выдала Марисабель,   инстинкт самосохранения которой давно  пребывал в глубоком ауте, после ударной дозы алкоголя.
Мало  что  на этом, да и на том свете было  способно  обескуражить  грозного капитана Летучего Голландца, но  тут он просто  потерял  дар  речи.
Все посмотрели наверх, откуда в очередной раз  донеслось похрустывание и сопение.
   - Фанфикер!!! -   казалось, это  слово было  произнесено  не только командой, но и непосредственно  самим кораблем с таким чувством ненависти, что   несколько  чаек, по несчастью оказавшихся на пути этой негативной волны, с предсмертным криком упали в воду и камнями пошли ко  дну.
- Так нужна любовная сцена и интрижка в стиле «Дома-два» – донеслось сверху.
Марисабель, где-то  глубоко в душе  понимая, что по всем законам жанра она должна была испугаться и пасть пред грозным капитаном на колени с мольбой о пощаде, тем не менее, смотрела на Дэйви Джонса с откровенным интересом,  прикидывая свои возможности,  в том числе и в части приватного общения.
  -Дэйви, милый,  ну что  ты так разнервничался, -  блондинка подошла к капитану и недвусмысленно прижалась к его груди.   Щупальца на капитанской бороде в ужасе зашевелились и встали дыбом, ибо  Джонс, вот уже несколько столетий не знавший женской ласки пребывал в глубоком ступоре. Впрочем, в ступоре от этого  зрелища пребывала вся команда Летучего Голландца
-  О, милый, как это  эротично – ворковала Марисабель обнимая капитана  и посылая остатки протестующего здравого смысла подалее - Неужели такой достойный мужчина не поделится капелькой своего внимания с  бедной промокшей и уставшей девушкой  и не пригласит ее на ужин?
Джонс наконец обрел  дар речи, но  как оказалось  далеко не тот, что свойственен капитану Голландца.
-  О Марисабель, можно  называть  Вас Мари? Мари, буду рад пригласить Вас в скромное обиталище старого морского волка на ужин в честь  Вашего пребывания на моем скромном судне – отвествовал  капитан, внутренне противясь  такому диалогу. – Пойдемте, дорогая, зачем мерзнуть на палубе? К тому же в моей каюте есть роскошная широкая  кровать…
   Парочка, обнявшись, проследовала в капитанскую каюту а  команда,  оправившись от  столь неожиданной сцены принялась  разыскивать упавшие и закатившиеся в разные укромные  места корабля  свои челюсти (ну что поделаешь, нежити иногда свойственно  терять дорогие  при жизни части тел).

   В этот момент существо  решило, что,  пожалуй, пора сделать небольшую паузу и позвонить  своим друзьям. В очередной раз курсор  замигал на середине предложения.

Джонс и Марисабель  сидели в капитанской каюте и, воспользовавшись кратковременной передышкой, и молчали..   Влияние гения существа слегка ослабло и Марисабель передергивало от  отвращения и ужаса происходящего. Она понимала, что  не будь она под  воздействием фанфикера и  солидной порции выпитого вина, то бежала бы она сейчас по воде аки посуху  подальше от  этого проклятого корабля. Джонс тоже был  далеко не в восторге, хотя   и никак не мог решить, нравится ему такое женское  внимание или нет.
-Капитан, я понимаю, что  порой фантазия  у  автора заходит слишком далеко, - начала Марисабель, стараясь унять дрожь в голосе – но  не находите  ли Вы, что  это  все надо  прекращать?
  - Нахожу, - мрачно отозвался капитан,  изрядно  раздраженный разыгранным против его  воли спектаклем -  надо прекращать весь этот  бардак.

Между тем существо  вернулось к творческому процессу и   усиленно  размышляло, вставить ли  постельную сцену в свой шедевр.
- А что, сейчас в моде нетрадиционные отношения, но, боюсь, модератор не пропустит. Впрочем, можно попробовать, вырезать всегда успею. Хмммм.. третий час ночи, уже ничего в голову не лезет. Ладно, завтра допишу, может  чего умного в голову придет. В любом случае, на форуме это  должно  будет народу понравиться – такой нетрадиционный сюжет – влюбленный Дейви Джонс, а то  все про  Воробья, да про  Воробья, ну еще  Вилли  с Лизой вспомнят, а рейтинг нужен, иначе не видать статуса бывалого пирата..

 
  Так что  же делать с напастью по имени фанфикеры? – поинтересовалась  Марисабель.
- Есть одно  средство, но  оно  требует – Джонс оценивающе посмотрел на  девушку – определенных жертв.
- Каких? –  хмель  покинул разум Марисабель окончательно  и она  еле сдерживалась, чтобы не закричать от  ужаса, а также была готова на все, чтобы прекратить этот  кошмар.
Джонс листал  фолиант, с виду весьма и весьма древний.
- От  всех  фанфикеров избавиться не удастся, а вот  отвадить одного конкретно  взятого, вполне возможно. У меня есть снадобье и тебе придется его выпить, а потом я возьму немного  твоей крови для ритуала. Капитан Голландца внимательно  посмотрел на  собеседницу.
- Готова  ли ты, Марисабель, пойти на риск и принести часть себя в жертву, дабы обрести покой и стабильность? Нет, не вечный покой – усмехнулся Джонс, глядя на побледневшую как полотно  девушку. Если все пойдет как надо, то  ты  вернешься домой,  и будешь жить долго и счастливо.
-Д-да – запинаясь, произнесла Марисабель – г-гот-т-ова.
- Значит  решено. Пей -  Джонс протянул ей кубок с пряно  пахнущей жидкостью.
Испив снадобья,   Марисабель  без  чувств откинулась на стуле.
**

В это  время  существо  вдруг почувствовало,  непреодолимую сонливость и  голова сама улеглась на скрещенные на столе руки.

   - Еще немного, и можно  будет начинать ритуал -  Дэйви Джонс сделал короткий надрез на руке лежащей без чувств девушки, а затем срезал  прядь волос с ее головы.  Поставив на огонь бронзовую чашу, он смешал кровь, волосы и еще несколько  порошков.  Сквозь переборки капитанской каюты послышались слова  заклинания:
Я войду  в твой сон
Сквозь свечи огонь,
сквозь пространство,
Времена,
Не прогонишь  ты меня.

В это  время  существо  тихо стонало, забывшись коротким сном прямо около компьютера. И снился ему сон, что  сидит оно на троне, принадлежащему королю фанфиков, и  слышатся со всех сторон возгласы: «Супер», «Ты – талант», «Гениально», и подходит к его  трону человек в черном плаще, и откидывает он капюшон….и  тут приятная часть сна заканчивается, ибо осознает существо, что  это не  призрак летописца Нестора явился к нему, дабы высказать  свое почтение,  а    ужас морей Дейви Джонс явился  собственной персоной, и обвили щупальца капитанской бороды  нежное фанфикерское  горло.
- Ты, фикописец, угрожающе вещал  капитан  Летучего Голландца – сначала русский язык выучи, да географию с парусным  вооружением судов,  потом несколько  раз  выйди в море – испробуй изнурительной работы, и только потом садись     писать свои шедевры.  А  продолжишь заниматься сочинительством без  вышесказанной подготовки – пожалеешь, ибо я, морской дьявол,  достану тебя в любом водоеме, и будешь ты у меня служить  вечно на  «Летучем голландце». Понял?

  Пробудившись со сдавленным воплем,, существо  уставилось на монитор, где мигал  курсор, остановившись  на середине предложения. Странно, но  идея написать   о   любовных похождениях Дейви Джонса больше не привлекала.
- А, ну этих пиратов и моря вместе взятые -  проворчало  существо – на свете есть куча тем для фиков, например, эта -  взгляд остановился на баннере Интернет-страницы, где рекламировался трейлер  последнего фильма про Гарри Поттера…

___________________________________________
*  Из песни Тимура Шаова "Любовное чтиво"