PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Мини-фанфики и драбблы » Подарок от Санты...


Подарок от Санты...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Подарок от Санты

Автор: Против Лизки

Disclaimer: Все принадлежит Диснею. Я лишь взяла поиграться без спроса.

Размер: Мини

Оригинальное произведение: ПКМ - 3

Рейтинг: PG - 13

Пейринг: Джек/Элизабет (много)

Жанр: POV, Humor

Предупреждение: Полный ООС

Примечание: Добряк Санта - Клаус делает Джеку в рождественскую ночь весьма необычный подарок. Но вот только Джек полученному подарку совершенно не рад...

Бета: Нет

Статус: Закончен


Прежде чем что - нибудь пожелать, всегда хорошенько подумай - а вдруг твое желание сбудется...
Мудрая арабская пословица.


Какой  прекрасный и светлый праздник это Рождество! Все эти рождественские гимны, отличный жареный гусь, носок, вывешенный на дверях под подарки Санта - Клауса, всеобщие радость и веселье, но которые, к сожалению, разделить приходится далеко не всем...
Капитан "Черной Жемчужины" Джек Воробей, заперевшись у себя в каюте, сидел за столом в гордом одиночестве, с угрюмым видом допивая уже вторую бутылку рома. Ну почему, почему жизнь так несправедлива и жестока к нему? И почему именно в Рождество его корабль, едва переживший сильнейший шторм, был вынужден залечь в дрейф, застряв аккурат на праздник в открытом море, и теперь вместо того, чтобы зажигать на праздник в какой - нибудь портовой таверне и нежиться в объятьях очередной портовой красотки он, Джек, должен хлебать ром в одиночку у себя в каюте,  обходясь ( уже который месяц! ) без любви и ласки. Ну просто хроническое невезение.
Конечно, можно было бы отпраздновать светлое Рождество Христово в компании своей команды, в "пиратнике" давным - давно полным ходом вовсю шло веселье, судно оглашали вопли упившихся вдребезги мореходов, распевающих рождественские гимны, и от пения которых у капитана Воробья уши сворачивались в трубочки. Да и любоваться на изрядно опостылевшие пьяные рожи своих бравых парней не было никакого желания. После второй выпитой бутылки Джеку захотелось покоя и уединения. "Да, сегодня, пожалуй, лучше всего побыть одному, поразмыслить о разумном, добром, вечном", - философски подумал Джек и снова приложился к горлышку бутылки. 
   
Фуу, какая отвратительная вонь! Интересно, откуда... Джек, словно собака с отличным обонянием, втянул носом воздух и наконец понял, что жуткий запах исходит из под стола, где стояли снятые  по причине духоты и усталости его сапоги, которые и являлись источником этого пикантного "аромата". Джек, покачнувшись на стуле и рискуя свалиться с него, кряхтя, полез под стол, доставая сапоги и еще раз для пущей уверенности понюхал их. Феее.. От этой потрясающей вони у капитана Воробья заслезились накрашенные глаза и он, хорошенько потерев их, размазал краску по всей физиономии.. Но обращать внимания на такие пустяки было недосуг и Джек, решив проверить, не сдохло ли в них какое - нибудь существо типа крысы, поочередно запихал в сапоги руку на предмет обнаружения трупа, но ничего подозрительного не нашел и очень расстроился... И все - таки Джек был вознагражден за свои старания и поиски, которые оказались ненапрасными. На  подошву правого сапога прилип довольно приличный кусок продукта жизнедеятельности тезки - мартышки, в который Джек втоптался сегодня на палубе и сразу не заметил. С тех пор, как у обезьянки отобрали проклятую монетку, тем самым вернув  представителя приматов в естественное, живое состояние, как этому мохнатому члену команды сразу же потребовалась еда, и причем в немалых количествах, несмотря на его малые размеры. И вот, пожалуйста, результаты не заставили себя долго ждать... Тьфу, черт, вот мерзкая обезьяна!
Джек еще раз придирчиво оглядел свои сапоги и ему почему - то вспомнилось, что дети в Рождество вывешивают на входные двери свои носочки для того, чтобы Санта - Клаус положил в них какой - нибудь подарок. А что если и ему, Джеку, тоже вывесить на двери своей каюты... Ну, носочков у капитана Воробья отродясь не водилось, а вот если на двери подвесить свой сапог...И желательно, правый... Джек усмехнулся себе в усы, представив, как старину  Санту будет выворачивать наизнанку, когда он наткнется на тару, выданную ему под рождественский подарочек, вместо носочка обнаружив на дверях старый, вонючий, пиратский сапог... Нуу, неет, так поступать очень негуманно, и даже слишком жестоко, ведь Санта - все - таки человек пожилой, такого шока может запросто не пережить. И как же потом Рождество без Санты? Значит, идейка с сапогом - плохая, и не стоит  воплощать ее в жизнь.
Джек, еще раз недовольно оглядев свои сапоги, брезгливо натянул их на ноги... Эээх, да и нет смысла ничего никуда вывешивать - хоть носочек, хоть сапог, все равно Санта никогда не подарит капитану Воробью то, что ему нужно и чего бы ему очень хотелось.
Черт побери, а ведь он, Джек, всего лишь хотел простого, человеческого счастья. А теперь.. Ну почему кому - то достается все и сразу - бессмертие - пожалуйста, "Летучий Голландец", эта Гроза морей - пожалуйста, и самое главное - женщина, которая по всем статьям должна была принадлежать ему, Джеку. Это опять же несправедливо...  "И никакой Санта - Клаус тебе, старина, здесь не поможет", - со вздохом подумал Джек, и с трудом поднявшись со стула, покачиваясь, с явной неохотой кое - как выполз из каюты на палубу, чтобы на свежем, морском воздухе справить малую нужду, напоминающую о себе все настырней, а в случае отказа или промедления угрожая большими неприятностями.
   
На палубе никого не было, вокруг стояла тишина, вероятно, все пьянчуги, напившись, напевшись и наплясавшись до упада, уже рухнули спать, и теперь можно спокойно и не торопясь разобраться со своими неотложными делами... Но не успел Джек сделать и трех шагов, как снова втоптался, на сей раз уже левым сапогом в новую кучу обезьяньих экскрементов. Ооо, нееет.. Неужели его мохнатый тезка в честь праздника решил загадить весь корабль? Но сразу Джек все - таки подумал, что это сделал кто - то из команды, перепив до полной невменяемости, ведь судя по размерам того, во что он снова так опрометчиво вляпался уже другим сапогом... Ну, не будем о грустном. Но потом Джек понял, что ошибся, и скорее всего, эти придурки напоили несчастную обезьянку ромом, а может этот парень  сам хлебнул, сколько хотелось, ведь и такое бывало не один раз, но только теперь бедное животное, страдая сильнейшим расстройством желудка, оставляло следы своего недомогания то там, то здесь.
Джек, поморщившись, брезгливо вытер ногу о мокрые доски палубы. "Вот недоумки, -  выругался он про себя, - завтра, когда проспятся, заставлю палубу языками вылизывать.. С сапогами вместе. Будут знать, как порядочных мартышек спаивать." И заранее предвкушая, как завтра он  скажет своей похмельной команде много - много хороших, теплых, ласковых слов, капитан Воробей шаткой  походкой направился к борту. Он уже  совсем было собрался приступить к тому, за чем сейчас и выбрался из каюты, но вдруг откуда - то сверху ему прямо на голову, а точнее, на капитанскую шляпу, предмет гордости капитана Воробья, обрушилось еще что - то странное и непонятное. Шлепок был весьма ощутимым, Джека перетряхнуло  от неожиданности, а шляпа немного съехала набок. Что еще за черт... Джек осторожно снял с головы этот треугольный символ своей капитанской принадлежности, ошарашенно разглядывая то, что сейчас в него упало. Ооо, неет, о господи... Мохнатый тезка - Джек восседал  на рее, прямо у него над  головой, хищно скаля острые, белые зубки в злорадной, обезьяньей усмешке, держа в лапах свои бархатные штанишки, и нахально задрав хвост, а в шляпе Джека лежало... Да - да, то самое ОНО, которое называть по имени в приличном обществе совсем не принято. На какие - то доли секунды у Джека отнялся язык, и совершенно пропал дар речи. "Итак, с Рождеством тебя, старина, - со злобой подумал Джек, как только способность соображать снова вернулась к нему, - видимо, большего в этой жизни ты не заслуживаешь. Ну, что же, хоть тезка поздравил со светлым праздником, и на том спасибо. Как же все - таки хорошо, что коровы не летают". 
Джек со злостью швырнул обгаженную шляпу на палубу и пошарил рукой за поясом, ища пистолет, чтобы по привычке пальнуть в мерзкую мартышку, но вспомнил, что оставил его в каюте, с досадой плюнул в сторону мохнатого тезки, и расстегнув штаны, начал с мелодичным журчанием  пополнять славное Карибское море новой порцией воды, громко осыпая отборной бранью и мохнатого тезку - Джека, и Рождество с его рождественскими гимнами и  жареными гусями, и Санта Клауса с его носочками - сапогами под подарочки...Чтоб им всем провалиться...

- Эээй, парень, а ну, без оскорблений, попрошу не выражаться..., - вдруг сказал некто за спиной Джека строгим голосом местного участкого командора Норрингтона, - чего это ты так расшумелся? И прекрати поливать борт, когда с тобой разговаривают. Это невежливо.

Джек чуть не подпрыгнул от неожиданности... А это еще кто? И он начал крутить головой в разные стороны, разглядывая полутемную палубу, но нигде никого не увидел и озадачился, если не сказать больше, испугался. Что за чертовщина в рождественскую ночь?

- Все - все, уже заканчиваю, уже прекратил... А кто это говорит - то? - продолжая отчаянно вертеть головой, и поспешно застегивая штаны, крикнул Джек в темноту. - Хоть покажитесь, уважаемый, а то это тоже невежливо... Людей пугать.

- Ооой, парень, ну какой же ты, все - таки, упертый, - с досадой произнес некто все тем же строгим тоном местного участкового командора. Вот заладил  - кто - кто.. Покажись да покажись. Кто надо, вот кто... А показаться я не могу, потому что я - невидимый, короче, Санта Клаус я. Зато я могу исполнить твое самое заветное желание.. Вот так. И если оно, это самое желание, у тебя имеется, давай, загадывай. Все исполню в лучшем виде, ведь сегодня - Рождество и тебе, как и всем остальным людям полагается какой - нибудь подарок, хоть ты и хотел мне вывесить под него свой вонючий сапог. Но я - парень незлобивый, так что можешь загадывать желание.

Ооо, вот это здорово. Желание - это очень хорошо.. А что же попросить - то? Может, чтобы мартышка на голову не гадила? Тьфу, Джек, старина, да ты совсем сдурел..  Придумал тоже.. Да разве же это - желание? Так, глупость сплошная... И Санта решит, что ты, парень - полный и бесповоротный идиот..

- Эээй, уважаемый... А можно один вопрос - загадывать - то можно все, что угодно, или есть какие - нибудь ограничения...эээ... в этих своих желаниях? - осторожно поинтересовался Джек.

- Валяй, загадывай все, что душа твоя пожелает, - отозвался голос из темноты. - Но желание должно быть единственным и самым - самым сильным. Короче, это должно быть то, чего ты хочешь больше всего... Ну, понял наконец - то?

- Ну, конечно, все понял, не дурак... Ну что, так я приступаю?

- Давай, давай, парень, не тяни время, загадывай... У меня знаешь, еще сколько работы? Неет, не знаешь, и даже представить себе не можешь.. Ну, вот то - то же. Так что, давай, пошевеливайся, - недовольно поторопил Джека голос.

Капитан Воробей мечтательно закрыл глаза и изо всех сил сосредоточился. Конечно же, он давно знает, чего ему очень - очень хочется. И сейчас представил себе свое самое заветное желание во всех ярких красках...

- Все, парень, хватит, можешь больше не напрягаться.. Будет выполнено. Жди..., - обнадежил голос.         

- Эээй, Санта, а сколько ждать - то? - крикнул Джек в темноту, но ему больше никто не ответил.

Джек Воробей озадаченно стоял на палубе, удивленно хлопая глазами. Что это было - то? Исполнение желания.. Чертовщина какая - то.. Или кто - то из пьянчуг решил пошутить на Рождество над своим капитаном... Эх, если бы узнать, кто это такой умный да веселый, башку бы оторвал за такие рождественские шутки... Но тут за своей спиной Джек вдруг услышал какой - то непонятный звук, будто кто - то спрыгнул на палубу, и чьи - то ноги стукнули об мокрые доски.
Ага, а вот и сам шутник объявился... Ну все, вот сейчас - то ты получишь.. Джек резко обернулся, приготовившись разобраться с весельчаком - затейником по полной программе, но вместо шутника на палубе стояла и улыбалась.... мисс Элизабет Свонн, точнее, теперь уже миссис Тернер, но это обстоятельство для Джека не имело никакого значения и особо не смущало. Ооо, черт, значит, Санта действительно исполнил его желание. Вот молодец дед! Вот спасибо - то, не обманул, дай бог ему здоровья...
А Элизабет тем временем с выражением безграничного счастья на лице, вспорхнув птичкой, в одну секунду оказалась рядом с Джеком...

- Джеек, любимый, наконец - то, - радостно прощебетала она, бросившись к нему на шею.

Это было очень неожиданный порыв со стороны Элизабет, но Джек не стал вдаваться в подробности, а широко, плотоядно улыбнувшись, недолго думая, ухватил свой "рождественский подарок" на руки, собираясь уже тащить его в свою каюту, чтобы там распаковать без всяких помех... Но тут снова послышался подозрительный шорох, и на палубе появилась еще одна Элизабет, которая в отличие от первой, возникла перед Джеком почти бесшумно, но также неизвестно откуда... Джек, вытаращив свои бездонные глаза, и в крайнем изумлении разинув рот, чуть не грохнул свой первый "подарок" на мокрые доски палубы, но кое - как сумев удержать барышню, аккуратно поставил ее на место.

- Джеек, любимый, единственный... Как же я скучала по тебе! - издав радостный возглас, больше напоминающий боевой клич, Элизабет номер два на всех парусах подлетела к Джеку, тоже намереваясь повиснуть на нем, но капитан Воробей в ужасе попятился и уже было открыл рот, чтобы потребовать у этих двух барышень  объяснений... Но тут снова послышался знакомый шорох, и еще одна Элизабет, уже третья по счету, словно привидение появилась из темноты...
О, господи, что же это? Ведь он, Джек, попросил у Санты только одну - единственную, а этот старый маразматик, скорее всего, сдуру все перепутал... А может, это он, Джек, просто перегрелся.. Или, не дай бог, заболел какой - нибудь страшной болезнью, и теперь у него горячечный бред... Или он отравился этим чертовым неакцизным ромом, купленным неизвестно где, и неизвестно, у кого этими мореходами - пьянчугами, как ни в чем не бывало дрыхнущими в "пиратнике". Ну неет, с ним, Джеком, как раз все в порядке... Это бракодел -  Санта так умудрился исполнить его желание и как выяснилось, чересчур перестарался... И вот, результат налицо... Впрочем, копаться во всем этом теперь уже не имело смысла, потому что на палубе появилась еще одна Элизабет, а затем еще и еще.
Мартышка - Джек, пронзительно взвигнув,  отправил вниз еще одну кучку того, что в приличном обществе называть не принято, и в ужасе забрался на самую верхушку мачты... Джек  подумывал последовать его примеру, и тоже дать  деру на мачту, желательно, куда повыше, но было уже слишком поздно...   

Элизабет продолжали появляться одна за другой, Джек попытался их сосчитать, но на втором десятке сбился со счета, и оставив эту бесполезную затею, даже поискал глазами в небе дыру, откуда все эти барышни могли сыпаться словно из прохудившегося рога изобилия на его корабль, но ничего так и не увидел. А толпящиеся на палубе цыпочки тем временем окружали Джека со всех сторон, хищно поглядывая на него, и от этих алчных взглядов капитану Воробью стало не по себе. Относительно намерений этих барышень никаких сомнений быть не могло. К тому же вся эта орава стала ссориться между собой, подняв такой невообразимый шум и гвалт, что хоть уши затыкай, а приличное пиратское судно сразу стало напоминать огромный курятник.
Капитан Джек Воробей в тихом ужасе любовался на все это безобразие, творящееся сейчас  на палубе, а что делать, он совершенно не знал и с трудом сдерживался, чтоб не удариться в паническое бегство, постоянно забывая, что бежать от этой оравы ему стало просто некуда. Черт побери, ну, ладно две, ну, в крайнем случае - три, он бы, пожалуй, еще как - нибудь смог удовлетворить их притязания на его капитанское тело, но Джек не нуждался в таком несметном количестве женщин, да к тому же совершенно одинаковых! Хотя нет, если приглядеться получше, не таких уж и одинаковых. Вон та Элизабет в шикарном платье, вон та - тоже, а вот эта группа Элизабет - в пиратских прикидах, да к тому же вооруженные до зубов... А вот это уже чревато. А вон те барышни в каких - то очень странных одежах - кожаных, черных штанах и  жилетах, в стильных, черных рубашках, с пестрыми, яркими банданами на головах, и в таких потрясающих дредах, что Джек, оценив их прически, как - то закомплексовал, невольно сравнив со своей,  и сразу почувствовал себя лысым.
А Элизабет тем временем угрожающе подступали  к нему, забрасывая недвусмысленными, горящими взглядами и Джек понял, что окончательно окружен. Нужно было срочно что - то делать, пока все эти любвеобильные барышни не разорвали его на много - много маленьких Джеков, иными словами, попытаться спасти ... ну, впрочем, это неважно.

- Эээ..., ммм... леди, леди, м-м-м-инуточку в-в-в-нимания, - с опаской начал Джек, а барышни  как - то сразу затихли. - П-предлагаю п-переговоры.., - и он, умильно улыбнувшись, взмахнул руками, этим жестом давая понять, что им лучше оставаться на месте. - Итак, леди,  давайте договоримся... Вас много - я один. Ведь так? Правильно. И такое огромное количество женщин мне не нужно. Я ведь не турецкий султан, и целый гарем иметь мне совершенно ни к чему. Поэтому предлагаю самый разумный вариант - я выберу одну - единственную из вас, а-а-а... остальные могут быть полностью свободны и распоряжаться своей жизнью, как сами того пожелают. Заранее приношу всем присутствующим свои искренние извинения, и прошу правильно меня понять... И от всей широкой, пиратской души благодарю вас за внимание, леди. - Джек старался говорить как можно убедительней и любезней, но судя по лицам всех этих цыпочек его слова возымели совершенно обратный эффект.

Весь этот хор снова возмущенно загалдел, бурно выражая свое недовольство. Джеку стало как - то
очень жутко, он начал затравленно крутиться, втайне надеясь на помощь своей лихой команды, но все эти пьянчуги крепко и бессовестно дрыхли, даже не предполагая,  какие нехорошие вещи могут здесь и сейчас случится с их незадачливым капитаном. Ну, еще бы, ведь им - то не грозила смерть от... тьфу ты,  слово - то какое непотребное на языке само так и вертится. А барышни вдруг перестали возмущаться, видимо, все - таки решив сменить свой праведный гнев на милость,  а именно -  приступить к переговорам, вернее, уговорам этого на удивление неприступного и такого потрясающего парня...
     
- Джек, дорогой, ну что ты такое говоришь? - снова загалдел дружный хор Элизабет. - Так не пойдет, так нельзя! Ты не можешь выбрать только одну из нас, это жестоко и несправедливо! Теперь, согласно твоему исполненному желанию, ты должен любить нас всех, и  мы никуда отсюда не денемся, потому что не можем... Джек, любимый, тебе придется принять всех присутствующих на этой палубе... 

- Я ничего подобного не загадывал! - в ужасе завопил Джек. - Это придурок Санта что - то напутал! Все, я отказываюсь от своего желания, пропади оно пропадом! Я просил только одну, одну - единственную, а вас сейчас тут около трех десятков, если не больше!

- Теперь это уже не имеет никакого значения, твое желание исполнено, - Элизабет дружно вздохнули. - И отказаться от него ты уже не можешь. Ну почему ты так упорствуешь, дорогой? Ведь все мы тебя будем любить, холить и лееять!

- Мы тебя  от грязи твоей вековой, пиратской отмоем!

- Переоденем в чистую, приличную одежду, а грязную твою одежку постираем! Или вообще выбросим за ненадобностью!

- Причешем!

- Поцелуем!

- Команду твою, пьянчуг этих богомерзких, всех за борт повыкидываем!

- Правильно, девушки! И сами его верной, надежной, а самое главное, непьющей командой станем!

- Кораблик отремонтируем, обустроим, чтоб дизайн, интерьер и все такое прочее, по высшему разряду полагающееся, а еще "Жемчужину" твою покрасим в золотистый цвет, это сейчас считается очень стильным, а вот эти драные, некрасивые, черные паруса поснимаем к чертовой матери! - закричала группа очень гламурных Элизабет.

- Правильно, девушки! И заменим их на розовые! - предложила Элизабет в шикарном, розовом платье с кружевами.

- Нет уж, лучше на голубые! - заспорила Элизабет в небесно - голубом, шелковом платье. - Розовое -  это полный отстой и давно уже не в моде, уж кто - кто, а я - то знаю. - И она заносчиво задрала носик кверху, а капитан Воробей, услышав все это, чуть не грохнулся в глубокий обморок.

- И розовые и голубые - полный отстой! - презрительно ответила компания суровых Элизабет в черном прикиде и потрясающих дредах, дружно выпуская из ярко накрашенных губ клубы сизого, табачного дыма, от чего гламурные барышни в платьях закашлялись и поприкрывались ладошками. - Пусть лучше черные останутся... Черный цвет - самый стильный и очень готичный.

И хоть от такого здравомыслия этих экстравагантных барышень  Джеку стало заметно легче, в его воспаленном воображении стали возникать картины одна ужасней другой. Вот он, легендарный капитан Джек Воробей, победитель ужасного Дэви Джонса, а также коварного лорда Беккета и прочих своих злобных недругов лихо рассекает волны на своей старушке "Жемчужине" с раззолоченными бортами, имея вместо нормальной пиратской команды весь этот плавучий гарем, слушая песни соленого, морского ветра в розовых, а еще того хуже, в голубых парусах и себя, горячо любимого всем этим гаремом, в бархатных штанах и камзоле  розового или...бррр... голубого цвета, в белоснежной, кружевной рубашке и таких же  белых, шелковых чулках, туфлях с большими, красивыми, блестящими пряжками, брррр, с чисто вымытой рожей и всеми остальными, также прилагающимися к нему, Джеку, частями, аккуратно причесанного, а может быть, даже и в парике, напудренном по самое некуда и тоже белом ( Джек с трудом сдержался, чтоб не завыть). А вместо того, чтобы стоять на мостике за штурвалом, как и полагается  капитану корабля, он будет с важным видом петуха в курятнике прохаживаться по своему кораблю и поливать цветы, которые половина этих гламурных барышень явно не откажет себе в удовольствии посадить в ящиках вдоль раззолоченных бортов его "Жемчужины", превратив грозное пиратское судно в плавучий полисадник. Из каких глубин подсознания всплывали эти дикие мысли и видения Джек не знал, да и не слишком к этому стремился, предчувствуя скорое наступление полного сумасшествия. Ооой, мама дорогая, оой, папа Тиг... Если бы вы только могли знать, какая опасность со всех сторон угрожает сейчас вашему сыну...., то вы бы лопнули от смеха. И Джек живописно представил себе, как он, капитан Воробей, считающий себя едва ли не самым грозным пиратом славного Карибского моря в одночасье станет посмешищем всего этого моря, да что там моря - всего испанского Мейна, да что там Мейна - всей суши, всего мира! И того гляди, вместо Воробья он, Джек, получит  какое - нибудь совсем другое прозвище, только теперь уже ... эээ... вовсе не пиратское. А-ай, какой ужас! О-ой, какой позор! 
   
Джек затряс головой, пытаясь отогнать прочь кошмарные видения, но помутившийся разум отказывался подчиняться своему несчастному хозяину, а этот самый хозяин, нервно сглотнув, еще раз оглядев всех присутствующих на палубе барышень затравленным, полубезумным взглядом своих бездонных глаз,  потихоньку стал пятиться к мачте, пока не прижался к ней задом... 

- Врете, не возьмете! Живым не дамся! - задрав голову, истерично завопил Джек. - Ээээй, дед, все, хватит! Не хочууу! А ну, немедленно возвращай все назад, как было!

- Врешь, любимый, не уйдешь! - завопили Элизабет, в нетерпении кидаясь к нему. 

Бедняга Джек попытался вскарабкаться на мачту, но не тут - то было. Барышни оказались шустрее, и десяток ловких, хищных ручек проворно ухватили незадачливого капитана за ноги, мертвой хваткой вцепившись в его штаны, стаскивая сапоги, и вместе с сапогами его самого вниз, на палубу. Джек из последних сил пробовал сопротивляться, отлично понимая, что это бессмысленно и совершенно бесполезно, но сдаваться без боя не собирался. Но тогда уже понял - это конец, а барышни, издав радостный, победный  клич, набросились на свою долгожданную добычу,  не обращая ни малейшего внимания на сопротивление и вопли несчастной жертвы. И надо сказать, эти цыпочки не терялись, и времени даром не теряли... Одни пытались стащить с него рубашку, от торопливости и усердия в клочья раздербанив ее, другие уже стаскивали штаны, бесцеремонно забираясь нахальными, ловкими пальчиками внутрь, норовя ухватить там  самое дорогое... "А-а-а-а, что вы делаете, фурии, не на-а-а-до! А ну, немедленно отставить раздевать капитана! И прекратить хватать его за все причинные места!", - изо всех оставшихся сил хотел заорать Джек, но язык отказался подчиниться своему хозяину, и вместо грозного, сурового окрика у него вырвалось какое - то нечленораздельное мычание. И несчастный капитан Воробей,  отчаянно чирикнув напоследок, отключился...

Джек начинал медленно приходить в себя,  с трудом продирая свои бездонные, заплывшие глаза, тут же припоминая невероятные, кошмарные события этой рождественской ночи, с ужасом огляделся вокруг... Он лежал на полу своей каюты, завернувшись в ковер и почти закатившись под стол, а вокруг него были разбросаны пустые бутылки. Джек, почесав  в затылке, с огромным облегчением вздохнул... Так значит, все произошедшее с ним ночью было всего лишь пьяным, бредовым сном. М - дааа, а выпил - то он вчера ооой как немало. Да что там немало - много, даже для такой стойкой, трагической пьяни, как капитан Воробей, который всегда свою норму знает - упал, значит хватит. И вчера он эту самую норму не просто выполнил, а с успехом перевыполнил и не просто упал, как обычно, а выпал в полнейший осадок. Джек глубоко и серьезно осудил себя за такое  беспробудное пьянство, и начал, кряхтя и охая натягивать сапог, тут же поискав глазами второй, но не нашел и очень расстроился. Неужели он вчера спьяну  умудрился вышвырнуть его за борт? Надо на палубе посмотреть... Джек с трудом поднялся на ноги, и широко распахнув  двери душной, провонявшей перегаром каюты, покачиваясь, собрался было выползти на палубу, но тут он увидел свой второй сапог, преспокойно висевший на дверях... Вероятно, под подарок Санта Клауса. Джек многозначительно улыбнулся, еще раз лукаво поглядел на сапог и достал свой чудесный компас... Да, теперь он точно знает, чего ему хочется больше всего. И курс к этому желанию  у него уже есть... Джек снял сапог с дверей, поспешно натянул его на ногу, и птицей взлетев  на капитанский мостик, отобрал штурвал у опухшего, полупьяного и полусонного  мистера Коттона, резко развернув старушку "Жемчужину" в противоположную сторону так, что только мачты затрещали, и взял новый курс на тот самый остров, где несколько месяцев назад осталось его самое заветное желание, исполнение которого зависело лишь от самого Джека...

Капитан Джек Воробей гордо стоял за штурвалом и лучезарно улыбался своим мыслям, вспоминая свой рождественский подарок, которым добряк Санта так щедро его "побаловал". Нет, конечно же Джек не нуждался в таком количестве одинаковых женщин, ведь он нуждался лишь в одной из них, одной - единственной, к которой и мчался сейчас на всех парусах, которые словно черные крылья, легко несли по волнам его старушку "Жемчужину".

Отредактировано против лизки (2011-04-12 10:02:24)

2

ПРОТИВ ЛИЗКИ, спасибо, за 10 минут веселого смеха. Смех продлевает жизнь, так что ваш фанфик наверняка продлил мне жизнь на 10 лет.

3

Ооой, как приятно слышать :blush: Да уж, смеха - то всем хватило. И мне в том числе. :crazyfun: Я так рада, что смогла продлить вам жизнь на целых 10 лет. Так приятно доставлять кому - то радость. Спасибо вам большущее! :blush:

4

Ну, что тут скажешь? Фик чудесный. Но... неужели ты, Катя, готовишься перейти в стан спаррабетчиков? Про Лизку пишешь, хотя и без Nc-17.

5

Не, ну что ты... Ка ты могла такое подумать, Марина %-) Я - спаррабетчик :D "Скорее, небо упадет на землю, чем русские  возмут Измаил",  - сказали турки Суворову. Просто у меня уже два дня - отличное настоение, мне наконец - то сняли этот долбаный гипс, который так щедро навалили, не поскупясь, но теперь все, слава богу, закончилось, и я скоро выйду на работу, а после того, как я наказала Лизку в своей "Не Ассоли", мне ее почему - то стало чисто по - человечески жалко, и решила я ей хоть какой - то праздник устроить, хоть раз про нее что - нибудь хороше написать. Я же ведь - человек не жестокий :D Пусть и Лизке немного счастья перепадет от моего отличного настроения. А вот NC - 17 Лизка от меня не дождется, это будет лишь в ее мечтах. Пусть лучше паруса меняет, розовые на голубые, и обратно. Да и этот парень пусть тоже немного от NC - 17 отдохнет, а то уже заэнкушничался нафиг весь, с пяток до макушки. Небольшое воздержание Воробушку не повредит. :yep:  :D

6

А, понятненько! Ну что ж, поздравляю тебя с выздоровлением.  :flag: А Джеку... да, воздержание не помешало бы. Да и не кролик же он, чтобы всё время размножаться?  :rofl:

7

Бриана написал(а):

! Ну что ж, поздравляю тебя с выздоровлением.

Ой, спасибочки :D И тебя еще раз.

Бриана написал(а):

А Джеку... да, воздержание не помешало бы. Да и не кролик же он, чтобы всё время размножаться?

Вот и я о том же. Надо парню отпуск устроить, а то он уже свою норму выполнил, а то и перевыполнил. :rofl: Расплодился так, что скоро на Карибах и не только плюнуть некуда будет от его потомства, так что пусть посидит, подумает.. О разумном, добром, вечном. :yep:


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Мини-фанфики и драбблы » Подарок от Санты...