PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Законченные макси- и миди-фики » В поисках вечной юности ...


В поисках вечной юности ...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Автор:  Против   Лизки

DiscLaimer: Джек, Уилл, Анна - Мария, Билл Прихлоп принадлежат Диснею, остальные персонажи взяты из истории пиратства.

Размер: Миди

Рейтинг: NC - 17

Пейринг: Джек/НЖП, Прихлоп/Анна - Мария

Жанр: Humor, AduLt, Romance

Предупреждение: Полный ООС, чуть - чуть крепких выражений. ТОЛЬКО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ!

Примечания: Финальная сцена ПКМ - 3 вырезана лично автором. Оставшись в очередной раз без своей " Черной Жемчужины", капитан Джек
Воробей отправляется на  поиски  Источника  Вечной   Юности  в одиночку... И находит..., нечто более оригинальное.

Бета: Нет

Статус: Закончен

Глава 1. О-О-ЧЕНЬ неожиданная встреча.

Как же прекрасно наше славное Карибское море на исходе дня, когда раскаленное солнце, постепенно теряя силы, на закате окрашивает воду в кровавые, багрово - красные тона, и наступающие сумерки несут долгожданную, живительную прохладу, а свежий, легкий, попутный ветер, шаловливо играя черным флагом, надувает паруса,вернее, один - единственный парус моей захудалой, утлой лодчонки, с которой я, капитан Джек Воробей, остался в очередной раз, поцеловав корму своего бесподобного и гордого корабля, свою драгоценную старушку "Жемчужину", которая на всех своих черных парусах ушла от меня в открытое море, даже не попрощавшись... Какая досада..
И почему жизнь так несправедлива и жестока? Разве я это заслужил? Ну, подумаешь, один - единственный разок, после всех передряг и кровопролитных боев сходил в местный бордель.. И то как - то неудачно - перепил, поблевал, с местными красотками было чего, не было, не помню.. Вот тебе и весь праздник.. Удовольствия - полный ноль, зато неприятностей и проблем - выше крыши.. Тьфу, якорь мне в в задницу.. О-ох, не-ет, вот это я сейчас зря сказал, пожелать самому себе такое... А все - от досады..

А ведь сейчас мог бы спать себе спокойно в своей капитанской каюте, заваленной таким родным, милым сердцу хламом, который едва на башку не валится изо всех щелей, и таким уютным, своим родным бардаком, который сам же так старательно и с такой любовью наводил, вместо того, чтобы болтаться по морю в одиночку, в этой худой лодчонке, любуясь вечерними красотами Карибики.. Так что, как ни крути, ты сам во всем виноват, ты сам наказал себя, парень.. Якорь тебе, сам знаешь, куда..
Хорошо еще, что хоть карту успел стянуть, пускай теперь эти искатели  вечной   юности  попляшут, разыскивая эту самую юность.. Якорь им..
Я достаю из кармана карту и разворачиваю ее.. AQUA DA VIDA.. Живая вода.. Фонтан  Вечной   Юности .. Знаешь, чем это все для тебя может кончиться, парень? Ты на своем роскошном, быстроходном, плавучем "корыте" рано или поздно застрянешь посреди морских просторов, и будешь останавливать встречные корабли с криком: " Эй, на фрегате! Эй, на бриге! Эй..., на чем - нибудь еще! Не подбросите ли до Фонтана  Вечной   Юности  заплутавшего морехода! ? Что-о-о? Не-ет? Ну, и катитесь вы в... Что-о? И я пошел туда же?! Ладно - ладно, все понял, уже иду.. Вот точно, этим все и кончится.. -
И вообще, Джек, старина, на кой хрен тебе сдался этот чертов Фонтан  Вечной   Юности !? Интересно, на что он похож, что он из себя представляет.. Хм..., Фонтан.., а из него эта самая  вечная   юность  бьет, как лава из вулкана, разливаясь во все стороны.. М - да, ни хрена себе источник.. Ну, не-ет, не может быть, не верю..
И вообще, парень, на кой черт тебе нужна эта самая  вечная   юность ? Вечным юношей лакать ром и шляться по распутным девкам..? Да еще неизвестно, придется ли.. А то как хряпнешь живой водички из этого Фонтана, а вдруг у нее какое побочное действие имеется, и сразу помолодеешь лет этак..., ээээ... , что вместо лакания рома будешь употреблять только молоко да кашку, а девки к тебе будут приходить только лишь для того, чтобы накормить тебя этой самой кашей с молоком, да поменять обгаженную тобой же пеленку.. Если еще будут... Ну и перспективка нарисовывается! Ха, капитан Джек Воробей - вечный юноша в пеленках! У-ужас! Пошла бы она, такая юность..
А вдруг ее, эту самую водицу из Фонтана, и не пить нужно вовсе? Ну, нет, глупости! А что с ней еще делать? Не в задницу же ее заливать!.. О-ой, а вдруг!? Ни хрена себе, клистир.. Не хочу, якорь мне в ... Э-э-эй, Джек, старина, а не слишком ли много предметов в одно многострадальное место? Сидеть не сможешь, прекрати немедленно!

И вообще, капитан Джек Воробей, сейчас же отставить всякое нытье и глупые сомнения! Дуй вперед, и баста! Что показывает на данный момент твой чудесный компас? Чего ты сейчас хочешь больше всего? Правильно, тебе нужен этот источник, и ты очень хочешь его найти... Так? Ну, это понятно.. А еще, сейчас ты очень хочешь рома.. Так? И это значит, что тебе срочно нужно выпить.. Якорь мне...., бр-р-р, тьфу, ну, что за присказка дурная на язык прилипла.. Да, да, это как раз то, что тебе сейчас нужно больше всего - это выпить и немного поспать, ведь силы - то тебе скоро о-ох как понадобятся!

В этот прекрасный, солнечный, воскресный день церковь полна народу.. По всей вероятности намечается какое - то очень торжественное событие.. Величественные звуки органа возносятся ввысь, прокатываясь гулким эхом под сводами божьего храма. Священник в парадном облачении, с Библией в руках.. О-о-о, так ведь это же венчание! Интересно, чье..

- Согласны ли вы, Джек Сперроу, взять эту женщину в жены, любить ее в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в старости, до тех пор, пока смерть не разлучит вас?

- Согласен, святой отец..

Что-о? Так жених - это я!? И когда же это я успел.. Интере-есно, а кто же тогда невеста?..

- ... не разлучат тех, кого соединил господь.. Можете поцеловать невесту..

Вот спасибо, разрешили! Та-ак, сейчас посмотрим..
Я поднимаю легкий флер фаты с личика своей новоиспеченной супруги и...ооо...неет...! Из под белоснежной фаты на меня тупо глядит усатенькая физиономия какого - то парня, очень знакомая, но очень нечеткая, словно размытая..

А - а - а! И я с криком просыпаюсь, изо всей силы ударившись головой о борт, и чуть не вывалившись из лодки.. О, господи!.. Какой странный, кошмарный сон! Я знаю, что дерьмо снится к деньгам, грязь - к болезни или побоям, а к чему может присниться собственная свадьба и мужик в фате? О-ох, где - то я уже эту рожу видел.. Лишь бы не было худого... И... о--о-о, че-ерт!..

За всеми этими раздумьями я не заметил в сгущающихся сумерках абсолютно непонятное, неизвестно, откуда взявшееся препятствие, внезапно возникшее из воды, как скала, в которое лодка довольно сильно врезалась кормой, раздался громкий треск, а сам я от резкого толчка чуть не вылетел за борт вторично...
Надо мной возвышался величественной громадой, во всем своем страшном великолепии, блестя мокрыми, чуть покатыми бортами, без единой червоточинки, без малейших следов гнили или плесени, гордо и самодовольно покачиваясь на волнах, его дьявольское величество, бессмертный " Летучий Голландец".. О-ох, якорь мне в задницу... И это именно на него я сейчас, как тупой баран, налетел кормою своей чуть живой лодчонки, и в образовавшуюся течь которой сразу же с потрясающей скоростью стала набираться морская вода, но пробоину я заметил не сразу.. Я стоял, как последний идиот, с раскрытым от неожиданности, ужаса и удивления ртом, совершенно потрясенный представшим передо мною зрелищем, с восхищением разглядывая это чудо, словно в первый раз увидел этот страшный красавец - галеон.. Корабль выглядел отлично, как новенький, несмотря на свой весьма почтенный возраст. Странно, ведь судно было довольно ярко освещено, на нем почти везде были зажжены огни, но почему - то я его совершенно не заметил.. Очень странно было и то, что паруса "Голландца" раздувались, наполненные ветром так, будто корабль сейчас шел полным курсом, но было отчетливо видно, что он стоит на месте, лишь мерно покачиваясь на волнах. М -да, очень любопытно. И тут я почувствовал, что в лодке полно воды, и эта утлая посудина может вот - вот затонуть.. Ну, дьявол, вот попал! Ха, только дьявола помяни, как он тут же и появится.. И это, конечно же, сам бессмертный капитан этого роскошного чуда, мистер евн.., брр.., мистер Тернер - младший, собственной персоной, торчит, перегнувшись через борт едва ли не по пояс, с выражением бесконечной радости на физиономии. Вот ведь морячок, на попе ракушка! А разглядывает меня не только он один. Оказывается, на "Летучем Голландце" огромное количество матросов, такой многочисленной и разношерстной команды я, если честно, никак не ожидал увидеть, реи и палуба буквально усеяны народом.. Сверху бросают штормтрап, и я, чуть поколебавшись, все - таки благополучно поднимаюсь на борт. Ха, можно подумать, Джек, что у тебя есть какой - то выбор, твоя роскошная гондола вот - вот совсем затонет...

И оказавшись на палубе, я сразу же попадаю в дружеские, гостеприимные объятья бессмертного капитана, в просторечии бывшего простого, славного малого Уилла, и тут же понимаю, как сильно все - таки я по нему соскучился, и как все это время мне не хватало этого парня.. Члены команды, находившиеся сейчас на палубе на почтительном расстоянии, с настороженным любопытством смотрели на нашу не совсем обычную встречу, не смея ни единым словом или движением вмешиваться в происходящее. М - да-а, вот это уважение!

- Ну, здравствуй, что ли.. Джек, старина, вот уж никогда бы не подумал, что ты на своем грозном, боевом корабле налетишь на меня в открытом море. Ты же мне чуть - чуть дырку в борту не пробил!

Издевается, евн, бр-р.. Ах ты, чертова язва..! А я еще по нему взял, и соскучился.. Мог бы и не напоминать мне о столь экстравагантном, необычном для открытого моря плавсредстве.

- Видишь ли, Уилл, о-о-о, пардон, видите ли, капитан Тернер, это как раз не я, а это как раз вы, словно слепой, наскочили на мой бесподобный и гордый корабль, сделав в его борту пробоину, и тем самым отправили его на дно морское, лишив меня возможности одиночного мореплавания. Так что, пеняйте только на себя! Я...

- Ну, ладно, ладно, Джек, дружище, я ведь просто пошутил, не сердись! И не нужно ко мне обращаться так сурово - официально, ведь мы с тобой все еще друзья.. Ну-у, я надеюсь.. А ты, как я понимаю, снова остался безлошадным?

Непонятное раздражение потихоньку начинало закипать во мне..Ну только посмотрите, какой догадливый, якорь ему в...

- Как видишь, - я стараюсь принять самый непринужденный и беспечный вид, - но это, так сказать, лишь временные неудобства, и мой корабль по причинам, от меня независящим, ...

- Да брось, ты, Джек! Заспался, перепив, поди, у какой - нибудь портовой красотки под боком... И проспал свою любимую старушку " Жемчужину".. И теперь снова героически стараешься ее вернуть, в общем, все, как всегда.. Ты слишком много пьешь, и слишком много шляешься по всяким непотребным девкам, Джек..

Ну, неет, а вот это уже безобразие! Что он себе позволяет! Этот бессмертный сопляк вздумал надо мной насмехаться и мне, капитану Джеку Воробью, морали читать о том, с кем можно спать, а с кем не положено.. А самому, поди, чертовски завидно. Ну, еще бы! Сам - то ты хрен на берег сможешь сойти раньше положенного срока, то -то дерьмо у тебя и кипит от зависти и бессильной злости, или длительное воздержание в башку ударяет периодически. Это тебе бессмертие боком вылезает. Вот еще тоже мне, морской дьявол выискался, сопли у самого еще под носом не просохли.. Да как же, видали мы таких, знаете, где? Вот то - то! И сейчас я ему, этому дьяволу - евнуху скажу, что я о нем думаю и... Из - за спины мистера Тернера неожиданно появляется его папаша, Билл Прихлоп, и он, как я понимаю, тоже очень рад меня видеть..

- Ну, Джек, старина, здравствуй, что ли.. И каким судьбами пожаловал на наше судно? - сдержанно улыбаясь, поприветствовал меня Билл, протягивая мне для рукопожатия руку.
Я тоже довольно сдержанно пожимаю руку своему бывшему рулевому, и не в силах больше скрывать нахлынувшую радость, хватаю Билла в охапку, чуть не задушив в своих дружеских объятьях.

- Да-а, я, собственно, знаешь, здесь проездом.., ну, можно сказать, проплывом... И..э-э-э.. благодаря твоему сыну, потерпел маленькое кораблекрушение и..

- А-а-а, так это то плавучее корыто, которое только что затонуло - твое? - Билл ухмыльнулся, - ну, тогда все яснее ясного - капитан Джек Воробей в своем репертуаре, он снова находится в поисках утраченного..

Ну вот, и этот туда же! Какие они, все - таки, зануды. Оба. Что сын - евнух, что его папашка, которому вообще лучше было бы заткнуться, воздержавшись от комментариев, и..

- Дже-ек! - какое - то очень прыткое существо вихрем налетело на меня, чуть не сбив с ног.. Этот знакомый голос отозвался эхом в моей голове и изящные, но очень сильные женские руки шоколадного цвета крепко обвились вокруг моей шеи, едва не задушив от счастья, и этот кто - то уткнулся носом в плечо, довольно засопев..

- Анна - Мария.. О-о-о, господи, дорогая, ты - то здесь зачем. Хотя, если ты здесь, значит...

- Потонули мы, Джек..., - Анна - Мария подняла на меня свои черные глаза, и в них заблестели слезы. - Возле самой Ямайки, в грозу на скалы налетели. И этого можно было бы избежать, но я... Я утопила свой бриг и почти всю свою немногочисленную команду. Все они сейчас здесь, со мной. Понимаешь, Джек, здесь находятся люди, которым была дана возможность искупить свои земные грехи усердной службой. И те, которым это удастся, получат прощение, и смогут снова вернуться в обычный мир.. Но я также, как и многие, находящиеся здесь, не хочу возвращаться, не хочу покидать этот корабль и команду, которая стала моей семьей... А мистер Тернер - отличный капитан, и нам всем грех жаловаться или обижаться на него. И знаешь, Джек, мне здесь, на "Голландце", гораздо лучше, ведь в моей жизни не было почти ничего хорошего, о чем бы я могла вспомнить и пожалеть... Хотя, - Анна - Мария одарила меня выразительным взглядом, - есть кое - что, но вспоминать об этом очень больно...

Тут бывшая пиратка, по всей вероятности, совсем расчувствовалась, а папаша Тернера - младшего принялся ее утешать, нежно и совсем не по - отечески обнимая, и гладя по голове, словно маленькую девочку.. О-о-о, а вот это было еще интереснее.. Похоже, Анна - Мария, действительно, обрела в лице Прихлопа Билла отличную семью.
Я понимающе - хищно ухмыльнулся, уже приготовившись брякнуть какую - нибудь едкость, ну, может, прокричать "Горько!" этим голубкам, но Билли меня опередил..

- Не надо так на нас смотреть, парень! Да, сейчас ты все правильно понял, и мы действительно вместе.. Знаешь, Джек, я всю свою жизнь искал, гонялся за какими - то неведомыми сокровищами, и совсем бы даже не подумал, что свое самое главное, самое драгоценное сокровище я обрету именно здесь, на " Голландце", - и сразу же изобразил на своей роже грозную мину, - или ты считаешь, что я, старый, трухлявый пень, которому не сидится на его дряхлой заднице, и гожусь этой рыбке только в отцы? Если ты действительно так думаешь, то хочу тебе сказать, что ты неправ.. Не такой уж я старпер, и еще очень даже ого - ого! И вообще, Джек, мне не нравится, как ты смотришь на мою жену! Так что, лучше отвали от нее подальше, а то я...

Наблюдая эту сцену , Анна - Мария расхохоталась, вмешавшись в тираду своего ревнивого супруга..

- Да, Джек, все это сущая правда, мы с Билли теперь вместе и очень счастливы.. Правда, дорогой? - поинтересовалась она, нежно обнимая своего старого хрена.
ДорОгой Билли ей ничего не ответил, лишь смачно чмокнул свою благоверную в макушку.

Ну, просто полная идиллия.. Все счастливы и довольны. Не-ет, этот корабль нужно срочно переименовать из " Летучего Голландца" в " Ноев ковчег", или еще лучше, в " Плавучий Вертепец", вот это будет куда справедливее.
Значит, мистер евн..., брр.., Тернер, устроил на своем судне, призванном сеять страх, панику и ужас, этакий маленький " Эдем" для проклятых богом пиратов. Грехи они, видите ли, тут искупают! Оно и видно, а особенно эта "сладкая парочка", Прихлоп, старый хрыч, и Анна - Мария, матерая пиратка, каких еще поискать! Не-ет, я так точно с ума сойду..

Впрочем, еще раз оглядев команду "Летучего Голландца", который я мысленно, про себя уже окрестил "Плавучим Вертепцем", и никак не иначе, я скоро понял, что Анна - Мария далеко не единственная женщина на борту. Кроме нее на судне присутствовали еще две дамы...

Отредактировано против лизки (2011-04-28 21:01:07)

2

Глава 2. "Скромные" обитатели "Плавучего Вертепца".

И я не ошибся, никаких сомнений быть не могло. Даже в стремительно сгущающихся сумерках было отлично видно, что это - женщины. Одна из них, еще довольно молодая особа, яркая шатенка, невысокого роста, с пышными формами, сейчас находилась неподалеку от евн...,бррр, капитана Тернера, с нагловатым видом, вальяжно откинувшись на планшир, лениво и без особого интереса поглядывала в мою сторону, время от времени словно кого - то ища взглядом среди присутствующей на палубе матросни, и по всей вероятности, пребывала в самом дурном расположении духа...
Другая, очень молодая, худощавая и довольно красивая брюнетка, сидела, подперев своей персоной бизань мачту, и беззаботно лузгала семечки, бессовестно сплевывая шелуху прямо на палубу, и внимательно, игриво - изучающе разглядывала меня с головы до пят, лукаво стреляя своими хитрыми, нагловатыми, слегка блудливыми, черными глазками. Я, увидев такое повышенное внимание дамы к своей особе, сразу же "распустил хвост", как павлин, и принял красивую, гордую позу..
Э-э-э, крошка, ну ты, прямо, как я, ведь я - то тоже так умею... Глазами стрелять..
Так, так, Уилли, значит, грехи искупаем? Грандиозно! Значит, завел свой маленький гарем.. Ах, ты, евнух - лицемер! Хотя, если разобраться, не такой уж и евнух.. Интересно, какая из этих цыпочек его.. А может, сразу обе.. Я похабненько хихикнул..

Заметив, что я с интересом разглядываю достопримечательности, а именно,  местных красоток, этот содержатель прито..., брр, гарема, он же капитан Тернер, до сего момента не вмешивающийся в нашу такую неожиданную и такую радостную встречу с Прихлопом и Анной - Марией, наконец подал голос, и дружески похлопав меня по плечу, расплылся в широчайшей, идиотской улыбке:

- Ну-у, капитан Джек Воробей, как всегда, в своем, не слишком оригинальном репертуаре, потому что он узрил женщин, а они, эти самые женщины, они же бабы - это его все, и он их очень любит и ценит.. Ну, ладно уж, так и быть, постараюсь просветить тебя насчет местных дам..
Вот эта, сердитая, надутая шатенка - знаменитая пиратка мисс Мэри Рид, дама с довольно тяжелым, неуживчивым характером, но иногда, временами, бывает очень даже милой и любезной, ну, просто сама доброта, что диву даешься таким переменам настроения.
Ну, а вот эта изящная брюнетка, которая сейчас так нескромно рассматривает твою скромную персону своими знойными глазами - не менее уважаемая особа чистейших пиратских кровей, мисс Энн Бонне. А вот с этой дамой надо держать ухо в остро, несмотря на ее относительную обходительность, любезность и хорошие манеры... Э-эй, мисс Бонне, уважаемая, не забудьте убрать за собой свинство на палубе.. Кстати, о манерах - иногда она ведет себя не хуже любого матроса, а также имеет милую привычку добиваться своего любыми средствами, эгоистично и не раздумывая... Прямо, как ты, Джек. Так что смотри, стреляй в ее сторону глазками поаккуратней. Эта крошка не привыкла себе в чем - то отказывать. Если чего, ну, или кого захочет, то получит обязательно. И избалована не в меру, что тут поделаешь, все попытки перевоспитать пока результата не дали, и вряд ли дадут. Наверное, я просто не умею находить к женщинам подход. Кстати, Джек, ты, как большой специалист по дамской части, и знаток женской натуры, можешь попробовать..

Ну, вот еще. Возможно, в другой ситуации и при других обстоятелствах я бы, конечно, даже не стал и раздумывать, но сейчас.. Я дохлыми барышнями не увлекаюсь. Сам занимайся ей, если тебе так уж надо, а я - пас.. И вообще, меня аристократки соблазняли, да не поддался я.. Но решил не огорчать капитана евн.., брр, Тернера.

- Знаешь, Уилл, большое спасибо, конечно, за то, что ты так свято веришь в мои силы и ценишь мой талант, но я не привык работать..э-э-э... с мертвой материей.. И потом, мне сейчас, м-м-м, немножко некогда.., и немножко некого, и немножко не хочется, то есть, если быть честным, то не хочется вообще.. Так что, дружище, извини, в другой раз..

- М - да, Джек, ты меня уже немножко огорчил, - Уилл скептически усмехнулся, - ну, ладно, не хочешь - не надо, а вдруг передумаешь.. Ах, да, тут есть еще один - нюанс - эти милые леди, мисс Рид и мисс Бонне, никак не могут поделить между собой своего старого, доброго дружка, и между прочим, твоего тезку, бывшего капитана Джека Рэкхема. И на этой почве эти дамы постоянно ссорятся, а иногда - даже дерутся из - за этого потрясающего парня, буквально раздирая бедного Джека на части, из - за чего он частенько от них прячется. А они его уже караулят.. Вот и сейчас я этого парня нигде не вижу.. А-а-а, вот он где! Залез от нежных, любящих девочек, на самый марс.. Э-эй, мисс Рид, мисс Бонне! Ваше ненаглядное сокровище сидит в "вороньем гнезде"! Можете забирать!

" Ну, все, хана бедному парню!" - подумал я, глядя, как рыженькая мисс Рид ринулась к мачте и начала шустро и ловко карабкаться на нее. А Тернер - то какая, все - таки, сволочь, взял, да и сдал беднягу Джека с потрохами этим двум фуриям.. А почему это, интересно, черненькая крошка мистера Рэкхема добывать не полезла?.. А-а-а, у нее есть сейчас занятие поинтересней - семечки лузгать и меня, тезку этого несчастного парня разглядывать.. И судя по всему, это ей больше по душе...
Где - то наверху, на марсе, раздались крики и брань, и сразу стало понятно, что рыженькая мисс Рид достигла своей цели. Надеюсь, эта крошка не раздербанит невезучего Джека на части, и ему удасться выкрутиться.

А поганец - Уилли широко улыбался, чрезвычайно довольный своей нехорошей выходкой.. Наконец, вдоволь налюбовавшись на то, как мисс Рид отчаянно пытается вытянуть отчаянно сопротивляющегося Джека Рэкхема из "вороньего гнезда", капитан этого "Плавучего Бордельца" продолжил свою прерванную речь:

- И вот так почти все время. Эта троица такая занятная, тихо сидят очень редко, когда Джек надежно спрячется. А когда пропажа находится.. Странно, что мисс Бонне... Э-э-эй, мисс Бонне, голубушка, уберите за собой свинство, еще раз повторяю, последний, иначе я потеряю терпение.. Странно, что мисс Бонне не полезла за Джеком, не иначе, как засмотрелась на тебя.. Кстати, мисс Энн, а почему это вы до сих пор не на мачте? Это так непохоже на вас..

- Ну, вот еще! - фыркнула ему в ответ пиратка, - очень надо.. Невелика птица - захочет, так сам слезет. А нет, так его оттуда в два счета Мэри стащит, а я за этим мерзавцем нипочем не полезу, недостоин, чтобы из - за него ногти ломать..

Уилл на такой ответ мисс Энн только сокрушительно покачал головой..

- Да-а, конечно, это она сейчас так говорит, а как только мистер Рэкхем свалится с мачты, постарается забрать его себе, эгоистично и не раздумывая, палец о палец не ударя.. Хитрая девица, что тут еще скажешь.. А сейчас мисс Бонне любуется на вас, мистер Воробей, и поэтому мистер Рэкхем на данный момент ей неинтересен. А я смотрю ты, старина, тоже раздулся, как индюк, от оказанного твоей особе внимания.. Ишь, как распух, а говорил, что "мертвая материя" тебя не устраивает.

Да, чуть не забыл... На судне есть еще одна дама, мисс Карлайл Пойнтс, но у нее такой ужасно вздорный, непереносимый характер, возможно, от того, что когда - то матросня
ее команды, за что - то очень сильно обидевшись на мисс Карлайл и взбунтовавшись, взяли, да и протащили ее несколько раз под килем их же судна, и теперь у нее из - за этой ужасной процедуры обезображена вся левая половина когда - то довольно красивого лица, и недостает левого глаза. Ну, оно и понятно, что все эти неприятности сильно испортили ее и без того не очень покладистый характер, и вконец доконали. Да, и к тому же эта вредная дама замужем..
М - да, ну и дела-а..

- Очень интересно было бы взглянуть на супруга этой кривой красотки. О-ох, наверное, я ничего не понимаю в жизни, Уилл. А тут, у тебя на, твоем "Летучем Вертеп...", брр, "Голландце", вон какие героические мужики нашлись! Ничего не боятся! Хоть бы одним глазком взглянуть на этого самоубийцу.. Хотя, какая этому парню уже, хрен, разница, все равно дохлый.. Послушай, Уилл, а какой же храбрец... Ну, эту самую мисс Карлайл, такую уродину, замуж - то взял?

Уилл скорчил жуткую гримасу, и приложив палец к губам, полушепотом произнес:

- Тш-ш, Джек, тихо... Если мисс Пойнтс услышит - во-от крику - то будет! И не только крика.. Мало не покажется... Ты спрашиваешь, кто замуж ее взял? Да вот, нашлись такие люди, не будем пальцами показывать. Может, тебе и посчастливится увидеть этого героя. Он - парень скрытный, и предпочитает глаза не мозолить..

Я крепко озадачился...

- Да-а, это все, конечно, очень интересно, но откуда у тебя.., ну, все эти цыпы появились?

- То есть, ты хочешь меня спросить, где я взял этих дамочек? - Уилл расхохотался, - в синем Карибском море неводом выловил.. Они перешли ко мне по наследству, когда милейший Деви Джонс сложил с себя капитанские полномочия.. А то, что они - женщины, обнаружилось не сразу, сам понимаешь, рыбьи хари - они все на одну харю.. Ну, а потом было уже поздно, не мог же я выгнать этих бедных девочек на улицу. И кроме них, есть и еще, но те дамы, так сказать, случайные пассажиры. Одна из них, миссис Роза, помощник кока, но она - старая бабуля, и все время ворчит. Ну, а остальные женщины - они тихие, в основном предпочитают сидеть по своим норкам, и без особой надобности не высоваться,  их почти не видно и не слышно.. Ну, и мы этих дамочек без нужды не беспокоим, все равно они здесь проездом.. Кстати, Джек, раз речь зашла о помощнике кока... Ты ведь не откажешься поужинать со мной? А чего это ты, старина, на меня так смотришь? А-а-а, наверно ты думал, что мы тут не едим, не пьем, не спим, и не.., ну, неважно. Это ты, дорогой друг, сильно неправ. Мы что, похожи на хладные трупы?

- Ну, что ты, Уилл, ну конечно же, нет.., - поспешил я заверить капитана Тернера.., - конечно, же вы все - живее всех живых, вместе взятых, просто это как - то... необычно...

- Ну, еще бы, - Уилл самодовольно усмехнулся, - мы тут вообще все.., необычные, диковинные, загадочные..
"...развратники..", - продолжил я про себя.

Мистер Тернер еще что - то говорил, но я его уже почти не слушал, с большим интересом разглядывая собранное на этом судне живописное и такое разношерстное сборище.. Ох, якорь мне в..., тьфу, о-о-о, господи, кого здесь только не было.. Французы, англичане, голландцы, испанцы, и даже несколько туземцев ( и эти дикари тоже в пираты подались). В глазах рябило от всевозможных старинных одеяний... Вот те парни, кажется, наряжены в шмотки еще, наверное, времен Колумба, ну,  или испанских конкистадоров, хотя я не слишком хорошо разбираюсь в истории и моде.. И еще я заметил, что у всех этих парней, да и не только у них, из оружия имеются в наличии только пистолеты, да и те, поди, стреляют горохом.. От такой идиотской догадки я чуть было не расхохотался вслух, но вовремя заткнулся... Ну их к черту, еще обидятся, и тогда, кто знает, на что обитатели этого "Вертепца.." способны в гневе..

А тем временем мистер Тернер, не подозревая истинной причины моего прекрасного расположения духа, кого - то поискал в толпе взглядом...

- Э-э-эй, мистер Беккет! Можете подавать ужин...

Я, услыхав до боли в животе знакомую фамилию, широко разинул пасть и вытаращил на Уилла глаза:

- Уилл, а этот - то.... аристократ... что у тебя делает?

- Видишь ли Джек, я - человек незлобивый, взял к себе этого парня, чего же добру - то зазря пропадать, пристроил его на должность кока. Правда, сначала он у меня на судне юнгой послужил, а потом уже коком стал, когда я прежнего уволил за то, что он, мерзавец, в последнее время взял, да и заимел дурную привычку подсыпать в еду слабительный порошок, отчего вся команда со мной во главе часто бегала "до ветру", страдая жутким расстройством желудка..
"Ой - ей - ей, даже страшно представить, что стало с этим бедным парнем...", - подумал я, а вслух спросил:

- А-а-а... что лорд Беккет..? Он, надеюсь, ТАК не шутит?

- Ну, нет, Джек, что ты.. Он - отличный кок, ответственный и порядочный. К тому же он, все - таки аристократ, и отлично разбирается в кухне, превосходно готовит великолепные блюда, славясь своим тонким и изысканным вкусом. Так что, Джек, на мистера Катлера никто не может пожаловаться. Он - отличный кок.

Кошма-ар! Лорд Беккет - повар! Не-ет, я точно  с ума сойду.. И вообще..
Но тут мои сумбурные мысли прервал сильнейший грохот и жуткий шум, послышалась крепкая, забористая брань, и похоже, где - то разгоралось недетское побоище.. Звуки этого боя доносились откуда - то со стороны "пиратника", то бишь, матросского кубрика..

Я вопросительно взглянул на Уилла..

- Оо, не-ет, опя-ять..., -  простонал капитан Тернер, - опять эти парни... Несносные маразматики.. Понимаешь, Джек, на борту моего славного судна находится парочка совершенно потрясающих парней, это мистер Генри Морган и мистер Барт Бартоломьо, знаменитые авторы нашего "Святого писания", то есть, PIRATA CODEXа, правда, мистер Морган первое время наотрез отказывался назвать свое имя, говоря всем, что он его забыл, чтобы ненароком не испугаться самому и не обделаться от испуга, настолько это его имя грозно и внушает окружающим, и ему в том числе, страх и ужас..
И еще одна важнейшая деталь - эти достойные создатели PIRATA CODEXа, пребывая в глубоком маразме, собрались переписать весь свод пиратских законов заново, внося в него изменения, а так же, издать PIRATA CODEX Том Второй, более усовершенствованный, с внесением соответствующих поправок и дополнений, а также издать совершенно отдельную от PIRATA CODEXа новую Конституцию и Уголовное Право... И никакие уговоры на них не действуют, хоть в сумасшедший трюм обоих запирай.. К тому же, у этих мудрецов на почве этой своей писанины постоянно возникают разногласия, а так же, творческие споры по поводу авторства первого PIRATA CODEXа. Мистер Морган утверждает, что истинным автором PIRATA CODEXа является он, а мистер Бартоломьо ничего не делал, только рядом штаны просиживал. А мистер Бартоломьо говорит, что Генри - врун  и позорное брехло, и что он у него, Барта Бартоломьо, этот CODEX просто взял и сдул, как школьник сочинение. И из - за этих досадных разногласий эти потрясающие парни постоянно скандалят и дерутся.. Вот такие у нас дела здесь творятся, Джек.. Ну, вот, началось..

- А-а-ар-р-р, че-е-ерт, Генри Мор-р-рган, ты.. - ублюдок и старый засра..ц! Сейчас ты узнаешь, якорь тебе в твою старую, дряхлую ж..., как своих соавторов не уважать! Я тебя, с..у, научу, как Родину любить..!

О-ой, ой, ой, Джек, старина, ты со своей любовью и почитанием сего оригинального, ученого труда, несравненного PIRATA CODEXа, лучше не попадайся этим двум ученым мужам на глаза, сиди тихо, прижав свою задницу, если не хочешь проблем с его создателями - фанатиками..

Уилл, услыхав эту брань и дикие звуки очередной потасовки двух авторов - маразматиков, возвел очи к небу..

- О--оо, не-ет, это снова началось.. Ни минуты покоя! Все, с меня хватит! Э-э-эй, боцман, мистер Джо-онс, где вы есть, отзовитесь! - и обращаясь уже ко мне.., - Джек, старина, ты, кажется, хотел познакомиться, так сказать, полюбоваться, на супруга кривой, злобной красотки, мисс Карлайл? Сейчас он предстанет пред наши ясные очи.. Совершенно потрясающий парень, шустрый, исполнительный и расторопный, правда, у него были.. э-э-э...  большие проблемы с законом, и ему некоторое время пришлось поработать на моем судне полотером, где он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны, а потом я  за его трудолюбие и исполнительность повысил его до звания боцмана.. Правда, у него есть один маленький недостаток, а может быть, и наоборот, достоинство... У этого парня полная амнезия, ну, то есть, потеря памяти, и он ни хрена не помнит.. Кстати, да вот он и сам..

Откуда - то снизу, очевидно, из трюма, бравенько выскочил энергичный, моложавый дядька, с обширной, седоватой, окладистой бородой, в стильной безрукавке и широких шароварах, на обеих могучих ручищах у него были набиты татуировки - на правой - улыбающийся осминог, а на левой - какой - то диковинный кальмар.. Круто! И этот бравый дядька, мигом подскочив к своему капитану, сразу вытянулся в струнку, ожидая дальнейших его распоряжений..

- Мистер Джонс, будьте любезны, спуститесь в кубрик и заткните пасти этим горе - писателям, пока я окончательно не потерял терпение..

- Слушаюсь, сэр! - и боцман Джонс, согласно кивнув, немедленно бросился исполнять приказ капитана. Шум в "пиратнике" усилился, но через некоторое время стало тихо. Очевидно, мистер Джонс отлично справился со своей задачей. Вот и славно.. Однако, у этого Джонса какая - то, ну, очень знакомая рожа, где - то я этого шустрого парня уже видел.. Не помню.. Тут какая - то страшная догадка тяжелым, кузнечным молотом с силой шарахнула меня по башке. А что, если этот парень.. Да ну, нет, Джек, это у тебя от всех новых впечатлений начинает развиваться паранойя. Не может быть, не верю. Да и мало ли Джонсов на свете.. Ладно, потом разберемся.. Надо будет у евн.. брр, у Уилли спросить..

Тут капитан Тернер прервал мои размышления, от которых уже начала голова идти кругом, или другими словами, у меня крепко начало "срывать крышу", и Уилли, ухватив за рукав, потащил меня, совершенно одуревшего, в свою капитанскую каюту..

Отредактировано против лизки (2011-05-04 12:38:02)

3

Глава 3. Ужин с "морским дьяволом".

И вот с такими дурацкими мыслями и мозгами, перегруженными этим коллективным помешательством, только что мною увиденным, я проследовал за капитаном Тернером в его полутемную каюту, освещенную всего лишь одним тусклым, слабым, чахлым светильником, и чуть не растянулся, запнувшись за край лежащего на полу ковра.. Вот только этого мне сейчас бы еще не хватало! Вспахать носом пол, опозорившись перед этим евн..., брр, новоявленным морским дьяволом. Черт побери, да почему у него здесь такие потемки? Он что же, стал опасаться яркого освещения, и света вообще? Интереесно..
Но Уилл, казалось, не заметил, что я собирался растянуться на его шикарном ковре, или сделал вид, что не заметил.. Однако, на этот счет я ошибался..

- Ну, вот, Джек, это и есть мои капитанские, но довольно скромные хоромы.., - промолвил он с широчайшей улыбкой гостеприимного хозяина, - Добро пожаловать, дружище, и будь поосторожнее, у меня действительно, здесь несколько темновато.. Так что, лучше посматривай себе под ноги.

Да уж, и правда, хоромы, ничего не скажешь. Даже в таких потемках хорошо была видна вся обстановка помещения, в котором обитал новоявленный капитан "Летучего Борд..", брр, "Голландца". Но все - таки здесь было слишком темновато..

- Послушай, Уилл, старина, а почему у тебя в каюте царит такая.. эээ., ммм, интимная атмосфера? У тебя что, светобоязнь, или темнота тебе теперь полагается по статусу? Но вообще то ты все - таки морской дьявол, так сказать, злобный дух моря, а не вампир..
А тем временем "злобный дух "моря, что - то пробормотав себе под нос, начал рыться в небольшом, приземистом, кованом сундучке, стоявшем в дальнем углу каюты, и погрохотав некоторое время какими - то причиндалами, находившимися в нем, наконец - то извлек оттуда старинный, серебряный канделябр и свечи, и неловко принялся зажигать их. И, судя по всем этим неумелым, непривычным для него действиям, я понял, что свет этому парню не очень - то нужен, и пользуется он подобными предметами только в исключительных случаях.
А пока Уилл возился с канделябром я тем временем, соскучившись стоять, как столб, с разинутой пастью, и, не дожидаясь особого приглашения капитана, уселся на мягкий, резной стул, и, по привычке, хотел было задрать свои уставшие за день копыта на стол, но почему - то постеснялся.. Даа, что ни говори, а стульчик - просто прелесть, и для моей уставшей, намозоленной лодочной сидушкой задницы это - самый настоящий подарок. И я, еще немного поерзав на нем, зажмурился от удовольствия. Красотаа!
А пока я восхищался мягкой мебелью, Уилл наконец - то закончил возню со своим дурацким канделябром, и в капитанской каюте появилось вполне сносное освещение.
Уух ты, как интимненько! Вот при свечах я еще ни разу с мужиками не ужинал.. Надеюсь, ха - ха, что евн... брр, мистер Тернер не станет соблазнять меня, как девицу, и не будет ко мне приставать, покушаясь на мою честь.. А то, кто знает, что тут у них за порядки, они же все немного того .. ненормальные.. Вдруг здесь это - в порядке вещей. Оох, Джек, старина, ну что за дурацкие мысли лезут в твою больную голову, и о чем ты, вообще, сейчас думаешь.. Ведь в распоряжении мистера Тернера - целый гарем.. И вряд ли твоя скромная персона заитересует такого крутого парня.

Тут взглянул на "крутого парня", который, справившись, со своей нелегкой задачей, теперь стоял с довольной рожей на фоне этой диковинной вещицы, очень гордый собой. Я, окинув взглядом это громоздкое сооружение, стоящее сейчас на столе, и чуть не расхохотался:

- Ой - ей - ей, мистер Тернер, а вы не боитесь, что при усилении качки, или резком повороте судна, вся эта чудовищная конструкция прилетит, к чертовой матери, кому - нибудь из нас по башке? Ну, ладно, вам - то хорошо, вы - бессмертный, а вот я про себя сказать такого пока не могу, и, если эта большая штуковина саданет мне по макушке, то, и без того многочисленная команда вашего судна, увеличится еще на одну душу.. Оно вам надо?

- Послушай, Джек, - изрек Уилл с умным видом и, как мне показалось, некоторым раздражением, - пока ты любовался на наших местных красоток, "Голландец" успел обойти рифы.. Ты это как - то ощутил? Нет.. Даже не почесался.. И вообще, ты чувствуешь качку, толчки, рывки, повороты? Нет.. Вот то - то же. А, между прочим, корабль идет полным курсом, и ты, как опытный моряк, конечно же, это заметил.. Поэтому за сохранность своей драгоценной головы можешь не беспокоится, эта милая вещица, этот канделябр, никуда со стола не упадет, потому что ему НЕ ОТ ЧЕГО падать, если, конечно, кто - нибудь из нас, перепив, случайно не смахнет его со стола.. На "Голландце" нет качки, Джек.. И не спрашивай меня, пожалуйста, по каким законам это происходит, все равно не отвечу, потому что "Летучий Голландец" - вне времени, пространства и каких - то физических законов. Он сам есть время, пространство и закон. Он - ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО МОРЕ..

И, толканув такую горячую речь, бессмертный капитан "Голландца", весь раздулся, распираемый гордостью за свое любимое детище..
Даа, пожалуй, все сказанное им только что - сущая правда, все так оно и есть, и сейчас мне, пожалуй в первый раз в жизни нечего было возразить в ответ собеседнику.

- Ну, ладно, ладно, Уилл, конечно же, я это сразу понял, не нужно так напрягаться, надо радоваться.. И я хочу сказать, что очень рад за тебя, ты стал таким крутым парнем..

А "крутой парень", тем временем, шустро нырнув под стол, извлек на его отполированную поверхность какой - то пузатый сосуд, похожий на греческую амфору, который я сразу же заметил, только войдя в каюту, и сослепу, в потемках приняв его за ночной горшок, очень сильно удивился. Уилл же, достав довольно вместительные, глиняные чарки, начал наливать в них из этого горш.., брр, сосуда, а точнее, амфоры, превосходный ром - живительную, и такую необходимую мне сейчас жидкость. Вся моя измученная сомнениями и догадками душа, больная, гудящая, как колокол, башка, и уставшее тело требовали немедленной выпивки, и чем скорее, тем лучше.. Я страждущим взглядом взирал на то, как Уилл эту самую выпивку сейчас разливает .. М -даа, видал я , что ром пили из бочонков, но чтобы из амфор.. Вот пижон..
А "пижон" сунул мне в руки чарку:

- Держи, дружище.. Предлагаю выпить за нашу, такую неожиданную для нас обоих, встречу..! Вот уж никогда бы не подумал, что выловлю капитана Джека Воробья, словно русалочку, из вод нашего славного Карибского моря, и, если бы ты знал, дружище, как же я рад тебя видеть! - тут Уилл расчувствовался, видимо, собираясь пустить "скупую мужскую слезу", но передумал..

- Я тоже очень рад видеть тебя, парень.., - но это лишь отчасти было правдой, и меня можно было понять - нарваться на морского дьявола, пусть даже твоего старого приятеля, да еще руководящего таким сборищем сумасшедших, чокнутых, да, к тому же, еще и дохлых пиратов - вряд ли кому - нибудь такая встреча покажется слишком приятной неожиданностью. Но я предпочел промолчать..

Чарки с грохотом чокнулись, мы выпили "по маленькой", обжигающе - живительная жидкость приятным теплом разливалась внутри, неся с собой успокоение взвинченным нервам, а пока Уилл трещал без умолку, выражая свою бурную радость, я, своим орлиным взором опытного морехода, успел пробежаться по его теперешнему жилищу с низа до верха...

Оох, якорь мне в..., вот это обстановочка! Капитанская каюта выглядела превосходно, если не сказать, роскошно. И напоминала не корабельное жилище, а, скорее, комнату какого - нибудь мелкопоместного дворянчика, если, конечно, мои представления о дворянчиках, и о их жилье были верны. В каюте капитана царил уют и порядок. Тут я вдруг вспомнил свою милую "норку" на теперь уже не моей ( надеюсь, что временно), "Жемчужине", и мне почему - то сделалось грустно..

Мои печальные мысли прервал осторожный, почтительный стук в дверь, и в каюту, как сорокапушечный корабль, торжественно вплыла миссис Роза - пожилая, полная негритянка, принесшая чеканный поднос с отлично приготовленным, и чертовски вкусно пахнущим ужином, и, ловко и осторожно составила содержимое подноса на стол, пожелав нам приятного аппетита, и, тихонько поворчав по поводу жуткого сооружения в виде канделябра на столе, так же торжественно удалилась.
А Уилл, с ловкостью и сноровкой хорошего домохозяина разложил наш шикарный ужин по тарелкам, и налил еще по чарке..
Что ни говори, а ужин был действительно шикарным. И я только сейчас, глядя на все это великолепие, почувствовал, что зверски голоден.. Ароматная, отлично прожаренная свинина с румяной, аппетитной корочкой, с гарниром из тушеных с какими - то экзотическими специями овощей и луком, острый душистый соус в небольшой чеплажке, лимоны с сахаром на маленьком блюдце, еще какие - то фрукты и сладости. Ну, а спиртное капитан, по - видимому предпочитал хранить у себя.. в волшебной амфоре.. Оой, не могу..

- А скажи - ка мне, Уилл, а с каких это пор ты стал употреблять ром из таких необычных, экзотических сосудов? Нет, ну я, конечно, понимаю, что этот пузатый ночной горш..., брр, извини, я хотел сказать - эта прекрасная амфора отлично вписывается в интерьер, но почему ты..

- ...решил хлебать из нее ром, как последний пижон - пьяница? Ты ведь это хотел сказать? Да потому, Джек, что в таких сосудах, как амфоры, все без исключения жидкости сохраняют свой вкус и свежесть, в роме - еще и крепость намного дольше, чем в любой другой посуде. А если этот, как ты изволил выразиться, ночной горшок еще плотно закрыть вот такой крышечкой.., - он показал замысловатую, самодельную крышку..Теперь - то тебе понятно?

- Ну, еще бы, - согласно - понимающе затряс я башкой, - яснее ясного, чего ж тут не понять - то..

- Ну, вот и чудненько.. А теперь давай мы с тобой еще раз хлопнем за нас с тобой, то есть, я хотел сказать, за нашу радостную встречу, и будем, наконец - то ужинать. Я вижу, что ты голоден, да и я - тоже. Ну, вздрогнем..

Надеюсь, "вздрагивать" мы будем не на брудершафт, целоваться с этим парнем в мои планы абсолютно не входит..
Ааарррххх, ооо, а ром - то так и продирает, аж до самой ж.... Не наврал капитан Тернер про амфору. Ну, а теперь можно и закусить, как следует, попробовать, так сказать, ужин, приготовленный руками моего бывшего, злейшего врага... Стряпню милейшего лорда Беккета.. Буду надеяться, что не сдохну от несварения желудка, и не буду сидеть на борту, словно курица на насесте, свесив вниз свою задницу, страдая расстройством живота, это было бы так некстати.

Некоторое время мы сидели и молча жевали, наслаждаясь чудесным ужином, и я понял, что в отношении кока Катлера Беккета был сильно неправ. Все было просто превосходно, и чувствовалось, что достопочтенный мистер Беккет старался на совесть, и был, действительно, мастером своего дела.. М - да, наконец - то этот вредный в прошлой своей жизни парень, нашел свое истинное призвание. Ну, и якорь ему .., брр, ой, нет, я не это хотел сказать - бог ему в помощь.
Итак, мы молча поглощали дивный ужин, я продолжал разглядывать обстановку капитанской каюты..
М - да, а обстановочка была еще та. И Уилл - то, оказывается, все равно пижон, как не крути. Одна мебель чего стоит. И ковер на полу. И бархатные, темно - бордовые занавески на окнах... Ну, это еще ничего, а в самом углу каюты я почему - то только сейчас заметил статую Аполлона, сплошь покрытую мелкими трещинками, следами плесени и зеленых водорослей, несмотря на проведенную тщательную чистку сего антиквариата. Чеерт побери, ну и Уилл - ценитель прекрасного - амфоры с ромом, статуя голого мужика - Аполлона.. Наверняка Тернер - младший, или его дохлые пловцы - ныряльщики нашли на дне морском какую - то античную посудину, и распотрошили ее.. И откуда это в простом кузнеце вдруг такая тяга к прекрасному.. И вообще, этот парень как - то заметно поумнел за последнее время..

Неет, однозначно, этот парень - пижон и аккуратист. В любом случае, капитанская каюта, да и весь галеон в целом, несмотря на свой весьма почтенный возраст, выглядят так, как будто судно только вчера спустили на воду. Хотя, еще бы, с такими - то связями!

- Слышь, Уилл, а капитальный ремонт - то тебе, поди, тетушка Каллипсо сделать помогла? Весь твой корабль просто сияет, словно новый, надраеный, начищенный, медный котел, - тут я осторожно поковырял ногтем отполированную до блеска крышку стола, - а ведь в наследство от капитана Джонса ( при фамилии Джонс у меня почему - то сразу встал перед глазами бравый дядька - боцман.. Бррр..), ты получил в наследство сплошные развалины, обросшие слизью, всякой мерзостью, и различными представителями морской флоры и фауны.. А теперь - такое великолепие.. Вы, мистер Тернер, неплохо устроились, с чем я вас от всей души поздравляю.. Я так рад за вас..
- Джек, старина, ну, перестань ерничать.. Да, конечно, привести корабль в пристойный вид, а не в то ходячее непотребство, каким он был при Дэви Джонсе, мне помогла наша общая, хорошая знакомая. Но это сейчас уже к делу не относится, и потом, ты же сам видел, сколько на судне народа, и, значит, всегда есть кому привести судно в порядок, и надлежащий вид, а также содержать его в чистоте, просто нужно уметь этого требовать от своих матросов..

Тут мне стало весело:

- Ха, ну еще бы! Ты ведь всегда отличался своей любовью к дисциплине и порядку, всегда был очень правильным парнем.. А сейчас, став капитаном, да еще с такими полномочиями, и вообще, никому не дашь покоя, всех заставишь какать стоя.., - и, увидев вдруг резко помрачневшую физиономию Уилла, мне стало как - то не по себе.. Все - таки не следует забывать, кто теперь у нас мистер евн.., брр, Тернер, и дразнить морского дьявола лишний раз тоже не следует.., - ну, не сердись, старина, я не хотел сказать ничего плохого, наоборот, это очень даже хорошо, что ты такой требовательный капитан, тем более, с таким народцем, который у тебя тут собран, наверное, по - другому и нельзя. А на мои глупые шутки не обижайся..

Тут Уилл тяжело вздохнул:

- Знаешь, Джек, за это время я успел отвыкнуть от тебя, и от твоих шуток, и, если честно, мне всего этого сильно не хватало..

- Кого? Чего? Меня, или шуток? - спросил я Уилла, дожевывая отличный кусок жареного мяса..

- Вас обоих.., - улыбаясь, отозвался Уилл, - ну, а про мою потрясающую команду ты очень правильно заметил, народец - еще тот. Стоит только немножко расслабиться, сразу же сядут на шею.. Одни эти две девицы, мисс Мэри, и мисс Энн, чего стоят.. А чокнутые маразматики, одержимые величайшей по своему идиотизму идеей создания PIRATA CODEXа в двух томах, и прочего бреда, к нему прилагающегося, а по мере написания они всю эту галиматью тащат ко мне в каюту для прочтения, так сказать, моей высочайшей персоной.. Вот тогда начинается настоящий кошмар, и я обычно теряю терпение.

- Но, Уилл, ведь все эти дохлые пираты..

- Понимаешь, Джек, в том - то и дело, что на судне находятся не только дохлые пираты, хотя их - подавляющее большинство.. Среди членов моей команды есть и вполне живые люди, подобранные мной в открытом море, ну, и попавшие сюда по каким - либо другим причинам, и "бывшие дохлые" пираты, которые могут уйти отсюда на землю, когда пожелают, я никого не держу силой, но они сами не хотят, а большинству просто некуда идти. А проблема возникает, когда между "дохлыми" пиратами и "живым", свободным населением начинают возникать стычки.. Сейчас я эту проблему уже почти решил. А раньше.., как вспомню.. Ты, наверное, заметил, что у всех этих присутствующих на судне господ, кроме пистолетов, нет никакого другого оружия. Я все приказал сдать, так сказать, реквизировал.. И пистолеты оставил для поддержания имиджа, да и, если честно, не хотелось окончательно унижать народ. Хотя, они сами виноваты..

- А - а - а, ну, теперь понятненько.., - но меня продолжала терзать одна очень мучительная догадка, - скажи, Уилл, а.. твой боцман.. ну,.. этот... Джонс - он..

- Ха - ха, так и знал, что спросишь.. Да, ты не ошибся, дружище. Это он и есть. Да, этот парень натворил много страшных дел, но, учитывая то, что одно время он все - таки исполнял свои обязанности добросовестно, а преступлений наворотил, страдая, так сказать, из - за обмана своей возлюбленной, и оступившись, пошел по кривой дорожке, превратившись в такого злобного монстра, суд, приняв во внимание все эти смягчающие обстоятельства, решил все - таки пойти мистеру Джонсу навстречу, дав ему шанс искупить свои грехи усердной службой на "Голландце", а заодно, и помочь убрать все те непотребства, которые он сам и развел на судне.. С чем мистер Джонс отлично справился. И вообще, Деви Джонс теперь - добросовестный боцман, и хороший. любящий муж. Да к тому же, он совершенно ни черта не помнит из своей прошлой биографии. Кое - какие усилия я приложил, чтобы избавить парня от лишних, неприятных воспоминаний.. Ему сейчас очень хорошо, он всем доволен, а я очень доволен его службой - чего еще нужно? Выйдет срок - может вместе со своей кривой благоверной отправляться на землю, хочет - пусть здесь остается, места всем хватит, а он - отличный моряк.. Так что, Джек, для твоей персоны этот парень больше никакой опасности не представляет. Я, конечно, понимаю твои.., хе - хе..., чувства, но мой тебе совет - он все забыл, и ты постарайся.. И не вздумай ему напомнить о вашей с ним прошлой "любви" и "дружбе", и вообще, обо всем. Ты меня понял, Джек?

- Ну, Уилл, о чем ты говоришь.. Конечно.. Так что, не беспокойся - напоминать Дэви о наших с ним делишках - это не в моих интересах.. И, если честно, у меня как - то от сердца отлегло..

- Ну, вот и славненько.. По этому поводу нужно немедленно выпить! - и Уилл налил нам еще по чарке..

Мы выпили, и через некоторое время я почувствовал, что начинаю здорово пьянеть, и ко мне постепенно начинает возвращаться прежняя, на некоторое время утраченная, моя родная наглость. И тогда я, вальяжно развалившись на стуле, завел еще один интересный разговор:

- А скажи - ка мне, дорогой мой друг, Уилли, когда твоя команда уходит на берег, не скучно ли тебе на судне в гордом одиночестве? А может, ты давно уже пригрел под боком какую - нибудь крошку? Ведь, как я понимаю, на твоем судне в них нет недостатка.. А - а - а, прости, я ведь совсем забыл, что ты теперь верный, любящий супруг, ну, и однолюб по самое некуда..

Уилл пристально посмотрел на меня серьезными, немигающе - пьяными глазами:

- Ты ошибаешься, Джек, ничьим верным, любящим супругом я не являюсь..

Я очумело уставился на него:

- Не понял.., ты что, хочешь сказать.. Нуу, Уилли, ты и .. гуусь... Переспал один раз с Элизабет - своей новоиспеченной женушкой, на острове, а потом что же - бросил бедную девочку?
Не ожидал я, признаюсь, от тебя такого коварства.

- Никто никого не бросал, Джек, и дело совсем не в этом.. И на острове у нас с Элизабет ничего не было. Мы с ней просто поговорили и поняли, что слишком сильно поспешили со нашей скоропалительной женитьбой, и мы сделали это в запале, в пылу боя, совершенно не подумав. Мы не нужны друг другу, как супруги.. Просто потому, что не любим друг друга. Есть детская дружба, привязанность, симпатия, но не любовь, - Уилл вздохнул, и, налив нам еще по чарке, не дожидаясь меня, залпом выпил, - Элизабет не готова ждать меня десять лет, да и незачем, так же, как и я не могу, да и не хочу, привязывать к своей персоне женщину, которую не люблю. У каждого из нас свой путь. У нее свой, и у меня... Мы с ней остались просто хорошими, старыми, добрыми друзьями, и я, конечно же, всегда готов ей помочь, если это потребуется. А Элизабет поступила так, как сама посчитала нужным - выбрала себе в мужья достойного парня, и, говорят, они счастливы, и в скором времени ожидают прибавления в семействе.. А я им обоим желаю от всей души всяческих земных благ.. Хотя, ты знаешь, Джек, было время, когда я думал, что вы вместе.. Теперь, конечно, понял, что сильно ошибся, но тогда..

- Кто - вместе? Мы - с Элизабет? Ну, дружище, это ты хватил.. И в мыслях у меня никогда не было даже приставать к ней, не то, что бы..

О том, что на самом деле произошло в трюме "Жемчужины", я благоразумно предпочел промолчать.. Ну, да, черт возьми, я ведь был пьян, и у меня долго не было женщины, а тут хорошенькая барышня сама виснет на шее, ясно давая понять, чего она хочет.. В конце концов, я ведь не евнух, и не бревно, а мужик.. Ну, не устоял, не удержался, это вышло.. случайно, каюсь.. Но некоторым, здесь присутствующим, об этом знать совсем необязательно..

Я, пораженный словами Уилла, заткнулся.. Ну и дела.. А я - то думал.. А оно - то оказалось.. Значит, Элизабет замужем, и не за евн.., брр, Уиллом. Ну, что ж, эта крошка своего не упустит. Быстренько охмурила какого - то парня. Дай бог этому героическому мужику терпения, лично меня на такой подвиг ни за что бы не потянуло.. Подумаешь, в трюме разок.. Не она первая. И не она последняя, что же теперь, мне на всех этих крошках жениться? Да и хрен с ней, невелика потеря...
Да и наверное, Уилли прав. На кой черт жена морскому черту.. Но какой - то пьяный бесенок все равно кусал меня за ж....

- Ну, ладно, Уилл, с твоей несостоявшейся семейной жизнью все ясно. Но неужели во всем твоем гарем.., тьфу, среди всего местного населения, где столько женщин, не нашлось какой - нибудь крошки и для тебя? - и я пьяно - лукаво подмигнул мистеру Тернеру, - тут есть девочки, ну, очень даже ничего, - тут у меня перед глазами почему - то промелькнули сладкие, знойные глаза мисс Энн Бонне.

Уилл пьяно усмехнулся и, заплетающимся языком прошлепал:

- Ээй, Джек, старинаа, а вот это тебя уже никак не касается. Иишь, ты, какой.. любопытный.. Не скажу, стесняюсь. Да и потом, честь дамы и все такое.. Скажу одно, она - крошка тихая и скромная, и наши с ней отношения на публику выносить не желает.

Тут я довольно расхохотался:

- Нуу, слава богу, якорь мне в.. Наконец - то ты нашел себе девушку! Я так рад за тебя, парень.. Хоть какой - то здравый поступок с твоей стороны..

И я даже почувствовал гордость за этого парня.. Однако, я также почувствовал, что совершенно пьян, хоть мы и выпили совсем немного. И мои глаза как - то сами собой хочут..,брр, хотят закрыться..

- Эээ, старина, - откуда - то сверху раздался голос Уилла, - да ты совсем пьян, ишь как тебя развозит, прямо на глазах.., - пойдем, я покажу тебе твои временные хоромы, поживешь пока там, а потом видно будет.. До берега далеко, корабля у тебя все равно нет, так что, придеться погостить тебе у нас некоторое время.. К сожалению, оставить ночевать у себя, как раз сегодня, я тебя не могу, по..ээ.., некоторой уважительной причине, а отправить спать в кубрик, к остальной матросне - опасаюсь за тебя же, там народ - то всякий, мало ли..ээ.. чего.
Так что, давай, поднимайся, парень, пойдем. Иначе уснешь прямо здесь, на столе, и свалишься на пол.

И Уилл, сам изрядно пьяный, кое - как помог мне подняться, зацепив локтем злополучный канделябр, и чуть не свалил его со стола.
Вот так мы с мистером Тернером, в обнимку, пошатываясь, кое - как выползли на палубу.
Где - то неподалеку шел чей - то громкий, с отборной руганью и битьем посуды, семейный скандал:

- ...черт бы тебя побрал, Билл Прихлоп, ты - грязный мерзавец, и старый, похотливый козел.. И я не..

Где - то что - то разбилось со страшным грохотом, затем хлопнула дверь, и папаша, Билл Тернер - старший, галопом, словно молодой жеребец, проскакал в пиратник, держа подмышкой большую, розовую подушку.. М- даа, очевидно, Анна - Мария, на что - то обидевшись, выгнала своего благоверного с супружеского ложа.. Бедный Билли..

- Не обращай на них внимания, Д - Джек.., - пьяно промычал Уилл, - Анна - Мария часто закатывает моему отцу скандал, когда лишку перепьет.. К - как перепьет, так - закатила.. Завтра они помирятся, и все будет снова в ажуре.. Ну, да и х -хрен с ними, сами разберутся. Пойдем смотреть помещение.. И мы, качаясь во все стороны, поддерживая друг друга, спотыкаясь на каждом шагу обо всякую корабельную хрень, побрели по полутемной палубе на  поиски  моего временного ночлега. А я, зачем - то нечаянно обернувшись, увидел, как чья - то легкая тень, вернее, какое - то создание в светлом платье, крадучись, проскользнуло в каюту капитана.

4

Глава 4. Нападение местной "нечисти".

Ах, воот в чем дело! Оказывается, сегодня у капитана Тернера было назначено любовное свидание, а я помешал, свалившись нежданно - негаданно ему на голову так некстати.. Ну, раз возлюбленная Уилли уже на месте, постараюсь не задерживать ее голубка надолго, и заставлять даму ждать, это невежливо. Конечно же, я все пон..., оо, чеерт.. Что это такое? В потемках я умудрился наскочить на какое - то непонятное сооружение, изо всей силы впечатавшись в него лбом.. Из глаз посыпались искры и полетели разноцветные звездочки..
Мммм, вот это да. Я, ошупывая внушительную шишку, почти сразу же вскочившую на лбу, вопросительно смотрел то на Уилла, то на загадочное, непонятное, пристроенное прямо к правому борту, сооружение на палубе, сильно смахивающее на сарай, или на общественный сортир, очень больших размеров.

- Эээ, У - уилли, ч - что это такое? Кто из твоих упившихся кораблестроителей додумался отгрохать вот это..., эээ.., отхожее общественное место прямо на дороге, словно нарочно для того, чтобы все проходящие, ну, или проползающие, такие, как сейчас мы с тобой, расшибали об него лбы, и все остальное? У кого это так крыша окончательно слетела? Это ж надо было додуматься - выстроить сортир в переднем углу. П - придурки..

А Уилл в ответ на мои возмущенные вопли начал ржать, как жеребец, хлопая себя по бокам, и вытирая выступившие от смеха слезы:

- Ооой, я не могуу, Д - Джек, старина, ты у нас теперь двухсотый пострадаший, ха - ха - ха, от этого "отхожего места", с почином тебя, старина.. Уф-ф-ф, - и он с трудом, наконец - то просмеявшись, тяжело перевел дух, - дело в том, дружище, что это никакой не сарай, и вовсе уж не отхожее место.., а это, - тут он снова засопел, давясь пьяным хохотом, - это вполне жилое помещение, так сказать, "уютное семейное гнездышко", отгроханное моим папашей.., - тут он, не выдержав, снова заржал. - А, немного успокоившись, продолжил, - видишь ли, Джек, одно время у меня на судне образовалось..,ээ.., некоторое перенаселение. Дело в том, что все холостые парни живут в, как ты выражаешься, "пиратнике", то бишь, кубрике, ну, а семейные пары обустраивают себе отдельное "гнездышко", небольшое, конечно, но места им хватает, и никто не жалуется на тесноту.. А тут, в одно время, со свободной жилплощадью случилась напряженка, и мой папаша, обзаведясь второй половиной.. Ну, в общем, чтобы им с молодой женой не ютиться по чужим углам, я и согласился на строительство вот этого недоразумения. Конечно, это было очень и очень неудобно, немало славных лбов было расшиблено об это "чудо инженерной мысли", а папа Билли выслушал в свой адрес очень много "комплиментов" по поводу своих умственных и строительно - архитекторских способностей, кроме того, что над этим сараем, и над его создателем при каждом удобном случае хохотала вся команда, а она у меня, сам понимаешь, немаленькая. Но этот "сортир" его с Анной - Марией здорово выручил первое время, пока они не обзавелись более приличным жильем. Мы давно уже собираемся снести это "палубное чудо", да все руки не доходят, а сейчас в нем хранится всякая нужная нам всем хозяйственная дребедень.. Так что, извини, дружище, что забыл предупредить, надеюсь, ты не слишком сильно ушибся..

Я с подозрением поглядел на "сортир":

- Уилл, ты что же, хочешь поселить меня на ночлег... сюда?

- Нууу, нет конечно, что ты, что ты, как ты мог такое подумать.. У нас, правда, и сейчас тесновато, но место для ночевки есть вполне приличное.. Хватит любоваться "сортиром" моего папаши, он не есть самая большая достопримечательность на судне, пойдем быстрее.

И тут возле левого борта я увидел еще одну "сладкую парочку", и при более тщательном рассмотрении в крепкой, мощной фигуре кавалера я сразу признал бравого боцмана Джонса, по всей вероятности, со своей одноглазой супругой Карлайл, с которой они стояли, нежно обнявшись, тихо о чем - то переговариваясь, дышали свежим воздухом, любовавшись ночными красотами Карибики, и, похоже, были очень счастливы.. М - даа, черт возьми, как же все это романтично!

А Уилл нетерпеливо потянул меня за рукав, не дав полюбоваться на эту влюбленную парочку, и, довольно бесцеремонно, потащил вниз по ступенькам..
Капитан Тернер определил меня на временный ночлег в свободную, хозяйственную пристройку возле камбуза, куда мы, будучи в сильном пьяном подпитии еле сползли, едва не переломав ноги на лестнице, пока добрались туда. Вот уж никогда бы не подумал, что такое небольшое количество рома, особенно для меня, сверхстойкой, трагической пьяни, может так шарахнуть по мозгам, и передвигаться, как при жуткой качке..
Где - то, в "пиратнике" тоже шла небольшая, но веселая пирушка, слышался громкий ржач Билла Прихлопа, который, очевидно, нисколько не расстроился из - за отлучения от "супружеского ложа".. Вот ведь старый хрен.. We are the champions, my friends, - подвывал чей - то пьяный голос.. Да уж, якорь мне в... Лучше бы "сортир" на палубе снесли, champions.. Пьянь трагическая..

- Ну, вот, Джек, - Уилл тем временем отпер дверь пристройки и открыл ее, пропуская меня вперед, - это и есть твои хоромы.. Ну, во всяком случае, пока, а потом что - нибудь придумаем.. Тут он замялся, кинув нетерпеливый взгляд на дверь, - ну, ты..., это.., располагайся здесь сам, постель тут уже есть, и питьевая вода тоже, а она - то тебе скоро оох как понадобится, так вот она в углу, в бурдюке, если что, найдешь, не засохнешь.. Ну, а я.., это.., короче, пойду я..

- Да уж конечно, иди уже, дружище, иди, - тут я понимающе - хитро подмигнул капитану Тернеру, отлично зная, куда это он так торопится, - заждалась тебя, поди, эта твоя зазноба, в светлом платьице, так что, Уилли, давай, дуй отсюда, и не приплясывай от нетерпения, не заставляй даму ждать, - и я, со смехом подтолкнул к двери нетерпеливо переминающегося с ноги на ногу Уилла.

И Уилл, неожиданно покраснев, как мальчишка - сопляк, по самое некуда, пробормотав мне на прощание что - то, вроде " Спокойной, ночи!", хотел уже было быстренько сквозануть за дверь, но тут я, вдруг что - то вспомнив, резко схватил его за рукав так, что ткань на рубашке затрещала:

- Эээй, стой, подожди, парень.. Я тут вот еще чего спросить хотел - то.. эээ, еще за ужином. А ты, часом, не в курсе, за кого это Элизабет - твоя зазноба, ( ну, и по совместительству, моя ..ээ.., коллега по трюму, ну, неважно ), замуж - то выскочила? Интересно же знать, кому это такое огромное "счастье" привалило..

Уилл, остановившись на пороге, очень внимательно посмотрел на меня:

- А ты, Джек, действительно хочешь это знать? Ну, если тебе так интересно.. Скажу тебе одно - новоиспеченный супруг Элизабет - ооочень крутой парень, пиратский барон.. А зовут его.. Тиг Спэрроу.. Знаешь такого? Конечно же, ты его очень хорошо знаешь, по глазам вижу.. По вытаращенным.. Так вот, этот самый Тиг Спэрроу, в тот же день на своем корабле подошел к острову, на котором я оставил Элизабет, и, недолго думая, забрал ее оттуда, потому что и до этого имел на нее виды. А она, со своей стороны, не отказалась, и через некоторое время стала его законной женой.. Со своей родней надо чаще общаться, Джек, и тогда ты не будешь узнавать такие потрясающие новости от посторонних.. обитателей Карибского моря.. Судя по твоему глупому, обмороченному виду, ты давно не видел своего отца.. Так что, в твоем семействе вот такое неожиданное прибавление.. Элизабет - в качестве твоей мачехи, а тот, кто у них в скором времени появится на свет, будет твоим сводным братцем.. Что ж, тебя можно только поздравить, парень! Спокойной тебе ночи, и приятных сновидений.. Кстати, не забудь запереть дверь, а то, мало ли что..

С этими словами капитан Тернер, как - то нехорошо усмехнувшись на прощание, быстро вышел за дверь, оставив меня наедине со своими сумбурными мыслями..

Вот это да.. И это все, что я мог сейчас сказать.. Элизабет - моя мачеха, супруга моего отца.., да еще скорое появление на свет моего сводного братца.., ооо, неет, якорь мне в ж... Я этого точно, не переживу.. И когда это старый хрен успел? Хотя, не такой уж он и старый.. А за юбками всю сознательную жизнь бегал, сколько себя помню, ни одной не пропускал.. Наверное, эта страсть к бабам у меня наследственная, видать, есть в кого.. Ну, капитан Тииг, ну, старый, блудливый, похотливый... Хотя, почему? Мой папаша поступил на сей раз честно, что само по себе удивительно... Так что, честь ему и хвала.. А может, этот гребаный евнух все врет? А зачем? Чтобы меня позлить? Так я и не злюсь вовсе.. Совет им да любовь, как говорится, просто это, как - то,... эээ.., ну, уж, очень неожиданно. Хотя, мой папаша, старпер, на Элизабет - то во все глаза пялился, а как только местечко освободилось - он тут как тут, пришел, увидел, победил.. Пират.. Ну, ладно, что теперь поделаешь, хрен с ними, в конце концов, у них своя жизнь, а у меня - своя, и мне с ними детей не крестить.. Разве, что только сводного братца, если, конечно, я до этих пор доживу, случаи - то разные бывают..
И вот в таких философских размышлениях, кое - как скинув с себя одежку и стащив сапоги, я сейчас лежал на довольно удобной подвесной койке и, уставясь в потолок неподвижно - пьяным, немигающим взглядом, перед которым почему - то снова появились знойные, зовущие, и такие манящие глаза Энн Бонне, сам не заметил, как провалился в пьяную, тяжелую пустоту, совершенно не похожую на сон.

Из глубокого забытья меня вырвало странное, и ужасно неприятное ощущение, что в этой маленькой каморке я сейчас нахожусь не один. Я чувствовал всем своим существом, всей кожей непонятное присутствие кого - то, или.. чего - то.. И никаких сомнений быть не могло.. И это постороннее вторжение здорово напрягало, а, если честно, то и пугало, заставляя бешено колотиться сердце, и шевелить волосы на голове.. Брр, да нет же, Джек, старина, это все - полная чушь, пьяный морок, а может быть, этот дьявол Уилли напоил тебя за ужином вместо рома какой - то дрянью, от которой у тебя сейчас срывает крышу, и ты не силах даже пошевелиться.., а может быть, этот морской черт просто так, забавы ради, пугает тебя, чтобы утром весело посмеяться над твоими детскими страхами.. И, ооо, черт.., я же забыл запереть дверь!
Ооо, неет! Единственный, чахлый фонарь, скупо освещавший каморку, почему - то погас, и тьма, непроглядная и такая густая, что казалась почти осязаемой, и ее можно было потрогать руками, и в этой полной, жуткой, непроглядной темноте... Ооо, господи, неет.. Интересно, водятся ли на "Голландце" привидения? Хотя, о чем это я? Конечно же, да, ведь он и сам.. И, по - моему, очень скоро я это узнаю..

Откуда - то из темноты, я вдруг услышал легкий, как дуновение ветерка, женский вздох, послышался тихий шорох скользящей на пол одежды, и чьи - то ладони погладили меня по голове, нежно перебирая волосы, ласково дотронулись до лица, осторожно и легко легли на плечи, а чьи - то настойчивые губки быстро заткнули мне рот жадным и сладким поцелуем, а шустрый язычок, проведя влажную дорожку по моим горячим, пересохшим губам, проворной змейкой скользнул внутрь, начиная нетерпеливое исследование, проникая все глубже... И тут меня охватила самая настоящая паника..

" Аааааррр, якорь мне в ж..., нипочем не возьмете! Живым не дамся! Прочь, сгинь, нечистая! Чур меня, чур!" - попытался заорать я изо всех сил, но не тут - то было.. Мой язык словно одеревенел и распух во рту, и, вместо грозного рыка, вырвалось какое - то нечленораздельное мычание, все тело налилось непонятно откуда взявшейся, страшной тяжестью, и я понял, что не могу пошевелить ни рукой, ни ногой, словно кто - то или что - то привязало меня к койке, и крепко держит, обездвиженного, и, совершенно беспомощного..

Это был конец. Но сдаваться без боя местной нечисти я все равно не собирался, из всех сил выражая свое недовольство и несогласие с такими насильственными действиями громким, яростным мычанием.
И только одно несколько успокаивало меня - существо, столь наглым образом покушавшееся на мою честь, было не просто теплым - оно было горячим, я слышал прерывистое дыхание, а значит, этот кто - то был вполне живым, человеческим существом, и мне явно и недвусмысленно давали понять, чего сейчас от меня хотят.. Эта крошка просто соскучилась по любви, нежности и мужской ласке, выражая свои желания так дерзко и нахраписто.. Эй, цыпа, если тебе нужно от меня ...эээ..., только ЭТО, ну, зачем же так, могла бы просто попросить по - хорошему...
А домогательства тем временем усилились. Чьи - то проворные ручки продолжали ласкать, гладить лицо, шею, грудь, шустро ныряя под рубашку, нетерпеливо вытаскивая ее из штанов, и, спускаются ниже, на живот, бесстыдные пальчики нахально забираются в штаны, нежная ладошка ложится на то, самое дорогое, трогая, ощупывая, поглаживая, заставляя его твердеть, и этих прикосновений становится все больше, а разгоряченная плоть начинает бушевать, яростно просясь на свободу, грозя с треском порвать ткань .. И тогда настойчивые ручки, быстро найдя застежку, резко сдергивают штаны, ставшие сейчас лишними и совершенно не нужными, стягивая их с бедер вниз..
И если мой возмущенный разум еще хоть как - то протестовал против такого нахальства, то тело предательски реагировало, и ему нравилось все происходящее, тело явно хотело и требовало продолжения такого приятного занятия..
И я, издав приглушенный стон, как знак согласия сдачи на милость победителя, отдаю себя в ловкие и умелые, и такие нежные и ласковые ручки таинственной, ночной гостьи.. Да, детка, ты победила, я сдаюсь, делай со мной, что хочешь, я подчиняюсь..
А ночная гостья тем временем не терялась, и даром времени не теряла..
Она легко и аккуратно легла на меня сверху, довольно сильно прижав к койке своим разгоряченным, гибким телом и, продолжала свое прерванное занятие, пробегая танцующим, гладким, влажным язычком по шее, груди, темным, сморщенным пятнышкам, с плотными, тугими, вмиг твердеющими от прикосновений к ним, горошинами сосков, слегка прихватывая и прикусывая их своими острыми зубками, но не причиняя настоящей боли.. И прыткий язычок спешил вниз, кружил вокруг ямки пупка, забираясь внутрь, заставляя меня стонать и содрогаться от разгорающегося пожара желания.. А шалун - язычок, вычерчивает влажную дорожку все ниже, туда, к восставшему в полный рост, давно уже готовому к броску, мужскому достоинству, медленно - чувственно проводя по всей его напряженной длине. Тонкие, цепкие пальчики с острыми коготками впиваются в бедра, ягодицы, а моя таинственная любовница, быстро меняя позу, осторожно садится сверху, и я чувствую, как моя страждущая, напряженная плоть, входит в тесное, тугое, горячее пространство, слышится сладкий вздох, и я, со стоном подаюсь вперед, входя внутрь еще глубже, делая первое движение, незнакомка подхватывает ритм, постепенно наши движения набирают скорость и напор, от этого бешеного темпа подвесная койка трещит, грозя вот - вот оборваться под тяжестью двух содрогающихся тел, и я чувствую, что развязка близка, и через несколько последних, мощных толчков, ощущаю, как горячий поток разливается внутри, заполняя этот жаркий рай, и, все еще содрогаясь в сладких конвульсиях, чувствую такое желанное, блаженное опустошение уже внутри себя, а моя неожиданная возлюбленная прижимается ко мне всем телом, впиваясь коготками в плечи, в то время, как я пытаюсь отдышаться..

И тут моя ночная гостья, немного передохнув, шустро соскакивает с меня, и исчезает в темноте так же неожиданно, как и появилась. Я слышу легкий скрип затворяемой двери, а затем раздается громкий треск, и подвесная койка, только что ставшая свидетелем моего грехопадения, обрывается с одного бока, и с грохотом падает на пол, а я кубарем выкатываюсь из нее, обретя, наконец - то дар речи, и способность передвигаться, подползаю к столу, и трясущимися руками зажигаю фонарь. Вот же черт, значит - это все - таки был не морок, и не пьяный, бредовый сон, как я поначалу надеялся.. И тут я, поправляя прическу, и зачем - то порывшись в ней, обнаруживаю и извлекаю улику - замысловатую серьгу с маленьким, красным камешком, и, судя по всему, эта цацка совсем недешевая.. Теперь остается только найти ее темпераментную хозяйку. Хотя, кое - какие соображения на этот счет у меня уже есть.
Тут возмущение вновь зашевелилось у меня внутри.. Ну, нет, вообще - то, это же просто безобразие! Джек, старина, тебя только что просто взяли, и поимели, как последнего.. Что ихние дамочки себе позволяют?! Ведь это же самое настоящее насилие! Беспредел!

И утром я обязательно скажу капитану Тернеру.. Так, подожди, Джек, старина, что ты ему скажешь? Что ночью к тебе в незапертую, несмотря на предупреждение, дверь, проникла какая - то местная красотка, каким - то неизвестным современной науке способом вывела тебя из строя, полностью лишив возможности сопротивляться, и грязно домогалась, покушаясь на твою честь, и подло лишив тебя невинности? Вот это ты скажешь капитану? А что тебе было с этой "покусительницей" ну, ооочень хорошо, в расчет не идет? Так что, лучше, дружище, заткнись и помалкивай, а еще лучше, постарайся найти хозяйку потерянной сережки.. И я, стащив постель с вывороченной койки, улегся на пол, и благоразумно рассудив, что утро вечера мудренее, в скором времени спокойно заснул, даже не догадываясь, какие еще сюрпризы мне готовит первое утро на этом"Летучем Вертепце"...

5

Глава 5. Сплошные неожиданности.

Неприветливое утро нового дня встретило меня, хуже некуда - башка трещала и гудела, как огромный колокол, во рту удобно расположилась мерзкая куча дерьма, неизвестно, какой сволочью туда положенная, все тело ныло и болело, словно по мне всю ночь скакала многочисленная команда " Голландца..", во главе со своим капитаном.. К тому же, в дверь моей убогой каморки долбился какой - то настырный зас....ц.. Я, с трудом продрав заплывшие глаза, кое - как, на "четырех костях", дополз до двери, чтобы открыть настойчивому визитеру, и послать его в..., куда подальше.. Но, отодвинув задвижку, и высунув нос в щелку, cразу же передумал.. На пороге моей каморки стоял невысокий человечек в переднике, такие обычно носят горничные в богатых домах, чистом, белом, аккуратном , с какими - то оборками - рюшками, на голове была повязана темная бандана, разрисованная диковинными, экзотическими цветами, волосы завязаны в " конский хвост", а в левом ухе была вдета золотая серьга. В одной руке это "заморское чудо" держало какую - то посудину, из под крышки которой валил ароматный пар, а в другой - приличную бутыль рома, при виде которой у меня сразу же поднялось настроение. Человечек с большим интересом разглядывал меня, умильно хлопая своими небесно - голубыми глазенками. М - даа, ну, и цыыпаа! И тут до меня с полупьяну, наконец - то, дошло, что это и есть легендарный кок " Летучего Голландца", а в совсем недалеком прошлом, глава Ост - Индийской торговой компании, гроза и обидчик всех честных, добропорядочных пиратов, лорд Катлер Беккет.
В течении минуты мы с мистером Катлером тупо любовались друг на друга, все еще не веря своему счастью.. Затем кок расплылся в широчайшей, любезной улыбке:

- Доброе утро, мистер Воробей! Хотя, судя по вашему виду не скажешь, что оно доброе.. Но это неважно. Я очень рад приветствовать вас на борту нашего замечательного судна. Капитан Тернер велел накормить вас прямо здесь, потому, что завтрак вы уже давно проспали, а будить вас после вчерашней пирушки не хотелось, да и он не велел.. Вы позволите мне войти?

Я, не сводя страждущего взгляда с ромовой бутылки, искренне удивился такому вопросу. Можно ли войти.. Ха, ну еще бы! И он еще спрашивает! Да не просто можно, цыпа, а очень даже нужно. Быстрее! Немедленно! Пока у старины Джека все жабры не сгорели.. И я, довольно разлыбившись, пропустил мистера кока в каморку, прикрыв за ним покрепче дверь.

- Ооо, мистер Беккет! Какая встреча! - радостно пропел я, тут же забирая у него из рук бутыль, и откупорив ее, мощно хлебнул, отчего у кока Катлера и без того круглые, голубые глазки стали похожи на малые блюдца, - а уж как я - то рад вас видеть.. Вы себе даже представить не можете.. Кстати, как ваше драгоценное здоровье? Ведь со дня нашей с вами последней, незабываемой встречи оно, кажется, сильно пошатнулось? Хотя, сейчас вы выглядите просто потрясающе, - я окинул его многозначительным взглядом в головы до пят, - и у меня нет слов, чтобы выразить свое.. эээ.. восхищение..

- Благодарю вас за участие и за комплимент, спасибо, у меня все в порядке, на здоровье, равно как и на все остальное пока не жалуюсь, - мистер Катлер сдержанно - любезно улыбнулся, поставив принесенный завтрак на стол, - а вы, мистер Воробей, как я понимаю, находитесь на борту в качестве гостя?

- М - даа, можно и так сказать.. Видите ли, мистер Беккет, мы с Уиллом все - таки старые приятели, безумно соскучились друг по дружке, ну, вот и решили, так сказать, тряхнуть стариной.. И вчера потрясли этой самой стариной довольно удачно, как вы верно успели заметить..

- Ну, что же, мистер Воробей, я очень рад, что встреча старых, добрых друзей прошла так тепло и душевно.. Хотя, если честно, уж кого - кого, а вас я ожидал увидеть на борту " Голландца.." гораздо раньше, и совсем в другом качестве. Ну, по этому поводу вам не стоит слишком сильно расстраиваться, я думаю, что у такого шустрого парня, как вы, все еще впереди. Ну, а сейчас позвольте откланяться, я вынужден вас покинуть, дела, знаете ли.. А если захотите поболтать, вспомнить, так сказать, наши с вами старые, добрые времена, приходите ко мне на камбуз, буду всегда рад побеседовать по - душам с хорошим знакомым.. Приятного аппетита, мистер Воробей..

И, произнеся эту любезную речь, мистер Катлер Беккет проворно выскользнул за дверь.. Тут я почувствовал, как внутри у меня закипело возмущение.. Нет, ну вы только посмотрите на этого гов...ка! " У вас, мистер Воробей, все еще впереди.."! Самовлюбленный заср....ц! Аристократ хренов, вырядился в бабий фартук с оборками, а нос - то задрал, выше некуда.. Кстати, надо было поинтересоваться, где его шикарный парик и куда он его дел.. Ааа, наверное, ему там, на камбузе, в парике макушку напекает, или Тернер не разрешает своим поварам такие головные уборы носить. Хотя, это было бы... Тут я представил себе лорда Беккета в этом своем переднике с оборками, и в белом, шикарном парике, с умным, аристократическим видом колдующего на камбузе среди черпаков, ножей, ложек, котлов, и всяческой другой кухонной утвари, и расхохотался.. Ооох, якорь мне в .. Красавец - парень, ничего не скажешь! От такого потрясающего видения, и от вовремя принятой порции рома у меня сразу же поднялось настроение, и я решил попробовать завтрак, столь любезно принесенный мне, что называется, " прямо в постель", стариной Катлером, и еще я почувствовал необходимось отлить, но тут же решил, что малая нужда все - таки может подождать, и, стащив с посудины крышку, с удовольствием вдохнул ароматный пар. Внутри оказалась великолепная уха, которая так и напрашивалась на то, чтобы ее немедленно съели, и чем скорее, тем лучше, что я быстренько и сделал. М - дааа.. Красотаа! Что тут еще скажешь. А этот хренов аристократ все - таки свое дело прекрасно знает, за что честь ему и хвала.. Но - только за это, про все остальное я скромно промолчу.
И я, с удовольствием доев Катлерову уху, и отхлебнув еще рома, наконец - то, почувствовал, что окончательно пришел в себя после вчерашних посиделок с Уиллом, и постепенно оживаю. Но так же я почувствовал, что необходимость отлить становится все острее, и если я в ближайшее время не исполню волю моего братца," Джека - младшего", то он может очень жестоко отомстить, и тогда случится страшное.. И поэтому тебе, старина, нужно быстрее пошевеливаться, и этого вредного парнишку лучше не дразнить..
И тут мне в башку стукнула , ну, просто грандиозная мысль - а не сделать ли мне милейшему лорду Беккету небольшой " подарочек", отлив накопившуюся за ночь жидкость прямо здесь, в какой - нибудь хранившийся тут же хозяйственный инвентарь? Вон какой отличный, и вполне подходящий горшочек стоит на полке, и смотрит...эээ.. прямо на меня.. Ха - ха, вот это бы был сюрприз! И я хищно расхохотался, представив рожу заносчивого кока, когда он обнаружит... М - да, идейка очень заманчивая, но ведь я все - таки - парень культурный, и воспитанный в лучших пиратских традициях. И, посему, от такой мелкой пакости придется отказаться.. Хотя, конечно, очень и очень жаль..
Ооой, нееет, всее, Джек, старина, хватит пустых рассуждений, пора немедленно действовать, пока ты еще в состоянии донести все это булькающее и напрягающее тебя содержимое..ээээ.., в общем туда, куда надо. И я, по - быстрому одевшись, и шустро напялив сапоги, поскакал резвым галопом на палубу.
Несмотря на то, что палуба " Голландца.." буквально кишела самым разношерстным народом, все матросы выполняли свою привычную работу, и на меня никто не обращал особого внимания. По - видимому, к новичкам здесь давно привыкли, и обитатели этой странной посудины совершенно не удивлялись регулярно поступавшему на борт пополнению, также, как и частой "смене кадров" на судне.
И вот именно в таком большом количестве народа на палубе сейчас заключалась моя "маленькая проблемка". Будь кругом одни мужики, мне лично было бы смачно и глубоко наплевать, где и как справлять малую нужду, но ведь здесь шастали еще и местные дамы, и это серьезно осложняло мое и без того нелегкое положение. Тогда я, пошарив страдальческим взглядом по ближайшим окрестностям, наконец - то присмотрел один милый, укромный уголок, располагавшийся между бортом и стенкой " дворца", отгроханного папашей Билли для своей возлюбленной, и на который я, как тупой баран, налетел ночью лбом, чуть не вышибив последние мозги.. И именно к этому потрясающему сооружению я, воровато озираясь по сторонам, и направился, предвкушая скорое, долгожданное облегчение. Убедившись, что в Прихлоповом "сарае" никого нет, и никаких местных обитательниц на горизонте не маячит, приняв для пущей конспирации красивую, гордую позу морехода, орлиным взором вглядывающегося в простирающиеся перед ним морские просторы, быстро расстегнул штаны, и, чрезвычайно довольный собой, начал с мелодичным журчанием пополнять славное Карибское море новой порцией воды, кряхтя от наслаждения, и понимая, как, в сущности мало, нужно человеку сейчас для полного счастья. Вот - вот, еще совсем чуть - чуть, и я могу чувствовать себя победителем.. Но, к сожалению, радость моя была быстротечной.. Где - то у себя за спиной я вдруг услышал легкие шаги, веселый, насмешливый шепоток и многозначительное хихиканье.. Ооо, неет, якорь мне в...., я все - таки попал под обстрел зорких глазок двух юных созданий, которых черт все - таки дернул попереться в Прихлопов " сарай", в самый неподходящий момент, застукав меня на месте преступления, и теперь радостно - стыдливо хихикать, прикрывая ротики ладошками, и толкая друг дружку в бок.. Ну, надо же, какое грандиозное событие! Капитана Джека Воробья застали поливающим борт " Летучего Голландца"! И что в этом такого? Могли бы просто молча пройти мимо, хотя бы, ради приличия сделав вид, что ничего не видели.. Так нет же.. Ах, вы, цыыпыы! Вас что, не учили, что подглядывать нехорошо? Я быстро застегнул штаны, и, окинув дам суровым взглядом, уже собрался было разразиться длинной, возмущенной тирадой по поводу их воспитания, и поведения, но не успел. Кроме ехидного хихиканья этих двух цыпочек, за моей спиной раздался какой - то сильный шум и громкие выкрики, услышав которые, у девиц немедлено пропала всякая охота любоваться на писающего капитана Джека, и они тотчас же испарились в неизвестном направлении..

Приглядевшись внимательнее, я понял, что причиной образовавшегося на палубе беспорядка является пестрая, галдящая толпа, собравшаяся возле капитанской каюты, и возглавляемая воинственно настроенными, чрезвычайно боевыми дядьками, потрясающими огромными фолиантами, и бурно выражающих свое недовольство и негодование, очевидно, по поводу какого - то поступка капитана Тернера. Остальные же участники всей этой заварушки являлись "группой поддержки" боевых дядек с фолиантами, и сейчас эти сочувствующие элементы размахивали какими - то дурацкими флагами, состряпанными на "скорую руку", хрен знает, из чего, и растягивали лозунг из какой - то тряпки, с яркой, от всей души намалеванной надписью: " СВОБОДУ КАПИТАНУ КИДДУ!", с одной стороны, и "ДОЛОЙ БЕСПРЕДЕЛ И САМОДЕРЖАВИЕ! ДАЕШЬ ДЕМОКРАТИЮ !" - с другой.. Точно такие же требования выкрикивала и вся оголтелая толпа этих чокнутых протестующих, самыми мягкими из которых были " СВОБОДА! РАВЕНСТВО! БРАТСТВО!", а самыми крутыми..эээ..., предложения капитану сдать свои полномочия, или, иными словами, убираться к черту.. Среди всей этой "акции протеста", как угорелый, носился бравый боцман Джонс, пытаясь уговорить воинствующий народ разойтись по - хорошему, но все его увещевания и уговоры ни к чему не приводили, и его уже никто не слушал.. И, по всей вероятности, на " Голландце.." назревали не просто массовые беспорядки, а самый настоящий бунт.

Пытаясь хоть как - то прояснить ситуацию, я незаметно подошел к престарелому джентльмену, в старинном, испанском костюме, фасона а - ля конкистадоро. Этот пожилой испанец, видимо, совершенно не желая быть замеченным в беспорядках, тихонько стоял в сторонке, прижавшись к борту, и с нескрываемым любопытством наблюдал развернувшуюся у капитанской каюты сцену. Вот у этого тихони я и решил поинтересоваться, что же здесь все - таки происходит...

- Эээ, мое почтение, сэр! Я тут, знаете ли, проходил мимо и... Не подскажете ли вы, что здесь такое происходит? И чего хотят от капитана Тернера все эти парни? Как я понимаю, они чем - то ужасно недовольны, и собираются поднять бунт..

Старикан пристально поглядел на меня чуть подслеповатыми глазами:

- Ээх, мистер! Вы, наверное, прибыли на наше судно совсем недавно, раз ничего еще не знаете. А тут такие дела.. Вот эти два пожилых джентльмена с фолиантами - мистер Морган и мистер Бартоломьо, создатели второго, нового тома PIRATA CODEXа, наши ярые поборники справедливости и строгого соблюдения законов. И требуют они от капитана Тернера освободить капитана Кидда, который вот уже две недели сидит, запертый в трюме..

Ого, а вот это уже серьезно..

- А скажите, любезный, за какие - такие грехи капитан Тернер так прогневался на этого потрясающего парня?

- Понимаете, сэр, - тут дедок на минуту задумался, видимо, подбирая подходящие для объяснения слова, - наш капитан посадил под замок мистера Кидда за...эээ.., кое - какие финансовые махинации, незаконные операции с недвижимостью, а так же шулерство, и попытку открытия на нашем славном судне подпольного публичного дома.. Но, сэр, никому не верьте, это все неправда.. Ну, по крайней мере, так утверждают мистер Морган и мистер Бартоломьо, и они же, собрав группу сочувствующих, пытаются добиться от капитана Тернера освобождения арестанта из трюма. Но наш капитан не хочет идти на уступки, каждый раз беспощадно разгоняя бунтовщиков, но они собираются снова, и..

Но договорить дедок не успел. До сих пор закрытая дверь капитанской каюты с треском, резко, как от сильного пинка, распахнулась, и на пороге собственной персоной появился капитан " Голландца..", и весь вид его был настолько грозен и ужасающ, что все горланящие бунтовщики сразу же заткнулись и прытко отвалили от дверей, а я, мысленно поздравил себя, любимого, с тем, что вовремя успел сходить в туалет, и в то же мгновение весь корабль с силой перетряхнуло с носа до кормы.

6

Глава 6. Хаос, который устроил Уилл.

Толчок был настолько силен, что все судно надрывно застонало и заскрипело, во внутренних помещениях что - то летело, падало и разбивалось со страшным звоном и грохотом, по палубе покатилась различная корабельная утварь, а половина народа, находившегося в этот момент на палубе, повалилась с ног от такой хорошей встряски..
Но это было только начало. Небо, еще несколько минут назад такое ясное и кристально - чистое, вдруг резко потемнело, как перед сильной грозой, а солнце, так ярко сиявшее на небосводе, почти совсем исчезло, с диким ревом налетел сильный, резкий порыв совершенно непонятно откуда взявшегося, ледяного ветра, пробрав каким - то могильным холодом до самых костей, и нужно было мертвой хваткой срочно вцепиться во что - то, чтобы не оказаться за бортом, во взбесившейся, вздыбившейся гребнями хищных волн, бурлящей, как адский котел, страшной воде.
И на фоне всего этого разыгравшегося, стихийного хаоса сейчас гордо возвышалась одинокая фигура капитана " Летучего Голландца", в очертаниях которой было что - то дьявольское и жуткое. Лицо капитана тоже изменилось до неузнаваемости, в нем не осталось ничего человеческого и живого - оно стало бледно - зеленым, и приобрело отвратительный, землистый оттенок, какой бывает у утопленников, пролежавших долгое время в воде, а глаза полыхали каким - то красным, жарким, адским огнем, и казалось, что в этом чудовищном, разъяренном взгляде сейчас отражается сама преисподняя..

- Неблагодарные, жалкие негодяи! - раскатисто прогрохотал над морем грозный, разгневанный голос капитана Тернера, - вы - подлое, пиратское отребье, забывшее место свое! Вы вздумали бунтовать, вас не устраивает ваш капитан? Вы забыли, где ваше место, и откуда я вытащил вас? Ваше место - в аду, в котором вы должны гореть за тяжкие грехи свои, и я могу вас туда вернуть, если захочу и когда захочу. Или вы, тупицы, забыли, кто я? Так я вам сейчас живо напомню! Я - не просто капитан этого корабля - я его хозяин. Я - ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО МОРЕ... Я - связующее звено между миром живых и мертвых. Я вернул вас из небытия, я дал вам новую, достойную жизнь, и возможность вернуться в мир живых. И я для вас есть альфа и омега, начало и конец. А всех, кто этого не смог оценить, всех недовольных и неблагодарных, преисподняя с радостью примет назад, в свои распростертые, ласковые, гостеприимные объятья.. Ну, что, господа грешники, - с этими словами морской дьявол, кровожадно усмехнувшись, обвел своим жутким, горящим взглядом всех крепко обделавшихся присутствующих, - есть желающие прогуляться в ад? Давайте, кто первый, дорога открыта! Прямо сейчас и без права вернуться назад, ибо с этого момента это право упраздняется.. Чего заткнулись? Чего помалкиваете? Нечего сказать, или нет желающих? А раз нет желающих, тогда все - вон отсюда, убирайтесь по своим норам, пока я не передумал, и не смейте показываться мне на глаза, пока сам не разрешу.. Вооон! - взревел он так, что гулкое эхо прокатилось по морю, а у несчастных, незадачливых бунтовщиков заложило уши и стало мокро в штанах..

И морской дьявол в ярости топнул ногой по палубе так, что доски испуганно затрещали. Откуда - то, чуть ли не с самого дна морского, поднялась здоровенная волна, угрожающе нависая над судном, и с грохотом обрушилась на палубу, смывая с нее все, что там имелось, и исчезла так же неожиданно, как и появилась, оставив после себя, что удивительно, лишь небольшие разрушения, в виде намокших тряпок, бывших когда - то доморощенными флагами, сплющенных фолиантов с какой - то писаниной, обрывков одежды, чьей - то вставной, видимо, потерянной впопыхах, челюсти, всяческого перевернутого в беспорядке, корабельного добра, и кучки намокшего народа - всех тех, кто, кроме зачинщиков этого тупого бунта, которых волной расшвыряло по палубе, кого куда, еще имел несчастье оказаться поблизости в этот момент, и попасть "под раздачу" капитана Тернера, в то время, как он сам исчез в своей каюте, громко захлопнув за собой дверь. И теперь все эти " за дело" и " без дела" пострадавшие, и я в том числе, потихоньку старались очухаться от только что пережитой вспышки гнева морского дьявола. И, кажется, я, наконец - то, понял фразу, так много раз произнесенную Уиллом: " Иначе я потеряю терпение", и потерю его терпения мне сегодня довелось почувствовать на собственной шкуре. И еще сегодня я понял одну очень важную вещь - не стоить доставать и злить этого славного малого до... полной потери терпения, иначе этот потрясающий парень может запросто стереть тебя в порошок, и даже не почешется. Вот так - то, Джек, старина, лучше немного, совсем чуть - чуть, прикуси свой не в меру длинный язык, и прижми свою прыткую задницу, потому, что с этим евн..., брр, капитаном Тернером теперь шутки совсем плохи.. Учти это, парень..

А тем временем немного обтекшие и пришедшие в себя обитатели " Голландца..", благополучно пережившие очередной приступ ярости своего непосредственного начальства, и, вздохнувшие с облегчением, почувствовав, что гроза миновала, начали оценивать размеры ущерба, причиненные этим самым припадком. Слава богу, обошлось без человеческих жертв, а вот разрушения имелись. Правда, сам корабль ничуть не пострадал, но это совсем неудивительно - не станет же капитан Тернер из - за сиюминутного порыва бешенства колошматить свою собственную, любимую посудину. И, если не считать полного бардака на палубе, большие потери понесли только сами обитатели судна, в виде здорово попорченого, намокшего, разломанного, разбитого личного скарба, и теперь собирались с силами для восстановления разрушенного хозяйства.
Но вот ведь, что само по себе удивительно - " сарай", отгроханный в свое время папашей Билли, как оказалось, был построен на века, и, не только не получил никаких повреждений, но, даже не пошатнулся, и не накренился, словно вся эта передряга его не коснулась. Так что, честь и хвала его строителю..
Зато имели место другие малоприятные события - очень крепко пострадал камбуз, и теперь в хозяйстве милейшего лорда Беккета царили разруха и полный бардак, и, разумеется, ни о каком обеде не могло быть и речи, да и сам обед приказал долго жить, разметанный по стенкам и по полу, а желающих отскребать его от помещения, для того, чтобы съесть, увы, не нашлось. Проблему с питанием можно было решить старыми припасами, припрятанными на " черный день", но для этого нужно было попасть на небольшой склад, где они хранились, а ключи от склада имелись только у капитана и кока, но чертова мистера Катлера почему - то нигде не могли найти, и никто не знал, куда этот хренов аристократ мог запропаститься, а беспокоить капитана после всего, что здесь недавно произошло, смельчаков не нашлось.

Но беспокоить капитана и не пришлось, так как мистер Тернер, очевидно, услышав шум и беготню на судне, наряду с громким, бурным обсуждением таинственного исчезновения кока, уже вышел из каюты сам, и с самым спокойным видом подозвал к себе боцмана Джонса:

- Эээй, мистер Джонс! Двух этих чокнутых маразматиков, мистера Моргана с мистером Бартоломьо, а так же остальных возмутителей спокойствия, устроивших на судне весь этот балаган, запереть в трюме, вместе с мистером Киддом, которого они так рьяно защищают. Пусть посидят и подумают... Ишь ты! Авторы PIRATA CODEXа! Я им покажу CODEX..Совсем обнаглели и от рук отбились.. В общем, так - весь этот бардак на судне к вечеру убрать, лично проверю...

- Да.. Но, прошу прощения, - боцман весь напрягся от ужаса, поняв, что посмел перебить капитана, - я очень извиняюсь, сэр, но мистера Катлера нигде нет, и его не могут найти.. Может, его волной за борт смыло..

- Ааа, глупости... Если смыло, то хрен с ним, мы его найдем и выловим, вопрос в том, как скоро это будет. А сейчас возьмите ключи, откройте склад, и вместе с миссис Розой накормите команду, ну, и в помощь себе возьмите кого - нибудь еще. Да, соберите всех женщин, пусть уберут весь бедлам на камбузе, и побыстрее. Если мистер Катлер сегодня не найдется, то придется назначать дежурных по камбузу, а миссис Розу оставить за кока. Вам все ясно, мистер Джонс? Вопросы еще есть?

- Нет, сэр! Мне все ясно, вопросов нет!

- Тогда выполняйте, все проверю, сам, лично..

- Слушаюсь, сэр!

И бравый и расторопный мистер Джонс со всех ног кинулся выполнять многочисленные распоряжения своего капитана.
Расправившись с неотложными делами, и устало вздохнув, капитан Тернер, наконец - то заметил мою скромную, мокрую персону, стоявшую в сторонке, и внимательно наблюдавшую за всем происходящим, и расплылся в широчайшей, доброжелательной улыбке:

- Ооох, Джеек, старинаа, со всеми этими неувязками я чуть было про тебя не забыл! Извини, дружище, но сейчас я постараюсь исправить свою ошибку. И мы с тобой вместе пообедаем. У меня имеются кое - какие припасы. Ну, не бог весть что, конечно, но все - таки... Посидим в тишине, опрокинем по чарке, - и, глянув на мой вид, понимающе подмигнул, - да и в мокрых вещичках расхаживать не очень приятно, вода - то с тебя так и капает..

- Ну, предположим, вода - то с меня капает благодаря тебе, дружище, ведь, если бы ты не кидался волнами....

- Ладно, ладно, виноват, признаю.. Пойдем быстрее..

И Уилл потянул меня за рукав в свою каюту. Хотя, после всего увиденного сегодня, признаюсь честно, мне было как - то ...эээ... жутковато обедать с мистером Тернером, перед глазами до сих пор стояла его ужасная, бледно - зеленая рожа, но права выбора у меня не было, да и потом, когда это я от рома отказывался? Не случалось еще со мной такого безобразия, и никакие зеленые хари, с горящими глазами не посмеют встать между капитаном Джеком Воробьем и бутылкой, и пусть только попробуют, я им...
Тут я, согласно закивав, и, изобразив на роже огромную радость, со счастливой, идиотской улыбкой бодренько потопал вслед за Уиллом в его апартаменты.

Жилище капитана почти не пострадало от его приступа бешенства, если не считать кое - какой побитой, немногочисленной посуды, осколки которой валялись, аккуратно собранные, в углу, да упавшей статуи голого красавца - Аполлона.. Бедный парнишка все - таки попал " под раздачу", и теперь валялся на полу с отбитой башкой. М - даа, конечно, жаль парня, но ничего не поделаешь, может быть, кому - нибудь из судовых умельцев удасться вернуть ему голову на место. Да вот, хоть бы и Прихлопу, вон он какие - прочные " сараи" делает.. Глядишь, и Аполлону поможет.
Пока я, стаскивая с себя мокрые сапоги, и пристраивая их у входа, обозревал небольшие разрушения капитанской каюты, Уилл, открыв какой - то интересный шкафчик, начал доставать из него всяческую нехитрую снедь, в виде приличного куска ветчины, слегка подсохшего хлеба, соуса в небольшой чеплажке, фрукты, печенье, еще что - то, и с видом хорошего домохозяина расставлял весь этот скромный провиант на столе, аккуратно нарезав ветчину, и, достав те же самые, вчерашние, вместительные чарки, извлек из - под стола свою любимую, волшебную, чудом не разбившуюся амфору с ромом, широким жестом приглашая меня к нашему скромному столу:

- Как видишь, дружище, похвастаться особо нечем, но это все - таки лучше, чем ничего.., - и он разлил ром по чаркам, - ну, давай, что ли, хлопнем с тобой, нам нужно успокоиться.. Твое здоровье!

Я молча выпил, и вообще, мне почему - ту больше хотелось молчать и слушать, чем что - то говорить самому, а опрокинув чарку, пристроил свою сырую одежку на спинку стула, и сам уселся на него с довольным видом. Но, учитывая тот факт, что молчать я долго не умею, мне это природой не дано, а тут еще живая вода потекла по жилам, ударяя в башку, я все - таки решил вежливо поитересоваться у Уилла:

- А скажи мне, приятель, часто с тобой это бывает? Нуу...ээээ..., вот такое, как сегодня... озеленение.. Ты даже в лице как - то изменился..., или мне... того..., показалось? И вообще, нельзя так нервничать, себе дороже выйдет..

- Со мной это случается всякий раз, - и Уилл запихал в рот солидный кусок ветчины, - это обычно бывает, когда я теряю терпение...Мммм... Но это случается нечасто, я - парень очень терпеливый и уравновешенный, ну, конечно, в разумных пределах, просто вся эта веселая компания доставала меня слишком долго. Вот и пришлось этих борцов за справедливость наказать, и, как говориться, самому себе и другим в убыток..

Тут я на минуту задумался... Но все - таки решился спросить:

- Скажи, старина, а этот парень, ну, капитан Кидд, он что, правда натворил что - то очень серьезное..? Я тут слышал разговоры... Нет, я, конечно, не хочу вмешиваться в ваши дела, просто...

- Джек, и не надо.. Скажу тебе только одно - мистер Кидд посажен в трюм, под арест совершенно справедливо, и выпускать я его оттуда не собираюсь. Ну, во всяком случае пока. Этот парень совсем зарвался, и немного подзабыл, зачем, собственно, и по какой причине он здесь находится, начав заниматься на судне непотребными делишками. Так что, все по закону. А этим чокнутым маразматикам лишь бы поорать, поскандалить и подбить других на беспорядки. Вот такие дела, - И Уилл налил еще по чарке, - ты давай, закусывай, приятель, а то получится, как вчера, опять тебя развезет. Но, знаешь, Джек мне все равно, очень неприятно, что так получилось, и что ты попал в такой неподходящий момент. Конечно, мне бы очень не хотелось, чтобы ты все это видел, но теперь уже поздно об этом говорить. В любом случае прими мои извинения, - и он пакостно хихикнул, - а я ужасно рад, что тебя не смыло за борт. Если бы это произошло, то было бы, ну, ооочень некрасиво с моей стороны, и я бы страдал и мучился, считая себя виноватым..

М - даа, ничего себе, мелкий, некрасивый проступок, якорь мне в задницу.. Чуть не утопил старину Джека вместе с остальными своими придурками, а теперь еще и ржет.. Эх, сказать бы тебе.. Но я все - таки решил промолчать.. Ладно, проехали, все уже случилось, да этому парню, видать, самому неприятно.. И я, любезно улыбнувшись капитану, положил в рот кусок ветчины, начав сосредоточенно жевать, стараясь сейчас не о чем не думать.

Тут Уилл снова подал голос:

- Кстати, Джек, - промолвил он, расплываясь в ехидной улыбке, и пьяно хихикнув, - я вот все хочу тебя спросить - каково это, так долго расхаживать в мокрых штанах? У тебя задница не преет? Ведь это, должно быть, так протииивно...

Я чуть не подавился недожеванной ветчиной... Вот это да! Это что еще за неприличные вопросы? Хотел возмутиться, да не стал, хрен с тобой, издевайся, и лишь недовольно пробурчал:

- Каково сидеть в мокрых штанах? А вот намочи и узнаешь.. А что же мне, голышом расхаживать по твоей капитанской каюте, элегантно тряся причиндалами? Или тебе мало одного твоего голого красавца - Аполлона, и ты жаждешь полюбоваться и на мое обнаженное тело? Так я тебя разочарую, там у меня все тоже самое, что и у всех остальных мужиков, ничего нового за время пребывания на твоем прекрасном судне пока еще не выросло.. И, кстати, мои штаны, так любезно промоченные твоей чертовой волной, уже почти высохли..

- Нееет, старина, я не к тому.. Я просто хотел сказать, что если тебе очень...ээээ..., некомфортно, то я могу одолжить тебе свои, запасные. Не обижайся..

Я чуть не подавился ветчиной вторично.. Конечно, это крайне заманчивое предложение - примерить штаны морского дьявола... А вдруг потом у меня вырастет хвост, или еще чего - нибудь поинтересней, вместо моего родного, привычного "малыша Джека". И что я потом буду делать с этаким "заморским добром"? Нет уж, лучше не надо.

- Спасибо, дружище, что ты так заботишься обо мне, я весьма польщен, но, знаешь, мои штаны, пусть даже мокрые, все - таки, как - то ближе и роднее. Еще раз огромное тебе спасибо, но..

- Ну, ладно, ладно, Джек, я все понял. Нет, так нет. Я просто хотел, как лучше, - и Уилл снова налил нам по чарке, - кстати, сегодня ты можешь остаться здесь, у меня. В каморке, где ты сегодня ночевал, тоже небольшая разруха, но к вечеру ее уберут. Я ведь обещал переселить тебя, вот только со всеми этими дурацкими событиями, теперь даже не знаю, куда. Поэтому, если хочешь..

- Нет, благодарю за гостеприимство, Уилли, но я лучше заночую в каморке, я к ней уже успел привыкнуть, и она мне даже понравилась. "А особенно то, что произошло там прошлой ночью", - подумал я про себя, вспомнив ночное "нападение", но скромно решил промолчать. С этим событием мне еще предстоит разобраться.

И когда мы снова выпили, Уилл задал мне один вопрос, который, видимо, его очень интересовал:
- А скажи - ка мне, Джек, дружище, куда это ты так шустро попер на своей шикарной гондоле, один, по нашему славному, Карибскому морю? Ведь, как я понимаю, - и он очень пристально поглядел на меня, - ты снова находишься в поисках чего - то.. эээ.., очень интересного? Ты опять что - то ищешь? Ведь, не только из -за своей " Жемчужины" ты оказался на этой лодчонке посреди открытого моря.. Вчера я видел торчащий у тебя из кармана кусок какой - то карты...

Вот черт, какой проницательный парень... Не хотел я ему ничего говорить, но, видимо, придется. Хотя, собственно, что я теряю? Ведь теперь добраться до Фонтана за отсуствием корабля, в одиночку, я все равно не смогу. И я достал карту из кармана, развернул ее, и разложил на столе. Уилл внимательно взглянул на нее:

- Ах, вот оно, что.. Источник  Вечной   Юности ... И это его ты так упорно стремишься отыскать. Понятно.

Я с надеждой заглянул ему в глаза:

- Уилл, ты можешь помочь мне добраться туда?

Тут капитан Тернер на минуту задумался:

- Ты знаешь, Джек, вообще - то такое путешествие не входило в мои планы. Мы направляемся...эээ.., немного в другую сторону. Ну, ладно, так и быть, ради нашей старой дружбы, и в честь того, что ты в свое время тоже здорово помог мне, я, пожалуй, согласен изменить курс, и подброшу тебя до твоего вожделенного Фонтана.. Это, собственно, не так уж и далеко от того места, куда направляется " Голландец"..

У меня сразу же резко поднялось настроение. Ну, вот, хоть одной проблемой стало меньше. Не нужно больше голову ломать..

- Ооо, ну, вот огромное спасибо - то тебе, парень.. Я всегда знал, что ты - славный малый, и настоящий друг...

Но свои дифирамбы капитану Тернеру я допеть так и не успел, потому что в дверь каюты осторожно постучали..

- Ну, входите, что ли, кто там, чего царапаетесь? ! - проорал Уилл.

Тут дверь потихоньку открылась, и в каюту очень робко, бочком, просочился бравый боцман Джонс. Впрочем, на сей раз, вид у него был совсем не бравый, а с появлением боцмана по каюте начал распространяться какой - то ну, ооочень странный запах, как будто среди нас, здесь присутствующих, кто - то очень крепко обделался..

- Эээ, я прошу прощения, сэр, - осторожно начал боцман, - но там..., мы..., это... Ну, в общем, мы нашли мистера Беккета.

Уилл, втягивая носом ужасный воздух, как собака, принюхивался к странному запаху:

- Ну, мистер Джонс, так ведь это же прекрасно, что вы нашли мистера Катлера.. Но..., фууу, черт побери, Джонс, что это за отвратительная вонь, которую вы притащили с собой? У нас что, кто - то сдох? Или вся команда, включая вас, коллективно обделалась?
- Понимаете, сэр, - начал боцман Джонс, переминаясь с ноги на ногу, - мистер Беккет, он..., ну, в общем....

- Да говорите же, черт бы вас побрал! Что вы топчетесь и жметесь на месте? В туалет, что ли давно не ходили? - взревел Уилл. - Что с мистером Беккетом? Где он? И почему от вас так смердит, будто бы вы искупались в дерьме! ?

- Сэр, это не я... я не ... купался..., - и бедный боцман испуганно захлопал глазами, - понимаете, сэр, когда.... ну..., в общем, когда наш славный корабль тряхануло, как следует, мистер Катлер... сидел ... в сортире, - тут боцман Джонс набрал побольше воздуха, и продолжил, - а доска, закрывавшая выгребной люк, была подгнившая, и разломалась, треснув пополам, и мистер Беккет провалился вместе с ней...эээ...ну, в общем, мистер Катлер провалился в дерьмо, которое уже давненько не убиралось из люка. Я вам говорил, сэр, что давно пора заменить эту несовершенную, некачественную систему.. Ну, так вот... Мистер Катлер там застрял, и не смог сам оттуда выбраться, а мы его еле нашли, и...

Но боцмана уже никто из нас не слушал.. Его последние слова потонули в нашем громком, истерическом ржаче, и мы, на пару с Уиллом, начали потихоньку сползать под стол...

- Ааа, ооо, нееет, - стонал Уилл, - вот это даа! Бееедный Каатлер..

- Ааа, наааш ариистокрааат провалииился в дерьмооо, - стонал я, - ооо, поооо саамыые ушиии..

- Ааагааа, в своооееем белооом перееедникеее, - завывал Уилл, держась за живот..

- С оообоорочкаамиии, - голосил я, вытирая слезы, и размазывая по роже краску с глаз..

- Ооо, нееет, всее, Джеек, хваатиит, - наконец измученно простонал Уилл, - какой кошмар! Бедный бывший лорд Беккет, как он все это переживет! ? Это при его - то брезгливости и любви к чистоте.. Надеюсь, он не очень сильно ушибся..

- И не очень сильно захлебнулся, - ввернул я..

Наконец Уилл, чуть успокоившись, обратился к наблюдавшую всю эту дикую картину нашего припадка, несчастному боцману Джонсу:

- Ну, мистер Джонс, я понимаю..., мистер Катлер.. А почему от вас - то так жутко воняет, словно в этот чертов люк свалились вы?

Боцман снова помялся:

- Понимаете, сэр, мистер Беккет не мог сам оттуда выбраться, и нам вместе с Биллом Прихлопом пришлось его вытаскивать, а мистер Катлер, он же весь.... ну..., сами понимаете, в чем.. И вот мы с Биллом теперь тоже... скверно пахнем..

- Ну, ладно, с вами все ясно, - окончательно придя в себя после пережитых новостей, произнес Уилл, - бедный парень.. Кстати, где он сейчас?

- Сэр, он.., он... отмывается, нам пришлось спустить его за борт. И, судя по всему, это растянется надолго.., и сегодня мистер Беккет вряд ли сможет приступить к выполнению своих обязанностей..

Уилл ненадолго задумался, потом посмотрел на боцмана:

- Ладно, мистер Джонс, хрен с ним, с Катлером, пусть как следует отмывается, и отдыхает сегодня и завтра, я не хочу, чтобы весь камбуз, и вся пища пропахла дерьмом.. Скажите миссис Розе, чтобы она заменила кока, и назначьте ей помошников. Все, можете идти.. Хотя, нет, постойте.. Вам с моим папашей, как активным спасателям, тоже не мешало бы как следует помыться и переодеться. Все, теперь ступайте..

- Есть, сэр!

И боцман, согласно кивнув, шустро покинул каюту, оставляя за собой длинный шлейф вони.

Когда мистер Джонс исчез за дверью, мы с Уиллом опять заржали, а Уилл, который попытался в этот момент налить нам еще по чарке, расплескал ром на стол.

- Скажи - ка мне, парень, - снова давясь хохотом, решил поинтересоваться я, - что это у вас на судне за сортир такой, опасный для жизни...и для всего остального?

- Ооой, Джек, дружище, лучше не спрашивай, - и Уилл еще раз повторил свою неудачную попытку налить в чарки ром, но на этот раз упешно. - Понимаешь, это - совершенно уникальная конструкция, сооруженная одним народным умельцем, как бы тебе получше объяснить... Ну, ладно, я не буду вдаваться в подробности ее устройства, мы все - таки с тобой за столом. А ты, если уж так интересно, можешь прогуляться и сам посмотреть, на что все это похоже. Только, правда, теперь она, сам понимаешь, в нерабочем состоянии. Вообще - то, этот импровизированный "сортир" действительно, пора было заменить, но до бедняги Катлера еще пока в него никто не проваливался. Он - первый пострадавший..

- Ну, что же, тогда с почином его, - сказал я, поднимая чарку, - а на экскурсию по твоим уникальным отхожим местам меня что - то не тянет.. Я лучше по - старинке, с борта. Проблем меньше.

- Ну, вот тогда за это и выпьем..

Но после появления боцмана находиться в каюте стало совсем невозможно.

- Послушай, Уилл, а может, ну ее на хрен, эту каюту... Пойдем на палубу, посмотрим, как лорд Беккет морскую ванну принимает, и заодно помещение проветрим? А?

- А это я тебя, старина, полностью поддерживаю.. Грех пропустить такое зрелище.. И проветрить здесь, действительно, обязательно нужно.

Я быстренько натянул уже почти просохшие сапоги, и мы с Уиллом, заранее предвкушая грандиозное зрелище, отправились на палубу, где уже собралось полно народу, а откуда - то издалека, вероятно, из - за борта, были хорошо слышны возмущенные вопли и громкие ругательства. Но насладиться видом лорда Катлера, принимающего ванну, мне не удалось, потому, что в этот момент, совершенно нечаянно, у меня появилось другое дело, гораздо важнее, чем созерцание отмывающегося от дерьма мистера Беккета. Откуда - то снизу, видимо, из камбуза, в котором сейчас полным ходом шла уборка, выпорхнула одна, нуу, очень знакомая цыпочка, с деловым и озабоченным видом, и с ведром в руках. В этой хозяйственной крошке я сразу же узнал мисс Энн Бонне. Ее шикарная шевелюра была собрана в" конский хвост", и в открытых ушках висела одна очень хорошо знакомая, замысловатая сережка с ярким, красным камнем, в то время, как точно такая же, вторая цацка, сейчас спокойно лежала в моем кармане, и ждала свою хозяйку. Мисс Энн направлялась в хозяйственный " сарай" папаши Билли, и, открыв с трудом дверь, быстро вошла внутрь.
" Так - так, здрасте, все, приплыла, цыпа ", - злорадно подумал я, довольно усмехнувшись в усы, и недолго думая, отправился следом за ней.

7

Глава 7. Рандеву в "сарае" .

Я потихоньку, стараясь не загреметь тяжелой дверью, вошел в полутемный "сарай", и, закрыв ее за собой, запер дверь на щеколду. Постройка была небольшая, и довольно тесная из - за натолканного в нее всяческого хозяйственного добра, но в "сарае" был относительный порядок, вероятно, внутри уже успели прибрать. Весь угол "сарая" был завален каким - то мешками, а в другом, самом дальнем, копошилась мисс Энн, нырнув в довольно большой сундук, азартно рылась в нем , грохоча чем - то, и, ворча себе под нос, выбрасывала из сундука различные хозяйственные принадлежности, очевидно, не находя нужной ей вещи. Она так увлеклась своими поисками, что ничего не видела и не слышала вокруг себя, когда я осторожно подошел к ней сзади, по прежнему оставаясь незамеченным, чему был несказанно рад, а теперь стоял и любовался на маленькую, круглую, и очень аппетитную "корму" мисс Энн, плотно обтянутую черными, бархатными штанишками, торчащую из сундука, и совершающую обороты в такт каждому движению своей хозяйки. И это зрелище было таким...эээ.... привлекательным, что у меня руки сейчас так и чесались, и сами тянулись ущипнуть мисс Энн за эту мельтешащую перед глазами, и такую притягательную..., пятую точку... Ну, или, хотя бы просто потрогать.., я уже сделал шаг, чтобы осуществить свое намерение, но тут нечаянно зацепил ногой ведро, стоявшее рядом ...

- Ну, наконец - то, черт бы тебя побрал, Джек, где ты бродишь? - даже не повернув головы в мою сторону, нисколько не удивившись чужому появлению в "сарае", недовольно отозвалась Энн, - вечно ты так - когда ты нужен, тебя нет, постоянно черти где - то носят... Помоги мне, я не могу найти гвозди.. А этот хренов боцман нас совсем загонял на камбузе, мы ничего не успеваем..

Бедная девочка, совсем заездили на службе.. И, похоже, она приняла меня за своего вечно исчезающего дружка, Джека Рэкхема.. Ну, что же, раз неожиданная атака сорвалась, придется раскрывать карты. Я, с важным видом положив руку на открытую крышку сундука, деловито прокашлялся:

- Я прошу прощения, леди, но вы абсолютно уверены, что вам нужны именно гвозди? А, может быть, вы ищете вот это? - вежливо, насколько позволяло самообладание, поинтересовался я, доставая из кармана сережку с красным камешком. - Судя по тому, что у вас в ухе только одна серьга, а другая сейчас находится у меня, и обе они совершенно одинаковые, значит, эта милая вещица - ваша...

Услышав незнакомый, хотя, если хорошенько разобраться, не такой уж и незнакомый, голос, мисс Энн, сразу же бросив свои бесплодные поиски гвоздей, моментально вынырнула из сундука на поверхность, и с изумлением поглядела на мою скромную персону своими знойными, сладкими глазами, тут же одарив притворно - любезной улыбкой:

- Ооо, простите, сэр, я не слышала, как вы вошли сюда... Но, пожалуй, не стоит так тихо подкрадываться к девушкам сзади и пугать их своим внезапным появлением..

- Да, пожалуй вы правы, мисс, но, во - первых, я что - то не заметил, чтобы вы сильно испугались, а во - вторых..., знаете, когда девушки подкрадываются, да и не только подкрадываются, ночью, в полной темноте, и пугают своим внезапным, таинственным появлением ничего не подозревающих, незадачливых, мирно дрыхнущих, перепивших мужиков, а затем, повергая их в полный шок, и приводя каким - то загадочным образом в совершенно беспомощное состояние, этим их состоянием еще и очень удачно пользуются...

- Сэр, я не могу понять, я не знаю, о чем вы сейчас вообще говорите, - и голос Энн, до этого момента такой спокойный и самоуверенный, от волнения предательски задрожал. - Да, я действительно потеряла сережку, но только не знаю, и не помню, где и когда.. Я, конечно, чрезвычайно признательна вам, и, раз вы... ее нашли, то..., может быть.. вы... все - таки... вернете мне ее.., - и она протянула руку. - Вы ведь, кажется, за этим пришли сюда?

М - дааа, и сейчас мы, сделав честные - пречестные, наглые - пренаглые глазки, будем продолжать прикидываться, что не понимаем, о чем идет речь, и мы тут совершенно ни при чем... Не выйдет, цыпа, не на того напала. Сейчас мы с тобой поговорим по - другому.

- Хватит ломать комедию, детка.., - и я резко схватил ее за протянутую руку, потянув к себе, - значит, ты утверждаешь, что не помнишь и не знаешь, где и когда потеряла свою цацку? Ладно, я тебе скажу, где ее нашел..

- Да пошел ты в ж... , чертов придурок..., мне глубоко нас....ть, где ты взял эту цацку, - злобно зарычала Энн, сверкая на меня своими огромными глазищами, и пытаясь вырваться, - отпусти руку, хренов кретин, мне больно... И верни чужую вещь...

Вся напускная любезность одним махом слетела с нее, и теперь, когда я так крепко припер ее с сережкой, эта крошка, почти уличенная в содеянном, начала яростно защищаться и откручиваться... Только не совсем понятно, зачем... Ну, что же, ладно, будем продолжать, ведь, как известно, в спорах рождается истина...
- Фууу, как грубо, детка, как некрасиво... Из такого хорошенького ротика, ну, просто созданного для поцелуев, вылетают такие гадкие, хуже, чем у пьяного матроса, слова.., - я с удовольствием наблюдал за ее злостью и досадой. - Ну вот, ты перебила меня, не делай больше так, иначе я запутаюсь сам и запутаю тебя, и мы никогда не узнаем истины... А цацку эту, - я еще раз потряс сережкой перед злющими глазами Энн, тут же убирая ее цацку назад, в карман, - я нашел у себя в волосах.. Смекаешь? И как же она туда попала? Ума не приложу... Может быть, ты знаешь, а то я уже все мозги сломал во всяких идиотских догадках...

- Подстриги свои космы, парень, и расчешись, - огрызнулась Энн, продолжая свои попытки освободить свою руку от моей цепкой хватки, - и тогда не будешь собирать в свой "вшивый домик" всяческую дребедень, которую ты находишь неизвестно где. Хотя, - нахально заявила она, - на твоей башке уже столько всякого блестящего, болтающегося хлама понавешано, что одной цацкой больше, одной меньше, ты и не заметишь.., - и тут она расхохоталась, - удивительно, что ты ее в этом своем " вшивом гнезде" вообще нашел.. Наверное, пришлось искать ооочень долго.. Или нет? - она дерзко посмотрела мне в глаза.

Ах, ты, зараза...Нуу, неет, это был уже самый последний предел грубости, наглости и бесстыдства. И это вместо извинений и раскаяния. Хотя, если разобраться, наверное, я поступил бы точно так же, если б меня уличили в чем - то...эээ..., ну, неважно.. Но сейчас эта крошка просто вывела меня из себя, и оставить такие оскорбления в адрес моей горячо любимой, обожаемой прически я уже не мог. Ты сама спровоцировала меня, девочка.. Теперь пеняй на себя..

- Знаешь, что я тебе скажу, детка, - я сильно дернул ее за руку, и, обхватив за талию, рывком притянул к себе, - до событий прошлой ночи я всегда знал, откуда в моей башке берется вся эта, как ты изволишь выражаться, дребедень, и никакой посторонней дребедени в виде женских сережек, я в своем "вшивом гнезде" пока еще не находил. Такое со мной в первый раз, и благодаря тебе.. Ты зацепилась ею за мой "вшивый домик" ночью, в порыве своей безудержной страсти, и сразу не заметила, а потом было слишком поздно И, кстати, ночью ты почему - то совсем не считала, что на башке у меня "вшивое гнездо ", и, занимаясь со мной любовью, ты ..

- Я не знаю, о чем ты говоришь.., - сейчас Энн крутилась, пытаясь отодвинуться от моей слишком опасной близости, упираясь изо всех сил ладошками мне в грудь - ты мог найти эту чертову сережку, где угодно, а теперь приперся сюда, и несешь какой - то бред...

Ее наглость и дерзость начала куда - то улетучиваться, и я, заглянув в глаза этой вздорной девчонки, увидел... банальный стыд и испуг, который она так тщательно прикрывала своими пиратскими замашками.. Но останавливаться на достигнутом я вовсе не собирался..

- Значит, ты считаешь, что я похож на идиота? Ну, что же, может быть, но не настолько.. Да, я был пьян ночью, но не сейчас, - и я еще крепче, вплотную, прижал ее к себе, - детка, я ведь прекрасно помню твое жаркое, страстное тело, и мне совершенно необязательно было видеть твое хорошенькое личико. К чему теперь отпираться? Ведь нам было очень хорошо вместе прошлой ночью, если не считать, конечно, того ... несколько экстравагантного способа знакомства, который ты выбрала, поначалу едва не доведя меня до припадка сумасшествия.. И, может быть мы...эээ..., продолжим наше... общение, только теперь уже без всяческих этих тайн и загадок? - я еще раз прожег Энн своим жарким взором, от которого она на сей раз предпочла спрятать глаза, но вырываться, однако, перестала, и, слава богу, силу применять больше не пришлось.. Так - так, пираточка действительно изволит стесняться, и, вероятно, ей сейчас просто очень стыдно за свой ночной визит. Ну, что ж, с одной стороны, это даже к лучшему, - и я стал продолжать такое приятное знакомство, - да, кстати, меня зовут Джек, прямо совсем, как твоего скользкого, вечно исчезающего дружка, Джека Рэкхема...

Эх, черт побери, как же мне, все - таки нравится эта крошка. Особенно, когда не бранится и никуда не пытается выскользнуть из рук...

- Джек Рэкхем - не мой дружок, и вообще, это - не твое дело, - попробовала снова огрызнуться Энн, - и, может быть, теперь, когда ты, наконец - то..., докопался до ... истины.., ты уже отпустишь меня, ведь сюда в любой момент могут войти.., - тут она выразительно посмотрела в сторону выхода из "сарая"..

Но я быстро перехватил ее взгляд:

- Не надо смотреть туда, детка... Я, предвидя твою возможную попытку к бегству, решил ее заранее пресечь, заперев двери.., - ее розовые губки были совсем рядом, еще чуть - чуть, и... - Видишь ли, памятуя о нашей совместной, жаркой ночи, я не могу отпустить тебя... так быстро, потому, что теперь моя очередь, ведь иначе это будет... немного нечестно. Ты мне очень нравишься, детка... И я хочу быть с тобой, здесь и сейчас..

И я, не давая Энн опомниться и произнести ни слова, ловко поймал ее сладкие губки своими, одной рукой нежно обнял за шейку, придерживая голову, а другой крепко обхватил за талию, прижимая Энн всем гибким, изящным телом, сразу ставшим таким безвольным, ослабевшим и податливым, к себе, не оставляя крошке ни малейшей возможности отодвинуться в сторону, или увернуться от моих жадных губ, и, заставляя от такого неожиданного нападения приоткрыть рот. Мой язык проворно проскользнул внутрь, соприкасаясь с таким горячим и влажным язычком Энн, начиная свое нетерпеливое исследование... Я стискиваю задохнувшуюся от страсти, и моей пылкой атаки Энн в своих объятьях, нахальная рука, начиная свое путешествие, гладит ее спину, спускаясь все ниже, уютно ложась на круглые, маленькие, аппетитые бугорки ягодиц, с силой притягивая крошку туда, где шустрый "малыш Джекки", разбуженный прикосновением женского тела, больше не желая спокойно сидеть на месте, теперь громко требует своего, возмущенно ворочается, просясь на свободу, и грозя порвать штаны, упирается приглянувшейся его хозяину крошке то в бедра, то в живот ...
Мгновенно закипевшее желание, затмевающее рассудок и осторожность, требовало немедленного продолжения, и я, напористо увлекая задыхающуюся в моих жарких объятьях Энн в угол, продолжая целовать, ловко и аккуратно опрокидываю ее на сваленные в нем мешки с чем - то мягким, и, оказавшись в более удобном для такого увлекательного занятия, положении, наконец - то даю полную волю своим рукам и всему остальному, нетерпеливо вытаскивая рубашку из под широкого пояса, и быстро снимаю ее с Энн, невольно залюбовавшись открывшимся для моего, полного вожделения, нескромного взора, сводящего с ума вида этого манящего, гибкого, изящного тела, этой округлой, небольшой, но очень аппетитной груди, рвущейся сейчас навстречу моим ласкам, и на которую я жадно набрасываюсь губами, вбирая ртом нежные розовые пятнышки с моментально твердеющими и заостряющимися, плотными горошинками сосков, заставляя Энн вздрагивать и сладко стонать от разгоревшейся страсти, впиваясь коготками мне в шею и плечи, изгибаясь подо мной всем телом, в то время, как я, не прерывая своих ласк, торопливо, не в силах больше сдерживать себя, героически пытаюсь справится с застежкой на ее штанах... И, не успеваю, потому что, как назло ...

Громкий, настойчивый стук в дверь раздался совершенно неожиданно, грянув, словно гром среди ясного неба, так грубо и беспощадно выбрасывая нас из этого жаркого рая на землю, хорошим пинком под зад, заставляя кубарем скатиться с мешков на пол..

- Эээй, Энни, ну, где тебя вечно черти носят..? Ты что, там застряла, или снова подохла..? Какого хрена ты там закрылась, быстро открой дверь... Поперлась за гвоздями, и все, с концами.. Тебя, курицу, только за смертью посылать, - и тут этот кто - то яростно пнул дверь, - да Энни, мать твою, открой же ты, в конце концов, вот идиотка, уснула ты там, что ли..

Мы с Энн быстренько подскочили с пола..

- Вот черт, это Джек Рэкхем, - с ужасом прошептала она, торопливо натягивая рубашку, трясущимися от волнения руками заправляя ее в штаны, и стремглав помчалась открывать дверь Джеку, а я, в свою очередь, за это время успел поправить немного помятый и растрепанный прикид, и, хотя внутри все кипело и горело от неудовлетворенности и досады, но, тем не менее я, с самой, что ни на есть любезной улыбкой на роже, готовился встретить своего сердитого тезку - конкурента.

Энн откинула щеколду, которой я так предусмотрительно воспользовался, и тут же, открыв рывком дверь, в "сарай" ввалился Джек Рэкхем, за версту источая зловонные пары застарелого перегара, очевидно, вчера, да и сегодня тоже приняв "на грудь" не одну солидную порцию, и закусив ее..., неизвестно, чем ...

- Ну, наконец - то! Неужели принцесса все - таки соизволила отворить мне двери... Энн, кошка драная, ты что совсем оглохла? Сколько я могу долбиться в эту ср....ю дверь? - Джек начал свой "наезд", с угрожающим видом подступая к Энн. - Тебя зачем в "сарай" посылали, курица ты мокрая? Правильно, за гвоздями... И где эти хреновы гвозди?

- Эээй, послушай, парень, - тут я вышел из полутьмы навстречу Джеку, внутри адским пламенем закипало бешенство из за испорченного рандеву, и от грубого, отвратительного обращения Джека со своей, пусть даже и бывшей, подругой. - А на кой хрен тебе понадобились гвозди? Приколотить себе к яйцам свой длинный, метущий, словно мерзкое, поганое помело, язык? Так я могу тебе пособить и без всяких гвоздей...

Джек поглядел на меня исподлобья каким - то тупым, бычьим взглядом... М - даа, однако, пора брать в руки красную тряпку, хотя, мой тезка сейчас и без всяких тряпок... хорош. И, видать, большим умом этот парень тоже не блещет.

- Ооой, ребяятаа, - радостно взвыл Джек, окидывая нас нехорошим взглядом с головы до пят, и от его мутных, полупьяных глаз, конечно, не укрылся потрепанный вид, и припухшие от моих жарких поцелуев, губки Энн, - а чего это вы тут вдвоем делаете? Чую, у вас было любовное свидание, а я, такой тупой баран, помешал двум голубкам предаваться пылкой страсти, почти поймав их с поличным...

- Заткнись, Джек, - и Энн, чуть не с кулаками набросилась на моего тезку, злополучного Джека - второго, - это вообще не твое собачье дело, и я не собираюсь оправдываться перед таким омерзительным, похотливым козлом, как ты...

- Да неужели, - прорычал мистер Рэкхем и, грубо схватив Энн за руку, вытолкнул ее за дверь...

- А вот теперь мы с тобой, герой - любовник, поговорим без бабы... Послушай, парень, - угрожающе начал Джек - второй, подступая ко мне, и дыша прямо в рожу ужасающим смрадом, - ты еще даже толком - то не успел появиться на этом судне, а уже ухлестываешь за юбками. И если ты не прекратишь липнуть к чужим бабам, то для тебя это кончится отменной трепкой... Капитан Джек Рэкхем никогда просто так не отдает ничего своего, пусть даже и не очень нужного...

- Послушай, парень, - издевательски начал я, передразнивая Джека - второго. - Во - первых - сожительствовать сразу с двумя женщинами, как с женами своими, в христианстве есть страшный грех, и это прописано в Библии, сын мой... А во - вторых, тебе не кажется, парень, что у тебя в пасти кто - то сдох, и теперь разлагается там с жуткой вонью, или ты нажрался на ночь дерьма. И именно поэтому твоя цыпочка и бросила тебя, этакого развратного мерзавца, похотливого козла, и сра...го вонючку...

Но договорить я не успел. Увесистый кулак Джека Рэкхема резко, и без предупреждения прилетел мне прямо в челюсть...
Удар был настолько сильным, что у меня перед глазами запрыгали яркие звездочки, и заплясали цветные кружочки, в ушах зазвенело, а сам же я впечатался спиной в стенку "сарая"...
Я потряс гудящей, словно колокол, своей многострадальной башкой, захлопав глазами... Ах, так, ну, ладно, дружище, извини, но ты сам напросился. И я, хорошенько размахнувшись, смачно, и от всей своей широкой, пиратской души, отвешиваю снова наседающему на меня с кулаками тезке, отменную, крепкую "плюху", аккурат между глаз, отчего мистер Джек - второй, издав крякающий звук, отправляется в свободный полет к противоположной стенке, прилипая к ней кормовой частью, но тут же подскакивает, и хватает стоящий в углу, здоровенный, тяжелый обломок весла, и несется с ним на меня, словно разъяренный бык, громко стуча копытами, и потряхивая своими новеньким, молодыми, поставленными мной, рогами, с налитыми кровью глазами, угрожающе размахивая этим дурацким обломком. А вот это уже совсем несмешно, парнишка - то ведь не шутит. Получить по башке мне неохота. Ооо, якорь мне в задницу, ну, почему тебе, старина, по жизни так везет на эти ср...е весла? Да супротив такой дубинки, мое, ну, оочень холодное оружие - просто тоненькая щепочка. Итак, драться честно нет резона. И я с воплем: " Выносии! " проворно отскакиваю от двери, находящейся сейчас за моей спиной, а этот горячий парень, не успевая затормозить, с громким гулом открывает ее своей башкой, и вместе с реквизированным им "оружием массового поражения", элегантно вываливается на палубу, где сейчас полно народа, и, судя по грохоту, такой стремительный полет заканчивается не слишком мягкой посадкой.
Но полюбоваться на это потрясающее зрелище я уже не успеваю. Сразу же следом за моим, так эффектно покинувшим помещение тезкой, в "сарай" влетает бравый боцман Джонс, вероятно, уже полностью отмывшись от остатков дерьма, и вместе с ним еще один здоровенный, черный парень. Они вдвоем берут меня под "белы рученьки", довольно грубо вытаскивают из "сарая", не дав сказать ни слова, и торжественно выводят на палубу, где уже мой тезка, Джек - второй, этот энергичный парень с веслом, которое у него успели отнять, пытается объяснить капитану Тернеру свое непотребное поведение. А я, с самым невинным видом, скромно стою в сторонке, охраняемый большим парнем - негром, и терпеливо жду своей порции "похвал" от капитана за драку, устроенную нами с Джеком - вторым в "сарае", уже заранее зная, что ни слова не скажу ему про Энн, да и тезка вряд ли будет распускать язык, и распространяться всем о истинной причине нашей с ним заварушки. Это, как говориться, дело семейное. Ну, если только, конечно, мистер Джек - второй захочет похвастаться народу своими свеженькими, молодыми рожками... Что тоже вряд ли..

Пока я, задумавшись, предавался размышлениям, капитан Тернер, очевидно, устал "натягивать" Джека - второго, которого мистер Джонс, не слишком церемонясь, куда - то быстренько поволок. А теперь капитан Тернер обратил внимание на мою скромную персону, и, видимо, страстно желал сказать мне несколько крепких словечек по поводу всего случившегося, но почему - то передумал.. Сейчас Уилл посмотрел на меня даже, как мне показалось, с некоторым сожалением:

- Джек, старина, уж не знаю я, что случилось там у вас в "сарае" с мистером Рэкхемом, и, если честно, даже разбираться не стану. Джек Рэкхем - страшный задира и большой любитель помахать кулаками по поводу, и без, и по этой причине его довольно часто колотят. К тому же, он не отличается большим умом, впрочем, так же, как и средним и малым, и вообще никаким. И догадываюсь, что зачинщиком драки является мистер Рэкхем, и я так же догадываюсь, что причиной вашей стычки является дама, хотя, в принципе, это - не мое дело, но понимаешь, Джек, дело в том, что на нашем судне, драки, равно, как и дуэли, строго запрещены, и виновные отправляются в трюм, под арест, на неопределенное время. Так что, извини, старина, ты, конечно, мой друг, но я вынужден наказать тебя вместе в мистером Рэкхемом. Закон одинаков для всех, и я очень сожалею...

- Да ладно, кэп, бросьте вы все эти церемонии, , - я насмешливо поглядел на бедного Уилла, разрывавшегося между чувством дружбы, и чувством долга, - чего уж там... Посижу в трюме, не убудет от меня, тем более, что мне не привыкать. И от "новых впечатлений" заодно отдохну, подумаю... о разумном, добром, вечном.

- Извини еще раз, дружище, но ничего не поделаешь... Тебе придеться сдать оружие. Когда выйдешь из под ареста, тебе его вернут в целости и сохранности...

И Уилл дал знак охраннику взять у меня весь мой, более, чем скромный арсенал... Я же, без лишних, бесполезных препирательств, сдал все имевшееся при себе оружие большому парню - негру, и последовал за ним следом до места отбытия своего наказания. А среди собравшейся на палубе матросни я увидел крошку Энни, с очень печальной и огорченной мордашкой. Не грусти, детка! Жди меня и я вернусь.
А еще я почему - то сразу почувствовал себя героем, и теперь с гордым видом победителя, и с огромным чуством собственного достоинства прошествовал в трюм, в КПЗ " Голландца..", послав Энни на прощание воздушный поцелуй..

8

Глава 8. КПЗ с сюрпризами.

И вот теперь я, чувствуя на себе опечаленные, сочувственные взоры Энни, и, чрезвычайно довольный собой, с самым победоносным и гордым видом, направлялся в трюм " Голландца..", а следом за мной топал здоровенный негр, тащивший мое реквизированное оружие, очень обходительный, но до крайности неразговорчивый парень...
Итак, Джек, старина, что мы с тобой имеем на текущий момент? Правильно, дружище - самих себя - то мы с тобой, как раз и имеем, по - крупному, и во всех смыслах.. И опять ты, приятель, погорел на бабах, ну, все, как всегда.. Хотя, из - за такой сладкой крошки можно и в КПЗ посидеть, а уж этому придурку - тезке, Джеку - второму, сам господь бог велел задницу надрать, как следует. Жаль только, что, как следует, не получилось, ну, ему и этого, моего "гостинца" хватило... И все равно, как - то очень обидно садиться под арест даже не из - за хорошей, крепкой, мужской драки, а из - за одной паршивой затрещины. Зато, с каким удовольствием я ему впендюрил эту самую затрещину... ммм... Ну, старина, а за удовольствие всегда приходиться платить, и вот сейчас, парень, ты будешь "отдыхать" в трюме на...эээ..., неопределенный срок, ты ведь не знаешь, сколько тебе за драку по ихним, " голландским", законам, полагается. М - даа, а еще говорят, что ядро два раза в одну цель не попадает. Эта мудрая пословица не про тебя, парень. Про тебя есть другая, еще более мудрая. Только я ее сейчас вспомнить не могу. А про то, что ты в одну и ту же кучу дерьма умудряешься втоптаться по два раза, ты и сам, без всяких пословиц, прекрасно знаешь. И один тот факт, что ты второй раз сподобился оказаться в трюме " Голландца.." - самое яркое тому подтверждение. Хотя, в трюме у них сейчас довольно уютно, по сравнению с...эээ... прошлым твоим посещением, при капитане Деви Джонсе. Вот это было, действительно...брррр, даже вспомнить и страшно, и мерзко. А теперь же, ну, совсем другое дело, просто любо - дорого взглянуть. Ну, что же, сейчас мы и заценим, какую "тюрягу" для провинившихся отгрохал капитан Тернер.

Ооо, да тут весьма неплохо... Вполне можно сидеть, ни за что не беспокоясь, и вовсю наслаждаться жизнью. Тепло, почти светло, и мухи не кусают. Сразу видно, что капитан этого судна проявляет поистине отеческую заботу о своих заключенных.

Так называемое КПЗ "Голландца.." состояло из одной большой "клетки", разделенной на две части - одну большую, видимо, общую, а другую - маленькую, вероятно, для того, чтобы не держать определенных провинившихся личностей вместе, в одной "клетке", рассадив их подальше друг от друга, во избежание очередных стычек между ними. И сейчас в этой маленькой клетушке сидел какой - белобрысый паренек. А больше никого не было, хотя, по моим подсчетам, в КПЗ сейчас должно быть прилично народа, ведь все зачинщики бунта были посажены в трюм, но в большой "клетке" валялись только какие - то шмотки, а сами заключенные, включая моего драчливого тезку, по неизвестной причине отсутствовали. Ооочень интересно, куда это капитан Тернер подевал весь посаженный им сюда народ... Не съели же их, в конце концов.. А вдруг? Ведь сегодня вся команда осталась без обеда... Я усмехнулся в усы от своих идиотских предположений. Ну, нет конечно, глупости все это, но отсутствие заключенных меня удивило, хотя, и ни капли не огорчило.

Большой парень - конвоир отпер дверь второй, маленькой "клетушки", молча пропуская меня внутрь, и запер за мной увесистый, навесной замок, а затем так же молча удалился, оставляя меня в обществе белобрысого паренька в забавной, беленькой рубашечке, с оборочками и кружевами, который почему - то очень обрадовался мне, словно старому, доброму приятелю, встретив, едва ли не с рапростертыми объятьями..

- Ооо, добро пожаловать в наше скромное жилище... Здравствуйте, сэр! - с прямо - таки неподдельным счастьем, приветливо затараторил блондинчик, умильно хлопая своими небесно - голубыми глазенками, и крутился вокруг меня, восхищенно разглядывая с головы до пят. - А вы - ничего, очень даже симпатичный... Ну, слава богу, наконец - то, хоть кто - то нарушил мое вынужденное одиночество, и, хочу сказать, что я этому просто безмерно рад... Ах, да, я же забыл представиться.. Я Джон, но все зовут меня Джонни, и вы тоже можете меня так называть..
- Привет, - с неохотой буркнул я. От непрерывной трескотни этого шустрого, вертлявого парня у меня начала жутко гудеть башка, и разболелась разбитая моим чертовым тезкой Джеком, припухшая челюсть. - Джонни, значит..., - но я изо всех сил старался быть любезным, хотя, если честно, паренек в кружавчиках мне совсем не понравился. - Сильное имя.. Ну, а я - Джек.. И послушай, парень, ты не мог бы... молотить языком чуть помедленнее? А то слова из тебя сыпятся, как какашки из кролика. И перестань, пожалуйста, постоянно нарезать вокруг меня круги, у меня уже башка от них кругом идет. Да и, пожалуй, не стоит одаривать меня такими знойными взорами, я ведь - не девица. Или незаметно?

- Ооо, да, конечно - конечно, ради бога, извините меня, мистер Джек, - паренек снова закрутился вокруг, заискивающе - виновато заглядывая мне в глаза. - Просто мне очень долго не с кем было поговорить, и приходилось беседовать с самим собой, так что я совсем одичал, - и блондинчик скорбно развел ручками в кружевных манжетах, - не судите меня строго, мистер Джек...

- Подожди, подожди, парень.. Как это - не с кем? Ты что, сидишь все это время в этой "клетушке" один? А где же тогда весь остальной народ из соседней " клетки", который должен быть здесь? Куда они все подевались? И, кстати, почему ты заседаешь отдельно от всех?

- Понимаете, мистер Джек, - начал торопливо объяснять блондинчик, - все остальные заключенные очень неохотно общаются со мной, и мы почти не разговариваем. А сегодня их всех отправили на " штрафные работы". Они вычищают выгребной люк, сносят старый, негодный сортир, а вместо этого убожества делают новый, современный и усовершенствованный. Вот здорово - то будет! Я, например, очень этому рад... А вы?

Ха - ха, еще бы! А уж как я - то рааад. Счастья, ну, просто полные штаны. Так вот, оказывается, где все эти господа. И, значит, вот куда бравый боцман Джонс упер моего драчливого тезку, Джека - второго. Выгребать дерьмо и отстраивать новый, навороченный сортир. Ну, что ж, чудненько. Пусть этот энергичный парень с веслом применит свою, так и бьющую из него ключом энергию, в мирных целях, направив ее хоть раз в нужное русло. Даа, старина, а ведь тебе еще сказочно повезло, что капитан Тернер не заслал тебя чистить ихний ср...й сортир, который ты, кстати, даже ни разу не успел посетить. Вот это было бы вообще ужасно обидно. Ну, слава богу, хоть тут Уилли поступил по справедливости. Итак, с этими невезучими "золотарями" все понятно. А эта - то "кисейная барышня" почему не на штрафработах? Сейчас просим...

- Эээй, Джонни! А ты - то чего здесь отсиживаешься? Или у тебя соотвестствующей квалификации нет? Чего они тебя с собой не взяли?

- Я сказался больным, сэр! - бодренько отрапортовал Джонни, - лег пластом, и начал стонать и охать, вот меня и не взяли... Да и не умею я выгребные люки чистить, не приучен к такой тяжелой и грязной работе.

Ииишь ты, цыыпа.. Симулянт несчастный, больной он, видите ли. Да на тебе воду возить можно, и якоря таскать. Зас....ц этакий... Пока товарищи по КПЗ гребут дерьмо, этот "фрукт" отсиживается в своей " клетушке". Ну, ладно, сейчас мы с тобой потолкуем...

- Слушай, а может быть, ты, действительно болен, парень? Вон у тебя вид какой... нездравый. И ведешь ты себя как - то... странно. И глядишь... как - чуднО... А ты, часом, не сумасшедший? Ну, то есть, чокнутый, тронутый, повернутый... И потому сидишь здесь в гордом одиночестве.. А? Ну что, я прав? Или нет?

- Ну нет, что вы, мистер Джек.. Конечно же, нет. Я сижу здесь... Как бы вам получше объяснить.. Понимаете, я - не сумасшедший, просто я... особенный, не такой, как другие... В общем, у меня неадекватная реакция на... лунный свет, которая усиливается в новолуние, и которая заставляет меня совершать... очень... странные поступки и ...эээ... некоторые определенные действия, которые напрягают и раздражают остальных членов команды нашего славного судна. И в новолуние меня обычно запирают вот сюда, и одного, чтобы... Ну, неважно... Скоро этот трудный период обострения пройдет, и меня выпустят отсюда... Ну, а пока... Но вы меня не бойтесь, мистер Джек, я - тихий парень, и не кусаюсь...

Вооот дьявол! Так я и думал! Меня посадили с сумасшедшим... Зараза... Этот парень - самый настоящий чокнутый, тронутый, повернутый, да еще, и к тому же - лунатик... Не зря же его засадили сюда, да еще одного, чтобы не доставал остальное население. М - даа, повезло, ничего не скажешь. Но, все равно, деваться пока отсюда некуда, придется терпеть этого парня. И держать ухо в остро, а то, мало ли, чего ему в это самое новолуние в дурную башку взбредет. Пока - то он, вроде бы, тихий, а дальше, кто знает.

- А вас, мистер Джек, сюда за какую провинность засадили? - прервал мои невеселые думы Джонни.

- Да мы тут поспорили с одним...эээ... джентльменом по поводу...эээ..., ну неважно, а затем он полез в драку, и наш спор перешел в откровенное рукоприкладство, за что капитан Тернер немедленно нас обоих и наказал. Смекаешь? Вот, собственно, и вся моя провинность.

- М - даа, - задумчиво протянул Джонни, - вот ведь есть такие люди, лишь бы только кулаками помахать, почем зря. Как будто слов для разрешения конфликта недостаточно. - Тут он обратил внимание на мою припухшую после "ласкового" кулака Джека - второго, и жутко ноющую челюсть. - Вам, наверное, сейчас очень больно..., - участливо посочувствовал он, и протянул руку к моей скособоченной роже, - давайте, я посмотрю, хоть я, конечно, не доктор..

- Не надо, парень, не стоит... - я решительно отодвинул его протянутую руку, - не парься по этому поводу, мне уже гораздо лучше.

- Ну, как хотите, - Джонни разочарованно вздохнул, - я просто хотел вам хоть чем - нибудь помочь, но, если не нужно... Не буду настаивать...

Он на некоторое время замолчал, но это его состояние длилось очень недолго. Джонни, по всей вероятности, принадлежал к той породе людей, которые молчат, только когда спят, и даже тогда молчат не всегда, а лишь когда дрыхнут очень крепко. Да и чего ж тут удивляться, я и сам такой, язык несется наперегонки с мозгами, мозги не всегда успевают его догнать, и это часто приводит к весьма плачевным результатам. Вот и сейчас... Но сейчас, почему - то, трепать языком у меня не было большого желания. Челюсть разболелась не на шутку, да и вообще... Поэтому, действительно, лучше помолчать...
И я, улегшись на грубо сколоченную лавку, импровизированные "нары", и, решив все - таки особо не расслабляться, слушал беспрерывное, ласково - умильное воркование Джонни, чувствуя, что мои глаза стали как - то сами собой слипаться, слипаться..., и я потихоньку куда - то уплываю, уплываю...

И вот я уже лежу на палубе моей драгоценной старушки, " Черной Жемчужины ", вдыхая такой освежающий, легкий, нежнейший бриз, моя голова покоится на коленях у крошки Энни, а она, с любовью, ласково гладит меня по лицу, по голове, нежно перебирая волосы. Ее розовые, сладкие губки сейчас так близко, она обнимает меня, прижимаясь почти вплотную изящным, гибким телом, а ее проворные ручки путешествуют по моему телу, ловко ныряя под рубашку, прикасаясь к груди, к разгоряченной коже.., и, быстро выныривая на поверхность, шаловливо продолжают свой путь, спускаясь все ниже, заставляя проснуться "малыша Джекки", и я, приглушенно застонав, сладко вздрагиваю от этих прикосновений... А быстрые, ловкие ручки, продолжая свою увлекательную прогулку, скользнув по бедрам, уютно ложаться на ягодицы, нежно трогая и поглаживая их... Ммм, детка, не надо, хватит, я ведь, все - таки, не евнух и не бревно, а мужик... Могу и не выдержать, сгребу тебя в охапку, и тогда...

И тогда я постепенно начинаю приходить в себя, и, окончательно просыпаясь, открываю глаза, но сон почему - то не кончается, только вместо жаркого тела, нежного взора, и мягких, ласковых, цепких, "кошачьих лапок" крошки Энни, я сейчас вижу перед собой небесно - голубые, глупые глазенки блондинчика Джонни, который, с каким - то похотливо - страстным выражением на роже, тяжело, возбужденно дыша, вовсю гладит мою задницу своими, дрожащими от нетерпения и вожделения, бесстыжими, гадкими лапами... Ого, а парнишка - то завелся не на шутку, судя по тому, что сейчас напряженно торчало у него бугром в штанах, грозя порвать ткань... Вооот дьявоол!А это уже совсем несмешно... Какая гадость... И сама мысль о том, что моя абсолютно ничем не примечательная задница может так распалить какого - нибудь мужика, была мне омерзительна до дрожи. А это были самые настоящие, грязные, извращенные домогательства, и теперь уже никаких сомнений в намерениях, равно как и в...эээ... пристрастиях этого парня, быть не могло. И тут же меня сразу осенило название его загадочной, " лунной" болезни. Ааах, тыыы, цыыпаа... Ну, я тебя сейчас быстренько исцелю. Тут я, резко подскочив с лавки, хватаю парня за грудки:

- Ааах, значит, вот оно чтоо! Ах, ты.., похабный зас....ц! Это чего же ты такое удумал, сукин сын? - я изо все силы тряханул парня так, что тонкая ткань рубашки, не выдержав такого натиска, с треском порвалась. - Я что, похож на бабу? Хотя, да, я совсем забыл - тебе ведь не бабы нравятся, голубок. Ты предпочитаешь парней, и как это я сразу не догадался.. Да ты ведь, голубок, извращенец...

- Ради бога, простите меня, сэр! - заскулил Джонни, пытаясь освободиться от моей стальной хватки, но это было невозможно, - я..., я... не удержался... Ведь вы... вы... такой...

- Какой "такой"! ? - взревел я, готовый растерзать этого чокнутого гомика, - чего во мне такого особенного, что тебя, мерзавца, так завело? Или тебе моя задница так приглянулась? Задница, как задница, у многих и получше имеется...

- Вы... такой... красивый... Я... я никогда еще не видел ... таких красивых парней... Как вы.. как ты... И я подумал, что, может быть, мы с тобой..., мы могли бы стать... друзьями. Ведь я так одинок...

- Спасибо, за комплимент, парень, - злобно прорычал я, - весьма польщен, но море - моя единственная страсть. Ты знаешь, голубок, как называется твоя таинственная, "лунная " болезнь? Да - да, вот то - то же. Это называется содомия, или мужеложество, а еще ее называют педерастией. И на флоте карается, - и я, грубо схватив парня за подбородок, поближе подтащил перепуганную рожу Джонни к себе, глядя ему прямо в голубенькие, полные ужаса, глазенки, - ... карается смертной казнью. Но, видимо, вашей, проклятой богом посудины, это закон не коснулся... А жаль..

- Джек, я, правда..., прости меня..., я... я все понял... Если тебя это так разозлило, и ты меня не хочешь... Я ведь просто... пытался предложить... Но я все понял, и больше не стану к тебе приставать... со своими глупостями...

- Спать лучше с женщинами, сынок, - наставительным тоном изрек я. - Здоровее будешь. А насчет приставаний и домогательств... Ну, конечно же, ты больше не будешь... Потому, что долго не сможешь...

Тут у меня в башке созрела совершенно дикая мысль - поставить этого парня в соответствующую позу, содрать с него штаны, и сделать с этим несчастным грешником то, чего он от меня так хотел... Чтобы тесно, жестко, больно... Чтобы в кровь, в крик, в хрип, в слезы... Но я сразу же отогнал от себя эту шальную, и совершенно нездравую идею, ограничившись тем, что размахнувшись, с удовольствием влепил этому " голубку" сочную, хотя и не слишком сильную затрещину, которой, впрочем, ему вполне хватило, чтобы отлететь в соседний угол " клетушки", всем хлипким, худосочным телом впечатавшись в решетку, и на некоторое время затихнуть там, видимо, отключившись. Воот дьявол... А не прикончил ли я, ненароком, этого незадачливого "кандидата" в любовники? Это будет уже совсем забавно до дрожи. Тогда ты, старина, вообще до конца дней своих из "голландского" КПЗ не выберешься, и будешь выгребать дерьмо из ихних отхожих мест лет, этак, сто, а может быть, и еще больше, сколько тут по закону полагается за убийство. . Ооо, нееет, не хочууу.. Этот парнишка, конечно, меня здорово напряг, но ведь зла - то я ему не желал, и уж, тем более, убивать не собирался. А теперь докажи это всем, приятель, и посмотрим, что у тебя выйдет...

Я, с тревогой, и некоторой опаской подошел к Джонни... Ну, слава богу, живой, стонет и шевелится. А то мне тут еще только трупов не хватало. И я стал трясти парня за плечо, а затем, подняв с пола, волоком, как мешок, перетащил, закинул на лавку, и, уложив его, как следует, с облегчением вздохнул. Но, как оказалось, я рано расслабился..

Где - то наверху послышались сердитые, недовольные, уставшие голоса, и громкий топот, словно в трюм спускался табун жеребцов. Я сразу понял, что это господа арестанты возвращаются со штрафных работ...

- ... Ну, нет, это, конечно, форменный беспредел, джентльмены... Я ему говорю - у меня язва, у меня геморрой, а он...

- Аааарррр, Морган, заткнись со своим геморроем, и прекрати ныть... Если твой геморрой тебя так донимает, обратись к нашему малышу Джонни, он по этой части - знаменитый специалист, быстренько твоему горю поможет... - Пробасил чей - то голос в ответ тому, кого называли Морганом, и все эта команда "золотарей" дружно заржала..

- Ничего смешного я тут не вижу.., - обиженно пробубнил тот, того называли Морганом, - тебе - то хорошо, Кидд, ты молодой и, к тому же, здоров, как бык, а мы с Бартоломьо - люди пожилые, нам покоя хочется..

- Так чего ж вам, пожилые люди, на ж...е не сиделось? - подал голос парень, которого называли Киддом, - не хрен было кэпа своей ересью доставать. Сейчас бы посиживали себе спокойненько в кубрике, и дальше дурью маялись. Глядишь, и Третий том PIRATA CODEXа уже бы от безделья нарисовали...

- Ну, ты, Кидд, и свооолочь... За тебя же заступались, - возмущенно встрял еще чей - то голос, - вот и помогай людям после этого..

- Эээй, парни, а ведь я - то не просил вас за меня заступаться, сам бы все свои делишки раскрутил. Это вам эль - скандаль на все судно понадобился, маразматики вы чокнутые... И меня подставили... ... И вообще, джентльмены, а давайте, вы пока заткнетесь, башка от вашей трескотни пухнет...

- Ооой, паарнии, а я весь дерьмом провонял...! - радостно взвыл чей - то очень знакомый голос, и я тут же узнал этого энергичного парня, моего тезку, Джека Рэкхема, - веесь, с пяток до макушки! А как вы думаете, нам сегодня здесь пожрать дадут? Жрать - то, страсть, как хочется!

- Ооой, ну, ееее... Кто то про что, а Рэкхем... Слышь, Джек, уж кто - кто, а ты не можешь провонять дерьмом...

- Хм, а это еще почему?

- А потому, что ты весь из него сделан... С пяток до макушки...

И вся эта братия, кроме Джека Рэкхема, опять дружно заржала.

- Ооох, ну, надо же... Можно подумать, Кидд, что ты весь целиком отлит из золота, - обиженно огрызнулся Джек.

- Эээй, джентльмены, будьте любезны, заткните свои пасти, - это, видимо, подал голос рассерженный конвоир, которому надоел весь этот треп, - а вы, мистер Рэкхем, пошевеливайте побыстрее кормой, или мне вас, словно кисейную барышню, в трюм на руках снести?

- Жестокий ты человек, Фрэнк... Я устал на работе, как собака, даже язык изо рта вываливается, а ты... Сердца у тебя нет..., - поворчал Джек в ответ, - ладно, ладно, все, уже сползаю..

И вот вся эта бравая, но весьма немногочисленная команда, состоящая всего из пяти человек, вероятно, остальных незадачливых бунтовщиков после проведенных " работ" уже распустили " по домам ", наконец - то, спустилась в трюм, и теперь направлялась к своей "клетке". Впереди топал крепкий, шустрый парень в черной бандане, и я сразу догадался, что это и есть мистер Кидд, за мистером Киддом плелись два пожилых, устало охающих джентльмена, по всей вероятности, это и были легендарные авторы знаменитого PIRATA CODEXа, и зачинщики тупого бунта, господа Морган и Бартоломьо, еще чуть подальше от них - какой - то незнакомый, молчаливый паренек, а позади всех тащился мой злополучный тезка, Джек - второй, сияя, словно яркой, путеводной звездой, уютно расположившимся аккурат между глаз, огромным, новеньким, свеженьким " бланшем", поставленным сегодня мною собственноручно. Все - таки, как бывает приятно полюбоваться на дело рук своих!

А пока конвоир возился с замком, открывая " клетку", весь пришедший народ обратил внимание на мою скромную персону, восседающую на лавке, и с любопытством разглядывающую всех вновь появившихся " сидельцев" с головы до пят.

- Ооо, посмотрите - ка, парни..., а тут у нашего малыша Джонни, оказывается, гооости.., - язвительно протянул мистер Кидд, окинув меня многозначительным взглядом. - Ну, что же, вас можно только поздравить с таким соседом, - снова брякнул он, а все присутствующие, кроме, разумеется, малыша Джонни, заржали, как жеребцы. - Ну, что же... Добро пожаловать в нашу дружную команду, сэр! - тут он и сам, не выдержав, расхохотался. - Надеюсь, ваша... ммм..., честь не слишком пострадала от соседства ...этого "горячего парня"? Хотя, - продолжал он, с удовольствием глядя на охающего и стонущего на лавке, чуть живого Джонни, - судя по полностью... удовлетворенному виду этого парня.., - на что местный народ заржал опять, - с вами, действительно, все в полном порядке, и знакомство с нашей местной достопримечательностью прошло весьма успешно... По крайней мере, для вас.. Ну, что же, тогда вас можно только поздравить, обычно другим пострадавшим везло значительно меньше, этот парнишка очень хитер, и умеет уговаривать, а иногда и добиваться своего... Так что вы, мистер...

Мистер Кидд и все остальные арестанты успели от всей души просмеяться, пока конвоир Фрэнк, здоровенный, хмурый парнишка, запускал их по очереди в КПЗ, и я решил, что пора начать знакомство с местным коллективом...

- Позвольте представиться, джентльмены, - с достоинством начал я, - Джек Воробей... Капитан Джек Воробей, - не забывая, однако, о своем, все еще капитанском, звании..

- А если вы, мистер Воробей, капитан, то где же тогда ваш корабль? - тут же успел поддеть меня Кидд, - Да, ладно, ладно... Не обижайся на меня, парень, я просто шучу... Все мы тут... собрались... капитаны... Только вот, неизвестно чего, - промолвил он, с какой - то, плохо скрытой горечью в голосе, со вздохом стаскивая с себя мокрую от пота рубашку. - Фууу, парни, а ведь и впрямь, дерьмищем - то как воняет.. Жуть..., - Кидд брезгливо скривился, вытираясь своей вонючей рубашкой..

- Ооой, парни, - завопил Джек Рэкхем голосом человека, которому, ну, оочень крепко прищемили дверью яйца, как только конвоир запер " клетку", и исчез из трюма, ни о чем больше не заботясь, и оставляя нас продолжать знакомство друг с другом дальше так, как нам это в башку взбредет. - Так ведь это же тот самый ублюдок, из за которого я и угодил сюда, в этот хренов трюм, и по его милости выгребал из " нужника" дерьмо, в поте лица.. А он, между прочим, не выгребал! Этакая скотина и сволочь...!

- Заткнись, рогоносец! - весело огрызнулся я, живописно представив, как мистер Джек Рэкхем выгребает это самое дерьмо, да еще и в поте лица. - Гребешь, и греби дальше... Бог тебе в помощь, и якорь в ж...у.

- Ах, ты, недоносок! - Прорычал Джек - второй, и яростно ринулся на штурм решетки, налетая на нее грудью, ну, прямо как разъяренный бык, которого цапнула за ж... оса, - твое счастье, парень, что сейчас я не могу тебя достать... Развратная ты скотина, похабное отродье...! Эээх, мало я тебе, уроду, врезал сегодня в " сарае "..

Тут я, не выдержав зрелища приступов бессильной ярости, и идиотского вида Джека - второго, изо всех сил трясущего решетку, от души расхохотался:

- И это говоришь мне о разврате и похабстве ты, сын мой, сожительствующий во грехе сразу с двумя женщинами, как с женами своими...? Ты не чтишь библейских заповедей, сын мой... Кто же тут из нас двоих развратник и похабник? Ну, во всяком случае, уж точно, не я... Кстати, посмотри на свою рожу, парень... Твой роскошный синяк между глаз оочень тебе к лицу, он выглядит так стильно... А какой шикарный цвет, знаешь, этот цвет очень подходит к твоим бездонным глазам... И ты, наверное, хочешь заиметь такой же где - нибудь еще? Так я - всегда пожалуйста... И, кстати, где твое грозное "оружие массового поражения", твое легендарное весло, с которым ты так эффектно выпорхнул на палубу из " сарая "? Что, отобрали, да? Ооой, не могу... Какая жалость.... Ты все еще хочешь достать меня, симпатяга? Да ты даже по роже дать, как следует, не можешь, Джек Рэкхем, ты дерешься, как баба... - Я, незаметно потерев разбитую, саднящую челюсть, от души продолжал издеваться над тезкой Джеком, с удовольствием слушая, как его яростное рычание периодически сменяется на какое - то свинское хрюканье, - так что, горячий парень, уж лучше сядь, прижавши свой ср...й зад, и засохни..

- Аааррр, Джееек Воробееей, ты - большой, вонючий кусок дерьма... Ну, подожди, выйду я когда - нибудь отсюда, и тогда я тебе яйца оторву...

- Оторви себе яйца, дружище, и, лучше всего, сразу их выкинь, потому, что они у тебя изволили протухнуть.. Гыыыы..

- Эээй, джентльмены, сделайте одолжение, заткнитесь оба, пожалуйста, - подал голос мистер Кидд, прилегший отдохнуть на лавку, и попытался заткнуть нам с Джеком - вторым пасти, в то время, как остальные арестанты потихоньку занимались своим делами, и никто особо не обращал внимания на наш с тезкой "обмен любезностями". - На свободе будете разбираться, у кого чего протухло, а здесь люди устали, отдохнуть хотят... А ты, Джек Рэкхем, со своим гаремом из двух баб, уже давно стал посмешищем для всего судна. И по роже ты сегодня получил совершенно справедливо, вполне заслуженно. Ты ведь такой вымогной парень, самого дохлого достанешь, чего уж тут говорить о живых особях. Так что, приятель, уж лучше и впрямь, сядь и засохни..

- И колотят тебя, Джек, не только мужики, но и твои же бабы, с завидным постоянством, - усталым тоном изрек мистер Морган.

- И в " воронье гнездо" ты от своих же баб прячешься регулярно, - тут же поддержал своего приятеля мистер Бартоломьо.

- И вообще, Джек Рэкхем, а, может быть, ты - евнух, а сразу двух телочек держишь для поддержания своего мужского авторитета? - заржал, в полном восторге от своей умопомрочительной "догадки" Кидд, - и, именно, за то, что от тебя в койке никакого толку, тебя твои крошки и колотят? Слуушай, Джеек, а может, тебе больше парни по вкусу, ну, вооон такие, как наш малыш Джонни? Поэтому Энн от тебя, такого нетрадиционного гоблина, и сбежала, чтоб лишнего позора не терпеть...

- Чегоо? - Джек бешено зыркнул глазами на Кидда. - Это все ты сейчас мне сказал, парень? Я не ослышался? - мой тезка в очередном приступе ярости, разгоревшейся еще сильнее, заскрипел зубами, грозя стереть их до основания.

- Тебе, парень, тебе.. И не хрена зубами на меня скрипеть и глазищами зыркать.. У нас на судне только один двоеженец, регулярно битый бабами - это ты, Джек Рэкхем.., да теперь, к тому же, еще и рогоносец, - по всей вероятности, Кидд тоже начал " заводиться " все сильнее и сильнее, и уже не хотел прекращать эту перепалку.. - А ты что - то имеешь сказать против, приятель?

- В таком случае, ты, Кидд, такой же паршивый недоносок, как и этот, сидящий в соседней " клетке", зас....ц в грязных сосульках..

Тут я хотел сказать моему тезке - поганцу нечто... ну, ооочень крепкое, но не успел..
Мистер Кидд, очень резво подскочив с лавки, ухватил не успевшего среагировать, Джека Рэкхема за грудки, и тотчас отвесил ему хорошую, крепкую, " душевную " затрещину, аккурат, прямо в челюсть, отчего Джек, не ожидавший такого молниеносного удара, отлетел к решетке, прилипнув на мгновение к ней всей тушей, но тут же быстренько подскочив, набросился с кулаками на Кидда, и оба этих горячих парня, сцепившись, покатились по полу, устроив совсем недетскую заварушку, и от души охаживая друг друга кулаками, по всем местам, куда придется...

На лестнице послышался топот, вероятно, это охранники, услышавшие шум разгоревшейся драки, уже неслись в трюм, как ураган, и, ворвавшись в КПЗ, немедленно растащили бойцов по разным углам, попутно подвесив обоим хороших, сочных затрещин...
А следом за охранниками, в трюм сполз Билл Прихлоп, собственной персоной, притащивший с собой весь мой "боевой арсенал", и, взяв ключи от "клетки" у здоровенного охранника Фрэнка, стал открывать замок...

- ээй, Джек, приятель, давай, выплывай отсюда.. Кончился твой арест, да еще и этот придурок, Фрэнк, тебя не в ту " клетку" запихнул, перепутал, сунув вон к этому... - и, наконец - то, кое - как открыв тяжелый замок, Билли выпустил меня из - за решетки. - На, держи свое оружие, парень, возвращаю, как и было обещано - в целости и сохранности, - он снова стал ковыряться с замком, теперь уже закрывая дверь " клетки", что тоже давалось ему с большими усилиями.

Под злобные взгляды моего, неизвестно, который раз по счету, побитого тезки, Джека - второго, мы с Прихлопом покинули трюм, а на ступеньках Билл остановился, чтобы немного перевести дух.

- Ну, и что, Билли, старина, куда мне теперь деваться? - поинтересовался я у бывшего рулевого, - какие еще будут приказания от капитана Тернера?

- Как это, собственно, куда..? - Билл удивленно захлопал глазами, - ну, к себе в каморку, конечно.. Другого жилья для тебя пока что не нашлось. Иди, отдыхай. Кстати, там, в этом твоем жилище, одна, хе - хе, дамочка, уже успела уборку провести.. Так что, жить теперь там вполне можно. А приказаний никаких не будет, просто Уильям хотел поговорить с тобой, но сегодня это вряд ли получится, у него очень много работы.. эээ .. ночью...

Ооочень интересно, что это за такую серьезную работу капитан Тернер проворачивает по ночам.. Я до сих пор видел только одну его "ночную работу", в светленьком платьице..

- А скажи - ка, Билли, дружище, чем это таким... эээ... , ну, в общем, чем занимается твой сынок темными, карибскими ночами? Не считая, конечно, молоденьких барышень..

- Да понимаешь, Джек, Уильям, он... занимается переправкой.., - и тут Билли смекнул, что сейчас брякнул что - то лишнее, и прикрыл рот ладонью, но было уже поздно, когда он понял, что проболтался...

- Джек, я скажу тебе, по нашей старой дружбе, и великому секрету... Но только ты Уильяму - ни - ни, потому что, если он узнает, что я тебе все растрепал, оочень на меня рассердится.. - и Билли честно вытаращил глаза. - Понимаешь, парень, ведь работа Уилла состоит в том, чтобы переправлять души погибших в море на тот свет.. Ну, соответственно, кого куда. Кого - то переправит, кого - то оставит здесь, у нас, а некоторых... Ну, неважно. Не буду вдаваться в подробности. Так вот сегодня та самая ночь, когда..., ну, ты понял. А эта переправка отнимает очень много сил, да и вообще, сейчас ему не до нас.. Ну, теперь - то до тебя, наконец, дошло?

- Да уж.. Спасибо, дружище, хоть ты меня просвятил, теперь буду знать... А интересно, на что же весь этот процесс похож? Хоть бы одним глазком взглянуть..

- Ооох, дружище, даже не думай..., не советую. Это зрелище не для живых, божьих тварей. Еще никто и никогда из смертных, живых людей добровольно не присутствовал при этом.. И ты забудь. Уильям просто просил передать, чтобы ты ночью на палубу не совался, а я, старый, болтливый хрен, распустил язык... Считай, что я, Билл Прихлоп, вообще ничего тебе не говорил. Договорились, парень?

- Да ладно, Билли, как скажешь... Нет, значит - нет. Не смею настаивать. И Уильяму я тоже ничего не скажу про то, что ты мне проболтался. Буду сидеть, прижавши свой зад, тихо, как мышка, и на палубу этой вашей, таинственной, страшной ночью не сунусь. Не переживай, приятель.

Прихлоп, как мне показалось, даже вздохнул с некоторым облегчением. Да - да, как же, как же... Это я - то не сунусь? Да как бы не так! Сунусь, еще как сунусь, и подгляжу обязательно..., только потихоньку и ооочень осторожно. Еще бы! Пропустить такое зрелище! Тут даже и думать нечего. Вот только как это сделать, чтоб никто не застукал... Ну, ничего, башка у меня изобретательная, и я обязательно что - нибудь придумаю.
Но вслух я, разумеется, ничего не сказал, и сейчас, скорчив честную рожу, бодро топал вслед за Прихлопом в свою каморку, в которой из - за чуть приоткрытой двери слышался мелодичный, сладкий, чуть нахальный голосок Энни, мурлыкавшей какую - то лирическую песенку...

- Энни, дорогая, - Прихлоп открыл дверь, пропуская меня вперед, - будь добра, принеси этому парню чего - нибудь поесть и выпить, не дай помереть от голода и жажды. В КПЗ его не кормили, а ужин он уже прохлопал.

- Да, Билли, конечно, я уже закончила с уборкой, сейчас что - нибудь принесу этому..., - она, просияв, лучезарно заулыбалась, - оголодавшему парню..., - Энни подхватила ведро с мусором, стоявшее рядом с ней, и направилась к двери, одарив меня жарким, лукавым взглядом. - Я сейчас, быстро..

И она исчезла за дверью. М - даа, порядок тут был наведен основательный. Можно спокойно жить, ничуть не хуже, чем в каюте, или "пиратнике", где полно народа. Даже вырванную с "мясом" койку приделали на место.

- Ну, что, Джек, нравится помещение? - Прихлоп с удовольствием разглядывал каморку. - Ну, вот то - то же! Стоило навести порядок.. И совсем другое дело. Я вот только никак в толк не возьму, с какого это перепуга койка подвесная вдруг ТАК оторвалась.. Она же почти новая, и крепления на ней тоже новые. Тут на ней до тебя такие жеребцы спали, и ничего, а ты раз переночевал, - тут Прихлоп как - то странно, с подозрением, поглядел на меня, - и все, авария.. Да ладно, хрен с ней, с койкой.. Сейчас Энни притащит чего - нибудь пожевать. Ну, не бог весть, что, конечно, но, все - таки. Миссис Роза вместе с нашими дамами сегодня сама командовала и обедом, и ужином. Наш - то мистер Беккет, сам понимаешь, находится в сооовсем нерабочем состоянии...

- Аах дааа, бедный, незадачливый мистер Беккет, ему так крепко... не повезло, - сочувственно протянул я, едва не заржав вслух, сразу вспомнив, какое "несчастье" сегодня постигло невезучего кока Катлера, - кстати, Билли, как он себя чувствует? Надеюсь, с ним все в порядке? А то ведь после такого...

- Да, Джек, с ним все в полном порядке, - опухшая рожа Прихлопа расплылась до ушей, и он, видимо, сейчас тоже с трудом сдерживался, чтобы не заржать, - парнишка кое - как отмылся, кое - как отстирался, а потом еще и вкатил недюжинный скандал создателю этого "чуда инженерной мысли"... Теперь мистер Катлер, напившись успокоительных микстур, отдыхает у себя, и, думаю, что уже завтра - послезавтра сможет снова приступить к выполнению своих обязанностей. Хотя, неприятные воспоминания, так же, как и... эээ... запах, останутся при нем надолго.

В незапертую дверь кто - то осторожно поцарапался, и, не дожидаясь позволения, в каморку просунулась шоколадная, чем - то озабоченная мордашка Анны - Марии...

- Оой, Джек, привет.. Я слышала, наш кэп сегодня, за какие - то грехи, закатал тебя в КПЗ... Ну, это, в любом случае, конечно, не мое дело, просто я очень рада, что ты благополучно и быстро выбрался оттуда, снова на свободе, и с тобой все в порядке.. Билли, дорогОй, а ведь я - за тобой, пойдем со мной скорее, ну, просто до зарезу нужна твоя помощь.. Давай побыстрее, жду тебя, - и она исчезла за дверью.

Билли тотчас отправился на выход, но уже у самой двери обернулся, как - то нехорошо, пристально посмотрев на меня:

- Парень, я знаю тебя слишком давно и ооочень хорошо, меня тяжело обмануть, поэтому я догадываюсь, что ты затеваешь.. Я про сегодняшнюю ночь.. Ведь ты не зря так интересовался " обязанностями" Уильяма... Я по твоей хитрой роже понял, о чем ты думаешь. Оставь эту затею, приятель, откажись от нее, это - очень опасно, и в первую очередь, для тебя самого, твое дурацкое любопытство может выйти тебе же боком..

- Но, Билли, я ведь даже и не думал... У меня и в мыслях не было..

- Вот и дальше не думай... В любом случае, я все тебе сказал, парень. Откажись, пока не поздно, от этой идиотской затеи, а еще лучше - пригласи крошку Энни на.... ужин, - тут Билл многозначительно ухмыльнулся, - вот тебе мой совет. А свою эту глупую задумку из башки выкинь. Совсем..

С этими напутственными словами Билл Прихлоп покинул каморку. Я же, приобретя на " Голландце" такую полезную привычку запирать дверь, тотчас закрыл за Биллом щеколду, и грохнулся, даже не разувшись, на койку, блаженно закрывая глаза. Ооо, якорь мне в задницу, как же я все - таки устал за сегодняшний день! А ведь, ровным счетом, ничего путнего и не делал. Но состояние.. Словно вся команда " Голландца ", вместе с капитаном, возила на мне воду, ну, или чего - нибудь еще, учитывая их сегодняшнюю, серьезную поломку. А Прихлоп - то, старый хрен, раскусил - таки, мою задумку. Вот же, хитрый дьявол... Даа, этого парня не так - то просто провести. Он меня насквозь видит. Ну, и пусть дальше видит, якорь ему в... А мы с тобой, старина Джек, послушаем, согласно поддакнем, сделав чееестную рожу, а поступим... все равно по - своему, эгоистично и не раздумывая, и никакие Прихлопы нам с тобой, приятель, вовсе не указ. Yes, yes, yes..
Погрузившись в эти размышления, я сам не заметил, как задремал. Разбудил меня робкий, осторожный стук в дверь, и я, уже по привычке подскочив, как ошпаренный, рванул открывать, заранее ожидая еще какого - нибудь, не очень приятного, сюрприза, и уже готовый ко всему...

Но в дверях, застенчиво улыбаясь, стояла Энни. В одной руке она держала посудинку с чем - то горячим, и из под крышки валил ароматный пар, а в другой - небольшую корзинку, прикрытую цветной тряпицей, из под которой соблазнительно выглядывало горлышко бутылки.

- Привет, Джек.. Я принесла тебе обещанный ужин.. Ты... позволишь мне... войти? - неуверенно поинтересовалась Энни, поблескивая своими жаркими, сладкими глазками, и вероятно, не зная, стоит ли ей еще раз возвращаться на место своего ночного " преступления", оставаясь со мной тет - а - тет, или же, отдав мне ужин, побыстрее сбежать, даже не заходя в эту "хижину дяди Джека", и сейчас мялась в дверях, пребывая в сомнениях и колебаниях, но долго раздумывать я ей не позволил...

- Ооой, дорогая... Ну, что за глупый вопрос? Позволю ли я тебе войти...? Ооо, еще как! Ты могла бы и не спрашивать, детка.. - Я тут же немедленно сгреб Энни в охапку, прямо вместе с горячим ужином, и ловко втянул в каморку, сразу же заперев за ней дверь.

И еще я понял, кто может стать моим помощником, вернее, помощницей, в моей ночной " вылазке ". Конечно, не факт, что Энни согласится, но попробовать стоит...

9

Глава 9. Пришельцы из бездны.

Но моя неожиданная, пылкая атака совершенно не привела Энни в восторг, она громко ойкнула, чуть не грохнув принесенный ужин на пол..

- Эээй, парень, аккуратнее, - испуганно вскрикнула она, пытаясь освободиться из моих соскучившихся рук, - что ты делаешь? Ведь я же так все уроню, к чертовой матери, и ты останешься голодным, не говоря уже о том, что я могу ошпарить нас обоих... Оно тебе надо?

- Ммм, детка... Извини, просто я уже так истосковался по тебе.. Не смог удержаться. Ах, ты, чеерт, а как же чудесно пахнет.., - довольно промурлыкал я, принюхиваясь к аромату, идущему из котелка, и витающему сейчас по каморке, но Энни, однако, выпускать из своих гостеприимных объятий не спешил. - Что это там у тебя, цыпа? Такие ароматы, а я зверски голоден... и, не только..., - и я ловко ухватил Энни за... эээ... пятую точку.

- А вот отпусти меня, и узнаешь.., - рассмеялась она. - Пока я все не разлила на пол... И не разбила бутылку с ромом... К тому же, еще и не одну.., - лукаво поддела меня Энни.

Конечно, мне оочень хотелось потискать эту крошку еще немного, но угроза остаться без еды и, что еще страшнее, без выпивки, была очень серьезной, и я, со вздохом сожаления, неохотно выпустил Энни из своих объятий, и она, оказавшись, наконец - то, на свободе, поставила на стол принесенную провизию.

- Да, кстати, дорогая, чуть не забыл.. Я хотел тебе кое - что вернуть.., - я полез в карман, доставая из его недр сережку с красным камешком, - вот твоя милая вещица, благодаря которой мы.. Ну, неважно.. Главное, что я ее нигде не потерял, и возвращаю тебе в целости и сохранности.

Энни, густо покраснев, молча взяла у меня сережку, тут же вдев ее в ухо, и начала разбирать корзинку, вытащив из нее на стол, к моей величайшей радости, две бутылки рома, кусок сыра, шматок солонины, чуть зачерствевший хлеб, какие - то сушеные фрукты, печенье. А в котелке оказалась отличная мясная каша. Вероятно, общими усилиями, работу поврежденного камбуза все - таки удалось вернуть в привычное русло и в отсутствие кока Катлера.

- Ооо, Энни, детка... Ну, спасибо.. Да ведь это же настоящий пир! - от всей души восхитился я. - Уж кто - кто, а ты - то, точно, не позволишь человеку сдохнуть от голода, и высохнуть от жажды.

- Хватит восторгаться, парень, - остановила Энни поток моего красноречия. - Лучше давай, садись ужинать, каша остывает, - и она, с видом хорошей домохозяйки, нарезала сыр, солонину и хлеб, пока я возился, откупоривая бутыль с ромом, кое - как справившись с этой нелегкой задачей, бутыль была запечатана намертво, словно, на вечное хранение, и никак не желала поддаваться. Но, слава богу, я все - таки, добрался до содержимого, и, мощно хлебнув прямо из горла, передал бутыль Энни:

- Твое здоровье, дорогая. Ну, давай, что ли, выпьем с тобою, детка, за... знакомство.. Ну, и за все... остальное, хорошее...

- Хм, а почему нет? Можно и выпить.., - и она, ничуть не отставая от меня, крепко отхлебнула из бутыли, не хуже любого пьянчуги - матроса. - Уффф, - Энни шумно фыркнула, даже не поморщившись, тотчас закусывая выпитое кусочком сыра. - Твое здоровье, парень..

Оого, а вот это - по - нашему, по - пиратски. Молодец, детка, нечего сказать. Хотя, я почему - то, все время забываю, что мисс Энн Бонне - все - таки особа пиратских кровей, а не благородная, изнеженная барышня, и распитие крепких, спиртных напитков в компании всяческих мореходов, для нее - родное, привычное занятие.

И я, еще раз подивившись " таланту" мисс Энн Бонне, принялся за трапезу.. Энни сидела напротив, на низенькой скамеечке, стоящей возле стола, и, подперев рукой подбородок, с улыбкой поглядывала на меня.

- Ну, а вы, леди, чего сидите так сиротливо? Давайте, уважаемая, присоединяйтесь, за компанию - то веселее..

- Нет, спасибо, Джек, я не хочу. Мы уже успели перекусить. Так что, ты давай, наворачивай, и на меня не смотри.

- Нуу, дорогая.. Как же я могу не смотреть на тебя? Это невозможно... Ладно, раз не хочешь есть, тогда давай еще выпьем, - я, хорошенько хлопнув из горла, передал бутыль Энни..

- Да легко.., - она взяла переданную мной бутыль, оценивающе разглядывая ее содержимое, - славный ром.., - а, кстати, Джек, как тебе наше КПЗ? Понравилось, или так себе?

Ха, понравилось.. Вот ты, язва..

- Да, дорогая, знаешь, ооочень даже симпатичное место. Ну, во всяком случае, намного лучше тех захолустных дыр, в которых мне пришлось побывать. И сидят в вашем КПЗ такие душевные, дико милые люди. Так что, скучно мне там совсем не было. - Серьезным тоном изрек я, снова принимаясь за кашу. - Кстати, детка, тут я кое - откуда.., ну, неважно, узнал, что сегодняшней ночью на судне намечается... некое закрытое мероприятие.. И, понимаешь, я бы хотел.. нуу, хоть одним глазком взглянуть на этот ваш "ведьмин шабаш". Только вот не знаю, как это получше провернуть, чтобы никто меня не застукал.. Говорят, ваш кэп строго запрещает кому бы то ни было в этот момент появляться на палубе, и мешать ему колдовать. И я хотел тебя попросить.. Ведь ты знаешь все местные порядки, ну, словом, что, где, когда, откуда.., знаешь все места, где можно укрыться.. Ведь так? Ты можешь мне ...эээ... пособить в этом дельце?

Я хотел еще что - то спросить, но не успел.. Крошка Энни, услышав о моих "шпионских" намерениях, высказанных "под руку", поперхнулась попавшим не "в то горло" ромом, жутко закашлявшись так, что мне пришлось очень нежно отхлопывать ее по спине.

- Ммм, ооох, Джек.. А ты уверен, что оно тебе надо? - поинтересовалась Энни, наконец - то, прокашлявшись, и вытирая выступившие слезы. - Вообще - то, в такие ночи никто не смеет и носа высовывать на палубу, и я понятия не имею, что там происходит. Ну, то есть, конечно, знаю, но только по слухам. А наши и соврут, недорого возьмут.

- Но ведь и ты, дорогая, тоже оочень бы хотела это узнать... Признайся честно, что ты тоже этого хочешь не меньше, чем я..

- Ну, если честно.. Да, меня, конечно, тоже...эээ.. грызет любопытство.. Но никто еще не решался нарушить приказ кэпа, ведь, сам понимаешь, если он застукает за этим занятием, или узнает, что кто - то за ним так бессовестно подглядывал, трюмным КПЗ уже не отделаешься.

- И как же он поступит с нарушителем этой заповеди? - с ехидством поинтересовался я. - Заставит чистить сортиры, лет, этак, сто...? Или сразу отправит, безвозвратно и безвозмездно, в преисподнюю? Или собственноручно порвет задницу этому окаянному грешнику? Как думаешь, детка?

- Джек, я не знаю, какое наказание капитан Тернер может изобрести за такое чудовищное нарушение своего приказа. Но, догадываюсь, что это будет какая - то, ооочень жуткая кара. Да, если честно, дело даже не в кэпе.. Голос моря.. Говорят, в такие ночи он появляется почти всегда, и из смертных его редко кто может пережить. Люди либо сходят с ума, и, обезумев, бросаются за борт, или умирают на месте от этого зова преисподней. Ведь ты сам, наверное, не раз слышал про такое, а может, даже и видел странствующие по морю корабли - призраки без экипажей, брошенные, покинутые людьми, безо всяких видимых причин? Их призвал голос моря, голос морской бездны.., - и Энни еще раз, со вздохом, приложилась к бутыли. - Я помогу тебе, парень, раз уж ты этого так хочешь... И, кто знает, возможно, назад, в эту твою каморку, мы с тобою уже не вернемся..

- Энни, детка.., пойми меня правильно. Я прошу тебя лишь помочь мне незаметно пробраться на палубу, никому не попадаясь на глаза, и где - нибудь получше укрыться.. Потом ты сразу же уйдешь. Тебе вовсе не нужно оставаться со мной, подвергая себя опасности. Я не могу, и не стану просить тебя остаться со мной.

- Джек, я не знаю, зачем тебе это нужно, праздное ли это любопытство, или что - то другое, но я уже сказала, что помогу тебе в этой твоей, совершенно бредовой, безумной затее, - она очень пристально посмотрела мне в глаза, - более того, я останусь с тобой. Мне уже слишком поздно бояться за свою шкуру, и особо нечего терять... А бросить тебя одного, на растерзание всякой нечисти, или, еще неизвестно, чего, я теперь уже просто не смогу. Ты мне очень нравишься, парень. Да, если честно, мне и самой, страсть, как интересно узнать, чем на досуге занимается наш кэп, - она пьяненько рассмеялась, - все хоть какое - то приключение среди этой тоскливой, лишенной разнообразия, корабельной рутины. Только тогда нам нужно побыстрее пошевеливаться, и, если ты, наконец - то, слопал свой ужин, мы можем отправиться в путь прямо сейчас, иначе может быть уже слишком поздно. Давай, мы с тобой еще раз хлопнем" на посошок", по маленькой, и вперед.., - что мы немедленно и сделали.

Потрясающе.. Эту крошку даже уговаривать не пришлось. Наверное, ей выпитый ром в голову крепко шарахнул.. Ну, или что - то другое. В любом случае, со мной на палубе она не останется, нечего ей там ночью делать, отправлю восвояси без всяких разговоров. Не нужно мне этого пьяного героизма, чтоб потом виноватым себя чувствовать. Но вслух, однако, ничего не сказал, а Энни, тем временем, поднявшись со скамеечки, направилась к двери:

- Эээй, парень... Ну, что, ты идешь, или как? Кэп ведь не будет ждать, пока мы соблаговолим дотащить свои задницы до палубы, хорошенько спрятаться, чтобы он нас не застукал, и поглядеть на его "колдовство"...

- О да, да, конечно, дорогая, - я, шустро подскочив, направился вслед за ней, - ах, ты, черт, совсем забыл..., - и, вернувшись, забрал со стола вторую, непочатую бутылку, запихнув ее в карман. - Пригодиться.., - тут я состроил умильную рожу.

Энн скептически покачала головой, но ничего не сказала. И мы, потихоньку открыв дверь, осторожно высунули носы из каморки, внимательно озираясь по сторонам, и, не увидев ничего подозрительного, пьяно хихикая, стали пробираться на палубу, в полном восторге от своей дурацкой затеи, крадучись, как два пакостника - малыша, которые затевают что - то нехорошее втихушку от родителей, и в любой момент могут быть застуканными. Но ром сделал свое черное дело, сразу породив в наших сердцах целое море отваги, и теперь нас это уже совсем не пугало.

Когда мы с Энни, наконец - то, выползли на палубу, уже совсем стемнело. На судне были потушены все огни, вокруг не было ни души, и стояла какая - то мертвая тишина. И на самом море воцарилась такая же мертвенная тишина, не было слышно даже плеска волн за бортом, ни дуновения самого легкого ветерка, словно с самим огромным кораблем вымер и весь, кажется, уснувший вечным сном, окружающий мир. Лишь только огоньки святого Эльма озорными светлячками, весело перемигиваясь, прыгали по темным, словно упирающимся прямо в небо, горделивым верхушкам мачт...

- Ооо, черт... Тихо - то, как в могиле, - задумчиво пробормотала Энни, - кажется, мы с тобой, парень, подоспели вовремя.

Тут ее взгляд упал на стоявшие возле правого борта бочки, вероятно, поднятые сегодня из трюма..

- А вот это, ну, прямо, как будто для нас с тобой поставили, вот спасибо - то, - и Энни, не долго думая, откинула обрывок парусины, накрывающий самую большую бочку, ловко нырнув в нее. - Эй, Джеек.. Давай, забирайся сюда. Здесь места как раз двоим хватит.

Я, не дожидаясь повторного приглашения, и, недолго думая, влез в бочку следом за Энни, накрывая нас обоих парусиной. Ну, надо же, как мы сегодня удачно зашли. Но, однако, девочке уже пора восвояси.

- М - да, весьма неплохо.. Хотя, все равно, немного тесновато.. Но, сейчас, кажется, будет попросторнее.

- С какой это радости?, - Энни недоуменно поглядела на меня, - бочка, что ли, растянется?

- Нет, детка, бочка останется прежней, просто ты сейчас ее покинешь, и, бегом с палубы.. Смекаешь? Ну, вот то - то! Нечего тебе здесь делать. Давай, вылезай..

- Чеего? Ну, вот еще! И не подумаю, - возмутилась Энни, - и, вообще... Чего это ты раскомандовался? Захочу, так и останусь, и никуда ты меня выгнать не сможешь, даже не старайся. И, кстати, дорогой, убери куда - нибудь свой зад, он мне очень мешает, ты им мне на ногу уселся.

- Давай, выметайся, дорогая..., - сердито зашипел я, попытавшись еще раз вытолкнуть Энни из бочки на поверхность, но это было невозможно, - и мой зад тебе мешать не буууу ..., ооооо..., ммммм, вот, дьявооол, - это Энни, заворочавшись, попала своей острой коленкой мне между ног, придавив там...эээ... самое дорогое. - Ээй, дорогая, аккуратнее, ведь, если мы вернемся отсюда в целости и сохранности, этот многострадальный парень может мне еще очень здорово пригодиться.. Да и...эээ..., тебе тоже.

- Развратник! - проворчала Энни, - даже в такой момент все мысли об одном. Все вы, мужики, одинаковые.. Да прекрати ты возиться, парень..

- А раз мы, мужики, все одинаковые, давай, выпрыгивай отсюда. Нечего с нами, такими развратными мужиками, в одной бочке сидеть..

- Тшшш..., тихо ты, Джек.. Смотри, там, на мостике, наш кэп..

Тут мы с Энни, разом перестав толкаться и возиться, дружно заткнувшись, уставились на появившуюся, словно из ниоткуда, фигуру капитана Тернера, одиноко стоявшую на капитанском мостике, и очень хорошо заметную в темноте, с поднятой вверх, к ночному небу, головой, а над ним, в абсолютно черном, без единой звездочки, небе, вырисовывались сначала нечеткие, но постепенно становившиеся все ярче и ярче, причудливые очертания стремительно разворачивающейся, гигантской, какой - то загадочной, таинственной пентаграммы.
По палубе стелился, поднимающийся из - за борта, густой туман, а весь огромный корабль окутала легкая дымка, делая его призрачным, и совершенно нереальным.
Где - то очень глубоко под судном, словно из самой морской бездны, послышался тихий, рокочущий, вибрирующий шум, от которого начал содрогаться весь корабль, шум нарастал, становившись все громче и громче, постепенно перерастая в настоящий многоголосый рев, а затем рев резко сменился на не поддающийся описанию, тонкий, резкий, звенящий звук, совершенно непереносимый для человеческого слуха, впивающийся в мозг мириадами раскаленных шипов, вызывая дикую, адскую боль, заставляющую голову словно раскалываться на части, вышибая из глаз слезы, лишая рассудка, и возможности соображать. Боль была настолько невыносимой, что мы с Энни, забившись на дно бочки и, сжавшись в комок, со стонами, сейчас зажимали уши, не в силах произнести ни слова.
Адский, раздирающий звук исчез также неожиданно, как и появился, но нам показалось, что эта кошмарная пытка длилась целую вечность. Мы кое - как пришли в себя, все еще плохо соображая, нас трясло, как в приступе лихорадки, к тому же, у обоих пошла носом кровь.

- Голос моря..., - прошептала Энни, - вот черт, сильная штука.. Мозги отшибает, похлеще самого крепкого рома, бррр.., даже весь хмель из башки вылетел, - и она вытерла кровь рукавом, размазав ее по своей хорошенькой рожице, а я же вообще предпочел промолчать, потому, что язык мой с трудом ворочался во рту, а башка была очень тяжелой, гудящей, и абсолютно пустой.

Немного переведя дух, и чуть - чуть придя в себя, мы снова высунули физиономии из бочки, и нашим одуревшим взорам открылась совершенно потрясающая картина.

Капитан все так же неподвижно возвышался на мостике, а над величественной громадой корабля, в черном небе, летали, весело кружась, сотни, нет, тысячи зеленоватых, каких - то полупрозрачных, мерцающих огоньков, которые, поднимаясь ввысь, и оказываясь в самом центре пентаграммы, тут же погаснув, исчезали. Мы, разинув рты, завороженно любовались этим чудесным зрелищем.

- Энни, а как ты думаешь, что это такое? И почему, а самое главное, куда они деваются? - спросил я, не отрывая взгляда от этого чуда.

- Эти зеленоватые огоньки - души погибших в море, парень.. - Задумчиво ответила Энни, - и каждый потухший огонек в центре пентаграммы означает, что душа добралась туда, где ей положено быть, и обрела, наконец, покой.. Но так бывает далеко не всегда.

- А что, бывает, что не все добираются благополучно? Бывали тяжкие случаи, что кто - то, не долетев, заблудился? Надо же, как не повезло.., - тут по лицу Энни я понял, что брякнул какую - то нелепость, и заткнулся.

- Не ерничай, парень.. Если душа проклята за какие - то страшные грехи, и ей на дано шанса искупить их, то она обречена на вечные муки и...

Но договорить Энни не успела. Откуда - то, со стороны борта, совсем рядом с нами, послышался какой - то странный, скребуще - шелестящий звук, сразу потянуло гнилью, и на палубу с борта сползло "нечто", а, именно, труп, вернее, даже не труп, а кости, прикрытые кое - где лоскутами гниющей, разлагающейся плоти, тащившейся за пришельцем, и издавая этот омерзительный шелест. Это ужасное существо, издав душераздирающий вопль, проползло мимо нас, пересекая палубу, едва не разваливаясь на части, и, наконец, кое - как добралось до противоположного борта, за которым вдруг открылась большая дыра, стремительно углубляющаяся, и увеличивающаяся в размерах, переходящая в огненный тоннель, и жуткое "нечто", перевалившись через борт, и издавая страшные, пронзительные вопли, оказавшись в этом тоннеле, тотчас же исчезло.
Но ужасное существо, как оказалось, было не одно.. Мертвецы, поднимавшиеся из морской пучины один за другим, заползали через борт на судно, пересекали палубу, издавая дикие, жуткие вопли и, переваливаясь через противоположный борт, исчезали в огненном тоннеле, точно так же, как и первый, чудовищный пришелец из морских глубин, и поток этих отвратительных "гостей", казалось, был нескончаем. В воздухе витал густой, жуткий смрад гниющей плоти, тины, водорослей, и я почувствовал подкатывающую к горлу, резкую волну тошноты, но, кое - как, с трудом сдержавшись, сумел справиться с ней, почти машинально достав из кармана так пригодившуюся сейчас бутылку рома, моментально откупорил ее, тут же посмотрев на бледную, еле сдерживающую приступы дурноты, чуть живую Энни, и передал бутылку ей... Энни молча сделала глоток, потом еще, и, переведя дух, вернула мне бутылку, к которой я тут же приложился, сразу почувствовав облегчение...
- Фуу, дьявол.. Какая гадость.. Я не про ром, детка, он превосходен.. Просто все эти парни.. Они выглядят жутко, и... пахнут... странно. Что они здесь делают? И куда направляются? Да еще в таком ... непотребном виде...

- У этих "странных парней" одна дорога, Джек.. Прямиком в преисподнюю, минуя чистилище. Им не дано права на искупление своих грехов, они прокляты навечно, а их жуткий вид - часть их наказания.. Не бессмертная душа, заключенная в бестелесную оболочку, но гниющая, смрадная плоть... Вечное проклятие.. Вечные муки.., - Энни, с неподдельным ужасом , во все глаза, разглядывала кошмарных "разложенцев", - и нет страшнее кары, чем то, что ты сейчас видишь.

А тем временем, бесконечный поток мертвецов вдруг значительно уменьшился, а затем, и вовсе прекратился вместе с самым последним, жутким существом, рухнувшим с борта прямиком в преисподнюю, не оставив за собой на палубе никаких следов пребывания этих кошмарных, "ночных гостей", поднятых из морской бездны.
Призрачные, зеленоватые огоньки, шустро сновавшие в небе, постепенно тоже исчезли, все души погибших в море, наконец - то, обрели покой, и через некоторое время все кругом стихло. Переправка душ благополучно завершена, все распределены капитаном Тернером, а, проще говоря, самим морским дьяволом, по назначенным местам, да и сам он, добросовестно выполнив свою страшную, грязную "работу", исчез с капитанского мостика так же неожиданно, как и появился, вероятно, отправившись отдыхать с чистой совестью, и с чувством выполненного долга.

Жуткая ночь закончилась, на востоке уже робко заалела тонкая полоска зари. Все еще боясь пошевелиться, мы с Энни, посидев еще некоторое время, а затем, тихо охая, осторожно, кое - как вылезли из бочки, и бегом бросились прочь с палубы, чуть не переломав ноги на лестнице, галопом проскакали до моей каморки, с грохотом ввалились внутрь, сразу же заперев за собой дверь, наконец - то, с трудом смогли перевести дух, и тут же, дружно переглянувшись, по очереди приложились к горлышку так удачно прихваченной мной бутылки.

- М - даа, - задумчиво протянул я, - знаешь, детка, а у вашего кэпа все - таки грязная, тяжелая и, самое главное, ужасно неблагодарная работа. А ведь было время, когда я тоже хотел..., - но тут я вовремя заткнулся, поняв, что сейчас могу брякнуть лишнего, о чем этой крошке знать совсем необязательно.

Тут я живо представил себе, что было бы, если бы я в свое время все - таки проткнул злополучное сердце Деви Джонса... Сейчас стоял бы, вместо приятеля Уилли, на капитанском мостике, провожая в "последний путь" различных омерзительных разложенцев, смердящих на всю округу. Фуу, бррр..., не хочу. И слава богу, что сия заманчивая участь меня благополучно миновала. Пожалуй, что Уилли не позавидуешь, нечему тут завидовать...

Я весело взглянул на Энни, но тут же заметил, что она выглядит очень плохо -бледное личико покрыто испариной, ее бьет мелкая, лихорадочная дрожь, бедная девочка еле держится на ногах, и вот - вот упадет..

- Эээ, дорогая, что - то ты мне совсем не нравишься.. Наш ночной променаж явно не пошел тебе на пользу.. конечно, это я виноват.. Мне не стоило брать тебя с собой...

- Нет, ну, что ты.. Ты здесь не при чем, я сама захотела пойти.. Так что, сама и виновата... Джек, извини..., но я, наверное, лучше... пойду... к себе. Мне, и впрямь, что - то..., как - - то... нехорошо.

- Ну, вот еще, глупости какие... Пойдет она, видите ли.. Детка, никуда ты не пойдешь, я тебя не пущу. Ложись здесь, у меня, и немного поспи. Станет легче, пойдешь к себе.

И я, не дожидаясь согласия Энни, уложил ее на койку, стащив с нее сапоги, и укрыл одеялом. Сам же, скинув верхнюю одежку, и разувшись, осторожно прилег рядом, просунув под одеяло руку, потихоньку обнял Энни поперек талии, затем рука сама скользнула наверх, выбирая место... эээ.., которое повыше.

- Джек.., не надо, - тут она беспокойно заворочалась, пытаясь подняться.

- Да не беспокойся, дорогая, не стану я к тебе приставать, просто руку девать некуда. У меня сил ни на какие домогательства уже не хватит, - пробурчал я, с явным сожалением вытаскивая руку из под одеяла, и убирая ее на место, - так что, спите спокойно, леди.. Никто на вашу честь покушаться не собирается.

М - даа, жаль, конечно, что так вышло. А ведь мы могли бы провести вместе прекрасную ночь. Тебе сейчас плохо, детка, понимаю, и плохо тебе из за меня, вернее, из за моего дурацкого, нездорового любопытства. И зачем мне это было нужно? Ты что, старина, утопленников никогда не видел? Было бы, на что смотреть.. Мерзость сплошная.. И девочку подставил, и сам остался без любви и ласки. Так тебе и надо, ты сам виноват, ты сам наказал себя, парень.. И, не только себя. Ну, что теперь поделаешь, как - нибудь переживу. Желание, или нежелание дамы - закон. А если я обещал не приставать, значит, не буду, и слово свое сдержу.

Но я кривил душой, и лгал самому себе. Ведь, несмотря на то, что сил ни на какие активные действия, действительно, не было, на шустрого "малыша Джекки" усталость его хозяина ни в коей мере не распространялась, и он, почуяв близость женского тела, тут же проснулся, начав возмущенно ворочаться... " Эээй, парень, - с досадой подумал я, - в конце концов, кто на ком из нас растет? Я на тебе, или ты на мне? Конечно же, ты... Кто из нас кому хозяин? Ты - мне, или, все - таки, я тебе? Конечно же, я.. Смекаешь? Ну, вот то - то.. Так что, ляг и заткнись, парень. Возможно, когда - нибудь, будет и на твоей улице праздник, но, увы, не сейчас."

Сейчас я просто разглядывал, наконец - то, уснувшую Энни, ограничившись тем, что погладил ее холодную, влажную щечку, и потихоньку снова просунул руку под одеяло, осторожно и нежно обняв. И мне сразу сделалось как - то уютно, легко и спокойно, если, конечно, не считать все еще шевелившихся, нескромных желаний. Удивительно, но за это короткое время, я успел привыкнуть и привязаться к этой девочке, даже, несмотря на наше, столь...ээээ.., несколько необычное знакомство, которому, я, кстати, был ооочень и очень рад.. И теперь точно знал, что ни драчливому тезке - Джеку, фуу, этому мерзавцу и грубияну, ни кому - либо другому, я не собираюсь отдавать это свое обретенное сокровище. Эээй, парень, а уж не влюбился ли ты ? Нууу, конечно же, нет, ведь море - моя единственная любовь... А еще - моя драгоценная старушка, "Черная Жемчужина", а еще - ром, а еще..., ну, неважно. И еще не родилась на свет женщина, способная похитить и полностью завоевать сердце капитана Джека Воробья...

Я сам на заметил, как заснул...
Огромный, черный водоворот увлекал нас с Энни, затягивая все сильнее и сильнее в свою раскрытую, жадную пасть. Я пытаюсь схватить Энни за руку, удержать ее рядом с собой, но десятки костлявых рук, высунувшихся из этой жуткой, бурлящей, кипящей, словно адский котел, бездны, намертво вцепились в нее, яростно вырывая у меня, тянут вниз, в жуткую неизвестность, и я, не в силах удержать Энни, выпускаю ее... Нееет!
И я, проснувшись от собственного крика, весь в холодном поту, резко подскочил на койке. Энни рядом со мной уже не было...

10

Глава 10. Дурные вести.

Какой отвратительный, кошмарный сон... Хотя, было бы удивительно, что после всего увиденного этой ночью, мне могло присниться что - то другое. Все это, конечно, глупости, но на сердце тяжелым камнем легло какое - то непонятное, нехорошее предчувствие. Или я еще просто не до конца проснулся. А Энни - то тоже хороша - могла бы, уходя, и разбудить, ведь, несмотря на приснившийся кошмар, я заспался довольно крепко, и не слышал, как она встала и ушла. Вообще ничего не слышал.
Я полежал еще немного, приходя спросонья в себя. Но, однако, пора вставать, хватит валяться в койке, новый день уже наступил, и кто знает, какие сюрпризы он еще тебе сегодня приподнесет. Ведь на этой посудине почему - то все время чувствуешь себя, словно на пороховой бочке, никогда не зная, что может произойти в следующий момент. Итак, приятель, все, полный подъем. Ооо, дьявол... Легко сказать.. После этой чертовой бочки, в которой мы с Энни всю ночь просидели, теперь болит все тело - с пяток до макушки, будто меня все это время завязывали в морские узлы. Я, по - стариковски кряхтя, с трудом поднявшись, уселся на койке, охнул, еле согнувшись, и принялся натягивать сапоги. М - даа, Джек, старина, старость - не радость.. Ну, ничего, вот доберусь до Фонтанчика, и тогда... Но, что будет тогда, я не знал. И вообще, это все будет потом, к тому же, еще очень нескоро, и неизвестно, будет ли, случаи - то разные бывают. Так что, нечего заранее загадывать. Уйми свое богатое воображение, парень.
Но, несмотря на кошмарную ночь, дурной сон, и не очень приятное пробуждение, настроение у меня, неизвестно почему, было хорошим. Я достал из кармана чудом уцелевшее, заляпанное зеркальце, попытавшись запихнуть в него свою, плохо помещающуюся... Ооо, господи, вот это рооожа! Да неужели это я? Опухший, вместо своих любимых, щегольских усов и бородки небритое, ощетинившееся черти что, на которое просто невозможно смотреть. Таак, а это что еще за шикарный, экзотический фрукт вырос у тебя на скуле? Синий - синий, с красивым фиолетовым отливом, сияющий, словно начищенная монета. Вот же хренов тезка! Это ж надо было так всю "вывеску" испортить! Постарался, мерзавец, нечего сказать.. Хорошо еще, что опухоль немного сошла, и теперь можно относительно нормально открывать рот. М - даа, приятель, с тех пор, как ты решил стать пиратом Карибского моря, ты все время только и делаешь, что принимаешь побой, да получаешь тумаки. И фасад - то у тебя сейчас - то, что надо. Ээх, бедняжка Энни, наверное она, открыв глаза, испугалась "заморского чуда", лежащего рядом, и убежала поскорее, стараясь не разбудить это самое "чудо". Ей и так почти всю ночь страхов хватало, а тут еще под боком... Ладно, проехали..
Неет, с этим непотребным видом нужно срочно что - то делать. Интересно, чем бреется капитан Тернер, и бреется ли он вообще. Вон какая у него физиономия аккуратная. И бородка, и усы в полном порядке, не то, что сейчас у некоторых, не будем пальцами показывать. Потому что, если он все - таки бреется, можно будет у него попросить то, чем он бреется, ну, а если эта аккуратность у него теперь от природы, тогда... Вот тогда не знаю... Ладно, что - нибудь придумаю, не такая уж это большая проблема. Но в порядок привести себя все - таки нужно, хотя бы, для начала, просто рожу умыть. Я, конечно, никогда не был сторонником этой процедуры, считая ее бесполезной и совершенно ненужной тратой времени и воды, а вот сейчас, пожалуй, согласен немного изменить свое мнение. Я тут же принялся осуществлять свое благое намерение, достав с полки большой, неизвестно, для каких целей предназначенный горшок, и налив в него воды из бурдюка, стоящего в углу, стащив с себя рубашку, принялся усердно умываться, шумно отфыркиваясь, и заливая водой пол. Уфф, как хорошо.. Сразу даже как - то легче стало.

- С добрым утром, дорогооой, - пропел за моей спиной очень знакомый голосок, заставив меня вздрогнуть, чуть не перевернув горшок с водой себе на штаны.. - А ты, я вижу, уже ванну изволишь принимать? Правильно, молодец, хороший мальчик..

Я резко обернувшись, увидел Энни, стоящую за моей спиной, и во все глаза насмешливо разглядывающую мою полуголую, мокрую персону с головы до пят. В руках у нее снова был котелок с чем - то съестным, и корзинка с заманчиво торчащим горлышком бутылки.. Вот ведь, зараза...

- Тьфу, ты, черт.. Послушай, детка, я просто счастлив, что теперь являюсь "хорошим мальчиком", ну нельзя же так бесшумно подкрадываться. Если ты хотела напугать "хорошего мальчика" Джека, то тебе это удалось. - Произнес я с некоторой досадой, вытирая мокрую рожу цветной тряпицей, принесенной Энни вчера, и собираясь натянуть рубашку, - ты так разглядываешь мое обнаженое тело, дорогая, что мне хочется сейчас сквозь землю провалиться.., - ехидненько заметил я, придав своей умытой физиономии возмущенно - стыдливое выражение.

- Оой, Джек, ну, какой же ты стал.. нервный... - виновато улыбнулась Энни, - наверное, это после вчерашнего.. Ну, ладно, ладно, извини.. Я все поняла и осознала.. Больше не буду к тебе подкрадываться ни сзади, ни спереди.. Всегда буду громко предупреждать о своем появлении. И потом, - она как - то странно посмотрела на меня исподлобья, - ничего я тебя не разглядываю.. Просто ты сейчас такой... забавный..., когда мокрый..

- Спасибо, дорогая, я весьма польщен.. Значит, я .. забавный? А я - то, дуралей такой, уже возомнил, что ты просто без ума от моей неотразимой, неземной красоты. Ну, а раз нет, значит, эту недооцененную, невостребованную красоту мы сейчас уберем подальше от нескромных глаз, - я, кокетливо взглянув на Энни, наконец - то надел рубашку, - все, финита ля комедиа, дорогая, больше смотреть не что. Ну, по крайней мере, у меня.., - наставительным тоном изрек я. - А вот у ваас.., - и попытался схватить Энни.

- Обойдешься, парень, - она, рассмеявшись, ловко увернулась от моих прытких рук, ставя на стол принесенную провизию, - я взяла нам с тобой кое - что перекусить, нуу, и выпить, разумеется, - и она вытащила из корзинки все содержимое, состоящее из бутылки рома, хлеба, и еще чего - то съестного.. А в котелке снова оказалась каша.. - Давай завтракать, хотя, у всего остального населения уже скоро обед, а мы с тобой все проспали.. И каша, правда, вчерашняя, да к тому же, еще и холодная, не бог весть что, конечно, но все - таки...

- Ну, что ж теперь поделать, - с притворным разочарованием вздохнул я, - сгодится и такая.. Вот попадешь к вам на "Голландец", научишься есть всякую дрянь и смотреть на всякую чушь, типа вчерашней. Да, кстати, как ты себя чувствуешь, дорогая? - заботливо поинтересовался я, потому что, несмотря на показную веселость, выглядела Энни все равно неважно - бледная, усталая, и чем - то очень сильно обеспокоенная. - Вчера ты здорово напугала меня, и я уже начал проклинать себя за то, что вообще втянул тебя в эту дурацкую затею.

- Я - в порядке, все почти прошло, - заверила меня Энни, но было видно, что она лжет, что - то не договаривая, но пока решил не приставать к ней с расспросами. - А ты, парень? Сам - то ты как, после нашей вчерашней "вылазки"? Кошмары во сне не мучили?

- Все просто отлично... Ничего со мной не сделалось.. Бывало и хуже. А что касается кошмаров.. Если честно, мне приснилось такое.., - но я решил не рассказывать Энни про свой жуткий сон, - ...такая гадость. Не хочу даже говорить об этом.

- Да уж, оно и заметно, - как - то невесело рассмеялась Энни, - то - то ты сначала распускал руки, а потом храпел, как стадо бизонов..

- Детка, все это - чистой воды клевета.. Я не распускал руки, ты неправильно поняла мои благородные намерения. И не мог я храпеть, как стадо бизонов. Мне снился кошмар, а ты..

- А я утверждаю, Джек, что ты делал и то, и другое. Я говорю и про твои шаловливые ручки, и про твой храп - ты, Джек Воробей, храпел, как стадо бизонов. Не пытайся спорить со мной, все равно проиграешь. - произнесла Энни шутливо - нравоучительным тоном.

М - даа, спорить было, действительно, бесполезно..

- Ну, ладно, ладно, детка, я не стану спорить с тобой, будем считать, что так все оно и было. Кстати, тебя никто не хватился? - спросил я, наконец - то откупорив бутылку, - твое здоровье, дорогая, - и с чувством приложился к горлышку..

- Я думаю, что нет. - Энни вяло ковряла ложкой кашу, - Мэри, скучая по своему ненаглядному, сидящему в трюме Джеку, всю ночь обнимаясь с бутылкой, крепко перебрала, я нашла ее в совершенно невменяемом состоянии.. Не думаю, что она вообще заметила мое отсутствие.

- Ну, вот и отлично.. Лишние глаза нам с тобой сейчас совсем не нужны, - деловито изрек я, передав бутылку Энни, - на, выпей, детка, вмиг и душе, и голове полегчает.

Энни молча взяла бутылку, еще раз оценивающе рассмотрев ее содержимое, и как - то вяло, без особого энтузиазма сделала скромный глоток, тут же вернув бутылку мне.

Нуу, неет, это мне уже совсем не нравится.. Что это еще за безобразие? Да кто ж так пьет...

- Так, дорогая.. , - нахмурился я, взяв бутылку из рук Энни, решив все - таки выяснить причину столь странного, непонятного поведения. - Ты, похоже, все - таки считаешь меня полным идиотом. Или ты всерьез думаешь, что я, кроме рома, ничего вокруг себя не замечаю? И что я не вижу твою кислую, мрачную, встревоженную, чем - то обеспокоенную мордочку? И как ты сейчас нервно ерзаешь на скамейке? Как будто ты, детка, что - то пытаешься скрыть от меня, но у тебя это плохо получается, точнее, не получается вообще, а мне такие тайны Мадридского двора ооочень не нравятся..

- Тебе показалось, парень.. Я просто..

- Это я уже слышал.. Все, Энни, детка, хватит мучить себя и меня. Давай, выкладывай, что еще стряслось. Давай, давай, я жду с нетерпением..

- Да тут.. Оох, Джек.., я.. даже не знаю как, и с чего начать.. - продолжала мяться Энни.

- Да уж, давай, дорогая, говори, как есть.. Я - парень стойкий, все выдержу. А за время прибывания на вашем прекрасном судне ко всяческим сюрпризам уже привык, и постараюсь уже ничему не удивляться.

Энни, помолчав немного, видимо, кое - как собралась с мыслями:

- Понимаешь, Джек, тут такое дело.. Сегодня я, проходя мимо капитанской каюты, совершенно случайно подслушала... услышала.., ну, неважно, разговор капитана Тернера со своим отцом.. Так вот, капитан Тернер обманул тебя, парень. В общем, он хочет, чтобы ты навсегда остался на "Голландце", - она снова замолчала, глядя на меня в упор.

- Так, подожди, детка, я что - то не понял.. Это ты сейчас о чем? - я решил прикинуться дурачком, изобразив на роже самое искреннее недоумение, но тревога холодной змеей уже заползла в мое сердце, шевелившись все сильнее и сильнее. Но все - таки я постарался не терять самообладания.

- Джек, я все знаю о тебе, ведь я слышала весь их разговор. К тому же я знаю, о какой дружеской услуге ты просил нашего капитана. Так вот, Джек, капитан Уильям обманул тебя, и более того, он не позволит тебе покинуть "Голландец", даже не надейся. Ведь в ту недавнюю ночь, когда.., - тут Энни заметно покраснела, - когда я пришла к тебе.. А перед этим вы еще ужинали вместе с Уиллом, и он напоил тебя ромом с какой - то дрянью, он держит этот убойный ром у себя в дурацкой амфоре.. Так вот, когда я пришла, то очень боялась, что ты прогонишь меня, но ты лежал, извиняюсь, как бревно, не в силах даже пошевелиться, тогда я еще ужасно этому удивилась. А он, так щедро угостив тебя своим "чудесным" ромом из амфоры, просто боялся, зная о твоей молодецкой удали, что ты ночью утащишь шлюпку, и удерешь с корабля, легко оставив его с носом, несмотря, что кругом - открытое море.

- Хм, ну, надо же..., утащу шлюпку.. Это с "Голланца" - то! Капитан Тернер слишком преувеличивает мои способности. Хотя, если хорошенько постараться.. Ладно, проехали.. Послушай, Энни, дорогая, ты сейчас что - то путаешь.. На кой черт я ему здесь сдался, если у него на судне и без Джека Воробья народу полно? Или он вдруг воспылал к моей скромной особе пылкой страстью? - весело поинтересовался я, сразу почувствовав прилив красноречия. - Так я, вроде бы, не девица. А может, он теперь неравнодушен к парням? Как думаешь?

- Перестань, Джек.. - наставительным, и каким - то грустным, усталым тоном произнесла Энни. - Во - первых, я ничего не путаю, к тому же у меня, слава богу, отличный слух.. А во - вторых, это совсем несмешно. Не обольщайся, парень, речь идет вовсе не о пылкой страсти капитана Тернера к тебе. Здесь совершенно другая причина. - Она заговорила очень тихо, почти шепотом. - Дело в том, что капитан Уильям очень тоскует по своей земной, смертной жизни, по суше, и по своей, оставленной на берегу и бросившей его, вышедшей замуж за другого возлюбленной, вернувшей капитану Уильяму его собственное, вырезанное из груди сердце, которое она должна была хранить у себя.. Когда вся команда " Голландца" сходит на берег, он запирается у себя в каюте, а потом еще очень долго ходит мрачнее тучи, почти ни с кем не разговаривая. Понимаешь, капитан Тернер считает, что в его вынужденном бессмертии, и во всем остальном, случившемся с ним, виноват ты, Джек.. - Энни смотрела на меня прожигающим насквозь взглядом, от которого мне стало как - то не по себе. - Ведь если бы ты не проткнул его рукой сердце Деви Джонса... ну, неважно. Словом, наш кэп хочет, чтобы ты навсегда остался служить на его судне. Он даже хочет предложить тебе должность старпома вместо своего отца Прихлопа, который из за своего почтенного возраста уже не справляется со своими обязанностями. Да к тому же, капитан Уильям приказал Биллу следить за тобой, не спуская глаз. - И Энни, наконец - то вывалив на меня весь этот бурный, сногсшибательный поток новостей замолчала, сочувственно вздохнув, выжидательно глядя на меня..

Я тоже молчал, переваривая все сказанное ею, совершенно не зная, как мне поступить со всей этой кучей неожиданностей, обрушившихся мне башку тяжелым, кузнечным молотом, приложился к горлышку бутылки, и поднявшись, стал нервно мерить шагами каморку. Вот оно, что.. Оказывается, старый приятель Уилли считает меня виноватым во всех своих несчастьях, включая бессмертие, видимо, совершенно позабыв, что я, уничтожив сердце Деви Джонса его рукой, таким образом спасаю ему жизнь..., взамен подарив жизнь вечную.. А на деле вышло, что я, Джек Воробей, совершил, возможно, самый дурной поступок в своей жизни, когда одержимый самыми благими намерениями, сделал этого славного, доброго парня вечным пленником "Летучего Голландца", не говоря уже о том, что эгоистично и не раздумывая, по большой пьяни, переспал с его любимой девушкой. Но ведь она сама того хотела! Впрочем, теперь уже поздно об этом говорить.. Надеюсь, что хотя бы об этом моем "славном, пиратском подвиге" Уилл не знает. А вдруг знает, но просто промолчал, не желая наступать самому себе на "больную мозоль".. И вот теперь решил отомстить, оставив меня навсегда рядом с собой на судне. Ну, что же, очень даже достойная месть. Теперь мне сразу все стало ясно. И именно поэтому Уилл так легко согласился изменить курс. Все очень просто - он никогда не собирался подбрасывать меня ни до какого Фонтана, ни до водопада, ни до вулкана, вообще никуда..

Из этих горьких размышлений меня вернул на землю встревоженный голосок Энни:

- Тебе нужно бежать отсюда, парень.., и как можно скорее.. А может быть, ты хочешь остаться на "Голландце" и служить под начальством нашего кэпа? - в ее мельком брошенном на меня взгляде промелькнула робкая надежда. - Подумай хорошенько, Джек.. Ведь у нас на судне не так уж и плохо, не считая, конечно, некоторых неприятных моментов.. Да и потом, все - таки, должность старпома..., это - не шутка..

Я тряхнул башкой, еще раз прогоняя тяжелые думы:

- Нуу, что ты, детка.. Какой, к черту, из меня старпом? Конечно же, нет, даже долго думать тут нечего. Вот уж никогда, ни в каких самых кошмарных снах, не мечтал служить на этом вашем "Плавучем Вертепце", пусть и старпомом. На такой "подвиг" меня что - то совсем не тянет. - И мне сделалось как - то очень смешно, когда я представил себя на этом корабле - призраке, с его ненормальной, склочной командой, в столь высокой, почетной должности. - Видишь ли, дорогая, у меня все - таки есть свой, собственный корабль, ну, вернее, был..., неважно.. И я еще надеюсь его вернуть..

- Но на данный момент у тебя его нет, - без малейшей тени ехидства или насмешки заметила Энни, - впрочем, точно так же, как нет того, что ты с таким завидным упорством ищешь. - Теперь настала моя очередь уставиться на нее, глуповато залопав глазами. - Да - да, и не смотри так на меня, парень. Я видела старинную карту, она выпала сегодня из твоего кармана, пока ты спал. Послушай меня, Джек, - она нежно взяла меня за руку, - никакого Источника  Вечной   Юности  не существует. Все это - всего лишь старая, глупая легенда.

- Да ты - то откуда можешь это знать, глупая девчонка? - я резко, с раздражением вырвал свою руку из ласковых ладошек Энни. - Ведь ты находишься на "Голландце" уже хрен знает, сколько времени, у тебя, поди, у самой в башке все перепуталось. Легенда.. Тоже, придумала.. - Я снова нервно зашагал по каморке. - И вообще, откуда мне знать, что ты не врешь, преследуя какие - то свои цели? Ведь я толком ничего не знаю о тебе..

Но тут я, взглянув на разъяренное моими обвинениями и недоверием лицо Энни, сразу заткнулся, почему - то почувствовав, что эта девочка сказала мне сейчас чистую правду.

- Ну, ладно, ладно.. Все, извини, дорогая, признаю, что сейчас я был неправ, - и подойдя к рассерженной Энни, хотел обнять ее, но она со злостью оттолкнула меня. - Все, все, хорошо, только успокойся, пожалуйста... Конечно же, я тебе верю, просто немного вспылил, сама понимаешь, столько неприятных новостей сразу.. - Мне кое - как удалось заключить в свои гостеприимные объятья все еще сердито сопящую Энни, примирительно чмокнув в разгоряченную от злости щечку, а немного подождав, пока крошка угомонится, я все - таки решил вернуться к прежнему разговору. - Но тогда скажи мне пожалуйста, откуда тебе об этом так хорошо известно?

- Джек, я это знаю, потому что была там... вернее, мы были когда - то, в свое время..., ну, неважно. Источник  Вечной   Юности ... Живая вода.. Это, такое притягательное, красивое, загадочное название было ему дано еще в очень давние времена местными аборигенами за кристально - чистую воду, способную исцелять некоторые болезни, и заживлять даже очень тяжелые, воспаленные раны, поэтому воду из источника стали считать волшебной, живой. AQVA DA VIDA.. Но поверь, еще никому из смертных она не смогла подарить ни бессмертия, ни  вечной   юности , всего лишь породив красивую легенду, и заставляя людей, словно одержимых, гоняться за призрачной, несбыточной мечтой. - Энни говорила все это очень убедительно, внимательно наблюдая за мной. - Поверь, мне очень жаль разочаровывать тебя, парень, но это чистая истина. И кстати, капитан Тернер прекрасно осведомлен об этом "чуде" природы, но зная, что это все - полная брехня, ни единым словечком тебе не обмолвился, любезно согласившись подвезти к искомому Фонтану. А если бы он, действительно, хотел тебе помочь, то сказал бы всю правду, а не водил за нос, как последнего придурка. И все потому, что он никуда не собирался тебя отпускать с корабля, хитро соглашаясь на твою просьбу, сделав вид, что согласен изменить курс.., которого, кстати, у нас нет, и никогда не было. Мы болтаемся по морским просторам почти без всякого курса.. - Тут Энни, отчего - то снова рассердившись и недовольно засопев, отвернулась от меня.

- То, что ваш кэп не собирается отпускать меня с " Голландца", это я уже, детка, и сам понял.. Спасибо тебе большое за то, что ты так заботишься обо мне. Знаешь, за всю мою жизнь редко кто изъявлял подобное желание, а если честно, то почти никто. М - даа, я просто не знаю, что бы без тебя сейчас делал.. - Я снова нежно чмокнул ее, на этот раз, уже в другую щечку, а затем, выпустив Энни из своих объятий, совершенно обессиленный, улегся на койку, и устало закрыл глаза.

Итак, все мои радужные мечты были разбиты, превратившись в ничто, а выстроенные мною же воздушные замки развеялись в одно короткое мгновение. Никакого волшебного Фонтана  Вечной   Юности  не существует, все это - полная брехня, и с этой самой,  вечной   юностью  вышла оочень большая неувязочка. Хотя, если честно, в глубине души я всегда сомневался в правдивости всех россказней, да и в самом существовании этого Источника, но удивительно, что это обстоятельство меня сейчас почему - то не очень расстроило. А когда же я представил себе рожу мерзкого вора Гектора, который, если он, конечно, благополучно добрался до этого самого Фонтана, хряпнет, или уже хряпнул из него так называемой "живой водицы", ожидая чудесного прихода  вечной   юности , вместо этой самой юности будет шустро бегать по малой нужде, отливая "живую воду". Ну, что же, пусть себе бегает, forever young.. И от этой, такой согревающей душу мысли, у меня сразу же поднялось настроение, но, увы, ненадолго.. Ведь корабля у меня теперь нет, и вполне возможно, мне уже никогда не удастся вернуть мою драгоценную старушку " Жемчужину"... А в довершение ко всему, выше упомянутому, теперь ты, приятель, еще и оказался пленником на "Голландце", поэтому думать тебе надо не о всяческих потерянных, призрачных Источниках, неизвестно с чем, и украденных кораблях, а о том, как побыстрее, и с наименьшими потерями унести отсюда свой зад.

Тут мой мозг снова заметался, словно мышь по подвалу, лихорадочно начав искать выход. Так, спокойно, старина, без паники. Все равно что - нибудь придумаем. А что, если удрать с судна, реквизировав шлюпку.. Да - да, и еще с "Голландца", и еще незаметно..., полный бред. Идея была, конечно, отличная, но, увы, неосуществимая. Да и потом, где в открытом море можно скрыться от вездесущего "Голландца", даже примерно не зная, в какой стороне находится суша. Нет, парень, это - нереально и бесполезно. Даже если предположить, что ты изловчишься в одиночку провернуть кражу шлюпки, да еще при таком количестве постоянно снующего туда - сюда народа, капитан Тернер сумеет выловить тебя раньше, чем ты успеешь сориентироваться в морских просторах, несмотря на то, что славное Карибское море давным - давно стало для тебя родным домом.

- Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, парень, - голосок Энни снова привел меня в чувство, и она присела на койку рядом со мной, - сейчас ты, изо всех сил напрягая мозги, старательно соображаешь, как тебе поскорее смыться с нашего прекрасного судна. Так вот, завтра утром "Голландец" подойдет к острову, на котором находится довольно большой, рыбацкий поселок, чтоб пополнить запасы пресной воды и провианта, да и народу, уставшему от моря, тоже хочется отдохнуть. БОльшая половина команды, кроме, естественно, капитана, сойдет на берег, хотя местное население нас и наше судно не очень жалует, но это - единственная, ближайшая суша на многие морские мили, и твой, пока единственный шанс выбраться отсюда. Ты можешь попроситься на берег вместе с остальными, капитан тебе вряд ли откажет, а потом потихоньку сбежать. А что бы усыпить его бдительность, соглашайся на все, что он тебе предложит, включая должность старпома, ни в коем случае не показывая, что ты знаешь о его истинных намерениях. Короче, наври ему с три короба, парень, не мне тебя учить. - Последнюю фразу Энни подчеркнула особенно тщательно. - На берегу намного легче укрыться, чем в открытом море, и потом, вряд ли наш кэп станет тратить много времени на поиски твоей скромной особы, и гоняясь за тобой, переворачивать вверх дном весь остров. Хотя, если честно, я ведь не знаю, что ему в башку может стукнуть, он - парень непредсказуемый.. Подумай, но других вариантов увильнуть от службы на "Голландце" я для тебя пока не вижу.

Я резко подскочил с койки, заставив Энни вздрогнуть от неожиданности:

- Ого, да ведь это - отличная мысль! Вот спасибо тебе, дорогая. М - даа, без тебя мне пришлось бы совсем туго.. Послушай, а если ваш кэп по какой либо причине передумает подходить к острову? Просто ты говоришь об этом так уверенно, как будто знаешь все, что твориться в башке у этого парня. Вот возьмет и передумает, повернув корабль в другую сторону..

- Джек, он не передумает.. "Голландец" всегда останавливается возле острова, потому что, я еще раз повторяю, это ближайшая суша на огромное, морское пространство, и потом, у капитана, видимо, есть какие - то свои, только ему известные, и возможно, личные причины заходить туда, несмотря на нелюбовь местного населения, и даже на то, что он сам не может сойти на берег вместе с командой. Ну, теперь - то тебе понятно, парень?

- Да чего уж тут непонятного.. Все яснее ясного, - весело и бодро отозвался я. Кажется, надежда, наконец - то смыться отсюда, хоть пока еще и призрачная, но все - таки замаячила на горизонте, согревая душу.

Энни медленно поднялась с койки, кинув в мою сторону не просто грустный, а какой - то тоскливый, горький взгляд...

- Ну, что же, раз ты уже все решил, тогда... Знаешь, я.. я, наверное, лучше пойду.., - тут она, стараясь не смотреть на меня, и пряча глаза, развернулась, собираясь покинуть каморку, но я неожиданно схватил ее за руку, в этот момент для себя уже все решив.

- Скажи мне, детка... А тебе бы хотелось покинуть это судно и никогда больше сюда не возвращаться? - Энни, не совсем понимая, о чем пойдет речь, недоуменно, и с той же тоской в глазах смотрела на меня. - Ладно, хорошо, поставлю вопрос по - другому - хотела бы ты удрать отсюда вместе со мной? Стать моим спутником, вернее, спутницей, помощником, ..ммм.., ну, и не только. Товарищем по оружию, которого у тебя, кстати, пока нет, но это - дело поправимое. Ведь, кто мы с тобой? Правильно, детка, мы с тобой - пираты. Вот то - то же. Надеюсь, что ты еще не совсем успела позабыть наше опасное, но такое увлекательное, пиратское ремесло. Ну, что скажешь? Хочешь ли ты остаться со мной в одной команде?

- Я просто хочу остаться с тобой, - улыбнувшись, тихо ответила Энни, - и мне совсем неважно, в каком качестве - помощника, боевого товарища или.. В любом случае, я постараюсь оправдать оказанное мне доверие, - съязвила она, но тут же снова сделалась серьезной. - Джек, я останусь с тобой, и буду с тобой, но если вдруг, передумав, ты меня прогонишь... Ведь теперь получается, что, кроме тебя, у меня никого нет.. - Она погладила меня своей нежной, мягкой ладошкой по небритой, колючей, разбитой щеке. - Ведь эти две обезьяны, Джек и Мэри, были моей семьей, не ахти какой, конечно, но все - таки, да и все остальные, живущие на "Голландце".. Я к ним привыкла и привязалась..

- Забудь о Джеке Рэкхеме, дорогая, брр, об этом грубияне и мужлане, который тебя недостоин. Я тебя не прогоню, не говори глупостей. Если, конечно, ты сама не сбежишь от такого страшного, заросшего мерзкой, колючей щетиной гоблина. - Я поймал ладошку Энни, проводя ее тонкими пальчиками по своей небритой роже.

- Ну, это все это - такие мелочи, - весело рассмеялась она, - вообще - то, от выросшей щетины еще никто не умирал, но раз уж она тебе так досаждает.. Это мы сейчас в два счета исправим. Подожди немного, я сейчас вернусь.

Энни быстро выпорхнула за дверь, а через некоторое время после ее возвращения я уже восседал с довольной, покрытой мыльной пеной физиономией, невозмутимо убирая долой свою безобразную щетину, постепенно возвращая своей "вывеске" более "товарный" вид принесенными Энни бритвенными принадлежностями моего драчливого тезки Джека, а заодно, представляя его рожу, если бы он об этом пронюхал, а представив себе рожу Джека Рэкхема, я чуть не упал со скамейки, едва не порезавшись от смеха. А Энни, убиравшая со стола остатки нашей скромной трапезы, и одновременно наблюдавшая за моими действиями, заразительно хихикала прямо мне под руку в самый неподходящий момент. Это грозило уже совсем неприятными последствиями.

- Ну, все, детка, хватит.. Забавное зрелище закончилось, иначе я просто отрежу себе нос, и тебе не понравлюсь, - пробубнил я, отплевываясь от попавшей в рот мыльной пены, смывая со своей, наконец - то выбритой, сразу вернувшей более знакомые очертания физиономии остатки мыла, и вытираясь. Ну и как я теперь выгляжу, леди? По - моему, так просто неотразим,- полюбовавшись на свое отражение в зеркальце, я тут же принял картинно красивую, гордую позу и задрал кверху все - таки уцелевший нос.

- Ооо, да, впечатляет, - снова рассмеялась Энни, - надеюсь, сэр, что ваш неотразимый синяк тоже скоро пройдет, а так.. Красавчик - парень, ну, что еще скажешь..

- А раз так.. Тогда, дорогая, скажи - можно ли отказать такому красавчику в любви и ласке? - сладко промурлыкал я, и не дожидаясь ответа, давая волю своим рукам, быстро обнял не успевшую увернуться Энни, настойчиво прижимая ее к себе, - ну, конечно же, нет. Кстати, я ведь еще не забыл, что ты сделала со мной позапрошлой ночью, а я - парень оочень злопамятный. Теперь с нетерпением жду продолжения..., - и собираясь приступить к более активным, "боевым" действиям, тут же ловко поймал ее розовые губки своими, но в это время в незапертую дверь каморки кто - то негромко, осторожно постучал, а затем внутрь просунулась опухшая физиономия, а следом за физиономией, не дожидаясь приглашения, в каморке возник сам Прихлоп Билл.

Я с явной неохотой выпустил Энни из истосковавшихся объятий, уставившись на своего бывшего рулевого, а ныне - несправляющегося со своими обязанностями старпома, ожидая от этого визитера еще каких - нибудь очередных, неприятных сюрпризов.

- Ооо, прошу прощения за беспокойство... Двери надо запирать, голубки, - он расплылся в понимающей, многозначительной ухмылке, - дааа, видать, вы крепко увлеклись.. Ну, ладно, ладно.. Джек, а я - за тобой, Уильям попросил позвать, он хочет о чем - то поговорить с тобой... Энни, дорогая, я, конечно, все понимаю, но хватит прохлаждаться, на камбузе полно работы, ведь скоро обед.. Мало того, что твоя подруга Мэри, пропьянствовав всю ночь, и до сих пор не протрезвев, ни на что не годна, не в состоянии даже держаться на ногах... И если она еще раз посмеет так напиться, я сам запечатаю ее в трюм, без всякого указания кэпа. А теперь еще и ты в любовь ударилась..

- Черт побери, Билли! Почему всегда мы с Мэри? Чуть что, так сразу мы! Можно подумать, что я и Мэри на судне - единственные бабы, - вспылила Энни, наступая на Прихлопа, - а кроме нас, да еще миссис Розы, здесь больше никого нет. Почему бы капитану Уильяму не заставить немного поработать эту свою фифу, которая бегает к нему по ночам.. Пускай тоже каким - нибудь полезным делом займется, кроме..

Но я кое - как остановил поток красноречия Энни, осторожно прикрыв ей ротик ладонью:

- Не спорь, дорогая, не нужно, мы с тобой...эээ..., действительно, несколько обнаглели, и немного увлеклись.. Но если старпом сказал - надо, значит - надо.. Иди работать, детка, а вечером увидимся, - я нежно чмокнул немного обалдевшую от моей неожиданной проповеди Энни в щечку, и незаметно от Билла заговорщицки подмигнув, легонько подтолкнул свою недогадливую подругу к двери. Тут Энни, до которой, видимо, только что дошло, почему я не стал вступаться за нее, согласно закивала головой, и любезно улыбнувшись нам обоим, быстренько скрылась за дверью.

- Оох, Джек, вот спасибо - то.. Выручил ты меня, парень.. - Билли даже вздохнул с облегчением. - С этой девчонкой никакого сладу нет. Все время спорит, огрызается, и норовит всегда все сделать по - своему. Хотя ты всегда умел отлично управляться даже с самыми вредными бабами..

- Да ладно, старина, не стоит благодарности, ведь мы же с тобой, как никак, приятели.. Я просто имею к женщинам особой подход, вот потому я с ними легко нахожу общий язык, и мы понимаем друг друга с полуслова. Скажи, Билли, а ты, случайно, не знаешь, о чем Уилл хотел со мной поговорить? Ну, так сказать, чтобы мне хотя бы немного.. быть в курсе.

- Ммм, Джек, знать - то, знаю, но не скажу... А то опять все разболтаю своим длинным языком.. Могу лишь примерно сказать, что... Ай, ладно, я ведь знаю, что ты меня не выдашь.. Короче, Джек, он хочет на время твоего пребывания на "Голландце" предложить тебе должность старпома, вместо меня.. Ведь я, несмотря, хе - хе, на наличие молодой жены, все равно уже стар, и с должностью этой просто не справляюсь..

- Ого, - сделал я удивленный вид, будто бы впервые услышал эту новость, - заманчиво и...ммм..., как - то несколько неожиданно. Хорошо, но я еще подумаю..

- Вот и думай побыстрее, пока идем к Уиллу. Он сегодня на капитанском мостике торчит, с самого утра. И вообще, по мне, так и долго думать тут нечего - соглашайся, и дело с концом, - тут он добавил почти шепотом, - кстати, у капитана сегодня ооочень дурное настроение. Так что, пойдем скорее, не будем заставлять его ждать, чтоб не злить еще сильнее.

- Спасибо, Билли, старина, я это обязательно учту, - я одарил Прихлопа самой добродушной улыбкой, на которую только был способен, и мы с ним покинули каморку.

По короткому пути на палубу Прихлоп продолжал болтать без умолку обо всякой ерунде, скорее всего, этому парню частенько бывало не с кем поговорить, вероятно Анна - Мария довольно регулярно затыкала своему благоверному рот, уставая от его бесконечного трепа. Но ничего нового и путнего, что бы могло меня заинтересовать, приятель Билли так и не сказал, а я, в свою очередь, почти перестав его слушать, теперь тщательно обдумывал предстоящий разговор с капитаном Тернером, имея неспокойную, нечистую совесть из за нашей с Энни ночной "вылазки", да и всего остального тоже, а потому, если честно, сейчас здорово беспокоился.

Оказавшись на палубе мы с Прихлопом увидели, как "Голландец" поравнялся правым бортом с большой, широкой, торчащей из воды невысокой скалой, растрескавшейся от времени, на гладкой, плоской верхушке которой грациозно расположилась, блестя переливающейся на солнце чешуей своего мощного, и одновременно изящного рыбьего хвоста, самая настоящая ундина, расчесывающая длинные, густые, рыжие волосы, искрящиеся и вспыхивающие в полуденных солнечных лучах ярким, разноцветным пламенем.

11

Глава 11. "Старпом" Джек.

Диковинная обитательница морских глубин была чудо, как хороша - гибкое, точеное тело, которое не портил даже покрытый перламутровой чешуей, шикарно смотревшийся рыбий хвост, нежная, молочной белизны кожа, казавшаяся какой - то светящейся и полупрозрачной, роскошная, огненная грива волос, которые эта прекрасная дочь моря сейчас невозмутимо расчесывала, придерживая изящной ручкой от легких дуновений соленого морского бриза, полностью погруженная в свое, такое привычное для всех земных женщин занятие, и не обращая почти никакого внимания на огромный, проходящий мимо, почти что рядом с ней корабль, и так беззастенчиво сейчас глазеющих на нее людей. Ведь кроме меня на морскую красотку уставилась, беззучно разинув рты, вся матросня, присутствующая в этот момент на палубе и работа сразу же остановилась, где - то неподалеку уронили что - то очень тяжелое, и судя по громкому воплю, аккурат себе на ногу, а какой - то шустрый малый, начавший так проворно карабкаться на мачту, завернув башку и заглядевшись на это диво, сорвался вниз, чуть не свернув себе шею.
Но прекрасная ундина, как оказалось, была не одна - в прозрачной, сине - бирюзовой, играющей солнечными бликами воде под шершавой скалой весело плескались, поднимая своими мощными хвостами целые тучи разноцветных брызг, еще две очаровательные, морские девы, и их рыжеволосые головки то показывались на поверхности, то снова исчезали.
Но эти хвостатые красотки, в отличие от своей, сидящей на скале и прихорашивающейся подруги, проявили к появлению "Голландца" живейший интерес, сразу же прекратив свои водные забавы, и высунувшись чуть не по пояс из воды, начали с любопытством разглядывать огромный корабль с находившимися на нем, совершенно одуревшими и безмолвно любовавшимися их неземной красотой людьми, при этом плещущиеся девицы весело и задорно щебетали, словно птички, вероятно, переговариваясь между собой на своем, только им понятном, загадочном "языке".

На палубе воцарилась какая - то нехорошая, мертвая тишина, нарушаемая только песнями ветра в парусах и снастях. Матросы, словно околдованные или завороженные, все, как один разглядывали этих прекрасных дочерей загадочных морских глубин, не в силах произнести ни слова.
Рыжеволосая красотка на скале, перестав расчесывать свою роскошную гриву, вдруг повернула голову, и стала смотреть на нас долгим, пронзительным взглядом своих огромных, сверкающих, изумрудно - зеленых, но каких - то холодных и опасных, как сама морская пучина, и одновременно таких чарующих и манящих глаз.
Это зовущий взгляд прожигал насквозь, проникая в сердце и душу, лишая рассудка и воли, а единственным и почти что непреодолимым стало желание перемахнуть через борт, броситься в воду, и оказавшись рядом с белокожей красоткой - ундиной, схватить, сжать ее в своих объятьях, сгорая от страсти...

- Эге - гей, парниии! Что за "минута молчания"? Кого поминаем? У нас на судне что, кто - то помер? Судя по гробовой тишине, здесь сдохли все и сразу.., - из затянувшегося колдовского морока нас всех вывел насмешливый голосок Энни, поднявшейся из камбуза на палубу. В руке она тащила ведро, вероятно, с помоями, и шлепая босыми ногами по мокрым доскам, тяжело сопя от усилий, подошла к борту, растолкав нас по сторонам, и перегнувшись через край, гневно воззрилась на ундин. - Опаньки, какие тут девчонки.. Ну, конечно же, от чего еще могут так одуреть эти блудливые мужики. Я - то думала, что - то серьезное случилось, а тут.. А ну - ка, кышшш отсюда сейчас же, немедленно! - неожиданно прикрикнула она на ундин суровым голосом, да так, что мы все содрогнулись, и подняв ведро, хотела окатить морских красоток помоями, но промахнулась. - На меня ваши колдовские штучки не действуют, ими вы мужиков охмурять горазды. Ишь, устроили себе отдых на людях.. Профурсетки бесстыжие.. Добро бы одна, а то целое хвостатое стадо.. Кышшш, кышш отсюда, я сказала, - Энни, разгорячившись, и хорошенько размахнувшись, запустила в сидящую на скале ундину пустым ведром... - Ууу, нечисть морская...! Терпеть их не могу.. Сколько незадачливых мореходов сложили из за этих вот... профурсеток свои головы. А вы, парни, чего рты - то поразевали? Ундинок не знаете? Околдовали они вас, вот вы и глазеете. Подумаешь, девки полуголые, хвостатые, тоже невидаль. - Тут Энни презрительно фыркнула и плюнула за борт в сторону ундин.

Пришедшая в чувство матросня сразу же дружно загалдела. А ундины же в ответ на оскорбления Энни и брошенное ею ведро крепко возмутились. Две подружки, плавающие возле скалы, выражая свое неудовольствие, начали бить по воде мощными хвостами с такой силой, что брызги долетали даже до нас, несмотря на высокий борт, а картинно восседавшая на верхушке скалы рыжеволосая красотка, сверкнув обнаженной, округлой грудью, недовольно и сердито что - то прощебетав, и вероятно, высказав Энни все, что думает о ней, шумно бухнулась в воду, подняв высоченный фонтан брызг, и с силой шлепнув могучим хвостом на прощанье, ушла вместе с двумя подругами в таинственную, морскую бездну.

- Вот - вот, давайте, давайте, проваливайте, - не унималась Энни, - Развратницы морские..
- Ээй, мисс Бонне, уважаемая, - раздался с мостика голос капитана Тернера, который до сих пор молча наблюдал за происходящим, предпочитая не вмешиваться. - Вы чего это так расшумелись? Немедленно прекратить это безобразие! Сейчас же отставить морскую фауну обижать! Ну, вышли девочки на прогулку, на солнышке погреться, обсохнуть. Чего вы на них так взъелись? Они - существа вполне безобидные, если их не задевать. А вы дебоширите, бранитесь, да еще и ведрами швыряетесь.

- Ага, безобидные.., - рассерженная Энни, позабыв про всякую субординацию, как говориться, не полезла за словом в карман. - Вон сколько мореходов незадачливых из - за их чар на тот свет отправились. И наши парни на это купились, ишь, как вытаращились, обо всем на свете позабыв, - и хотя на палубе сейчас было полно народу, Энни, произнося свою возмущенную речь, почему - то буквально испепелила своими выразительными, нехорошими взглядами только меня. - Вон как засмотрелись, что чуть за борт всей кучей не повываливались. А эти "милые создания" под воду утащат, глазом моргнуть не успеешь. И хвостищами своими рыбными, погаными прибить запросто могут. Мне люди про них рассказывали..

- Мисс Бонне, во - первых - не рыбными, а рыбьими, а во - вторых - немедленно прекратите пререкания и покиньте палубу, - задетый упрямством Энни, капитан Тернер начал злиться не на шутку, - вам, кажется, уже хватит болтать и пора вернуться на камбуз, работа заждалась, пока вы тут с русалками воюете и несете всякую чушь. Давайте, давайте, и поживее. Или вам еще что - то неясно?

- Нет, сэр, мне все ясно. Есть вернуться на камбуз, - дальше спорить было бессмысленно и чревато неприятностями и Энни, сердито фыркнув, зашлепала босыми ногами по мокрым доскам палубы на свое рабочее место, одарив меня на прощание гневным взглядом.

- Ну, а вы чего воззрились, рты разинув? - заорал Уилл на команду, внимательно наблюдавшую за этой перепалкой, - Или у вас работы нет? По местам все, быстро.. Мне что, два раза повторять?

Грозный голос капитана и его суровый вид окончательно вернули с небес на судно обмороченную ундинами матросню, мигом разбежавшуюся по своим местам, и занявшуюся, наконец, привычными делами, а я же, поискав глазами куда - то исчезнувшего Прихлопа, и изобразив на своей, теперь уже чисто выбритой и вполне благообразно выглядящей роже доброжелательную и честную улыбку, на которую только был способен, поднялся к Уиллу на капитанский мостик..

- Ну, Джек, старина, здравствуй, что ли.. Я так рад тебя видеть. Надеюсь, что у тебя все в полном порядке, - несмотря на дурное расположение духа, капитан "Голландца" постарался встретить меня, как можно любезнее, и даже попытался улыбнуться в ответ, но это у него получилось как - то неестественно и лживо. - Знаешь, со всеми этими... небольшими проблемками было совершенно некогда поговорить с тобой. Уж не обессудь, приятель, за последние дни дел накопилось слишком много.

- И я вас приветствую, кэп. Конечно, при такой ответственной должности дел - то, должно быть, невпроворот. Я все понимаю, а проблемки - то..., - тут я сделал многозначительную паузу, - действительно, так себе, небольшие. Целых три штуки с рыжими волосами и такими роскошными, рыбными, ах, пардон, рыбьими хвостами только что плавали за бортом, мороча головы матросам, но вас, сэр, это не очень обеспокоило, - я как можно лучше старался скрыть в своем голосе ехидные нотки. - Вы вроде как даже внимание не обратили на то, что эти морские красотки переполошили вашу команду, включая и мою скромную персону, вызвав страшное желание прыгнуть вниз башкой за борт, и еще бы немного, этим хвостатым крошкам удалось добиться своего. Ну да, конечно, я понимаю, что для вас ундины - это не проблемка... А попрыгай сейчас за борт половина матросов, включая вашего достопочтенного папашу Билли и бравого боцмана Джонса, с кем бы вы остались? Вылавливали бы их из вод Карибики? Хотя, для вас это - не проблемка, да и на судне полно народу, сотней больше, сотней меньше...

- Да брось, приятель, это действительно - не проблемка. Эти рыжеволосые девочки частенько здесь развлекаются, только мои парни все никак не могут к ним привыкнуть, и реагируют на появление этих красоток... немного неадекватно. Чего уж говорить о тебе, старина. Для того, кто ни разу ни видел ундин, они - диковина, чары их действуют почти безотказно, и если честно, эти дочери моря могут быть очень опасны. Развлечения у них бывают... Ну, ладно, неважно. Так что, мисс Бонне не зря расшумелась, она их терпеть не может, и они ее так же. - Тут капитан "Голландца" даже немного повеселел, несмотря на плохое настроение, вероятно, получив от ссоры Энни с ундинами большое удовольствие, и устроив себе, таким образом, развлечение от скуки и хандры, - короче, у нее с русалками "любовь" взаимна. Ну, ладно, хватит об этом. Я позвал тебя, Джек, по более серьезному и важному поводу, чем обсуждение взаимоотношений русалок с моей командой и мисс Энн в частности.

- Ну, Уилл, приятель, ты меня здорово заинтриговал. Я весь во внимании и просто готов лопнуть от любопытства, - я сделал удивленную и заинтересованную рожу, словно не догадываясь, о чем сейчас пойдет речь. Нельзя ни в коем случае, чтобы этот проницательный парень догадался о наших с Энни намерениях. Итак, Джек, старина, сейчас мы будем с тобой врать капитану этого судна по полной программе, и как можно убедительнее. Не посрамим родимый флот. Кто мы с тобой, по твоему? Правильно. Вот то - то же.

- Понимаешь, Джек, тут вот какое дело, - Уилл первым нарушил несколько затянувшуюся паузу, - мой отец не справляется со своими обязанностями старпома, все - таки возраст и все такое, и попросил меня освободить его от этой должности. И мы.., в общем, мы тут с ним подумали.... Я бы хотел на время нашего с тобой совместного путешествия предложить эту должность тебе. На данный момент лучшей кандидатуры, чем ты, мне не сыскать.. Ну, что скажешь, приятель? Хочешь побыть старпомом на "Голландце"?

И вот оно, началось..

- Уилл, да я как - то..., я даже не знаю. Предложение крайне заманчивое, я польщен твоим высоким мнением о моих способностях, и если честно, мне бы очень хотелось занять должность старпома на твоем судне, но я... А вдруг я не справлюсь,...эээ..., все - таки корабль - то у тебя необычный, да и команда тоже неадекв.. бррр, неординарная. Вдруг ты будешь мной недоволен?

- Джек, ну что ты, - Уилл удивленно разулыбался, - это ты - то, да не справишься? Неет, приятель, во - первых, это невозможно при твоих необычайных талантах, а во - вторых, я почти уверен, что буду тобой доволен, конечно, при условии, если ты будешь себя хорошо вести, как и подобает настоящему старпому. Я знаю тебя слишком хорошо, чтобы всерьез принимать такие твои сомнения. Справишься, еще как. Правда, на моем судне у старпома имеются кое - какие ..ммм.. не совсем обычные обязанности, но мой отец все тебе со временем расскажет. Ну, что скажешь? Согласен быть старпомом на могучем, славном "Летучем Голландце"?

- М - даа, предложение, действительно, неожиданное. А знаешь, дружище, я, пожалуй, согласен. Капитан Джек Воробей - старпом Грозы морей, "Летучего Голландца" - звучит более, чем впечатляюще. - На мое счастье Уилл не уловил иронических ноток в моем голосе. - Я весьма тебе признателен за такое лестное предложение.. Но, кроме этого, у меня есть к тебе еще одна просьба. - Тут я сделал вид, что колеблюсь, не зная, с чего начать и ради приличия немного помялся, вызывая у капитана "Голландца" еще больший интерес к моим словам. - Скажи мне, приятель, а мог бы я остаться на твоем судне, так сказать, на постоянной службе? Мне здесь очень понравилось, ты - отличный капитан и хороший товарищ, и я сам хотел попроситься в твою команду, несмотря на ..ммм.., ее некоторую необычность, но как - то постеснялся. Да и сам понимаешь, ведь корабля у меня теперь нет, и вряд ли я смогу его когда - нибудь вернуть. А скитаться в поисках каких - то мифических Источников, неизвестно с чем... Это слишком долго и неинтересно, а вот у тебя.. Словом, не хочу я больше искать никакие Фонтаны, что - то на этот "подвиг" меня не уже тянет, да и есть еще кое - какая серьезная причина.., ну, неважно. А то, что искал, я, кажется, нашел, и даже намного лучше всяческих Фонтанов с живой водой. Ну, что скажете, кэп? Берете бывшего капитана Джека в свою команду на долгую, добросовестную службу? - ооо, нет, якорь мне..., вот это я загнул, что самому чуть дурно не сделалось. Неужели это сейчас сказал я, Джек Воробей, капитан "Черной Жемчужины"? От только что произнесенной мной нелепости внутри закипел, грозя вот - вот вырваться наружу, истерически - идиотский смех, причем над своим собственным враньем, но нужно было держаться изо всех сил, чтобы заставить этого евнуха поверить в мое самое искреннее желание служить ему верой и правдой на его проклятом богом судне.

По удивленной и потрясенной роже капитана "Голландца" было видно, что он ооочень сильно озадачен. Он никак не ожидал такого поворота событий, да к тому же, еще и в свою пользу, не прилагая к этому никаких усилий. Некоторое время он тупо моргал, а затем его рожа расплылась в довольной, счастливой и какой - то дьявольской улыбке. Сразу же стало заметно, как его дурное настроение сейчас же резко улучшилось.

- Ооох, Джек, дружище, по правде говоря, ты меня прямо - таки ошарашил своей неожиданной просьбой. Вот этого я от тебя никак не ожидал. Ведь если я тебя правильно понял, ты хочешь навсегда остаться в моей команде? Да не вопрос, добро пожаловать, считай, что ты нанят на службу, парень.. Итак, старпом Воробей, вы можете приступать к своим обязанностям через два дня. А какая другая причина? Ведь она должна быть очень веской. Извини, старина, но я никогда не поверю, что ты мог так легко отказаться от своей заветной мечты, к которой так упорно стремился, что рванул на полудохлой, чуть живой лодчонке по нашим славным Карибским просторам, и так быстро и легко отказался от своей драгоценной, горячо обожаемой "Жемчужины". - Уилл как - то подозрительно и выжидательно заглядывал мне прямо в глаза, словно пытаясь прочитать мои мысли, и от этого пронизывающего взгляда становилось не по себе. Мое не слишком виртуозное вранье сейчас могло вылезти наружу. Нужно было срочно спасать свое шаткое положение.

- Эээ, понимаешь, Уилл, эта причина... несколько своеобразного характера. Даже не знаю, как сказать. Возможно, я вообще зря заикнулся о ней, это имеет к делу не слишком большое отношение. - Я снова сделал вид, что стеснительно замялся в раздумьях, при этом напустив на свою чисто выбритую рожу самое невинное и честное выражение, на которое только был способен.

- Тааак, понятно, - Уилл, хитро сощурившись, еще раз прострелил меня взглядом насквозь. - Хватит мяться и крутиться, парень, словно ты давно не ходил в туалет.. Знаю я эту твою "серьезную" причину. Я ее только что на камбуз отправил. И из - за этой крошки мистер Джек Рэкхем поставил тебе вот этот самый разноцветный, такой великолепный синяк. Значит, ты запал на очередную дамочку. Впрочем, на тебя это так похоже. Но до такой степени, чтобы так резко изменить все свои планы из - за женщины... А вот это на тебя уже совсем непохоже, даже не вериться. Тут что - то не так.

- Нуу, Уилл, люди со временем меняются. Вот может быть и я, устав от своей тяжелой, полной опасностей и лишений пиратской жизни, взял, да и решил обзвестись крепкой, дружной семьей, остаться служить у тебя на судне. Словом, начать совершенно другую, новую жизнь честного человека и добропорядочного семьянина. Да вот, хотя бы, как старина Деви Джонс, ну, или твой отец. Да мало ли кто еще? Что же в этом плохого и подозрительного? - я состроил обиженную физиономию человека, оскорбленного в своих лучших намерениях.

Даа, Джек, обмануть этого проницательного парня не так - то просто, придется постараться изо всех сил. Зараза... Он знает тебя слишком хорошо, чтобы так легко поверить в твои россказни.

- Да ладно, не обижайся ты, и не кипятись, приятель, - сейчас капитан Тернер рассматривал меня насмешливым, но довольно доброжелательным взглядом, уже без всякой тени подозрения. - Просто зная тебя.. Но в любом случае я очень рад, что ты так решил. Ты сделал правильный выбор, старина. Оставайся служить на "Голландце", обзаводись семьей, не знаю, правда, насколько она у вас будет дружной. - Тут Уилл с тяжелым, усталым вздохом возвел глаза к небу. - Мисс Бонне - девица, мягко выражаясь, очень своенравная.. Но ты ведь всегда умел находить подход к самым вредным женщинам, так что - вперед, надеюсь, ты сумешь справиться с этой крошкой. И теперь тебе, как старпому, мы подберем другое жилье. Грандиозные "сараи" на палубе тебе для твоей избранницы сооружать не придется, обещаю. - При упоминании строительных способностей своего папаши Уилл нервно хохотнул, и еще раз пробежавшись по моей скромной персоне чрезвычайно довольным взглядом, собрался уже было покинуть капитанский мостик, но тут я быстро и нахально ухватил этого не в меру прыткого капитана за рукав.

- Уилл, приятель, подожди еще минуту. Я не договорил.. Тут вот такое дело. Сегодня мне довелось совершенно случайно услышать, как матросы из команды говорили о суше, находящейся поблизости и единственной на многие морские мили. Твои мореходы собираются завтра на берег, в рыбацкий поселок.. Короче, мне бы очень хотелось отправиться с ними. Ну там, отдохнуть, немного поразвлечься, сам понимаешь. Ведь неизвестно, когда я теперь смогу ступить на твердую землю. Ну, и конечно, прихватить с собой свою подругу, иначе она меня из ревности никуда не пустит, да и я не хочу оставлять ее здесь, рядом с этим поганцем Джеком Рэкхемом. - Я старался говорить как можно убедительнее, но в ответ на мою, казалось бы, такую скромную просьбу физиономия капитана Тернера резко помрачнела.

- Ммм, видишь ли, Джек... , - недовольно произнес он, нахмурившись. - На моем судне есть одно правило - старпом сходит на берег только в исключительных случаях, по мере самой крайней необходимости. Я забыл предупредить тебя об этом сразу, так что, прими мои извинения.., - с этими словами он победно посмотрел на меня.

М - даа, этот мерзавец, якорь ему в... вместе с его извинениями, по всей вероятности, только что выдумал этот бред, лишь бы меня на берег не отпускать. И если до этого момента я еще хоть как - то сомневался в правдивости слов Энни, в глубине души надеясь, что она что - то не так поняла, или плохо расслышала, то теперь все мои сомнения относительно планов многоуважаемого кэпа развеялись, как дым. Ну, ладно, это мы еще поглядим, парень.. Кто я по - твоему? Вот то - то же...

- Послушай, Уилл, старина, так не пойдет. - Я обошел капитана с другой стороны, и нагло заглянул ему в глаза. - Мы так с тобой не договаривались. Я, конечно, полностью согласен с твоими требованиями, но насколько я понял, к своим обязанностям смогу приступить через два дня, то есть, у меня есть еще в запасе целый завтрашний день. Смекаешь? Ведь старпомом я пока не являюсь, а значит, вполне смогу сойти на берег вместе с остальными, прихватив свою подругу, и никаких причин для отказа не вижу. Если ты сейчас их, конечно не придумаешь. Ну, что скажешь?

- Скажу тебе одно, Джек Воробей - ты всегда любил и умел торговаться, - произнес с крайне недовольным видом пойманный на слове Уилл. - Ладно, черт с тобой, парень.. Можешь забирать свою зазнобу, и проваливать завтра вместе с остальными в поселок на остров. И еще я хочу сказать тебе одно...

- Сэээр, тааам, таааам корабль, - во все глотку завопил из "вороньего "гнезда" какой - то слишком горластый малый да так, что капитан Тернер от неожиданности выронил подзорную трубу, которая чудом не разбилась, и которую я тут же, как благовоспитанный джентльмен удачи хотел было подать своему капитану, но не смог удержаться, чтобы не поглядеть в нее. И чуть не лишился дара речи... Справа по курсу, с дрогнувшим от радости сердцем, я увидел знакомые до боли, изящные очертания моей драгоценной старушки "Черной Жемчужины", которую я узнаю из тысячи...

12

Глава 12. Находка.

Никаких сомнений быть не могло - сейчас в подзорную трубу я разглядываю свою чернокрылую любимицу. Даже с такого приличного расстояния было хорошо заметно, что судно находится в глубоком дрейфе..

- Эээй, Джек, дружище, будь так любезен, верни капитану его подзорную трубу, - голос Уилла вывел меня из задумчивого созерцания своего корабля, на котором теперь хозяйничает мерзкий вор Гектор, и при этой мысли радостное чувство сменилось глухой, щемящей тоской.

Я с огромной неохотой отдал Уиллу трубу, в которую он с любопытством воззрился, внимательно разглядывая попавшееся на пути его Грозы морей судно.

- Ооо, ну что я вижу.. Джек, это же твоя драгоценная "Жемчужина", - произнес он с каким - то плохо скрытым ехидством и неприкрытой насмешкой. - Смотри - ка, в дрейф залегли.. Не иначе, как тебя дожидаются.

В этот момент мне ужасно захотелось растерзать этого дьявола Уилли на много - много маленьких дьяволят. Будь ты трижды проклят, еще издевается. Ну, ничего, я - парень терпеливый, это мы еще посмотрим, кто над кем смеяться будет... Я нахально забрал у капитана Тернера трубу...

- М - да, действительно, приятель, это моя, вернее, уже не моя "Жемчужина". Я за последнее время настолько отвык от этой посудины, что начал забывать, как она выглядит, да еще без парусов, - я старался придать своему тону как можно больше равнодушия, но мое сердце сейчас разрывалось от боли. - Знаешь, Уилл, моя драгоценная "Жемчужина" - просто старое, гнилое корыто, по сравнению с твоим роскошным судном, даже несмотря на ее непревзойденную быстроходность, которая теперь тоже вызывает большие сомнения, учитывая ее возраст и общее состояние. Так что, избавившись от этой трухлявой посудины, и поступив к тебе на службу, я абсолютно ничего не потерял, а скорее наоборот, выиграл, причем не прилагая для этого почти никаких усилий. - Я попытался сделать счастливую физиономию, но это у меня вышло очень плохо. Но капитан Тернер ничего не заметил, сейчас он орлиным взором морехода обозревал морские просторы, не глядя в мою сторону, думая о чем - то своем. - Да, Уилл, я очень доволен, что больше не являюсь капитаном "Жемчужины". Тем более, что эта старушка давным - давно нуждается в капитальном ремонте, - задумчиво продолжал я, - а у меня все время не доходили руки. Возможно, капитан Барбосса справился с этой задачей лучше меня. Ведь теперь он, вероятно, помолодел лет этак на..., ну, неважно, если добрался до Фонтана, - я чуть не расхохотался вслух, несмотря на отвратительное настроение, - и теперь может горы свернуть, превратившись в вечного юношу, - ох, Джек, старина, лучше заткнись, пока не наболтал лишнего.

Уилл посмотрел на меня вытаращенными глазами, и молча забрав подзорную трубу, еще раз взглянул в нее, будто что - то прикидывая.

- А тебе, Джек, наверное, очень хотелось бы поздороваться со стариной Гектором? У тебя это желание на физиономии написано, - насмешливо поитересовался Уилл, - ну, и заодно оценить, как он теперь выглядит? Ведь так?

- Ммм, если честно, дружище, я просто мечтаю об этом.. Если теперь, конечно, смогу узнать этого омолодившегося парня, - весело отозвался я, - грех пропустить такое сногсшибательное зрелище.

- Да кто же тебе сказал, что мы его пропустим? Вот еще глупости.. Конечно же, нет! Сейчас подойдем, поздороваемся, оценим... какие проблемы? - задорно ответил Уилл и как мне показалось, что этот скучающий капитан даже обрадовался возможности немного поразвлечься, наблюдая нашу с Гектором "дружескую" встречу, а еще очень хотел принять в этом мероприятии самое активное участие. - Потерпи немного, приятель, сейчас все будет. Эээх! - и лихо крутанул штурвал.

"Голландец" полным курсом шел навстречу "Жемчужине", и расстояние между ними стремительно сокращалось, но несмотря на скорое приближение Грозы морей и отличную видимость, на дрейфующем судне не было заметно никаких признаков людского присутствия. Стояла мертвая тишина, старушка "Жемчужина" мерно покачивалась на волнах, похоже, без единой живой души на борту...

- Странно, очень странно, - пробормотал я. - А куда же это весь народ подевался? Там что, все повымерли? - я выжидательно уставился на Уилла. - Итак, капитан Уилл Тернер, признавайтесь немедленно - это ваших рук дело?

- Джек, Джек, я... я здесь совершенно не при чем, - Уилл честно округлил глаза. - Я не брал, честное слово. Если бы взял, то сразу сказал бы, клянусь. Ладно, приятель, имей терпение - вот попадем на судно, там и разберемся.. Эээй, мистер Джооонс! Мистер Джооонс! Где вы есть, подойдите сюда, - в голосе Уилла зазвучали раздраженные нотки. Боцман, подскочив к своему капитану, вытянулся в струнку в ожидании его распоряжений. - Мистер Джонс, сейчас же найдите старпома Тернера, пусть немедленно придет сюда. Скажите ему, что он остается за капитана.. Мы с мистером Воробьем должны попасть на найденный корабль.. Да, и соберите несколько парней покрепче, они пойдут с нами...

- Есть, сэр! - бодро отозвался на приказ боцман, но тут же замялся. - Эээ..., видите ли, сэр, старпома Тернера нигде нет. Я сам уже разыскивал его по всему судну, и его супруга тоже не знает, где он...

- Это что еще за новости!? Как это нет!? - Уилл начинал злиться, - вот дьявол! Куда мог подеваться этот старый хрен? Вот ведь еще не хватало... Ай, ладно, - он досадливо махнул рукой, - черт с ним, потом, глядишь, сам отыщется... Тогда вы, мистер Джонс, остаетесь вместо меня... И соберите людей, которые пойдут с нами.. И поживее, пожалуйста.., - было видно, что капитана "Голландца" грызет нетерпение, так ему припекало поскорее забраться на необитаемую "Жемчужину".

- Есть, сэр! Слушаюсь, сэр! - польщенный таким высоким доверием и честью, оказанной ему, исполнительный и расторопный боцман Джонс со всех ног кинулся выполнять приказ своего капитана.

Тем временем "Летучий Голландец" почти вплотную подошел к безлюдной "Жемчужине", печально покачивающейся на волнах, чуть не зацепив ее изящный борт своим могучим, мощным бортом. Теперь уже сомнений быть не могло - корабль был действительно пуст, по крайней мере казался таковым. При виде своей драгоценной старушки у меня снова болезненно кольнуло сердце - судно было здорово потрепано, словно побывало в жестоком бою, имело весьма плачевный вид, и нуждалось в крепком, хорошем ремонте. Я горько, тяжело вздохнул - м-дааа, моей престарелой крошке здорово досталось в этом походе. И все - таки интересно, что же здесь произошло... Ну, что же, сейчас мы это узнаем.

Вскоре наша небольшая команда, состоящая из меня, капитана Тернера и еще нескольких крепких парней, перебралась на мою несчастную посудину, а оказавшись на палубе... Мы чуть не потеряли дар речи от представшей перед нашими взорами потрясающей картины.. Ооо, якорь мне в .. Вот это да! По всей палубе, то тут, то там в живописном беспорядке были разбросаны мертвые, а точнее сказать, мертвецки пьяные "тела" вздребезги перепившейся матросни, мирно дрыхнувшей на припекающем карибском солнышке, и издававшие такой оглушительный, раскатистый храп, что от него можно было легко оглохнуть, а весь корабль, казалось, содрогался от носа до кормы. На палубе царил полный бардак, среди которого и возлежал сейчас весь этот отдыхающий народ - пустые бутылки и бочонки из под рома, вперемежку со всяким хламом и обрывками парусины, в воздухе висел ужасный смрад - двое убитых, плавающие в лужах собственной крови, лежали тут же, бок о бок с пьяными товарищами по оружию, один - с простреленной навылет башкой, другой - со страшной рубленой раной в боку. Еще один труп с разбитой вдребезги чем - то очень тяжелым башкой был обнаружен на корме .. А рядом еще один и еще.. Над мертвецами уже вовсю с громкими криками кружили чайки, явно недовольные сорванным нами, таким сытным обедом... Я прохаживался по палубе, равнодушно перешагивая через пьяных, которые, кроме громогласного храпа, не подавали никаких признаков жизни, и убитых, про которых и говорить нечего. Как хорошо, что я оказался выше всего этого.. М -даа, я, конечно, понимаю, ребята здорово перепили и в пьяном бреду поубивали друг друга, невелика невидаль. Это все понятно, но по какому поводу была организована столь грандиозная попойка, и как это почти непьющий Гектор позволил своей команде... Да, кстати, где же сам капитан этой "Белой Горячки"?
Взирая на творившееся на палубе безобразие, я совершенно забыл о Барбоссе. И только сейчас заметил, что двери капитанской каюты были распахнуты. Я рванулся туда, Уилл что - то крикнул мне вслед, но я его уже не слушал.
Я, словно ураган, ворвался в каюту, со слабой надеждой обнаружить там капитана. И обнаружил.. Даже не одного, а сразу целых двух - господа Пинтел и Раджетти, эта "сладкая парочка", в обнимку мирно дрыхли на полу среди кучи пустых бутылок и раскиданных повсюду яблок, а в капитанской каюте все было перевернуто вверх дном. Ну уж, это слишком. Сейчас я вам устрою незабываемое пробуждение, джентльмены. Я подошел к спящим пьянчугам, тут же отвесив им по нескольку пинков под зад.

- По местааам, псы помойные! - заорал я во во глотку. - Я вас научу своего кэпа уважать!

Толстяк Пинтел не проснулся и даже ухом не повел - он храпел, как стадо бизонов, и мой грозный окрик потонул в его раскатистом храпе. А мистер Раджетти все - таки соизволил пробудиться, с трудом продрав свой заплывший глаз и усевшись на полу, сполупьяну тупо уставился на меня..

- Ооой, нннаш кккэп, - с трудом прошлепал он заплетающимся языком, давая Пинтелу хорошего тычка в бок. - Сслышь, друг, ввставай, капитан Джек прилетел.., пришел.., приплыл.., тьфу.., ввернулся. Да вставай ты, Пинтел, дьявол тебя разбери..

- Да отвяжись ты, - пьяно просипел растормошенный Пинтел, не открывая глаз и подбирая слюни, - какой еще, на хрен, капитан Джек? Нету у нас никаких капитанов, мы сами себе капитаны. А они пусть все к чертям морским катятся. - И толстый Пинтел перевернулся на другой бок, намереваясь дрыхнуть дальше. - Капитаны.. пошли они..

Ну, это мы еще посмотрим. Я, получше прицелившись, дал Пинтелу еще парочку хороших, крепких пинков..

- Эээй, Пинтел, старина, там у нас еще рома целый бочонок! - радостно завопил я, решив поднять этого парня другими средствами, - пойдем, приятель, иначе эти черти весь этот славный ром выжрут без нас..

Эта фраза имела успех. При волшебном слове "бочонок рома" Пинтел сразу же продрал глаза, а взгляд стал осмысленным и полным вожделения.

- Ррром? Ггде? Уже встаю, уже идю, брр, иду.. - и начал с трудом подниматься на ноги.

- Сейчас покажу, где, - злобно процедил я сквозь зубы, ухватив толстяка за шиворот и встряхнув, как следует.

Раджетти молча наблюдал за всей этой процедурой, тупо и испуганно хлопая единственным, заплывшим глазом, под которым, к тому же, красовался фиолетовый синяк. Я уже было открыл рот, чтоб вытряхнуть из этих парней все, меня интересующее. Но больше сказать я ничего не успел. На меня обрушился бурный, словесный водопад, и под его мощным напором я вынужден был заткнуться и молча слушать.

- Ооой, это же наш ккэп, - промычал наконец - то пришедший в себя Пинтел, тараща на меня мутные, полупьяные глаза. - А мы - то думали... Смотри, приятель, капитан Джек вернулся, - и он, расплывшись счастливой улыбкой во всю рожу, пихнул Раджетти локтем в бок, - а я тебе что говорил..

- Что ты мне говорил..., ничего ты мне не говорил. Это я тебе говорил...

- Не перевирай мои слова, приятель.., - заткнул рот своему дружку Пинтел. - Кэп, нам всем так стыдно, что мы бросили вас тогда, на Тортуге. - Толстяк с глубоким вздохом раскаяния потупил глазки. - Но это все капитан Барбосса виноват, он нас обманул, показал карту..

- А в этой карте была дырка, большая и круглая такая, - снова встрял Раджетти, - и когда мы прибыли на остров, то ничего не нашли...

- Не перебивай меня, приятель, я же рассказываю. - рявкнул на него Пинтел. - Что за дурная у тебя привычка? Нашли, только не Источник, вернее, Источник...

- Только не с тем, с чем нужно. Вода, как вода, ничего особенного. Чистая, прозрачная такая водичка. Правда, холооодная, брр, - снова всунулся Раджетти, у которого явно чесался язык, - а потом капитан Барбосса..

- Капитан Барбосса оскорбил каких - то могущественных, местных богов, осыпая проклятиями Источник вместе со всем островом, и среди нас началась эпидемия какой - то непонятной болезни, - перебил своего друга Пинтел, которому очень хотелось продолжить историю самому, - почти половина команды полегла на этом проклятом острове...

- А когда мы ушли с острова, то попали в сильный шторм, и чуть не потонули..

- Да, вот так.. И вот мы уже почти три месяца болтаемся по морю.. А все из за этого чертового недоноска Гектора, который затащил нас туда. - Пинтел злобно набычился.

Я с недоверием уставился на эту чокнутую парочку. Чтоо? Какие три месяца? Этого не может быть! Ведь прошло всего три дня, как я пробыл на "Голландце". у этих парней, наверное, от запоя в голове все перепуталось. Я смерил этих полусонных, полупьяных, помятых умников суровым взглядом. М - да, вполне возможно, что у них.. Хотя, не могла же вся эта компания за три дня дойти до острова, найти Источник, уйти с острова и оказаться здесь, да еще в таком раздрае. Возможно, на "Голландце" время идет совсем по - другому. День - за месяц, три дня - за три месяца. И нечему тут удивляться, старина, это у тебя у самого в башке полный хаос. Но что они сделали с мерзким вором Гектором? Судя по рожам этих парней, явно ничего хорошего. Оох, не хотел бы я оказаться на его месте.. Сейчас спросим.

- Итак, джентльмены, - я смерил эту "сладкую парочку" строгим взглядом, - то, что команда в очередной раз бросила меня - это понятно. То, что вас грызут муки совести - это весьма похвально . То, что вы нахлебались из Фонтана, и ни хрена не помолодели - это тоже ясно, так вам и надо, предателям, - я нервно мерил шагами каюту. - А куда же, позвольте вас спросить, вы дели вашего новоявленного, самозванного капитана Барбоссу, за которым вы так преданно отправились на  поиски  Фонтана  вечной   юности , так подло бросив меня в порту? - от этих воспоминаний я начал злиться не на шутку. - Или этот парень все - таки помолодел до неузнаваемости, только вас всех оставил с носом, подсунув другой Фонтанчик с ненастоящей водицей? И по какому такому торжественному случаю такая грандиозная попойка на судне? Между прочим, есть убитые.. И кстати, какого хрена вас занесло дрыхнуть в капитанской каюте? Вы что, теперь стали капитанами "Жемчужины", причем сразу оба? - я еще раз гневно взглянул на них. - Джентльмены, не слышу ответа..

Пинтел и Раджетти немного помялись, а затем Раджетти промямлил:

- Понимаете, сэр, тут такое дело.. По пути с острова мы взяли на абордаж "торговца" с грузом отличного ямайского рома...

- Барбадосского.., - встрял Пинтел.

- А я говорю - ямайского. Не спорь..

- Нет, барбадосского.. Вечно ты все перепутаешь.

- Заткнитесь оба, джентльмены, - не выдержав этого идиотского спора, рявкнул я, а парочка сразу умолкла, тупо захлопав глазами. - Дьявол, да какая разница, какого рома. Тьфу, это неважно.. Идиоты.. Дальше - то что было? - эти туповатые ребята начали меня здорово раздражать.

- Ну вот, значит, ограбили мы этого "купчишку" и решили это дело как следует отметить..

- А капитан Барбосса, сто чертей ему в глотку, запретил нам заслуженный праздник устроить, - снова встрял Пинтел. - ну, а в команде и так были все злы на него за неудачный поход к Источнику, да и вообще. А тут еще и рома отведать не дал. ПОтом и кровью заработанного.. Ну, и мы..

- Эээ, понимаете, сэр, обиделись мы крепко на капитана Барбоссу, ну и взбунтовались... Немного, - пояснил Раджетти. - Разжаловали его из капитанов и в трюме заперли. Там он сейчас и сидит.

- Ну, а сами подзагуляли немного, - запитая рожа Пинтела расплылась улыбкой чуть не до ушей. - Ыыыыыы, и очень правильно сделали, что Барбоссу в трюм заперли. Он - плохой капитан. Команду свою совсем не уважает и с ней не считается.

- Пусть скажет спасибо, что за борт не выкинули. На корм акулам, - добавил Раджетти.

М - даа, Гектор, не сотвори зла ближнему своему, и не возвратится к тебе же зло, сотворенное тобой. Нужно будет срочно навестить старину Гектора в темнице. Ему там, в трюме, наверное, очень тоскливо одному. Ладно, позлорадствовать я всегда успею.

- Ну, вот что, господа, - тоном, не допускающим возражений, произнес я, - весь бардак в капитанской каюте убрать и самим отсюда убраться. Трупы с палубы - тоже. И поднять весь этот храпящий палубный бедлам на ноги. Хватит, отдохнули. Я ясно выразился?

- Да, сэр.., конечно..., да.., - снова загалдела парочка. - Все будет сделано в лучшем виде..

- Кэп..., а вы - то к нам как, теперь насовсем вернулись, или....? - с некоторой опаской, робко поинтересовался Раджетти.

Я ничего не ответил.. Устами младенца глаголет истина. И тут вдруг понял, что слишком рано увлекся капитанскими распоряжениями и слишком обрадовался, снова оказавшись на своей старушке "Жемчужине". Ведь теперь за твоей спиной, приятель, на твоей любимой посудине находится недруг пострашнее Барбоссы, которого ты так ловко пытаешься обмануть, а его толстозадый корабль подпирает борт твоей "Жемчужины" своим мощным бортом, и в случае попытки к бегству запросто сотрет твою драгоценную старушку в порошок, да и бежать тебе некуда, а крепкие парни капитана Уилла Тернера, во главе с ним самим сейчас шастают, как захватчики, по всему твоему судну. Тебе некуда деваться, приятель. Зараза.. Вот теперь ты, кажется, действительно влип. И как теперь отвязаться от настырного капитана Тернера, вернуть себе свободу и "Жемчужину", ты не знаешь. Черт, ведь Энни осталась на "Голландце".. Это еще хуже.. Голова гудела, словно колокол, пугая своей абсолютной пустотой. Ни одной толковой мысли на ум не приходило. Итак, Джек, старина, что ты сейчас хочешь больше всего? Ведь ты всегда хотел столько всего и сразу... Соглашаться на что - то одно, жертвуя чем - то другим, был категорически не согласен. А что теперь? Сделать разумный выбор, отказавшись от одного в пользу другого.. Ну, нет уж. Чего раскис, приятель? Кто мы с тобой, по - твоему? Ну, вот то - то же. Башка у тебя изобретательная, все равно что - нибудь придумаешь. А пока..

- Кэп, а сейчас - то нам что делать? - из невеселых дум меня вывел сиплый голос Пинтела.

Вот черт, так задумался, что совсем забыл про эту парочку. Этим ребятам знать о моих проблемах совсем необязательно.

- Вы что, не поняли, други? Или я как - то неясно выразился? Для начала бардак в каюте уберите, ну и там видно будет. Я же вам уже все сказал, - эти парни сейчас здорово действовали мне на нервы.

Парочка согласно закивала, а я, не желая больше любоваться на их рожи, вышел из каюты, с удовольствием вдохнув полной грудью соленый, морской воздух, который, правда, был тут же испорчен трупным смрадом. Крепкие парни Уилла расчищали палубу от дрыхнущих мертвецким сном пьяниц, стаскивая их всех в одну храпящую кучу, чтобы не валялись под ногами. Трупы лежали возле борта, готовые к отправке в воду. Интересно, сколько же славного барбадосско - ямайского рома выжрали все эти ребята, чтобы вырубиться до полного бесчувствия.
Я поискал глазами Уилла, но его нигде не было видно. Приглядевшись повнимательнее, я заметил на "Голландце" какое - то слишком оживленное движение. Хотя, это и неудивительно, они там все время носятся, как тараканы. Еще раз грустно окинув взглядом свою драгоценную старушку"Жемчужину", я поднялся на мостик и взялся за штурвал, нежно погладив его чуть шершавое, теплое, нагретое солнцем дерево.. Как же за это время я соскучился по тебе, мой старый, боевой друг. Неет, якорь мне в.., ни на какой "Голландец" я с моей любимой посудины просто так не уйду, пусть капитан Уилл даже не надеется. Нужно срочно что - то смекать.. А иначе..

- Соскучился? - раздавшийся за спиной голос заставил меня вздрогнуть. Это Уилл бесшумно подошел сзади, а я, весь погруженный в свои мысли, ничего не видел и не слышал. - Ну, еще бы, понимаю.. Столько времени без своего любимого занятия. Для такого старого морехода, как ты, Джек, это равносильно смерти, - насмешливый, самоуверенный тон Уилла раздражал меня, каждое слово больно било по нервам. - Но ничего, потерпи, приятель, скоро работы у тебя будет уйма, еще жаловаться начнешь.

- Это ты сейчас о чем, дружище? - задумчиво поинтересовался я, делая вид, что не понял, о чем идет речь. - Что - то я никак в толк не возьму..

- То есть, как это, о чем? - совершенно искренне удивился Уилл. - Ты ведь теперь принят на службу, на мое судно.. Или ты так обрадовался нашей находке, как ты ее сегодня назвал - старое, трухлявое корыто, что все позабыл? Но ведь я - то помню.. Мои парни навели кое - какой порядок в этом плавучем кабаке, как ты, наверное, уже успел заметить. Со своим бывшим, разжалованным капитаном Барбоссой команда разберется сама, без тебя. Кстати, Гектор сидит в трюме, если ты еще не знаешь. Если хочешь, можешь его навестить..Ты же так этого хотел. - Уилл сверлил меня нехорошим взглядом. - А потом, старина, извини, но нам пора вернуться на "Голландец".

Дааа, мои самые худшие опасения оправдались. Нужно было как - то выкручиваться, ведь отступать теперь некуда.

- Ммм, знаешь, приятель, я ...эээ..., передумал. Извини. Я, конечно, весьма польщен твоим предложением, но склонен дать отрицательный ответ. - Я решил тянуть время, хотя надежды на какие - то перемены к лучшему не было никакой. - Понимаешь, на "Жемчужине", хоть она и стара, я все - таки капитан, и я к ней привык, а у тебя...

- Джек, ты, кажется, меня совсем не понял, - Уилл, нахмурившись, смотрел на меня давящим, тяжелым взглядом, от которого по всему телу забегали противные мурашки. - Ты принят на службу и не можешь отказаться. Так что, давай, парень, попрощайся со своей, правда, уже не с твоей, драгоценной старушкой и вернемся на Голландец". Нам уже пора.

- Ну, нет уж, дудки.. Вообще, с какой это стати ты здесь раскомандовался? - бешенство и отчаяние начинали закипать во мне, заставляя забыть об осторожности, да и осторожничать уже не было резона. - В последнее время на моем судне развелось слишком много капитанов. Я с тобой, слава богу, никаких договоров не подписывал, и посему еще пока сам себе хозяин. И со своего корабля я никуда не уйду..

- Аах, вот как ты заговорил. Хотя, впрочем, я всегда знал, кто ты такой. Джек Воробей, ты - мерзкий, брехливый пират. Но это тебе больше не прокатит. - В глазах капитана "Голландца" вспыхивали злобные огоньки, но мне было все равно. - Кроме того, за тобой должок, парень. И немаленький..

- Да неужели? И какой же это, позволь спросить? Денег я у тебя, парень, вроде как не занимал...

- Не прикидывайся идиотом, Джек, как ты это умеешь. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю, - Тут Уилл яростно схватил меня за грудки и резко дерганул к себе так, что ткань рубашки жалобно затрещала. - Ведь это ты, Джек Воробей, сделал меня вечным скитальцем морских просторов, ступающим на сушу раз в десять лет! - прорычал Уилл, насквозь прожигая меня горящим, сатанинским взглядом. - Раз в десять лет, Джек! Ты понятия не имеешь, что это такое - видеть твердую землю, и истосковавшись по ней, не иметь возможности к ней прикоснуться.. В то время, как ты свободен, словно ветер, ты пьешь, гуляешь, развлекаешься с портовыми шлюхами.. Это несправедливо, парень. - Уилл еще раз с силой рванул меня за рубашку. - И я решил исправить эту досадную несправедливость.. Сейчас ты пойдешь со мной на "Голландец", и без глупостей. Ведь твоя очаровательная подружка осталась на моем судне.. Ты же не хочешь, чтобы с этой крошкой случилось что - нибудь нехорошее. - злобно прошипел он, - А значит, будешь служить мне, Уиллу Тернеру, своему капитану, как и обещал, верой и правдой, и сходить на сушу вместе со мной, раз в десять лет. Вот это будет честно.. Или я затоплю, к чертовой матери, это твое гнилое корыто, вместе со всеми, кто сейчас на нем находится, включая твою скромную персону...

- Оставь Энни в покое, она здесь не при чем, - я со злостью отшвырнул Уилла от себя. - Ты имеешь претензии ко мне, тебе нужен я, вот и давай разбираться, как мужики, не приплетая женщин в наши мужские дела. - Я смерил Уилла нахальным взглядом с головы до пят. - По моему, во всей этой душещипательной истории тебя здорово подвела память и ты совсем забыл, что это я, врун и мерзавец Джек Воробей спас тебя от смерти и тлена, подарив тебе жизнь вечную, между прочим, в ущерб своим собственным интересам. Это благодаря мне, подлецу и негодяю Джеку Воробью, ты сейчас имеешь бессмертие, могучий, роскошный корабль, на котором ты ухитрился устроить маленький "Эдем" для проклятых богом пиратов, а если называть вещи своими именами - самый настоящий плавучий борделец... И что - то я не заметил, приятель, чтобы ты сильно страдал. Ты живешь, ни в чем себе не отказывая, наслаждаешься всеми радостями жизни. Хочешь выпить - пожалуйста, хочешь бабу - да без проблем, любую, благо на твоем судне их полно. Какого хрена тебе еще надо? - бешенство разбирало меня все больше и больше. - Ты являешься полноправным хозяином морской пучины и всех ее обитателей, а также распоряжаешься душами погибших в море по своему усмотрению. Все это ты имеешь только благодаря мне. Так что, я ничего тебе не должен, - я схватил капитана Тернера за грудки. - Уилл Тернер, ты - отвратительный, мерзкий, неблагодарный, подлый, морской дьявол! Вспомни, кем ты был? Сопляком - недокузнецом, недоморяком, недопиратом. А еще недоженихом и недомужем....

Договорить я не успел. Перед глазами вспыхнул разноцветный салют из сверкающих звездочек и ярких точечек, в башке взорвалась горячая бомба и все вокруг почему - то стало красным... Это довольно увесистый кулак приятеля Уилли прилетел мне в рожу, да так, что я едва устоял на ногах.. Я потряс башкой, пытаясь разогнать кровавый туман перед глазами...

- Ах ты, евнух..., - злобно процедил я сквозь зубы. - Ну, сейчас ты получишь.. Гроза морей, мать твою.. - и собрался уже было угостить старого друга хорошей затрещиной..

- Эээй, джентльмены...! - раздался ехидненький, чуть нахальный, сладкий голосок и мы, сразу прервав начавшуюся драку, повернули головы. - Вы что, никак драться собрались? На капитанском мостике? Ведь это же так неудобно.. Вы бы хоть вниз спустились.

На палубе моей "Жемчужины" собственной персоной стояла мисс Энни, насмешливо поглядывая на нас, словно на двух бойцовых петухов.

- А вы, господа, ни за что не догадаетесь, что у меня есть.. Сейчас шла по палубе нашего славного "Голландца", смотрю - что - то валяется. Представляете? Подняла, а там.. Капитан Тернер, это, часом, не ваше добро? Вы, наверное, потеряли и не заметили. А я вот подняла и принесла. Только я вам его не отдам, - с этими словами Энни достала из под рубашки небольшой холщовый мешочек...

Судя по изменившейся физиономии капитана Уилла, вещица в мешочке действительно принадлежала ему и представляла огромную ценность.

13

Глава 13. Сердце капитана.

Забывший обо всем на свете капитан Уилл пожирал глазами мешочек, который держала в руках  Энни. И сейчас, вероятно, лихорадочно соображал, как получить его обратно и с наименьшими для себя потерями.

- Ну, так что, кэп? - весело поитересовалась Энни. - Что же вы молчите? Ведь если это вещица пустая и никчемная, то я ее выброшу, и жалеть будет не о чем. А если она так важна для вас, что бережно и с такой любовью хранится в вашей каюте, и так хорошо спрятана... - Энни потрясла мешочком перед глазами ошарашенного Уилла.

- Дорогуша, я всегда знал, что ты обожаешь подслушивать, подглядывать, распускать разнообразные сплетни и лживые слухи, плести интриги, но, чтобы красть...  - Несмотря на потрясение, Уилл старался не терять самообладания. - Это твой смазливый дружок, - тут он ткнул пальцем в мою сторону, - надоумил тебя так подло пошариться в моей каюте и стащить.. этот предмет? Сомневаюсь, что ты сама додумалась бы до такой подлости, наглости и дерзости..

- Все это - ложь и клевета, -  от всей души возмутился я, сильно оскорбленный такими подозрениями и лживыми обвинениями. - Я ничего ей не предлагал и ни о чем не просил. И я вообще понятия не имею, о чем идет речь. Энни, детка, это очень плохо, что ты вмешиваешься в серьезный,  мужской разговор.. Уилл, честное слово, я ведь даже не знаю, что в этом мешочке..

- Зато я знаю.., - с нажимом произнесла Энни, одарив своего кэпа хищным взглядом. - Ну что, Джек, хочешь покажу, что за сокровище хранит капитан Тернер в этом чудесном, загадочном мешочке? А мешочек хранится в небольшом кованом сундучке, с оочень сложным замком. А сундучок.. Ладно, неважно.. Итак, минуту внимания, сейчас я его достану.. Вот чччерт, оно такое скользкое, так и рвется из рук. - С этими словами Энни запустила руку в мешочек, немного пошарила в нем и извлекла на свет божий .. живое человеческое сердце. Сомнений быть не могло -  сейчас Энни держала  сердце капитана "Летучего Голландца" Уилла Тернера, тихо вздрагивающее и пульсирующее у нее в руках.

Воцарилась мертвая тишина. Даже крепкие парни из команды Уилла, стащившие наконец - то почти всех палубных пьянчуг в одну большую кучу, и услышавшие наш разговор на повышенных тонах, все, как один, повернули головы в нашу сторону, и сейчас молча наблюдали за развернувшейся перед их глазами непонятной сценой, совершенно не зная, как им на все это реагировать, вероятно, ожидая распоряжений своего кэпа, но он тоже молчал..

- Итак, кэп, предлагаю обмен, - Энни первой нарушила гнетущую тишину, - вы возвращаете Джеку его "Жемчужину", в смысле, право остаться на своем корабле, и отказываетесь от своих, скажем так, неблагородных намерений утащить этого парня на "Голландец",  силой навязывая ему пожизненную службу. Короче, отпускаете Джека от своей бессмертной персоны на все четыре стороны, а я, в свою очередь, - Энни, играя, ловко перекидывала сердце, словно  мячик, из одной руки в другую,  - возвращаю вам эту милую вещицу. Ну, а в противном случае, если вам такой честный обмен не по душе.., тогда, - она вытащила из за голенища сапога большущий, кухонный нож, вероятно, украденный ей на камбузе, - тогда мне придется сделать вот что.., - она приставила нож к сердцу. - Ну как, кэп, как вам такая развязка? Неожиданно, правда?   

- Энни, дорогая..., - по правде говоря, я пришел в некий тихий ужас от затеи этой крошки. Я, конечно, догадывался, что Энни немного чокнутая, но чтоб до такой степени..  - Послушай, детка, если ты это сделаешь, то тогда тебе придется...

- Правильно, Джек.., - подал голос Уилл, - то тогда твоей подружке придется занять место  капитана, вернее, капитанши "Летучего Голландца", и вечно бороздить моря, и выполнять все обязанности, возложенные на капитана этого судна, включая переправку душ погибших в море, на тот свет. - Уилл с ехидной усмешкой смотрел на нас обоих. - Ну, как тебе такой расклад, девочка? Думаю, вряд ли ты об этом мечтала. И все из за кого? Вот из за этого проходимца, - он снова ткнул пальцем в мою сторону, - у которого таких, как ты, как грязи, в каждом порту. Да он сразу же бросит тебя, как только получит желаемое и надобность в тебе отпадет. - И Уилл, облив меня грязью, сейчас стоял, очень довольный собой.

Я уже было раскрыл рот, чтобы дать достойный ответ этому евнуху, но немного не успел...:     
- А мне плевать.., - крикнула Энни, было видно, что она начинает здорово нервничать, и у нее трясутся руки, - слышишь, ты, морской владыка.. мне плевать, сколько у него женщин.. Было или есть. Это сейчас к делу не относится. Не заговаривай мне зубы. Ты думаешь, я полная дура? И что я ничего не знаю про сердце? Слава богу, у меня отличный слух.. И я не стану делать этого сама.. - С этими словами она подбежала к борту, где все еще лежали убитые, и схватив за окровавленную руку какого - то несчастного малого, сунула в нее нож. - Это сделает он. А я всего лишь подарю этому бедному парню жизнь вечную, и возможность занять место капитана "Голландца". Мистер Уилл Тернер, можете считать, что отныне вы освобождаетесь от своих капитанских обязанностей, раз они для вас оказались слишком тяжелы. Итак, сэр, решайте быстрее.. - С этими словами Энни, держа своей дрожащей рукой руку трупа с зажатым в ней ножом, замахнулась на слабо  пульсирующее  сердце капитана...

Матросня из команды Уилла, видя, что дело принимает серьезный оборот, начала перешептываться, и стала потихоньку обступать Энни со всех сторон...

- А ну, назад, бараны! - рявкнула Энни на приближающихся к ней крепких парней Уилла, - иначе ваш кэп отправится в ад раньше, чем вы успеете подойти ко мне..

М - даа, при таком раскладе одно неосторожное движение ножа -  и капитан Уилл отправится к праотцам, даже не успев толком понять, что же с ним случилось. Нужно было срочно что - то делать. И желательно, обойтись без никому не нужного кровопролития.

- Энни, дорогая, успокойся..., - я, отодвинув стоящего столбом, словно статуя, и с немигающим, какими - то остекленевшим  взглядом  Уилла, быстро спустился на палубу и осторожно, стараясь не делать резких движений, медленно подошел к своей столь решительно настроенной подруге. - Детка, зачем же так категорично? Не спеши, ведь ты не даешь капитану сказать ни слова...

- Эээй, мисс Бонне, уважаемая.., - наконец - то подал голос Уилл. - Вы собираетесь хладнокровно убить меня, даже не дав возможности высказаться? Ведь, если я правильно понял, вы, кажется, предлагали мне обмен?  - не потеряв ни капли самообладания, как - то очень спокойно и насмешливо поинтересовался Уилл. - Что касается лично вас, дорогуша, так вы давно свободны, остаться на моем судне было вашей личной прихотью.. Хотя, мне за все ваши проделки давным - давно пора было вас вытолкать  на берег, к чертовой матери.. А если вы так расшумелись из за этого парня, - он уже в который раз ткнул в мою сторону пальцем, - то можете забирать его себе со всеми потрохами,  он совершенно свободен, - Уилл, спустившись с мостика к нам, дал знак своим крепким парням покинуть палубу "Жемчужины". - Так что, драгоценные мои, серебряные... Прыгайте на свое трухлявое, еле живое корыто, вашу "Жемчужину" и валите на все четыре морские стороны.. А я вас больше не задерживаю... 

- Так что же, Уилл, - весело поитересовался я, забирая у Энни этот дурацкий, огромный, кухонный ножище, а то, не дай бог, еще вздумает с дурной головы размахивать им. -  Значит, старпом Джек тебе больше не нужен, и мы можем валить, куда пожелаем?  - я нахально взглянул на Уилла. - М - даа, потеря сердца - утрата серьезная, я бы даже сказал, невосполнимая. Так что, как ни крути, приятель, а жить - то хочется всем. И тебе в том числе, хотя ты это всеми силами и отрицаешь, обвиняя во всех своих бедах старину Джека...

- Мммм, знаешь, парень.. - задумчиво протянул Уилл, - дело вовсе не в том, что я сейчас, испугавшись смерти, изменил свои намерения.. Пока твоя подруга устраивала весь этот балаган, я тут подумал.. Возможно, я был сильно неправ насчет тебя, ведь в свое время ты действительно хотел, как лучше.. Возможно, я просто устал от моря и от своей омерзительной, неблагодарной работы и стал плохо соображать, что делаю.., - с какой - то виноватой улыбкой, тяжело вздохнув, произнес Уилл. -  Да, парень, я во многом был неправ, но сейчас я вдруг понял, что мне такая моя жизнь очень даже нравится.  И расставаться с нею я пока, увы, не готов. И потом.. Я тут еще вот что подумал, - он окинул нас многозначителным взглядом, в глазах вспыхивали хитрые искорки, - чокнутые вы, оба. А зачем мне на судне, где каждый второй -  ненормальный, еще одна парочка полоумных? Особенно таких, как ты, Джек Воробей.. Беспорядков на судне  и так хватает, без твоей скромной персоны, да и твоя очаровательная подружка за все время пребывания на "Голландце" успела мне изрядно поднадоесть.. Так что, леди и джентльмены, верните кэпу его многострадальное сердце и проваливайте...

- Не слушай его, Джек! - с отчаянием вскричала Энни, - он оставит нас с носом сразу же, как только получит свое сердце обратно! Я ему сердце не отдам..

- Я клянусь вам этим самым сердцем, что не изменю своих намерений и не передумаю. Вы можете уходить.. - Торжественным, серьезным тоном произнес Уилл. - Повторяю еще раз -  вы свободны. Оба. Я, капитан "Летучего Голландца", Уилл Тернер,  еще никогда не нарушал своей клятвы. Я также клянусь, что не стану преследовать вас и причинять всяческий вред.

Энни, вопросительно взглянув на меня и чуть поколебавшись, осторожно и аккуратно положила сердце капитана  обратно в холщовый мешочек, и с опаской отдала  его Уиллу, все еще недоверчиво косясь в его сторону. Уилл же, взяв у Энни мешочек со своим незаменимым и таким жутковатым имуществом, невозмутимо запихнул его под рубашку и собрался уже было покинуть "Жемчужину", но я окликнул его ..

- Уилл, подожди.. Ты говорил, тебе нужен старпом? Могу предложить одну отличную кандидатуру - Гектор Барбосса, - я расплылся в злорадной улыбке, - а что, отличный старпом, знающий и опытный.. Найми его к себе на службу - не пожалеешь.

- Нет уж, спасибо, - пробурчал капитан Тернер, - как -  нибудь обойдусь без твоих рекомендаций, приятель. Любителей побунтовать и устраивать всевозможные беспорядки на судне мне и так хватает с избытком, без твоего бывшего, опального старпома. Так что, разбирайся с Гектором сам, как знаешь. Ну ладно, все, бывай, старина, - Уилл на прощание еще раз окинул нас с Энни ироническим взглядом, покачав головой. - Сладкая парочка.. Поздравляю, приятель, ты нашел себе вполне достойную  подругу.. Ну, что же.. Удачи вам...

Но тут какой - то шустрый малый  ловко перемахнул через борт "Жемчужины":

- Сэр, там.., там.... ваш отец.... Нашелся.., - еле выговорил он, задыхаясь от избытка переполнявших эмоций. Представляете, сэр, старпом Тернер упал за борт, заглядевшись на русалок. Ну, а те, конечно же, не растерялись.. Наигрались с ним вдоволь, и каким - то непонятным, чудесным образом обратно на судно закинули. Сейчас ваш отец у вас в каюте лежит и стонет, изрядно потрепанный и помятый.. Сэр, он вас зовет, говорит, что умирает.. Пойдемте быстрее.

- Чтооо? Опять? - Уилл вытаращил глаза, - он на этом месте уже который раз за борт, к русалкам падает, и каждый раз они его треплют, и каждый раз он собирается умирать, старый, блудливый хрен. Ладно, все, уже иду..

И Уилл, помахав нам на прощание рукой, начал перебираться на "Голландец", шустрый малый последовал за своим капитаном.

Через некоторое время огромный галеон плавно, почти бесшумно отошел от "Жемчужины". Мы с Энни стояли на палубе, провожая взглядом  величественную громадину Грозы морей, со вздохом огромного облегчения.     
- Ну вот, кажется, все и закончилось.. Капитан Воробей, "Жемчужина" снова ваша, - лучезарно улыбаясь, произнесла довольная Энни.

- Благодаря твоим героическим усилиям, дорогая, - я нежно обнял свою боевую подругу, задумчиво глядя вслед все дальше и дальше удаляющемуся "Летучему Голландцу". - А скажи мне, детка, как тебе удалось так ловко стащить сердце у этого парня? - я, не выдержав, рассмеялся, - несчастный кэп Уилл был в полном шоке.. Это ж надо было додуматься...

- Понимаешь, Джек, - весело отозвалась Энни, - когда  нашлась твоя "Жемчужина", и вы с кэпом Уиллом и его парнями отправились посмотреть, что с ней случилось, дверь капитанской каюты оказалось незапертой, кэп постоянно забывал ее запирать. Вот и на этот раз.. А на судне началась беготня, все искали старпома, и никто не заметил, как я забралась в каюту, ну и основательно успела там пошариться...  - тут она хихикнула, очень довольная своей проделкой, - и нашла то, что нужно. Я ведь знала, что свое сердце капитан Тернер с некоторых пор хранит у себя... Ну вот, собственно, и все. Кстати, верни мне мое честно украденное с камбуза холодное оружие.

- Попозже, детка, не сейчас... Хотя, если честно, - я с деланной строгостью глянул на нее, - давать тебе в руки такие большие, острые предметы.. Это может быть чревато..

- Джек, что это еще за дела? Немедленно верни мне ножичек...!

- Зачем он тебе сейчас, дорогая? Капусту рубить...?

- Ах ты, мерзкий, подлый, вероломный пират! Отдай мой ножик!

Возможно, этот наш бесполезный  спор продолжался бы дальше, но тут из капитанской каюты раздался вопль Раджетти..

- Пинтел, что ты наделал! Это была моя рубашка! А ты, недоумок, вымыл ею пол... Как же я теперь без рубашки?! - со слезами в голосе причитал одноглазый умник.

- Откуда я знал, что это рубашка? - сипел толстяк Пинтел, - ведь она на тряпку похожа.. Я и подумал.. Ну, ладно, приятель, извини.. Я больше не буду, честно.

- А больше и не надо, - не унимался Раджетти, - это была моя последняя чистая рубашка. И вообще моя последняя рубашка. А теперь по твоей милости я буду ходить голым..

- А как хорооош.. Ладно, ладно, не сердись, приятель, я одолжу тебе какую - нибудь свою.. Если найду.. Прости меня..

- Да ладно, друг, чего уж теперь.. Только все равно никакой другой рубашки у тебя тоже нет.

Это два новоявленных "капитана", мистер Пинтел и мистер Раджетти убирали последствия своей капитанской деятельности. Из каюты полетели пустые бутылки, мусор и всякий хлам, который эти полоумные умники успели туда натащить.

- И что теперь, Джек? - Энни, перестав любоваться выбрасываемой на палубу разнообразной дребеденью, вопросительно посмотрела на меня. - Что дальше - то?

- Ну, подожди немного, детка, сейчас эти парни наведут в моей каюте порядок и мы...

- Да я не об этом, парень, - поморщилась Энни. - Что ты собираешься делать дальше? Какие у тебя планы?

- Планы... ну, мои планы.., - я ненадолго задумался, пытаясь прикинуть, что же на данный момент является самым - самым важным, главным и необходимым. - Ну, во - первых, навести мало - мальский порядок на судне, и привести в хотя бы относительную работоспособность весь этот перепивший народ, а это будет ооох как непросто... А во - вторых, нам нужно пополнить запасы пресной воды и провизии. Вряд ли на судне еще что - то осталось. И конечно же, хотя бы немного подлатать изрядно потрепанный корабль, чтобы можно было дотянуть до Тортуги.

- Значит, ты хочешь...

- Да, дорогая. Я хочу зайти на остров, в рыбацкий поселок, куда мы с тобой собирались смотаться с "Голландца", слава богу, те времена благополучно миновали благодаря твоей светлой головушке. - Я, чмокнув Энни в макушку, еще раз пробежался взглядом по своей многострадальной старушке "Жемчужине". - А без этой остановки нам, видимо, никак не обойтись. Нужно только уточнить курс на остров, - я достал из кармана компас. Стрелка, некоторое время покрутившись, указала в сторону Энни. Ну, это понятно, такое желание есть, но это пока немного не то, что нужно. Я как следует сосредоточился. На этот раз результат не заставил себя долго ждать. - Ну вот, и курс туда у нас теперь тоже есть.. Так что, вперед.. Вот только с такими лихими мореходами..., - я кивнул в сторону дрыхнуще - храпящей кучи на палубе. - Так что, в любом случае, заночевать нам придется в дрейфе. -  Ах, да..., - тут я вспомнил об одной еще очень важной вещи. - Еще мне ооочень нужно навестить в темнице своего старого приятеля Гектора. Кстати, детка,  - я повернулся к Энни, озаренный отличной идеей, - теперь у меня на судне нет старпома. И я хочу предложить эту почетную должность вам, мисс Энн Бонне. Ну как, дорогая, хочешь быть моим старшим помощником?

- Джееек, ты что... Я - старпомом? - Энни в ужасе от моего предложения вытаращила глаза.

- А что? При твоих - то способностях, да я просто уверен, что ты справишься со своими обязанностями не хуже любого мужчины, а то и в сто раз лучше. Давай, радость моя, соглашайся. - Стал убеждать я свою колеблющуюся подругу. - Итак, все, решено - с этого момента вы, мисс Бонне, назначаетесь старпомом "Черной Жемчужины", никакие отговорки и возражения не принимаются, - не дав ей долго раздумывать, тут же решил я. -  Считайте, что это - приказ капитана, - и ободряюще похлопал Энни по плечу. - Так что, дерзай, дорогая..

- Есть, сэр, принять должность старпома, - неуверенно, без особого энтузиазма ответила Энни, - но, Джек, если я не справлюсь, или твоя команда не примет бабу в качестве...
     
- Справишься, я уверен, - я чмокнул своего новоявленного старпома в щечку, - и потом, детка, на данный момент из всех присутствующих на моем судне я могу полностью доверять только тебе. Ну, а насчет "не примет бабу"... Это мы еще посмотрим.. Да всем этим предателям...

Внизу, в "пиратнике", послышались раздались полусонные, полупьяные голоса.. Это пришедшие в чувство "предатели" соизволили наконец - то пробудиться, и вскоре на поверхность из люка высунулась первая опухшая рожа. Карлик Марти, кое - как выбравшись на палубу и увидев меня, расцвел полупьяной, счастливой улыбкой. Следом за ним показалась запитая рожа мистера Коттона.. И вот уже он сам, со своим неизменным другом - попугаем на плече выбрался на свет божий, удивленно тараща мутные, заплывшие глазищи.. "Баррдак на корррабле!" - заорала вредная птичка.
Вот ведь, зараза! А попугай - то, как всегда, прав..

На палубе зашевелилась и стала подавать признаки жизни проспавшаяся матросня, судно оглашали тяжкие, похмельные стоны, а кое - кто, с трудом поднявшись на ноги, враскорячку направлялся прямиком к борту, мучимый приступами жуткой дурноты. Итак, команда  "Белой Горячки" постепенно  приходила в чувство, и уже через час я, высказав этим опухшим, помятым, заспанным, еле державшимся на ногах пьянчугам все, что о них думаю, познакомил свою славную, запойную, едва живую команду с новым старпомом,  знакомство с которым, вернее, с которой, прошло весьма успешно, и новый старший помощник всем моим парням пришелся очень даже по душе. А затем, решив все насущные вопросы, и отправив старпома Энни хозяйничать в капитанской каюте, и прихватив с собой сочное, зеленое яблоко, ведь как - то неудобно без гостинца идти, отправился в трюм поздороваться со стариной Гектором, по которому за это время успел чертовски соскучиться.
Я так замотался со всеми этими делами, что совершенно не заметил, что уже наступил вечер, и остановился на полпути, неволно залюбовавшись закатом, который за долгие годы, проведенные в море, почти перестал замечать...
Раскаленное за день солнце медленно и торжественно утопало в водах Карибики, окрашивая своими последними лучами воду в кроваво - красные, золотисто - багряные тона. И это было... Необычайно, непередаваемо красиво.
Я постоял еще некоторое время, от души налюбовавшись на это потрясающее зрелище, и стал спускаться в трюм.

Отредактировано против лизки (2011-04-09 17:38:59)

14

Глава 14. На острове.

Я, освещая предусмотрительно прихваченным с собой, чахлым фонарем лестницу, ведущую в трюм, осторожно спускался по шатким, подгнившим, жалобно скрипевшим под моими ногами ступенькам. Старая лестница ходила ходуном при каждом шаге, грозя вот - вот развалиться, и давным - давно, впрочем, как и весь этот многострадальный корабль, нуждалась в ремонте, иначе переломанные конечности, а в самом  худшем случае и свернутые шеи, нам просто гарантированы.
В трюме было очень сыро, судно кое - где давало мелкие течи и под ногами противно хлюпала вода. М - даа, остановка на острове неминуема, и здесь даже долго думать нечего.
Единственный заключенный, Гектор Барбосса, спокойнехонько посиживал, запертый в  клетушке, и невозмутимо читал при огарке чадящей свечи какую - то книгу. Безусловно, он прекрасно слышал приближающиеся шаги, но даже не повернул головы в мою сторону, притворившись, что погружен в чтение и ничего вокруг себя не замечает. Мартышка Джек делил все тяготы тюремного заключения вместе со своим хозяином, восседая у Гектора на плече, и ухватившись за его шею своими цепкими ручками - лапками. Одним словом, полная идиллия.         

- Ооо, Гектор.. Ну, здорово, старина.. Как же я рад снова видеть тебя, - насмешливо поприветствовал я капитана Барбоссу, который, услышав мой голос, сразу же бросил свое чересчур внимательное чтение, и  вытаращенными глазами мрачно разглядывал  меня. - Прошу прощения, Гектор, что нарушаю твое вынужденное уединение, но я не мог не зайти, и не поздороваться со старым приятелем... Это невежливо.. Правда, не могу сказать, что всей душой истосковался по тебе...

- Джеек Воробеей, - процедил с досадой Гектор, откладывая книгу в сторону. -  Дерьмо всегда выплывает на поверхность, сколько  не пытайся его утопить. А ты, к тому же, еще и живуч до неприличия... Откуда ты здесь взялся? По воде пешком прибежал? - несмотря на свое незавидное положение, старина Гектор не терял присутствия духа, продолжая изощряться в остроумии. - Ах да, парень, я совсем забыл.. Ведь тебе для мореплавания совсем необязательно иметь большой, быстроходный корабль.. Такой лихой и отважный мореход, как ты, может отправиться в плавание и на лодочке или там, на шлюпочке, ну, или на чем - нибудь еще, что может держаться на воде. Джеек, ты знаешь кто? Ты - безумный шлюпник... И на кой черт тебе корабль..

- Гектор, Гектор, перестань браниться и нести всякий бред. - Довольно миролюбиво проговорил я. Удивительно, но ни зла, ни желания отомстить этому парню за все свои страдания сейчас у меня не почему - то было, оно куда - то исчезло, испарилось. Он уже и так наказан со всех сторон, и причем очень сурово. - Ведь я пришел сюда вовсе не за этим.. Может, яблочко? - я протянул ему через решетку принесенное с собой яблоко.

- Засунь себе свое яблоко, знаешь куда? Ну, вот то - то же..., - в ответ на мое угощение прорычал Гектор.
   
Но обезьянка Джек не разделял взглядов своего хозяина и не был стол щепетилен, потому что был банально голоден. Он проворно ухватил  протянутое яблоко, и  тотчас же  с аппетитом впился в него своими острыми зубками, вгрызаясь в  сочную мякоть с громким хрустом,  причмокивая от наслаждения, и жмурясь от удовольствия.

- М - даа, Гектор, - я окинул старого приятеля взглядом с головы до пят. - Судя по твоему виду, ты не только не помолодел, но и стал еще злее..

- А судя по твоему виду, Джек, тебя регулярно колотили все это время, - ехидно заметил Гектор. - Каким образом ты появился на судне? Похвастайся, а я послушаю.. Времени у меня теперь навалом, а  делать все равно нечего. Так что я совершенно свободен, и могу выслушать любой твой бред, на который ты великий мастер.

- Ну, хвастаться особо нечем, старина. А откуда я появился на судне? Скажем так, меня любезно согласился подвезти один мой хороший приятель...

- Покажите мне этого идиота.., - пробурчал Гектор с досадой. - Ну, а сюда - то, ко мне, ты с чем пожаловал? Про то, что мы не нашли Фонтан, и это все - лишь старая, глупая легенда, ты уже и сам знаешь, небось, доброжелатели похвастались. Про то, что моя команда взбунтовалась из за того, что я не позволял напиваться до поросячьего визга в открытом море, тебе  уже тоже известно.. Про то, что я сижу уже которые сутки, запертый в трюме почти без пищи и воды, а на судне вовсю идет грандиозная попойка, и оно фактически беззащитно, и говорить нечего, это и так очевидно. - Гектор злобно сверкнул глазами. -  Так чего же еще? Пришел поиздеваться над Гектором Барбоссой, считая, что он все это заслужил? Ну что же, давай, приступай.. Только знаешь, что я хочу тебе сказать, парень, - тут Гектор, внезапно ухватив меня за рубашку, резко подтащил к себе, почти припечатав рожей к решетке, - сейчас на моем месте, вот в этой самой клетке, - он пнул  ногой по толстым прутьям, -  с такой же легкостью мог оказаться ты. - И Гектор, наконец - то высказавшись, и немного выпустив на волю накопившуюся за последнее время досаду и злость, как - то сразу успокоился и отпустил мою рубашку. - И что же ты теперь намерен делать со мной, Джек? - с вызовом, нахально поинтересовался Гектор. - Может быть, прикажете, кэп, вздернуть меня на рее? Или выбросить за борт на корм акулам, привязав ядро к ногам? Или высадите на необитаемый остров также, как я когда - то поступил с вами, сэр, вручив пистолет с одной - единственной пулей? А может быть, оставите заживо гнить в трюме вашего славного судна? - этот старый черт никогда не терял самообладания, и за это я всегда уважал его.

- Для начала прикажу, чтобы тебе и твоей обожаемой мартышке принесли еду и воду, - спокойно ответил я, - а что касается моих дальнейших планов относительно твоей персоны... Здесь поблизости есть  остров, правда, не очень большой, но я думаю, тебе хватит.. А на этом чУдном островке имеется довольно крупный рыбацкий поселок. И по моим скромным подсчетам завтра, ближе к вечеру, мы должны добраться до него. Вот там - то я тебя, старина, и высажу. Заметь, Гектор, в отличие от меня, ты останешься среди людей, так что смерть от голода и жажды тебе не грозит. А тащить тебя с собой на Тортугу я не намерен, уж извини, приятель.

- Ооо, Джек, премного благодарен... Вот спасибо - то, утешил. Ты так добр, и доброта твоя не знает границ, - с издевкой сказал Гектор и давая понять, что разговор окончен, снова взял в руки книгу, и сосредоточенно уткнувшись в нее, больше ни разу не взглянул в мою сторону.

Ни одной просьбы, и ни слова о пощаде. Старый морской волк всегда умел достойно проигрывать, и остался верен себе до конца.

Я, в свою очередь тоже полагая, что мы все сказали друг другу, собрался уже было покинуть трюм, но тут мой взгляд случайно упал на название книги, которую читал Гектор. Это была Библия.
Я молча покидал сырой и темный трюм, осторожно поднимаясь по скрипучим ступенькам на палубу.
Несмотря на поздний час, немногочисленная матросня, страдая жутким похмельем, охая и ахая, при свете заженных огней приводила судно в порядок, отмывая палубу от грязи, нечистот и засохшей крови, выбрасывая за борт пустые бочонки, несметное количество бутылей из под рома и прочий разнообразный мусор. Господа Пинтел и Раджетти, превратившись на время в похоронную команду, зашивали убитых в парусину, и привязав ядро к ногам, под заупокойную молитву какого - то местного, доморощенного, корабельного пастора отправляли этих несчастных парней за борт. Спаси, господь, их грешные души, а капитан "Летучего Голландца" пусть хорошенько позаботится об этих достойных джентльменах удачи.   

С камбуза потянуло чем - то съестным. Я подозвал к себе какого - то шустрого малого, приказав ему немедленно отнести заключенному в трюм еду и воду. Парнишка, коротко кивнув, быстро помчался выполнять приказ, а я отправился к себе в каюту.
В капитанской каюте было чисто прибрано и  даже как - то очень уютно. Господа Пинтел и Раджетти постарались на славу, да и Энни в мое отсутствие успела похозяйничать, приложив к этому бывшему холостяцкому жилищу свои заботливые ручки. Наверное, я пробыл в трюме слишком долго и Энни, так и не дождавшись, крепко заснула и не слышала, как я вошел. На полу рядом с ней красовался небольшой "джентльменский набор" - пистолет и сабля, вероятно, реквизированные у кого - то из убитых. Глянув на это довольно солидное вооружение, я невольно улыбнулся. Вместо отобранного мной кухонного ножа эта крошка, не растерявшись,  добыла себе без всякой посторонней помощи кое - что получше. Пиратка.. На столе стояла тарелка с каким - то нехитрым ужином, а под столом, крепко закупоренная, спасаемая от разбития и разлития, была надежно пристроена приличных размеров бутылка рома. На столе стояла еще одна пустая тарелка, вероятно Энни, здорово проголодавшись, успела поесть без меня. Неужели я так долго отсутствовал и заставил леди дожидаться свою особу? Ай-яй-яй, Джек, как нехорошо.   
Я не стал будить Энни, измотанную за этот очень тяжелый день, а она, свернувшись на койке калачиком, вовсю спала с полной самоотдачей, сладко посапывая. Я лишь осторожно поцеловал свою уставшую подругу в чуть приоткрытые, розовые губки, убрал с ее похудевшего, осунувшегося личика выбившуюся прядь волос и накрыл  сползшим на пол одеялом.
Я почти мигом проглотил незатейливый ужин, даже не почувствовав его вкуса, да и если честно, никакого вкуса - то почти и не было, еда была отвратительной, но это все - таки лучше, чем вообще ничего, и откупорив бутылку рома, мощно глотнул из нее.

Постепенно шум на палубе начал утихать. Парни закончили свою работу и стали расползаться в "пиратник"на ночлег. Я чутко прислушался к раздававшимся снаружи голосам, запер двери каюты, и тяжело, устало вздохнув, снова приложился к бутылке. И тут мой взгляд случайно упал в дальний угол каюты, в котором, аккуратно свернутые в трубочки, лежали какие - то пожелтевшие от времени бумаги. Я достал и развернул одну из них, а потом еще и еще. Это были старые карты, не представляющие никакой ценности, но я почему - то решил просмотреть их все. Я разворачивал бумажные трубки одну за другой, и вот наконец - то, дойдя до последней,  был вознагражден за свои старания. Это была карта, расшифрованная Гектором, и судя по сложности шифровки, этот парень потратил на нее очень много времени. Я расстелил карту на столе, внимательно рассматривая странные обозначения и непонятные, загадочные письмена, над которыми так старательно потрудился Гектор. И тут я сразу же все понял... Ну конечно же, легендарные, несметные сокровища капитана Кидда, не дающие покоя  пытливым умам многих искателей приключений на свой зад. Мне тут же вспомнился крепкий, насмешливый и задиристый парень в черной бандане, сидящий в трюме "Летучего Голландца"... Вот ведь, надо же, как бывает.. В любом случае, находка в углу пришлась сейчас, как никогда кстати. И если верить карте, до них, этих самых сокровищ, рукой подать, спрятаны они совсем недалеко от Тортуги. Да уж, пожалуй, стоит сказать спасибо старине Гектору.
Я еще очень долго изучал карту, пока, наконец, не почувствовал, что мои глаза начинают как - то слипаться и закрываться сами собой, еще немного, и я упаду  рожей в стол. Все, стоп, на сегодня, пожалуй, хватит... Я, от  души  зевая, аккуратно свернул драгоценную карту, и недолго думая, засунул ее в свой бездонный карман. И хотя она здорово оттуда торчала, отправлять ее обратно в угол я не хотел. Завтра  найду для такого ценного документа более надежное место. Я, стараясь не разбудить сладко спящую Энни, извлек из того же угла каким - то чудом уцелевший матрас, и расстелив его на полу, улегся спать, заранее прокручивая в голове всевозможные планы поиска сокровищ капитана Кидда, переполняемый радужными мечтами и надеждами, а через некоторое время сам не заметил, как провалился в сон.                                                                                                                                                                                    ****************                                                     
Ночь на корабле прошла спокойно и без происшествий. Хотя, если честно, мы с моим старпомом так крепко дрыхли, что все равно  ничего бы не услышали. А рано утром, с первыми лучами восходящего солнца, "Жемчужина" наконец - то вышла из дрейфа, и поймав попутный ветер, мы взяли курс на остров, а уже ближе к вечеру, как я и предполагал, подходили к нему. Мы не стали заходить в небольшую гавань поселка, а обогнув весь остров, нашли маленькую, тихую и очень удобную для швартовки бухточку, в которой "Жемчужина" и бросила свой якорь. Уставшая от моря и своих дурацких приключений команда истосковалась по суше и нуждалась в отдыхе и мы, высадившись на берег, нашли отличное место для ночлега, а несколько самых надежных парней отправились в поселок, чтобы на награбленное в последнем набеге на "торговца" золото затариться провизией и ромом на всю нашу немногочисленную команду. Такое первостепенное дело, как ремонт судна, договорились начать, не мешкая, с раннего утра, а сейчас нужно было приготовить ужин, поесть и хорошенько выспаться. Ведь завтра силы всем нам ооох как понадобятся..
Пока мы разбирались с прихваченными с "Жемчужины" необходимыми пожитками, вернулись волонтеры из поселка, нагруженные продовольствием и ромом, я же заранее предупредил свою "непьющую" команду на спиртное особо не налегать, а чисто поправить сильно пошатнувшееся здоровье.. Пьянчуги, согласно кивнув, тут же как следует приложились к бутылкам. Ну, что ты с ними будешь делать! Ладно, будем надеяться, что все обойдется на этот раз без грандиозной попойки, иначе завтра ремонт судна накроется медным тазом. Но мои самые худшие опасения не оправдались.  Парни мирно выпивали, разводили костры и готовили ужин, вокруг тоже все было тихо и спокойно. И тут я поймал себя на мысли, что уже давно не вижу Энни. Я еще раз внимательно поискал глазами, но ее нигде не было видно. В душе зашевелилось какое - то смутное беспокойство. Куда мог подеваться мой старпом? 

Я прошелся по берегу и наткнулся на тихую лагуну, окруженную со всех сторон невысокими скалами, с одной из которых с  гулким шумом спускался небольшой водопад, и заросшую по берегам пышной, густой зеленью. И там, в кристально - чистой, бирюзово - синей, прозрачной воде я, со вздохом огромного облегчения, увидел свое потерянное сокровище, которое весело плескалось, поднимая тучи разноцветных брызг, радостно вскрикивая, смеясь и повизгивая от удовольствия.
Ах, вот ты где! Попалась, рыбка.. Ну, что же, не будем терять даром времени. Полюбовавшись еще немного на купающуюся Энни, я быстро разделся, скинув свои вещички рядом с ее одеждой и войдя в воду, в одно мгновение оказался рядом с ней, тотчас же ухватив Энни в свои истосковавшиеся, цепкие объятья.

- Эээй, парень, что ты вытворяешь?  - сердито вскричала испуганная Энни, отплевываясь и отфыркиваясь. Моя стремительная и пылкая атака заставила ее нахлебаться воды. - Ты что же, решил меня утопить?
 
- Ну, что ты, радость моя... Конечно же, нет. Просто как - то раз один пират, решив искупаться, нечаянно выловил в воде маленькую, хорошенькую русалочку, и очень хотел ее...ммм... вытащить  на сушу. - Весело отозвался я, прижимая Энни к себе еще крепче. - Пора вылезать из воды, дорогая.. А то еще, того и гляди, русалки тебя утащат. И что я потом буду делать? - шутливо разглагольствовал я, пытаясь вытянуть верткую Энни на более мелкое место. - Все, хватит, детка, заплыв окончен.

Мои попытки увенчались успехом, и как только ноги коснулись дна, я, подхватив Энни на руки, вытащил ее из воды, торжественно вынес на берег, аккуратно уложил на снятую нами одежду и сам, очень довольный собой, улегся рядом.

- Ах, как же старина Джек сегодня удачно зашел, - сладко промурлыкал я, давая наконец - то полную волю своим нескромным рукам. - Не нужно избавляться от всей этой лишней, мешающей одежки. Как же это, все - таки, хорошо...

- Развратный пират, - прошептала Энни, нежно обнимая меня.
 
- А вот и неправда, детка. Просто я очень соскучился по тебе.. - сказал я, целуя ее в холодные, мокрые щечки. - И потом, надеюсь, ты не забыла, что сделала со мной на "Голландце"?  А я - парень злопамятный.  Теперь буду мстить, мстить и мстить. Ведь теперь моя очередь, дорогая. Смекаешь?   

- Джек, подожди, - Энни беспокойно зашевелилась, пытаясь выскользнуть из моих рук. - А если сюда кто - нибудь вздумает прийти? Вдруг  кому - нибудь из твоих парней приспичит прогуляться...

- У моих парней сейчас есть дела поважнее, - я многозначительно улыбнулся.. -  И сюда никто не придет. Ммм, детка, я не могу  больше ждать. Я и так ждал, причем довольно долго.., -  задыхаясь от вспыхнувшего желания прошептал я, с силой, нетерпеливо прижимая Энни к себе, и не давая больше произнести ни слова, поймал ее розовые губки своими истосковавшимися губами...

Весь вечер мы провели на этом прекрасном, уединенном берегу, предаваясь страсти и позабыв обо всем на свете, пылко любя друг друга под гулкий шум спускающегося со скалы водопада, который стал невольным свидетелем того, чем мы вдвоем занимались, и о чем тогда говорили ... И лишь с наступлением темноты, с неохотой покидая это райское место,  мы  вернулись к остальным. Нашего длительного отсутствия не заметили. Ну, или сделали вид, что не заметили. В любом случае, никто не решился задавать никаких вопросов.

Мы пробыли на острове почти две недели, и подлатав старушку "Жемчужину", пополнив запасы пресной воды и провизии, снялись с якоря и  взяли курс на Тортугу.
Перед самым отплытием я высадил   Гектора на острове, как и обещал. Я молча провожал  его взглядом, а он  со своим верным, мохнатым другом тяжелой походкой удалялся по берегу все дальше и дальше, ни разу на нас не оглянувшись. Удивительно, но Гектор, потратив столько времени и сил, даже не потребовал вернуть ему расшифрованную карту, и ни словом не обмолвился о ней.
     
Но сейчас ломать голову над странным поведением бывшего старпома совсем не хотелось. "Черная Жемчужина" шла полным курсом в направлении Тортуги. А я же, на время выкинув  из головы все обременительные думы, просто любовался солнечными лучами, запутавшимися и искрящимися в волосах у Энни, с удовольствием вдыхал полной грудью соленый, морской ветер, поющий в парусах и снастях, и беззаботно вглядывался в безоблачную линию горизонта...

Эпилог.

По прибытии на Тортугу я встретил своего отца, капитана Тига и он похвастался, что у них с Элизабет родился сын, потрясающий парень, ну, а у меня, соответственно, появился сводный брат, и назвали его тоже Джеком, так сказать, в мою честь. Ну надо же, как это, оказывается, приятно. И по случаю рождения сына счастливый, принимающий бесконечные поздравления капитан Тиг устроил в одной из портовых таверн грандиозную гулянку, от души угостив выпивкой всех желающих, а их набралось немало.
Тогда я, воспользовавшись благоприятным моментом, в первый раз в жизни решился попросить у своего отца денег. Зачем они мне так срочно понадобились, я благоразумно предпочел промолчать. А самое  удивительное, что папаша, этот суровый пиратский барон, не дал мне за  наглость по морде, а без лишних вопросов и долгих разговоров согласился, вероятно, он сейчас был просто слишком счастлив.
И мы, наверное, в первый раз за столько времени смогли достойно отремонтировать многострадальную старушку "Жемчужину"... А еще набрать пополнение в команду, и приобрести все необходимое для похода за сокровищами капитана Кидда.   

Я не стану описывать все  приключения этого нелегкого похода, скажу только одно - легендарные сокровища капитана Кидда, дай бог здоровья этому парню, мы все - таки нашли. Через два месяца мы с полным трюмом всякого добра вернулись на Тортугу, и я сполна смог расчитаться со своим отцом, так своевременно выручившим меня. Да, еще хочу сказать, что в море я теперь хожу без Энни, найдя своему достойному старпому надежную замену. Через несколько месяцев после похода за сокровищами Энни подарила мне очаровательную дочку, которой мы дали имя Мэри, в честь  оставшейся на "Голландце" скандальной подруги Энни, бывшей пиратки мисс Мэри Рид. Надеюсь, что моя дочка не унаследует вместе с именем и нелегкий характер этой особы.

Про старину Гектора поговаривали, что он совсем отошел от лихих, пиратских дел и неожиданно для всех стал миссионером. И теперь доносит Слово Божье до нецивилизованных дикарей, обращая их в веру Христову.

После той драматической истории с сердцем капитана Уилла  я больше не видел, да и если честно, не горел особым желанием снова нарваться на его Грозу морей. Но всегда чувствовал, что мы еще встретимся с этим парнем, ведь для таких прытких мореходов, как мы, славное Карибское море иногда бывает таким тесным. И возможно, судьба еще не раз столкнет нас с капитаном "Летучего Голландца"... Но это будет уже совсем другая история.

THE END.

Отредактировано против лизки (2011-04-09 17:57:48)


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Законченные макси- и миди-фики » В поисках вечной юности ...