PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Откуда что взялось

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

История не любит сослагательного наклонения. Но, тем не менее…Что было бы если бы…
С самого начала события никаким макаром не будут связаны с фильмом, и боюсь, что дальше тоже не будут…

Для  пробы выкладываю первую главу. Вдруг, понравится….

Глава 1

День знаний

- Джек, просыпайся, сынок, пора в школу! – Джек что-то недовольно промычал и основательно зарылся в одеяло, показывая своё полное нежелание вставать и уж тем более, идти учиться. 
- Джеки,  у меня очень много работы. Давай, вставай, и хватит так сопеть! Я прекрасно знаю, что ты уже не спишь!
- Ну, мам,  зачем мне в эту дурацкую школу? Я же итак умный, ты сама так говорила, -заныл мальчишка.
- Всё, хватит! Сейчас же поднимайся с постели и бегом умываться, -  заботливая мать      одним рывком стянула одеяло на пол, а затем подняла и аккуратно сложила  на краю кровати.
Она ещё немного потормошила Джека, а затем удалилась принимать постояльцев своей гостиницы.

Джек нехотя поднялся и прошагал к тазу с водой, на ходу ворча:
- Умываться! Тоже мне! Я же вчера мылся, а ей всё мало! Ай, холодина то какая! – он немного прополоскал руку в тазу и заключил, что этого достаточно. Потом он кое-как оделся, ругая каждую вещь в отдельности. Особенно досталось штанам, которые, несмотря на все старания Джека, упорно не хотели одеваться. С горем пополам, разобравшись какую штанину  надо натянуть на правую ногу, а какую – на левую, он полез под кровать, разыскивая сапоги. Один из них действительно был под кроватью, а второй был замечен Джеком в кадке с пальмой, которую он регулярно забывал поливать.

Джек с грустью присел на стул и констатировал:
- Вот и кончились каникулы. И тюрьма ждёт своих питомцев…
- Джек, что ты там возишься?
- Иду, мам, - крикнул он и спустился вниз по лестнице, эффектно прокатившись на перилах.
- Иди завтракать, - Джек поплёлся к столу и уныло начал ковырять вилкой только что испечённые блины. Поев, он перекинул через плечо школьную сумку и с воплем:
- А подайте мне горизонт! – вылетел во двор и швырнул её впереди себя. Лениво перебирая ногами, и пиная перед собой сумку, Джек дошёл до дома Тёрнеров. Он остановился напротив знакомого окна, вытащил из сумки какой-то учебник и швырнул его в стекло с криком:
- Билли, давай тащи сюда свои…полипы! – Под ударом учебника, кактус, стоявший на подоконнике комнаты Билла Тёрнера рухнул на землю. Вскоре выглянул и сам Билл:
- Ты по что моё растение губишь, паразит? – Лицо Билла выглядело примерно так же, как и физиономия Джека полчаса назад.
- Ты что оранжерею тут разводишь что ли? Лучше б мак посадил. Хотя бы польза была бы. Пошли учиться!
- Чего? А что, уже первое сентября? Чёрт, а меня папаша даже не разбудил! Пааап, ты почему мне не сказал, что сегодня уже в школу надо? – из дома послышался грубый заспанный голос отца Билла:
- Ты уже не маленький, сам разберёшься, куда надо идти! И вообще – пошёл вон, паршивец!
- Отец,  а пошёл бы лучше ты! – в голову Билла тут же полетела миска, которая со звоном разлетелась об стену. Билл перемахнул через подоконник и уже через несколько секунд стоял рядом с Джеком.
С отцом у Тёрнера-младшего были, мягко сказать, не тёплые отношения, а точнее – очень даже прохладные, если не холодные.  Этим, конечно, мало кого в Порт-Рояле удивишь, ибо этот город никогда не являлся образцом культуры, а скорее это был филиал Тартуги. Но одна особенность в этой семье была. Всех особей мужского пола в клане Тёрнеров неизменно называли именем – Уильям. То ли имя им так нравилось, то ли фантазии на большее не хватало. Билл рос без матери, поэтому не особо был привязан к дому, впрочем, Джека тоже никакая мать не заставила бы подолгу там оставаться.

Оба, так сказать, ученика уныло поплелись в столь ненавистную им школу. Вдруг Джек упал на землю и возвёл руки к небу:
- О, небеса, даруйте мне терпение, дабы выдержать предстоящие унижения от неугодного мне…пса помойного, - Тёрнер сначала не понял, о чём он говорит, и даже хотел намекнуть на скорый приход шизофрении. Но потом заметил, что из переулка гордой походкой к ним направлялся Гектор Барбосса – провокатор, любитель драк и зелёных яблок.
- О, кого я вижу! Придурь в двойном размере! – весело проговорил он.
- Только не ЭТО! – взвыл Тёрнер.
- Тёрнер, отойди на …., не видишь, я с простейшими разговариваю, - сказал Гектор и подошёл к Джеку. Тот посмотрел на него и молвил:
- Это кто ещё из нас простейший? Вот будет у меня самый быстроходный корабль, а я стану капитаном, и тебя в команду не возьму! Даже не умоляй, - Барбосса покрутил у виска, обошёл Джека кругом, дотронулся до его лба, встревожено присвистнул и заключил:
- Диагноз ясен – идиотизм в самой жесткой форме, - с этими словами он направился в другой конец улицы, оставляя двух незадачливых школяров наедине друг с другом и обоюдной злостью на него.
- Вот ведь, зараза! – выругался Джек. Билл согласно кивнул.

Они продолжали свой путь, свято веря в то, что наезд Барбоссы – это единственное, что им грозит на сегодняшний день. Но, увидев, что к ним бежит растрёпанная девчонка-мулатка, тут же поняли, как они ошибались. Девчонку звали Анна-Мария. Она училась с ребятами в одном классе и всегда имела разнообразные претензии к Джеку. На этот  раз он подскочила к нему и с размаху влепила мальчишке пощёчину. Джек  буркнул своё дежурное:
- Я же не заслужил, - но Анна-Мария ещё больше разозлилась:
- Ты украл мою тетрадку!
- Но я же обещал вернуть!
- Но не вернул! – за этими словами последовала новая оплеуха. Тёрнер присвистнул, а затем поспешил на помощь другу:
- Мы тебе новую подарим, хочешь? – Девчонка слегка остыла, а затем ткнула пальцем в Джека и грозно спросила:
- Какую?
- Да, какую? – повторил вопрос Джек, повернувшись к Биллу. Тот запустил руку в сумку Джека и достал первую попавшуюся тетрадь и протянул ей:
- Вот эту! Что скажешь? – Анна-Мария посмотрела на рисунок обложки, где красовалась надпись: « Попутного ветра!», и прокричав:
- Да! – скрылась из виду.

- Тёрнер, какого чёрта? Это же была моя любимая!
- Если любимая, то тогда не тетрадки надо было дарить…
- Дурень! Я не про девку! – разозлился Джек.

Они продолжили свой путь, но вдруг Джек снова остановился и начал оказывать активное сопротивление Биллу, который изо всех сил пытался заставить его двигаться вперёд.
- Билли, как ты считаешь, ведь мир не рухнет, если я сегодня в школе блесну своим великолепным отсутствием?
- А где ты собрался блистать присутствием?
- Ну…пойду в порт,  - мечтательно сказал он. – Айда, со мной, а?
- Нееееееее, я обещал быть! – гордо продекламировал Билл.- Если я сказал, что отвешу Пинтелю ровно тридцать три подзатыльника – значит отвешу!
- Эх, ну ладно, - сказал Джек и подняв с земли внушительных размеров камень, вручил его Биллу:
- Вот, передай это крошке Лизи.
- Вот ещё! Чтобы все подумали, что я её жених!
- А ты, тихонечко ей в сумку положи. Она когда увидит, сразу обо мне вспомнит! Противотина такая! Всю мою штырящую шипучку сожгла! – Они распрощались и разошлись в разные стороны.

Джек, испытывая недавно изобретённую походку, потопал в порт. 


Глава  2

Слово – не Воробей или страшная тайна Тёрнера

В порту сегодня было мало народу. А тот народ, что там присутствовал, не представлял для Джека никакого интереса.  Его вообще всегда раздражало, когда некого было раздражать. От нечего делать Джек решил просто посидеть на пристани и подумать о том, какую очередную пакость следует осуществить, дабы хоть как-то скрасить своё одиночество. Размышления о предстоящем нехорошем поступке прервал голос за его спиной:
- Эй, ты что, прогуливаешь? – Джек моментально обернулся, чтобы ответить, но увидев перед собой Джеймса Норрингтона. Тут же рассмеялся и прокричал ему на ухо:
- Уйди, противный! – Джеймс быстро отбежал от  него, но Джек догнал и продолжал издеваться:
- Норри, какой же ты дотошный.  Всё тебе надо что-то…А может вы, батенька, шпион, а? – Норрингтон  со злостью посмотрел на него и оттолкнул в сторону пристани.
- Отвяжись! – Джек в нерешительности обдумывал одно из самых важных решений за этот день: прогулять школу и остаться в порту, лишив себя возможности окончательно доконать Норрингтона или же наведаться  в «горячо любимое» заведение, сопровождая Норри  песнями, танцами, дразнилками и вопилками. Хорошенько подумав, Джек подбежал к объекту своих умозаключений и всё так же, на ухо гаркнул:
- О, преподобный Джимми, веди меня на путь истинный.- По выражению лица Джеймса было понятно, что он уже сто раз пожалел, что окликнул этого психа,  а затем сто первый раз пожалел, что вообще пошёл этой дорогой. И наконец, самое большое его сожаление заключалось в самом факте существования Джека.
До школы они шли где-то час. Джеймс тут же про себя  отметил, что нормальному человеку на это потребовалось бы минут пятнадцать. Но идти прямо по дороге, когда вокруг тебя скачет торнадо в лице хулиганистого девятиклассника, было невозможно.
- Ты угомонишься или нет? Скачешь, как воробей!- Джек задумался, и даже остановился. Сделал он это настолько резко, что Норрингтон чуть не свалился прямо на него.
- Чего встал, как капитализм на дороге истории?
-  Вот ты меня воробьём обозвал, а мне как-то не обидно, - проинформировал неугомонный парень.
- На правду не обижаются. Ты и есть воробей
- Воробей – птица хорошая…- высказал Джек.
- Да уж, вылетит – не поймаешь, - согласился Джеймс. – Ну, пошёл! Вперёд и с песней. – Норрингтон снова пожалел, что высказался подобным образом, ибо песня в исполнении Джека не заставила себя ждать:

Лежу я в крапиве,
Не знаю – зачем?
Хороший уход
От насущных проблем.

Эх, незадача.
Эх, юные годы.
Насмешливо дерзкий
Пинок от природы…

Получилось довольно-таки трогательно.  К тому времени, когда душераздирающая баллада подошла к завершению, ребята оказались у школьных ворот.

Форсирование ворот оказалось делом непростым так, как Джек вырывался, пинался и царапался.  Такое сопротивление не под силу было сломить даже Норрингтону, который был на два года его старше.
- Джек, ты – как дитя малое! Сегодня нет уроков. Только праздник. Не волнуйся, ты ничему не научишься! – Джек на время прекратил брыкаться. Вдруг откуда ни возьмись появился Барбосса, один из недоброжелателей Джека, и по совместительству одноклассник Норрингтона.
- И так каждый год…- вздохнул он и схватив Джека за шиворот, встряхнул пару раз:
- Ну что, не хотим учиться?
- Не вели казнить! – невинно проговорил он.
- Чтобы через пять минут на линейке был! Лично приду и проверю! И смотри – чтобы радость в глазах была. А то рожа у тебя, как у покойника. – Барбосса хоть и задавал жару всей школе, а к знаниям тянулся и дураков не любил. Джек это знал, а потому быстренько проскользнул в ворота, услышав, как Гектор спросил Джеймса:
- Покурим? – К великому удивлению, Джеймс не отказался. Барбосса знал, что после общения с Джеком закуривали все.

Джек завернул за угол здания и нехотя поплёлся на школьный двор. Растолкав и распихав всех на своём пути, он пробрался к своим одноклассникам.
- А мы не ждали вас, а вы припёрлися! – радостно продекламировал Билл и пошёл навстречу приятелю. Он взмахнул рукой, и нечаянно сшиб какого-то старичка, по воле жестокой судьбы проходившего мимо.
- Ой, прости, дедуля, - коротко бросил он.  Дедуля встал на ноги, отряхнулся и, судя по выражению его лица, про себя поклялся жестоко отомстить обидчику.  Разумеется, никто на это внимания не обратил.
- Джек,  а ты знаешь, что такое подлость?
- Ну?
- Гну! У нас сейчас география будет!
- Какая ещё география?  Я ещё от стресса не отошёл.
- А мне ещё сына из садика забирать! – озлобился Билл. И грянул гром…Про сына знал лишь малый круг из их окружения. Биллу ещё и тринадцати не исполнилось, когда случилось это событие.   Короче, подарила Тортуга подарочек. Повеселился Билли на славу.  Вот теперь и мается с двухлетним, как он сам говорит «поганцем» потому, что имени ему так и не придумал. И вот незадачливый папаша по неосторожности крикнул об этом на весь двор.
- Билли, что это ты имеешь в виду? А можно я буду тётей? – спросила подошёдшая Лизи, которой всегда до всего было дело.
- Лиз, а шла бы ты лесом! – ласково ответил ей Джек. Лесом Лиз не пошла, но друзей в покое оставила. Джек лишь подытожил:
- Поздравляю! Теперь стараниями Лизабетты все будут осведомлены о том, как знатно ты провёл лето два года назад. 
- Тортуга…Тьфу. И какой черт меня туда понёс?
- А ты его мамке сдай! Сын без матери – это же ужасно.
- Ага, только вот вспомнить бы ту мамку…хотя бы по имени…
- Уууууууууу….ну, ты дружище, гульнул так гульнул.
- Ничё, как-нибудь воспитаю. Только название ему придумать надо.
- Название? Билли, это ж не кактус какой-нибудь! Здесь имя нужно…
- Надо, чтобы звучно было…- На последнем слове прозвенел звонок. Джек закончил плести косичку из пяти прядей и повернулся к Тёрнеру:
- Не по нам ли, брат, звонит колокол?

Глава 3

География и как с ней бороться

Класс, как обычно напоминал балаган. Стоит заметить, что основную часть шума и гама взял на себя Джек. Он, как водится, уселся на последнюю парту, откуда и доводил учителей до состояния истерики. Рядом с ним, закинув ноги на стол, устроился Билл. Он вёл себя спокойнее, так как, уже давно раздал всем обещанные подзатыльники, чем заслужил свой законный отдых. Обещанный новый учитель по географии ещё не явился.  Джек с Биллом переговаривались.
- Мне тут сказали, что ты теперь у нас – Воробей.
- Ага, меня Норри так окрестил.
- Хм…в этом что-то есть…
- Ты потомству своему имя-то придумал?
- Мой мыслительный процесс как раз этим и занят.
- И всё-таки ты лучше мак посади вместо кактусов.
- Да что ты ко мне со своим маком привязался!
- Ну, так…Мак – он ведь воображение возвышает…
- Ага, возвысишься тут…То батяня орёт, как блаженный. То сынуля вопит, как недорезанный. Спасу от них нет.
- Да  уж, тяжко…А я вот на выходных тётю собираюсь навестить. Давай, со мной.
- Хорошо бы…Тётя у тебя – что надо. Вот если отрока сбагрю кому-нибудь, то смогу.
- Эй, может, помолчите! – раздался голос впереди сидящей Лизи. Джек незамедлительно ответил:
- Цыц, под лавку! – Лиз хотела назвать Джека нехорошим словом, но тут в класс кто-то вошёл. К счастью или к разочарованию, но вошедшим оказался тот самый старичок, которому сильно досталось от Тёрнера. Об этом свидетельствовал огромный синяк под глазом.
- Здравствуйте, дети, - прошамкал он.
- Здравствуйте, дяденька, - передразнил Джек. Все присутствующие тут же обернулись на последнюю парту, а затем повернулись к «дяденьке», ожидая взрыва эмоций. Вопреки ожиданиям старичок свою речь не прервал:
- Меня зовут…
- Разве вас кто-то звал? – перебил неугомонный Джек. И снова – ноль внимания.
- Меня зовут мистер Брокльхерст…
- Бр…хер..чего? – продолжал издеваться паренёк с последней парты. Одноклассники уже начали сомневаться в том, что у нового учителя в порядке со слухом. Обычно на то, чтобы вывести среднестатистического учителя из себя Джеку требовалось минут пять. А этот Брокльхерст продолжал сохранять спокойствие.
- Я – ваш новый учитель географии. А мой предшественник, надо полагать, стал жертвой вон того вон юноши, который так настойчиво привлекает к себе всеобщее внимание? – Воцарилось молчание. Все ждали ответа оппонента. Но оппонент почему-то резко замолчал.
- Что же вы притихли, молодой человек? Выходите к доске. Это прекрасная возможность проявить себя. – Джек лениво поднялся из-за парты, потянулся и вальяжной походкой прошагал к доске.
- Итак, для начала назовите мне ваше имя.
- На оценку? – невинно спросил он. Класс разразился дружным хохотом.
- Нет, юноша. Хотя, если  и это для вас достижение…
- Зовут меня…Не, меня не зовут, я сам прихожу. В-общем – Джек.
- А фамилия? – Послышался голос Билла:
- Воробей он.
- Да, я - Джек Воробей!
- Что ж…прекрасно. Поскольку тема нашего сегодняшнего урока – это Франция, то я хотел бы поинтересоваться, что вы знаете об этой стране? – Джек немного потоптался у доски, прошёлся туда-сюда, сделал умное лицо и выдал:
- Чёрт бы побрал всех французов!
- Хм…резкое заявление. Но к уроку оно отношения не имеет. Назовите мне столицу Франции. – Джек захихикал, а затем сделал вид, что его спросили нечто сверхнеприличное:
- Знаете, мистер Бр..Учитель, это уже интимный вопрос! – Последние его слова были встречены улюлюканьем одноклассников. Всегда приятно, когда кто-то срывает урок и при этом создаёт юмористическую атмосферу.
- Ну ладно, Париж, чтоб ему не ладно было, - пробурчал ученик. Мистер Брокльхерст ухмыльнулся и велел Джеку садиться. Он всё той же фирменной походкой протопал на своё место, уселся поудобнее и продолжил выцарапывать на парте различные узоры и загагульки.
- Так…А вот меня интересует сосед Джека по парте. Выйдите сюда, милейший, - пригласил учитель. Билл встал из-за парты, отшвырнул стул в дальний угол и, накидывая плащ, который стырил у папаши, вышел, как он сам выражался «на эшафот».
- А вот и вы. Вам не кажется, что мы с вами уже встречались? – Мистер Брокльхерст явно рассчитывал на извинения со стороны Билла, за то, что тот обеспечил ему мини-сотрясение мозга. Но ожидаемого он не получил.
- Правда что ль? А, Лени, ты что ли? Иди сюда, кореш мой драгоценный! -  с выражением закричал Билл и похлопал учителя по плечу так, что тот сразу запланировал поход к костоправу.
- Что вы себе позволяете?
- Ой, простите. Обознался. Вы просто сказали, что мы виделись, вот я и…О, вспомнил! Это ж вы мне пройти мешали сегодня, да?
- Я? Мешал?
- Ничего страшного, я вас прощаю, - снисходительно ответил Билл. Вдруг лицо учителя позеленело,  затем посинело, а потом и вовсе стало мертвецки бледным. Но, к всеобщему удивлению, он сохранял спокойствие.
- Ладно, садитесь.

Джека и Билла хватило ровно на двадцать минут. Потом они снова начали искать какое-нибудь занятие, чтобы отвлечься от описания шедевров Лувра.  Сначала они бурно обсуждали, куда следует пойти всем французам. Затем перебрали массу эпитетов для определения того, кем эти французы являются. К тому времени, когда ребята перебрали все приличные и неприличные вариации слова: «Парламентёр», уже прозвенел звонок.

Несмотря на то, что Джек обитал на последней парте, он всё равно умудрялся первым покинуть класс.

- Это всё на сегодня? – с надеждой спросил Джек стоящую рядом Анну-Марию.
- Умаялся? Ну, всё, всё., - Анна-Мария перекинула сумку через плечо и выбежала за ворота.  Билл повернулся к Джеку и спросил:
- Ну что, пойдешь со мной сыночка забирать?
- А чего бы и не сходить. Пошли. – Джек и Билл покинули школьный двор.

Из окна второго этажа их хорошо видел новый учитель, тот самый, чьими словами они пренебрегали весь урок. Он стоял, облокотившись на подоконник, и хрипло напевал:

«Пятнадцать человек на Сундук Мертвеца.
Йо-хо-хо и бутылка рома».

Глава 4

Родные и близкие

Детский сад располагался в отдалённой местности, по причине того, что шуму от него было  слишком много.  Ребята подошли к воротам. Изнутри доносились визги, крики и всякие противные песенки. Билл повернулся к Джеку и стараясь перекричать  «Ягодки-цветочки», сказал:
- Джек, ты не обязан этого делать, - Джек же похлопал его по плечу:
- Я – твой друг, так что, если уж суждено пересечь врата этого дурдома, то я с тобой! – И они зашли во двор, стараясь не привлекать к себе внимания. Навстречу им выбежала миловидная девушка лет двадцати.
- Ого, какие здесь цыпы обитают, - прокомментировал Джек. Девушка подошла к ним и приятным голосом поприветствовала:
- Мистер Тёрнер, очень рада вас видеть, а это ваш друг? – Джек в это время тактично отошёл к соседней клумбе, сорвал добрую половину растущих в ней тюльпанов и преподнес девушке со словами:
- Я поражён в самое сердце! Наверное, это любовь…, - девушка удивлённо посмотрела на Джека,  затем на клумбу и заключила:
- А по-моему, это – вандализм.
- Могу ли я узнать ваше имя, о, прекрасная незнакомка?
- Мистер Тёрнер,  я смотрю, вы ещё одного малыша к нам привели? – ехидно заметила девушка. Билл незамедлительно ответил:
- Да не дай Бог мне такого сына, как он! – и показал в сторону незадачливого ухажёра, - Мне бы  своего забрать…
- Ах, да, я сейчас его вам проведу.  Подождите здесь, - Девушка упорхнула . Джек обратился к Биллу:
- Как зовут-то её?
- Это мисс Жизель. Она здесь воспитательницей работает.
- Ммммм….Жизель…
- Чёго это ты?
- С её формами не воспитательницей надо работать…
- Это ты ещё нянечку – мисс Скарлет не видел.
- Ну-ка, ну-ка?
- Да уймись ты, Казанова! – Во двор вышла мисс Жизель, ведя за собой маленького Тёрнера. 
- Ну что, мелкий,  наигрался? – «Мелкий» подбежал к Биллу и обхватил его за ноги:
- Пааааааааааааапа плисол! Папа халосый! – Джек вопросительно посмотрел на Билла:
- Тёрнер, а ты уверен, что он – англичанин?
- Вот и я тоже об этом думал, - Мисс Жизель тут же проговорила:
- Что вы такое говорите! Он же ещё совсем маленький и не может правильно разговаривать. – Поблагодарив мисс Жизель за ценную информацию, ребята вышли из сада.  Как только монотонные «Ягодки-цветочки» остались позади, Джек высказал:
- Уж вечер на дворе. Может, махнём в порт. Там в это время много народу толчётся. Себя покажем, на других посмотрим. – Билл немного подумал и ответил:
- А эмбриона куда девать? – Малыш упрямо вцепился в руку отца, не желая её отпускать. – Эй, малец, у тебя период ласкания что ли? – Сынок поднял глазки и проговорил:
- Я тозе хотю в полт!
- Хотеть не вредно! Сейчас домой пойдёшь!
- Ну, паааааап!
- Папа сказал – домой, значит – домой! – строго сказал Билл.
- Да ладно тебе, возьмём его с собой. А то он весь квартал на уши поднимет, - Джек всё-таки сжалился над ребёнком.
- Ладно, только не вопи, как Иерихонская труба!
- Я не вопю, я лазговоливаю!

Для того, чтобы угомонить маленького  сыночка, Биллу пришлось купить ему мармеладную змейку и пару раз сказать: «Потеряйся».  Джек смотрел на всё это, как на спектакль. И в душе благодарил всех Богов за то, что ему такого счастья не досталось. По дороге Билл наконец-то решил окончательно придумать имя своему сыну.
- Джек, ну подскажи что-нибудь?
- Давай назовём его – Дэйви?
- Это с каких чертей?
- Ну, он противный….
- Этот не повод, чтобы называть его в честь Дэйви Джонса, хотя насчёт противности – это верно.
- А может – Пафнутий?
- С таким успехом можно его Поликарпом назвать и не париться.
- Слушай Билли, а может, не стоит нарушать ваши семейные традиции?
- И то верно. Пусть будет Уильямом. Понял, сынок, ты – Уильям. – Ребёнок переварил информацию и пропищал:
- Уил.
- Вот и славненько. А теперь замолчи и дай папе спокойно поговорить с другом. – К всеобщему удивлению Уилл последовал совету и до самого порта шёл молча.

По дороге  Джек предложил:
- Давай по пивку?
- Одобряю, - довольно отозвался Билл. Они вывернули свои карманы и пришли к выводу, что в таверне «Стелька» им просто обязаны налить в кредит.  В кредит действительно налили. А вернее, просто выдали им по две бутылки при условии, что Джек не только прекратит мурлыкать на весь кабак, но и уберётся из сей местности куда подальше.

- Да уж…По соотношению цена/качество, халявное пиво не имеет равных, - заключил Джек, глотая из бутылки. Они сидели на пристани и вглядывались в горизонт.
- Ну, хоть бы что-нибудь приплыло! Скука смертная, - ворчал Джек Воробей. Вдруг заголосил маленький отпрыск Тёрнера:
- А дедуска сказал, сто вам есё лано пиво пить, - на что папочка ему тут же ответил:
- Твой дедушка сам – ещё дитё. Видал, какой большой, а от бутылочки до сих пор не отучился, - ребята засмеялись. Открыли по второй. Они часто приходили сюда по вечерам и любовались закатом, заливая эту юношескую радость стабильной «бутылочкой чего-нибудь». Количество бутылочек зависело от настроения, а «чего-нибудь» - от того, - надо ли завтра идти на занятия.

Постепенно начало темнеть. Как на улице, так и в сознании ребят. У Джека Воробья возникла мысль:
- А давай на Хелллоуин Морского Дьявола вызовем! Говорят, он всё может и всё умеет, - Билл Тёрнер покрутил у виска и молвил:
- Это у тебя от пива или с рождения?
- Да ну тебя в пень! Это же круто! Знаешь, мне так охота, чтобы у меня был самый быстроходный корабль…
- «Чёрная Жемчужина» что ли?
- Она самая. А ты бы что попросил?
- А я бы попросил, чтобы он моему другу даровал ту часть мозга, которая отвечает за самосохранение.
- Какие мы заботливые, - ехидно заметил Джек, - А я всё равно получу этот корабль, - мечтательно прошептал он.
- И Барбосу шкипером возьмёшь, - согласился Билл. Оба засмеялись. У Джека тут же разыгралась фантазия:
- А, прикинь, он мне бунт устроит и выселит меня на какой-нибудь остров?
- Ага, а я бы за тебя заступался бы и он бы меня прихлопнул, - Билл потихоньку перестраивался на ту же волну.
- А я бы потом вернулся сюда в Порт-Роял и начал бы мстить. Слышь, и сынка бы твоего в пираты завербовал.
- А прикол, если сынуля мой на Лизи женится – вот умора-то, - Ребята хохотали так, что портовые грузчики уже собирались звать врача.
- Ага, а потом придёт какой-нибудь вредный тип, ну хотя бы Беккет наш из 11-ого, и всю свадебку-то им и испоганит. – Вдохновенно рассказывал Джек.
- О, а представь: идёшь ты в трюм за ромом, а тут я такой, появляюсь и загробным голосом тебе говорю: «Срок вышел, Джек». Ну, ты сначала не врубаешься, а потом потихоньку до тебя доходит, что надо бы должок за кораблик отдать. – Выдумывал Тёрнер.
- А вот ещё слушай: «Летучий Голландец». И ты, значит, там зажигаешь вовсю, и тут к тебе сынок твой заявляется…
- А как тебе такое: Джонс спускает на тебя  своего ручного Кракена, ну, за то, что ты его игнорируешь. Ты, короче, смыться пытаешься. И вдруг откуда ни возьмись появляется Лизи…
- Неееееееееееееееееет!- завыл Воробей, - Только не это!
- Да, мой друг, она целует тебя! Ха-ха-ха, - Билл злорадно засмеялся.
- А потом я не выдерживаю такого позора, и сам храбро шагаю в пасть Кракена. Что? Облом?

Они ещё долго перебирали всевозможные варианты того, как может сложиться их судьба. Одно было ясно точно: мысли материальны.
Но ребята об этом не знали и преспокойно продолжали нести отборную и несусветную чушь.  И, разумеется сквозь проказы хмеля и солода они не услышали, как маленький Уильям, увидев падающую звезду, проголосил:
- Звёздотька, сделай, как они говолят. Будет веееесело…Хатю, стобы было веееесело…

2

Глава 5

Метод проб и ошибок

Утро встретило ребят криком:
- Эй, пьянь, а ну,  марш в школу! – Джек первым поднял голову и, приоткрыв один глаз, заметил, что Билл спокойно дрыхнет у него на плече, не реагируя на дежурные крики портового грузчика. 
- Билл, проснись и пой! – гаркнул Джек ему на ухо, отчего Тёрнер не только зашевелился, но и по привычке отвесил ему подзатыльник.
- Эй, ты что творишь? – разозлился Воробей.
- А, Джек, это ты…, - промычал Билл. Вопрос остался без ответа, так как, маленький Уильям, заметивший, что папа наконец-то проспался, тут же подошёл к нему и начал реветь. Билл послушал его минуты три, а затем, уже на этот раз преднамеренно, треснул вопящему по голове.
- Во, теперь по адресу, - довольно высказался папаша.
- Ну паааааааааааааааааапа, за сто ты меня хлопаес?
- Да, за что ты его хлопаешь? – поддержал мальца Джек.
- Мой сын – что хочу с ним, то и делаю. Захочу – вообще прихлопну, если не перестанет липнуть, - проинформировал заботливый отец.
- Ну и кто ты после этого? – с упрёком вопрошал его друг.
- Человек, измученный отцовством! – определил Тёрнер.
- Нет, ты знаешь, кто? Ты – Прихлоп Билл, во!
- Э…я даже не буду спрашивать, почему, - отозвался Билл. Маленький Уильям снова сделал попытку обратить на себя внимание отца:
- Пааааап,  я не хотю в садик!  - Билл, он же Прихлоп взвёл к небу измученный взгляд и, подняв сына за шиворот, встряхнул над землёй, поставил его на ноги и поучительно сказал:
- Я тоже в школу не хочу…, - затем он над чем-то задумался,  заговорщически взглянул на приятеля и промолвил, - Вот, Джек тоже в школу не хочет, но и он и я сейчас туда пойдём. Так что, сынок, вон, тётя Лиззи идёт, подойди к ней и попроси её отвести тебя в садик. А то папа сегодня  очень занят. – проговорил Тёрнер и стал рыться по карманам в поисках мелочи на опохмелку. Вдали показалась Лиз.
- Лизиииииииииииии!!! – девушка подпрыгнула на месте и резко повернулась к ребятам:
- Что вы там делаете? Ой, малыш, иди сюда, меленький, - пропела она и поманила к себе ребёнка. Билл остался доволен, несмотря на причитания Элизабет:
- Пойдём, солнышко. Папа у тебя плохой, он за тобой не смотрит. Пойдём, малыш, - Джек в это время всем своим видом показывал, что это зрелище вызывает у него тошноту.
- Бееееееееееееее, - проинформировал он.
- Какая гадость, - согласился Билл Прихлоп.

- Ну что, может, сплаваем куда-нибудь, - предложил Джек.
- Например?
- Ну…давай на Тортугу?
- А давай, я всё-таки ОДНОГО выращу, а потом уж – на Тортугу? – сказал Билл.
- Ну, мы осторожно, а? – просил Джек. Любил он Тортугу.
- Ух, ну ладно. Пошли тырить лодку, - предложил Прихлоп. Джек задумался и выдал:
- Всё-таки, как-то неприлично тырить, - Билл вопросительно глянул на друга.
- Ну, давай лучше, реквизируем? – задорно предложил Воробей.
- Хорошее словцо.

Процесс реквизирования брига «Кентская дева» занял ровно десять минут. Именно столько времени понадобилось матросам с того корабля, чтобы окончательно отбить у ребят всю охоту плавать, и вообще жить.

- Как же всё болит, - проинформировал Джек, валяясь на песке.
- Главное, что зубы целы, - многозначительно сказал Прихлоп и сплюнул. Джек озлобленно посмотрел на него и остервенело выплюнул два собственных зуба.
- Кому как, - буркнул он.
- Вот это да! Тебе бы, приятель, к врачу не помешало бы наведаться, - обеспокоено проговорил Тёрнер.

- Ааааааааааааа, пусти меня, аааааааааааааа, не пойду я никуда, чёртов Прихлоп, мать твою через коромысло в перехлёст! – орал Воробей, понимая, что никакими силами ему не остановить Прихлопа, тащившего его в больницу.
- Джек, прекрати вопить! А то, прямо, как мой сынок, - упрекал его Билл.
- Ууууууууууууу, я тебе отомщууууууууууууу, - забурчал недовольный больной.

Спустя час Джек Воробей, весьма довольный собой и свежеприобретёнными золотыми зубами, выруливал в сторону ожидавшего его Билла, который чертыхался и нервно курил, сидя на лавке.
- Чего сияешь, как тульский самовар? – обратился к нему недовольный Тёрнер, запомнивший каждое слово, что говорил его приятель ровно час назад..
- А ты чего такой печальный? – поинтересовался Джек и расплылся в улыбке.
- Значит так, Воробей! – Тёрнер резко встал с лавки и направился к Джеку:
- Ты исцарапал мне все руки, вывихнул мне два пальца и наконец – укусил в шею! По-твоему я должен плясать от радости? – Джек виновато посмотрел на приятеля и проговорил:
- Ну, ты этого…того…прости…Я просто зубных врачей побаиваюсь.
- Я теперь тебя побаиваюсь, - заключил Прихлоп, - А клыки у тебя – что надо! – сказал он.

Оба решили  это дело отметить. Соответственно, и то и другой поспешили вывернуть свои трудовые карманы в поисках монеты. Всё бы было хорошо, но чёрт их дёрнул заниматься этим посреди улицы.
- О, да это ж наши подростки-переростки!- послышался ядовитый голос  Гектора Барбоссы, который, как уже известно, всегда появлялся неожиданно и нежеланно.
- О, Боже, - взмолился Джек.
- Я не Боже, я  - Гектор, - поправил подошедший парень.
- О, Гектор…Тьфу, что ты меня путаешь? – встрепенулся Воробей.
- Ну,  и какого ты здесь….то есть, что тебе тут надо? – спросил Тёрнер. Рядом с Барбоссой возник Норрингтон:
- А вы, никак, выпить собираетесь? – вежливо спросил он.
- Ага,  не молодёжь, а пьянь гидролизная! – возмутился Гектор, - А главное – даже старшим не предложили, паршивцы.
- Это с каких таких фигов мы вам что-то предлагать должны? – разозлился Воробей.
- А хотя бы с таких, что вам даже на кружку «Жигулёвского» не хватит! – проинформировал Джеймс.
- Ну и, катись к Дэйви Джонсу!
- Ты Джек, на грубость нарываешься…Всё, Джек, обидеть норовишь, - нараспев выговорил Барбосса.
- Тоже мне, униженный и оскорблённый, - пробурчал Билл, понимая, что на этот раз им от Гектора просто так не отделаться.
- Значит так: либо я сейчас обижаюсь в лучших чувствах, либо мы все вместе скидываемся и идём пить? – Джек и Прихлоп переглянулись. Обиженный в лучших чувствах Барбосса – это зрелище опасное агрессивное, а вот пить…
- Ох, ладно, уговорил, - хором высказали ребята.

Хватило на литр рома.  Джеймс, Гектор, Билл и Джек устроились в порту, всё на той же пристани.  Вскоре им стало хорошо и весело, после того, как бутылка совершила торжественный проход по рукам её счастливых обладателей.
- Слушайте, а давайте сплаваем куда-нибудь, - предложил уже изрядно повеселевший Воробей.
- Что ж тебя вечно на приключения тянет. То куда-нибудь сплавать, то что-нибудь стырить, то кого-нибудь от…
- Мы поняли, - прервал Билла Норрингтон, глотая из бутылки и передавая её Гектору.
- А, может, всё-таки…, - жалобно заблеял Джек, дёргая Барбосу за рукав.
- Что ты, как дитё малое! Будешь плохо себя вести, вообще больше рома не получишь. – Вдруг Прихлоп резко поднялся с места и стукнул себя по лбу:
- Тысяча чертей! Я ж про сына-то совсем забыл, вот ведь, дурак старый!
- Спокойно, Билли, всё равно Ли-Заза его тебе сюда приведёт, - утешил его Джек, весьма довольный тем, что в очередной раз исковеркал имя Элизабет.

Предсказания Джека оправдались. Через некоторое время довольный Уилли  скакал вокруг папаши, создавая ту обстановку, которая царила во время взятия города Иерихона.
- Папа мозет, папа мозет всё на свеееееееееете! – напевал ребёнок.
- Билли, а как он выключается? – невинно спросил Джек.
- Уильям! Потеряйся! – прикрикнул Билл и перехватил бутылку. Уилли потянулся к ней же.
- Ах ты, алкаш маленький! Вот я тебе сейчас по хваталкам-то понадаю! – воскликнул Тёрнер и привёл сказанное в исполнение.
- Хатю плавать! – заорал Уилли, - Паааап, хатю плааавать!
- Во! Устами младенца глаголет истина!  - согласился Воробей и добавил:
- А поплыли к моей тётке? Вот, она обрадуется!

Глава 6

Четверо в лодке, не считая ребёнка.

Тётя Далма, которую Джек по-испански называл Тиа Далма, сидела за старым дубовым столом и с умилением глядела в хрустальный шар. Внутри хрусталя открывалось воистину умилительное зрелище: изрядно подвыпившие подростки, забравшиеся в лодку и явно забывшие про такую вещь, как вёсла, ибо гребли они руками. Всю эту процессию возглавлял пьяненький Джек Воробей,  сопровождая это действие криками:
- Удача при мне! Выпьем чарку, Йо-хо! – периодически эти крики прерывались недовольным ворчанием:
- Воробей,  слезь с борта, а то тебя продует…ты заболеешь…простудишься…и помрёшь! – поучительно говорил Барбосса.
- Ребята  я, конечно, ничего не хочу сказать, но если вы заметили, то лодка протекает, про вёсла мы забыли, поблизости никого, скоро ночь и вообще, в какую сторону надо грести? – речь Норрингтона заставила задуматься  Билла и Гектора, но только не Джека:
- Норри, я, конечно, ничего  не хочу сказать,  но ты меня скоро в могилу сведёшь своими причитаниями.
- Хм…странно, обычно – это твоё кредо, людей в могилу сводить, - ответил Джеймс, подхватывая свалившегося на него Воробья. – Э…Джек, если ты думаешь, что ты  пушинка, то вынужден тебя огорчить – это не так, - выдавил из себя Норрингтон.  Джек приподнялся и напевая: «Зи-зи-зи», присел рядом с Прихлопом.
- Ну, и что из этого следует? – многозначительно спросил Билл и уставился на Джека.
- Так….ладно…давайте рассуждать трезво, - предложил он и откупорил очередную бутылку из того ящика, который был в лодке.
- Нам передай парочку, - попросил Джеймс.
- И мне захвати, - послышался голос Прихлопа.
- Кушать подано, - заявил Воробей и поставил на дно лодки три бутылки, при этом не выпуская из рук свою.
- Щас спою! – тут же заорал он и принялся горланить:

- Лодка качалась,
Мачта сломалась,
Сил не осталось,
Злые акулы
Плыли за нами….1 – вскоре подтянулись и остальные.

Положение оставляло желать лучшего: лодка протекала, поблизости ни одного даже жалкого клочка суши, а ночь постепенно вступала в свои законные права.
- Уж полночь близится, а тётеньки всё нет, - продекламировал Джек, пару раз всхлипнув для виду.
- Я бы с удовольствием сейчас обвинил во всём Воробья, но с другой стороны – мы сами согласились с ним плыть, так что сам факт подобных обвинений может означать, что мы – бараны…, - начал  свою мысль Норрингтон.
- Джеймс, а как у тебя получается  так выражаться, что у меня аж портянки слетают? – спросил Гектор, глотая из бутылки.
- Знать бы, где мы вообще находимся? -  в пустоту спросил Джек. Прихлоп задумался и ответил:
- Стратегически -  в полной…..ну вы меня поняли.
- Да-да-да, - послышалось со всех сторон.
- Вот засада!  Ни вёсел, ни еды,  ни карты, ни воды, ни….
- Всё, Джеймс, мы поняли, мы всё умрём! – перебил Воробей. – И вообще, что это вы все раскисли? Ну-ка: Солнце, воздух и вода – наша лучшая еда!
- Так…Этому столику больше не наливать, - подытожил Прихлоп, перевалившись за борт и окунув руки в морскую воду:
- Ловись же ты, тупая рыба! Ну, давай, родимая, греби сюды. Билли хочет есть…
- Это ещё чьему столику не наливать? -  упрекнул его Джек, - Даже если тебе посчастливиться поймать какую-нибудь живность, ты в сыром виде её хавать будешь?
- О, я поймал какую-то штуковину! – заорал Билл и потянул на себя, - Ай, щекотно! – как только Прихлоп высвободил руку, из воды показалось огромное щупальце, по размерам способное смести с морской глади и лодку и её пассажиров.
- АААААААААААААААААААААААААААА!!!!! – хором закричали ребята.
- Спокойно! У моего папани так тоже бывает. Он в таких случаях обращается к небесам и клятвенно обещает бросить пить, - дрожащим голосом проговорил Тёрнер.
- Ей-богу, больше ни капли, - отозвался Джеймс.
- А я уже бросил..прямо сейчас…, - подхватил Гектор.
- А я…ну, последний глоточек и …
- ДЖЕЕЕЕЕЕЕЕК!
- Ладно-ладно, я тоже больше не пью…ну…до завтра…
- ДЖЕЕЕЕЕЕЕЕЕК!
- Всё-всё! Завязал! – Щупальце немного пораскачивало лодку, толкнуло каждого из ребят, а затем, проурчав что-то невнятное, скрылось под водой, оставив нерадивых моряков в состоянии, близком к полуобморочному.
- Э…а что это было? – поинтересовался Джеймс.
- Я знаю! Это Кракен, - зловеще выговорил Джек.
- Домашний зверь Морского Дьявола? – переспросил Барбосса.
- Скорее, пьяный глюк сухопутных алкоголиков, - скептически отозвался Билл.
- Тёрнер, нельзя быть таки прозаичным!

- ПАААААААААААААААААП, а где телвятёк? – вдруг послышался голос откуда-то с задней части лодки.
-  Какой тебе ещё червячок? Спи и помалкивай, - ответил Тёрнер.
- Ну, паааааааааааааааааааааап,  где телвятёк? Он такой халосый….
- Уилл, я кому сказал спать! – прикрикнул отец.
- Уил халосый, он доблый, а папа плахой! – закричал ребёнок. Билл беспомощно обхватил голову руками. Джек же не растерялся и взял ребёнка на руки:
- Ну чего ты разошёлся? Папа правильно говорит, надо спать.
- Ух ты! – Уилл захлопал в ладоши и невинно поинтересовался:
- А с кем?
- Ах ты, паршивец! – крикнул Прихлоп.
- А папа Уила не любит, папа Уила блосит и не будет у бедного Уила папы…ыыыыыыыыыыыыыыы, - заныл малыш. 
- Как же? Бросишь тебя…, - то ли с раздражением, то ли с сожалением буркнул Прихлоп.
- Паааааааааааааааап, а спой песенку, - загалдел Уилл, чем вызвал бурный восторг среди ребят:
- Ага, давай, Билли!
- Зажигай, Прихлоп!
- Щас спою! – крикнул Тёрнер-старший, - Только вы подпевайте, идёт?
- Ясный пень!

- Португальцы вешать нас пытались,
Но убить нас не смогли.
Мы раскачивались и смеялись,
Круто время провели2… - остальные затянули припев.

Вскоре Уилл перестал хлопать в ладоши и вопить, как блаженный. Ребёнок утомился и мирно уснул на коленях у заботливого дяди Джека, свернувшись компактным  калачиком.
- Умаялся, - констатировал Джек.
- О, смотрите-ка! Там пещера какая-то! – крикнул Джеймс.
- Это не пещера какая-то, а летний дворец моей тётушки Далмы.

Ребята переправили лодку через ущелье и добрались до скалистой пещеры.
- Так-так-так…Яфились, госпота хорошие, - послышался  толос Тиа Далмы.
- Тиа, как я рад тебя видеть, - промурлыкал Джек, шаткой походкой входя в жилище любимой тётушки.
- Я саметила, - отозвалась туземка, поправляя ворот платья, - Бес рома эффект был бы иной или такой же?
- Что ты? Ик…Кстати, это вот мои други, - торжественно проговорил Воробей и показал рукой в сторону топтавшихся у входа недоперепивших молодцев.
- Очень приятно, что есть, кому дотащить Джека то койки, - приветливо отозвалась тётушка и пригласила:
- Проходите, отведайте травяного чаю, я как раз недавно зафарила, - Гектор улыбнулся и найдя в себе неведомые силы, сделал шаг вперёд и поцеловал Далме руку:
- Здравствуйте, я очень рад знакомству, меня зовут…
- Гектор, вы так галантны, - как бы засмущалась женщина, - О, мистер Тёрнер. Перст судьбы…
- Тиа, перестань! Ему и так от жизни досталось, - встрял Джек, по ходу разбив пару склянок и опрокинув цветочный горшок.
- Дело в том, мисс Далма, что Билли у нас, можно сказать два года назад очень некстати стал отцом. Ему очень тяжело, - отпарировал Норрингтон, пытаясь заглушить звон разбитого стекла.
- А вы, должно быть, Джеймс Норрингтон. Боюсь, что это вам вскоре будет тяжело. И виной всему послужит вот этот вот негодник, - Далма повернулась к Джеку.
- Не злитесь, капитан Воробей просто немножечко …э…пьяненький, - вежливо сказал Прихлоп, прекрасно осознавая, что трезвый Джек – это ещё более шумное и всеразрушающее явление.

Спустя пятнадцать минут после того, как ребята подрались за право подмести пол жилища тётушки Далмы, они уселись пить чай.  Сначала Тиа беседовала с Гектором о правильном выращивании зелёных яблок на территории карибских островов с нанесением как можно меньшего вреда их первоначальным качествам.  Затем внимание тёти Далмы обратилось к счастливому отцу.
- Итак, мистер Тёрнер, расскажите мне о своём замечательном сыне, - она хитро улыбнулась и добавила, - которого вы, по-видимому, забыли в лодке. – Билл не растерялся, а как обычно закричал:
- Дети – ошибка природы! – Он выскочил из-за стола, и уже через три минуты внёс на руках сонного,  но орущего Уилла:
- Ух тыыыыыыыыыыыы….Как класиво. Пап, а кто эта тётя? Это мама? Мааааамааааааааа!!!! – Уилли потянул свои маленькие, но цепкие ручки к Далме.

- Прости, маленький, но я тебе не мать, - Тиа немного растерялась, когда Уилл ухватил её за ту часть тела, за которую ТАК обычно хватают не маму, а скажем, жену или подружку.
- Тётя, если хочешь посидеть в тишине, то не возражай ему, - отметил Воробей, - А не то малец тебе такую балладу затянет, что у тебя все травки-маравки завянут.
- Бетный ребёнок. Ну, что ж..пущу уж тебя в свои объятья, - сказала Далма и взяла малыша на руки. К всеобщему удивлению Уилл затих.
- А теперь, отправляйтесь в путь. Вам завтра в школу, так что возьмёте мою лодку, она доставит вас в Порт-Роял в лучшем виде.  И никакого рома, поняли?
- Да, мэм, - хором отозвались ребята.
- Э…мистер Тёрнер? – окликнула туземка.
- Да, мэм?
- Вы никого не забыли?
- А, точно! Сынок!

Они благополучно отплыли под нытьё неблагополучного ребёнка:
- Паааааааааааааааааааааааааааап, а я хотю  РРРРРРРРРРРРРРРРооооооооооооооооооммммм!
- Чего? Обдолбался что ли? Алкаш маленький!
- Ну, паааааааааааааааааап! Йо-хо-хо и бутылка РРРРРРРРРррррррому!
- Стоп! Повтори-ка? – неожиданно попросил Джек, перехватывая руку Прихлопа, сжимающую ремень.
- …И бутылка Рррррррррррррррррому! – повторило довольное дитя.
- О, так он букву «Р» научился выговаривать! – радостно воскликнула папаша и подкинул сыночка в сторону неба.  Потом поймал и даже поцеловал.
- Молодец, сын!
- Я, конечно, ничего не хочу сказать, но по-моему, за это стоит…ну, как бы это выразиться, выпить что ли? – как бы невзначай предложил Норрингтон.
- Норри, ты – генератор идей! Я всегда это знал, - поддержал его Джек.
- Вот пришвартуемся в Рояле и как только, так сразу.

На том и порешили…


1   - эту песенку я услышала по радио. К сожалению, я не знаю исполнителя и название.

2 -  песня группы «Король и Шут», называется «Хороший пират – мёртвый пират»

Глава 7

Спящий гений Джека Воробья

Джек начал своё утро с того, что вернулся домой. Он слегка приоткрыл дверь, стараясь быть как можно менее заметным и как можно более культурным. В связи с этим он тактично попытался вытереть ноги о половичок у порога, всё было бы хорошо, если бы последние не заплетались. Воробей не справился с управлением и грохнулся на многострадальный коврик:
- Понастелили тут, - буркнул он в полной уверенности, что виноват именно коврик и никто другой. Миновав своего лютого врага, Джек прошёл в комнату и не вписался в поворот, стукнувшись о дверной  косяк:
- Понаставили тут, - снова буркнул он, уверяя себя в том, что они с ковриком сговорились против него.
- Джек! – услышал он строгий голос мамы.
- Капитан Джек!
- Сынок,  да ты пьян…
- Как фортепиан, - закончил фразу он.
- Боже! Что соседи подумают! Надеюсь, что тебя никто не видел в таком состоянии?
- Мама,  наши соседи – Тёрнеры! Уж поверь, у них там по утрам такое «Йо-хо-хо» творится, что мы по сравнению с ними – невинные одуваны, - убедительно разъяснил парень.
- Билли тоже в таком состоянии домой пошёл? – поинтересовалась мать, стаскивая с сына правый сапог.
- А как же? Мы же друзья! Всё делаем вместе, и рюмка в рюмку, - ответил Воробей и в беспамятстве нырнул в объятия Морфея.
- Я через час тебя разбужу!

- Сынок, веди себя тихо, а то папе сейчас таких кренделей навешают, что он потом будет не в состоянии покупать тебе мармеладных…Ик…змеек, - приговаривал Билл,  закрывая за собой входную дверь.
- О, явился! Алкоголик малолетний! – из комнаты, пошатываясь выплыл папаша. Самый старший, а значит, самый грозный из семейства Тёрнеров.
- Кто бы говорил. Сам с похмелюги трясёшься, как червяк перед рыбалкой, - ответил Билли и прошагал в комнату своего сына, чтобы уложить его спать.
- Спи, сынок, спи, малыш.
  А если ты ещё не спишь,
  К тебе Кракен заползёт,
  Тебя в море унесёт.
  А там по дороженьке
  Тебе откусит ноженьки,
  Выпустит твои кишки,
  Засушив на корешки.
  Оттяпает головушку,
  Да выпьет кровушку.
  Чтобы не пришла пора,
  Спи, мой милый, до утра,
- промурлыкал заботливый папаша-Прихлоп и прикрыл дверь детской.
- Что же ты мальцу такие песенки страшные поёшь? Совсем очумел что ли?
- А ты мне что пел? Ну-ка, припомни, а?
- Я? Я тебе пел…Э…А ты знаешь, хорошая эта песенка, про Кракена…да, хорошая, - произнес мистер Тернер, опасаясь того, что Билли сейчас действительно вспомнит, как отец пел ему на ночь: « Девки в озере купались…» и « Прислонил её я к пальме…». Лучше не надо.
- Ну, сынок. Пойдём, я покажу тебе, как бороться со злейшим врагом моряка! – торжественно объявил глава семьи и повёл сына на кухню.
Билли обречённо поплёлся за отцом, с досадой понимая, что сейчас снова придётся слушать сорокаминутную лекцию об успешной ликвидации похмельного синдрома.
- СиндРОМ…хм…Имеет смысл, - шепнул сам себе Билли. – Надо сегодня Джеку про это сказать…

- Прихлоп, а что у нас сейчас? – спросил Джек, пробираясь к Тёрнеру на последнюю парту. – Билли, вас вызывает планета Бодун!
- Угу, я вижу ты к астрономии готовился?
-  Ну, мне приснилось, что я к ней готовился. Это считается?
- Угу.
- Билли, ну, что ты такой вялый? У тебя ведь такой папаня, что тебе сам Бог велел похмелиться, а ты…
- Джек, ты хотя бы часик поспал, а я ни черта не выспался. Так что, всё…Билли спит. Будить только в случае перекура, - объявил Прихлоп и растянулся на парте, подпирая трясущимися руками многострадальную голову.
- Ну, как знаешь. О, Ли-Заза! – крикнул Джек, увидев мисс Суонн.
- Отстань, нахал! – отреагировала Лизи и демонстративно уселась на соседний ряд.
- Ах, Лизи в образе, - сказал Джек и прищурился.
- Дурак!
- Фи, как некрасиво, - передразнил Воробей.
- Привет, пупсик, - в класс зашёл Регетти и тут де направился к Лизе.
- Какие же вы все…остолопы! – подытожила губернаторская дочурка.

Вскоре прозвенел звонок.
- Ну, спокойной всем ночи, - пробубнил Билли и принялся старательно засыпать.
В класс вошла зловредная старушенция миссис Пертишмит.  Она являлась самой выдающейся мегерой среди всего педагогического состава, а так же злейшим врагом Джека Воробья. Тёрнера она тоже не жаловала, так как, тот с нескрываемым удовольствием игнорировал её предмет – астрономию. Не то, что бы ребята не любили астрономию, просто учительница попалась не под стать предмету.
- По местам! – прикрикнула она.
- Здрав-ствуй-те! – выразительно пропел Воробей.
- Юноша, я пока не давала вам слова!
- Ах, извентиливаааааюсь, - всё тем же голосом ответил юноша, которому не  давали слова.
- Итак, начнём наш урок. Сегодня мы будем изучать Луну,  к доске пойдёт…, - Джек уже приготовился вставать, ибо не было никаких сомнений, что помучить она захочет именно его.
- Джек, гадкий мальчишка, ты ведь ничего не читал? – едко спросила миссис Пертишмит.
- Протестую! Я не гадкий! И я читал! – закричал во весь голос Джек, проходя к доске.
- Неужели?
- В самом деле.
- Прекратить! – взъелась учительница, - Отвечай урок, раз уж ты вышел.
- А я, может, и не сюда шёл, - невинно ответил он, - Я, может, просто так, мимо проходил…
- Не тяни время.
- А про что рассказывать?
- Про Луну, Джек, - уже дрожащим голосом ответила она.
- А….Луна? Ну, Луна – это…это такая штуковина, которая светит, когда солнца нету, - с уверенностью сказал Воробей, сорвав бурные овации у одноклассников. Про Луну он знал прекрасно, но лишить себя удовольствия поиздеваться над неугодным ему человеком он не смог.
- Это всё, что вам известно?
- О, что вы? Это лишь частичка тех знаний, что хранятся в моей умнейшей голове, - парировал Воробей.
- Тогда продолжай, - разрешила миссис Пертишмит.
- Луна имеет огромное значение для нас с вами.  Она безусловно, важнее, чем солнце, потому что, Луна светит ночью, когда темно. А солнце светит днём, когда и так светло, - проговорил Джек, уже в открытую издеваясь над наукой.
- Как ты смеешь? – взвизгнула учительница.
- Эй, потише там! Некоторые, между прочим, заснуть пытаются! – прозвучал возмущённый голос Билла Тёрнера.
- Тёрнер! Забирай этого паршивца, - она показала на Джека, - И вон из класса!

Такой скорости выбегания из класса позавидовал бы любой атлет.  Билл и Джек ничто не делали так быстро, как покидали класс.
- Хе…а здОрово ты про Луну ей впаривал, - заметил Тёрнер, который уже почти выспался и находился в хорошем расположении духа.
- Знаешь, мне иногда кажется, что никакая она не миссис, а просто-напросто – мисс, - рассуждал Джек, - И это в свои то сто сорок восемь лет…
- Кризис среднего возраста, - констатировал Прихлоп. 
- Ладно, чёрт с ней…
- Да, с ней даже чёрт не станет, - перебил Воробей, - Пошли покурим?
- Ну,  пошли, а что у нас потом?
- Литература, друг мой.
- О, нет! Ты читал этого…Шекспира?
- Ну, я просматривал…А читать не читал. А ты?
- А я, как открыл «Король Лир», так потом весь день хохотал над списком действующих лиц: Гонорелья, Рыганна, граф Глостер…
- Ага, я сам тоже чуть со стула не грохнулся. А ты «Ромео и Джульетту» просматривал? Сентиментально, ты не находишь?
- Сопли – и не более того! Сопли – и больше ничего,- высказал своё мнение Билл.
- Ну, что ж, чума на оба наших дома, пока не перекурим мы, - сказал Джек и вместе с Биллом направился во двор.

3

Глава 8

Театральная несовместимость

- Эй, мелкие! Чего столпились? А ну, за мной! – закричал Гектор Барбосса, спускаясь со ступенек. За ним вереницей шли ученики начальных классов. .Шли они довольно организовано, ибо Гектор их организовал так, что никто даже слова лишнего сказать не смел.
- Стооооооооять! – гаркнул он.  Детки послушно остановились и, начали неуверенно переминаться с ноги на ногу.
- Гектор, ты их на расстрел ведёшь что ли? – спросил Джек,  передавая Прихлопу трубку, набитую «травкой-маравкой».
- Не, эт мы в театр идём, - довольно ответил он и громко заявил:
- Значит так, маленькие паршивцы! Сегодня вам выпала честь побольше узнать о достижениях английской драматургии! Сразу предупреждаю: тех, кто не будет аплодировать, я запомню! Так что, заткнитесь и приобщайтесь к прекрасному!
- Да, сэр! – хором ответили дети, понимая, что сопротивление бесполезно.
- О, как! – многозначительно произнёс Прихлоп, - А почему эту процессию именно тебе доверили?
- Ну, дык, я ж в детях души не чаю, - ответил Барбосса, схватив за шкирку одного из «детей» и швырнув его обратно в строй.
- А если по-честному? – спросил Воробей.
- Ё-моё! Я  на прошлой перемене нечаянно окунул ихнего учителя в мусорный контейнер….Не, ну, я правда, не хотел. Я подумал, что это Бекетт. Это само собой вышло. Вот и отрабатываю…
- Ни :№»; себе, - хором отозвались Билл и Джек.
- Эй, попрошу не выражаться при детях! Ну, что, засранцы, построились – и за мной! – скомандовал Барбосса.
Ребята догнали старшеклассника и спросили:
- А какой спектакль?
- «Ромео и Джульетта».
- Ух, ты! А возьми нас с собой!  Ну, чисто поржать.
- Тогда и Норри надо позвать, с ним веселее будет, - сам того не ожидая предложил Воробей.
- Джеймс будет нас в театре ждать. Он там охранником подрабатывает на полставки.
- И как? Ему нравится?
- Конечно. Такая возможность выспаться, - ответил Гектор.

До театра идти было недалеко, но с остановками на перекур и с заходами за ромом получилось порядочно времени.
- А когда мы уже придём? – заныл один из первоклашек, дёргая Гектора за рукав.
- Цыц! – коротко ответил Барбосса, вручив ребёнку яблоко, как он объяснил: «Шоб заткнулся». Вскоре послышался недовольный детский визг:
- А мне яблоко!
- А почему ему дали, а мне – нет!
- Я тоже хочу! – Гектор посмотрел на Джека и Прихлопа, ища поддержки. Джек среагировал быстро:
- И мне одно, если можно….
- Это ты добить меня решил, да?
- О, а мне тоже яблоко охота, - проговорил Тёрнер, положив руку ему на плечо.
- Тебя – на необитаемый остров без еды и воды! – крикнул Гектор на Джека, а затем повернулся к Прихлопу и так же заорал:
- А тебе – ядро на шею и на дно морское! – Воробей и Тёрнер, тихонечко отошли в сторонку, надеясь на то, что тезис: «Мысли материальны» - это не про них.

- Дайте бушель яблок, - обречённо произнёс Гектор молодой торговке.
- А не обожрётесь, милейший? – ласково спросила она, притаскивая огромный мешок..
- А не пойти ли вам, милочка? – в том же тоне спросил он.

- Ура! Яблоки!
- А мне!
- И мне!
- Ненавижу вас всех, - ворчал Гектор, раздавая любимые яблоки.

- О, детский сад!
- Ну и что?
- Билли, забери сына.
- Зачем?
- Так надо.
- Тебе надо – ты и забирай.
- Билли, мы из театра поздно пойдём.
- Ну и что?
- Я же тебе потом не смогу напомнить, сам забуду.
- Ладно-ладно.

Вскоре детский крик взбесившихся младшеклассников остался лишь светлым пятном в памяти  Джека и Гектора, ибо маленький Уилли затмил всех.
- Урррррррррра! Театррр!
- Заткнись, сын!
- А папа меня не любит. Папа нихалосый! Ой, папа, а купи змейку!
- То  папа нехороший, то – купи змейку! – упрекнул его Прихлоп.
- не, папа халосый, он доблый, он самый лутьсый! Пап, а купи змейку!
- Уилл, прекрати орать! – успокаивал его папаша.
- Змейку! Хатю змеееееееееееейку мамаладную!
- Мамаладную? – переспросил Джек.
- Да, это он про мармеладную так ласково. – Вдруг в разговор вмешался Гектор:
- Билли, я тебя очень прошу, я заклинаю всеми Богами! Купи ты ему эту чёртову змейку, чтоб ей не ладно было!
- А у меня и выбора нет. Он же если чего захочет…

Театр  не был таким уж роскошным сооружением, но  упрямо был назначен одним из важнейших культурных центров Порт-Рояля.  На входе людей встретил Норрингтон:
- Здравствуйте леди и джентльмены., - затем оглядев собравшуюся беспорядочную массу,  изрёк:
- Прошу вас в фойе, - Прихлоп тут же грубо спросил:
- Э..это ты куда нас послал сейчас?
- Билли, фойе – это что-то типа прихожей, - шепнул Гектор.
- А, вот оно что, - многозначительно кивнул Билл.
- А где тут у них пивная? – с интересом спросил Джек, заходя внутрь здания.
- Ты хотел сказать – буфет? – с упрёком переспросил Джеймс.
- Ну да – пивная где? – гнул свою линию Воробей.
- Джек, здесь не пьют спиртного, - огорошил его Норрингтон.
- Джек, у меня с собой, - обрадовал его Гектор.

Первую половину спектакля Джек, Гектор и Прихлоп распивали пиво «Живительное», затем перешли на ром, позднее завязалась беседа, навеянная спектаклем:
- О, Гектор, передайте ж мне бутылку!
- Возьми, о недоросль такая!
- А не пойти ль тебе…в Верону.
- Прихлоп, ответь, какого хрена?
- Спроси у Воробья, он знает!
- Я – капитан Джек Воробей, я знаю всё, везде и всюду!
- Заткнитесь все и дайте посмотреть! – крикнул Норрингтон.

Под конец «самой печальной повести на свете» со сцены прозвучала фраза Джульетты:
- Он, значит, отравился? Ах, злодей,
Всё выпил сам, а мне и не оставил!, - Джек не дал ей выговориться, а резко встал со своего места и продекламировал:
- Так, дай же в морду алкашу за это, цыпа! – и тут же сорвал аплодисменты, плавно переходящие в овации.
- Джек, какой же ты дурачок, - умилительно произнес Джеймс, перехватывая бутылку из рук Прихлопа.

Из театра вышли, как и следовало ожидать, поддатые, но довольные. Маленьких детишек забрали родители. Маленького Уилли никто забирать не захотел, несмотря на все старания Прихлопа.
Расстроившись, Билли тут же припал к бутылке рома, а затем повис на плече у Джека и тут же предложил:
- А поедимте к актрисам?
- Спокойно, Билли, щас я напьюсь до твоей кондиции, и смогу тебя понять, - ответил друг.
- Билли, давай зайдём к тебе, уложим Уилла спать и пойдём в порт? – предложил Норрингтон.
- Уилл не хотет спать, Уилл хотет гулять! – заголосил ребенок, дёргая папашу за рукав плаща.
- Нет, сынок, гулять пойдёт папа, а ты пойдёшь на…ой, то есть баиньки.
- А я хотю к тёте Лизе!
- Брррррр, - передёрнулся Джек. Гектор сплюнул через левое плечо.
- К Лизе! Хотю к Лиииизе!- орал Уильям, не желаю успокаиваться.

- Ну что?
- А что делать, надо!
- Выбора нет.
- Да, придётся себя пересилить.

- Идём к Лизе, - хором проговорили ребята.
- Урррррррррря!


Глава 9

На ночь глядя

Губернаторский дом располагался в довольно-таки отдалённом месте от обыкновенных среднестатистических домишек. (Чтоб народ не раздражать). Ребята добрались до него вполне благополучно, несмотря на то, что Уилли по дороге чуть не задушил Джека в своих крепких объятьях.
- Билли, убери его, - взмолился Воробей.
- Ну уж нет, дай отдохнуть-то, - ответил Прихлоп.
- Вот, это и есть логово Лизы, - констатировал Гектор, - Короче, надо бы постучаться, а то неприлично как-то, - похоже, что это было единственным, что, по мнению Барбоссы считалось неприличным, ибо визит за полночь в подвыпившем состоянии неприличным, на его взгляд, не считался.
Гектор со всей своей молодецкой силушкой ударил кулаком по двери. Птицы с шумом разлетелись, ребята от неожиданности разбежались, а одна из колонн слегка покосилась.
- Гектор, а ты домой таким же Макаром стучишься? – поинтересовался Джек.
- Кто там? – послышался испуганный, но сонный голос дворецкого.
- Здрасьте, а Лизу можно? – невинно спросил Воробей, заглядывая в дом.
- Мисс Суонн уже давно спит! Как вы посмели вломиться в губернаторский дом? – выговорил слуга, провожая вошедших гневным взглядом. «Бравые парни» тут же рассредоточились по холлу, выражая своё восхищение.
- Ни фига се….Патрон домик отгрохал!
- Это на наши с тобой денежки, Билли.
- Да тут и года не хватит, чтоб всё это пропить!
- Уймитесь, мы всё-таки в гостях, - осадил их Норрингтон, единственный, кто ещё пока сохранял трезвость ума, и то совсем незначительную.
- А де Лиииииииииииииииза?- тут же заголосил маленький Уилли.
- Значит так, Дарби… – обратился Прихлоп к дворецкому.
- Я никакой не Дарби! Что вы себе позволяете?
- Я сказал – Дарби, значит Дарби! Так вот, если ты сейчас же не позовёшь нам Елизавету Губернаторовну, то вот этот малыш устроит здесь иерихонскую дискотеку, ясно?
- Хатю к Лииииииизе! Хатю, Хатю, Хаааааатю!
- О, Боже! Хорошо, я сейчас позову мисс Суонн.
- Дарби, принеси рому! – крикнул ему Джек.
- Я не Дарби! – нервно отозвался привратник, которого уже била мелкая дрожь.
- Меня не интересует твоя биография, меня интересует ром, - ответил Джек, развалившись на диване.
- Смотрите, какие червяки на ножках! – крикнул Прихлоп, показывая на одну из картин. – Ну, смотрите, же вы, распердоль вас в перехлёст!
- Кто-то напивается до чёртиков, до потери сознания, а наш Билли - до червяков на ножках, - сочувственно констатировал Джек. Билли непонимающе уставился на него, а затем повернулся к Гектору, который после слов Тёрнера вообще рухнул с кресла.
- Билли, это фламинго, - разъяснил Норрингтон. – Птицы такие: у них длинные изогнутые шеи и такие же длинные ноги.
- Хм…фламинго….., - повторил сам себе Прихлоп.

- Что вам здесь нужно? -  с лестницы к ребятам подбежала Элизабет.
- Лиииииииииииииииииииииииииииииииииииза!
- Ой, Уилли, малыш! – заголосила девица.
- Э…Лизи, а ты бы не могла забрать моего сына…на время моего отсутствия?
- Конечно могла бы, и заберу! Нечего такому прелестному мальчику шляться со всякой пьянью!
- Могла бы просто молча кивнуть, - буркнул Джек.
- Спасибо тебе, Лиз, я заберу его завтра, или послезавтра, а может послепослезавтра, - в течение минуты Тёрнер старательно добавлял к слову «завтра» многократное слово «после».
- Спокойной ночи, джентльмены! – коротко отрезала губернаторская дочь и направилась вверх по лестнице.
- И вас туда же…Ой, то есть и вам того же желаем, - тактично ответил Барбосса.

- Пошли вон! Мерзкие пираты! – визжала маленькая мисс Суонн, после того, как Норрингтон напялил парик её папочки, а Гектор спилил в саду яблоню со словами:
- Это сувенир на память, - Джек в это время разминался красненьким, а именно вовсю лакал французское вино, отдавая должное его великолепному вкусу:
- Ммммм…вкуснотища, - ворковал он, уютно устроившись на нагретом диване. Прихлоп Билл в это время с упоением метал кухонные ножи в портрет короля Якова:
- Получай, угнетатель народных масс! – кричал он, швырнув в монарха половником.
- Давай, Билли, так его! – подбадривал его Джеймс, только что окрасивший губернаторский парик в радикальный белый цвет.
- Ребята, давайте выпьем за здоровье губернатора! – в сердцах крикнул Воробей.
- «Шато-Латур» в голову ударило, - констатировал Гектор, - Милейший, заверните мне с собой вот это деревце, - обратился он к побледневшему дворецкому, просовывая в окно молодую яблоню, а затем перекидывая ногу через подоконник.
Прислуга переминалась с ноги на ногу, мгновенно переместившись на кухню, движимая инстинктом самосохранения.
- Немедленно покиньте этот дом! – кричала Элизабет и замахнулась на Джека веником:
- Лизи, милочка, не надо ломать веник, тебе ведь на нём ещё летать и летать, - промурлыкал Воробей и ловко увернулся от удара.
- Ребят, вы совсем дебилы или как? Ночь на дворе, я спать хочу! Ну, уйдите же вы отсюда!
- А что нам за это будет? – поинтересовался Джек.
- Виселица вам за это будет! – послышался чей-то очень недружелюбный голос.
- Шухер! Губернатор пробудился! – крикнул Гектор, и ребята моментально покинули здание, промямлив: «Мы больше так не будем».

- Если они так со всеми гостями обращаются, то к ним тогда вообще никто ходить не будет! – бурчал Воробей, возмущённый до глубины души.
- Да ну их, – буркнул Норрингтон.
- Ты бы парик-то снял, а то подумают ещё, что ты командор, - сказал Билл.
- Ну и пусть думают, мне до одного места, что подумают.
- Мог бы и место назвать., тут все свои, - предложил Гектор.
- Пааааааааааааааааааааааааааааааааааааааап! – Прихлоп резко обернулся и сплюнул на землю. За ребятами, перебирая маленькими ножками семенил Уилли.
- О, сынок, мать его! Ну, чего тебе надобно? Чего тебе у Лизы то не сиделось? – обречённо спрашивал Билл.
- А мя выыыыыгнали…..Злой дядя губелтатол сказал, сто вы нехалосые и я нехалосый.
- Господин губернатор, похоже, решил испоганить нам весь вечер, - предположил Джек Воробей и протянул Уиллу руку:
- Ладно, пацан, добро пожаловать в несправедливый мир.
- И куда теперь с ним? На улице холодать начало, а он, поди, даже теплые носки не одел, - заметил папаша-Тёрнер и с упрёком глянул на сына. Ребята слегка удивились такому проявлению заботы.
- А пошлите в «Стельку», - воодушевился Гектор, - Там тепло и наливают.

Глава 10

Идея на сто лет

Время шло, шли дни и недели, а Джек шёл в школу. Настроение у него было приподнятое, так как, сегодня был День Всех Святых, а именно – Хеллоуин. Для Джека этот день имел особое значение потому, что сегодня должны были реализоваться все его планы. Парень остановился у дома Тёрнеров и полюбовался на грядку с маками. Наконец то Билли сподобился привести в порядок то, что имелось вокруг дома. И дорожку подмёл, весь мусор теперь мирно покоился за соседским забором.
- Прихлоп! – позвал Воробей и постучался в дверь. Открыл ему сам глава семьи мистер Тёрнер-старший.
- Это ты, - констатировал он и направился в комнату сына:
- Билл, якорь тебе в глотку, там твой друган пришёл! – Джек немного потоптался у двери, а затем, вспомнив, что в этом доме слово «этикет» давно забыто, нагло прошествовал в комнату Билла.
- Ты чего там возишься? – поинтересовался Воробей, наблюдая за тем, как Прихлоп мерит комнату семимильными шагами, отчитывая маленького сына:
- Давай вспоминай, висельник ты этакий, куда ты забесил свой левый носок? – Тёрнер уничтожающе посмотрел на Уилла, который свернулся калачиком и виновато смотрел на отца.
- Неужели он опять носок потерял? – спросил Воробей и присел на кровать:
- Эй, пацан, сколько можно уже над папой издеваться?
- Я не специально.
- Джек, ты слушай его больше. Это он просто в садик идти не хочет, вот и выкобенивается! – взревел Билл.
- Не правда, он сам потерялся. Я не виноватый, - оправдывался малыш, обвивая руку Джека в надежде, что тот защитит его от отцовского гнева. Воробей снисходительно глянул на Уилла, тряхнул головой, вспомнил всё, что он знал о детях, а затем наклонился к уху ребёнка и резко скомандовал:
- Ищи носок! – от неожиданности Уилл спрыгнул с кровати и выбежал из комнаты с криком:
- Гадкие пирааааты! – Ребята переглянулись, а затем вышли в коридор. Прихлоп крикнул отцу:
- Батя, ты присмотри за мелким, а то он мне опять скандал закатил. Всё, я пошёл в школу!
- Иди-иди, ты плаааааааааахой! – послышался с кухни крик «мелкого».
- Внучек, будь так любезен, заткнись! – прорычал глава семьи.

На школьном дворе было людно, потому что, Гектор Барбосса устроил потасовку со школьным поваром.
- Ну что, будешь яблоки за бесплатно давать или опять на пальму загоню? – спросил Гектор, удерживая мертвецки бледного мужичка за хомут.
- Буду, буду, только не надо пальму, - бормотал он.
- Вот, это я называю достичь компромисса, - поучительно молвил Барбосса и отпустил повара, который мгновенно удрал со двора.
- Эх, Гектор-Гектор, опять ты людям из-за яблок жизни не даёшь, - пропел Джек.
- О, здорОво, патлатый! – отозвался Барбосса, - И тебе привет, папаша, - поздоровался он с Прихлопом.
- А где Норр Джеймсингтон? – поинтересовался Воробей, и завидев Джеймса, наскочил на него и крепко сжал в своих объятьях:
- И давно это у него? – поинтересовался «Джеймсингтон», кое-как отлепившись от Воробья.
- Эй, Джек, судя по твоей довольной роже, ты задумал пакость, - констатировал Гектор.
- Хм….
- Не «Хм», а выкладывай!
- Короче, я знаю, как мне получить то, что я хочу…
- Конечно знаешь, кабак у нас прямо и налево….
- Гектор, не будь таким прозаичным. Я говорю о том, что «Хеллоуин» - это самый благоприятный праздник для обращения к Морскому Дьяволу.
- Нет, Джек, в твоём случае, это самый благоприятный день для вывиха мозгов, - ответил Норрингтон.
- Молчи, о, непросвещённый, ибо ты разговариваешь с самим Капитаном Джеком Воробьём, капитаном «Чёрной Жемчужины»! – Двор дружно затих. Все уставились на раздухарившегося Джека.
- Ну-ка, пошли-ка отойдём, - процедил Барбосса и потащил ничего не понимающего парня за сарай.
- Значит так, балда, ты эту свою затею оставь! – гаркнул старший товарищ.
- Хм…занятное предложение, но, увы, бесперспективное….
- Воробей, я понимаю, что ты часто конфликтуешь со своими мозгами, но на этот раз тебе придётся найти с ними общий язык, - Гектор легонько встряхнул Джека за плечо, отчего тот слегка отлетел к стенке.
- Эй, полегче, что за обращение? Во-первых: даже если я, как ты выразился, поссорился с мозгами, то это наши личные проблемы. Во-вторых: не смей ограничивать мою свободу!
- Исходя из выше сказанного, я вынужден заключить, что придури в тебе на весь Порт-Роял хватит, - с грустью подытожил Барбосса.

- Джек, то, что ты собрался натворить это безусловно свойственный тебе поступок, но пора бы тебе начать мыслить здраво, - убеждал Норрингтон, подловивший Воробья на перемене и так же бесцеремонно загнавший его под лестницу.
- А что в твоём понятии «здраво»? Серо? Рутинно? Обыденно? Ну, уж, нет, милейший.  Спасибо тебе за заботу, но если мне понадобиться басенка на ночь, то я обращусь к маменьке, - парировал Джек и проскользнул вниз по ступенькам.

- Джек? – окликнул его Билл, догнавший парня у школьных ворот.
- А, Билли, ты тоже решил заняться моим воспитанием, коим так организованно занялись Норрингтон и Барбосса?
- Для воспитания у меня сын есть, а тебя перевоспитать может только одна особа, - хмуро отозвался Прихлоп.
- И что же это за особа? – В глазах Джека вспыхнул неподдельный интерес.
- Могила, Джек, могила…., - заявил Тёрнер и протянул ему самокрутку, - Покури и успокойся, а ты весь злющий-перезлющий.
- Спасибо, Билл, за понимание, - ответил Воробей и затянулся.
Затянулся и осознал, как близко сейчас парит его мечта и как далеко она может завести. Как приятно было осознавать, что друзьям он небезразличен и как раздражали их нравоучения. Как хорошо и как плохо одновременно.
Свобода…Вот чего он хотел. Мак – вот что он только что покурил.

Тёмной ночью Джек Воробей спустил на воду шлюпку и, отдалился от берега с мыслью о том, что он потеряет и что он найдёт.
- Эх, поганый городишка! – крикнул он и, под действием гравитации плюхнулся в воду.
- Тьфу….! – прокомментировал он и снова забрался на борт. Затем он пошарил в карманах и достал последний подарок своей тётушки – компас, стрелка которого показывала куда угодно, но не на север. Джек уже настолько свыкся с тем, что тётя Далма каждый праздник одаривала его всяким хламом, что решил задуматься, какую пользу может принести этот, с позволения сказать, подарок.
- Ну, давай, миленький, укажи мне путь истинный, - бормотал парень. Вскоре стрелка остановилась и Джек, со свойственным ему фатализмом назначил это направление курсом.
По подсчётам Джека, который не особо жаловал математику, в море он провёл примерно «до хрена». Вскоре он заметил какой-то призрачный предмет, движущийся к нему навстречу. Спустя некоторое время предмет стал приобретать очертания корабля. Удивляло одно – флага на рее не было.
- Эй! – крикнул Джек, смекнув, что это как раз то, что ему надо, - Могу ли я поговорить с капитаном Джонсом? – судя по скорбному рыбовидному лицу матроса, попал Джек, куда хотел.
- Он по субботам не принимает! – ответил громила, подошедший к матросу. – Приплывай в будни!
- В будни не могу, у меня школа, - ответил Воробей.
- Ладно, малец, щас позову, - гаркнул подводный бюрократ и удалился.

- Что за народ, кофе попить не дают! Чего тебе надобно? – послышался загробный голос Морского Дьявола.

Глава 11

Душа подлежит возврату.

- Э…..Здравствуй, о, Повелитель Морей! – продекламировал Джек, поднимаясь на борт «Летучего Голландца». «Повелитель» же в это время мысленно послал нежданного гостя в довольно-таки дальний путь, но вслух процедил:
- Здравствуй, Джек.
- Вы знаете моё имя?
- Более того, я знаю, что ты самое дотошное существо во вселенной, - ответил Джонс, понимая, что даже если он сейчас прикажет сбросить Воробья за борт, то это лишь отодвинет проблему.
- Вы, как я погляжу, великолепно осведомлены насчёт моей скромной персоны, - продолжал парень, размахивая руками.
- Может хватит этой словесной экспрессии! – взорвался Джонс, - Либо говори, что тебе надо, либо проваливай!
- Не очень-то вы вежливы, - проворчал Джек и скрестил руки, - Короче, я хочу владеть, пользоваться и распоряжаться «Чёрной Жемчужиной».
- Хм…в таком случае, ровно через тринадцать лет я буду владеть, пользоваться и распоряжаться твоёй душой, - деловито ответил Морской Дьявол.
- Ой, да забирай на здоровье!– весело отозвался Джек, повергнув владыку морей в шок.
- Слушай, парень, я не знаю, чего ты там сегодня выпил и чем обкурился, но ты, как я полагаю,  неадекватен.
- Ну что такое? Уже и душу никто брать не хочет! Ну, хорошо, я могу ещё отдать тебе своё чувство порядочности! Или….э….вот эту вот фигню, - сказал Джек и выудил из кармана музыкальную шкатулку, подаренную Тиа Далмой, а следовательно причисленную к разряду: «Всякий хлам».
- Ты чё, дурак? – непроизвольно выдал Джонс, но шкатулочку прикарманил, узрев в ней неплохую пепельницу.
- Ну, так, что, договорились? – с надеждой поинтересовался Воробей, уже предвкушая грядущее величие.
- Значит так: сейчас ты поплывёшь в сторону Порт-Рояла….
- Так-так, - увлечённо слушал Джек.
- …затем, отправишься туда, где ты живёшь…..
- Ну?
- …найдёшь в своём доме самый дальний и тёмный угол…
- И что?
- А то! Встанешь туда и подумаешь над своим поведением! – рявкнул Джонс. Воробья будто шарахнули веслом по голове. Он скорчил обиженную гримасу и ответил:
- Тоже мне, воспитатель нашёлся. Я к тебе по делу, а ты…..
- Амбиций у тебя много, а сам ещё дитё, - констатировал Морской Дьявол, затем подумал, раскурил трубку, затянулся и уже совсем другим тоном продолжил:
- Хотя, какая мне разница, получай свою «Жемчужину», но у меня ещё одно условие.
- Какое? – суетливо спросил Джек.
- В углу всё-таки постой, тебе полезно, - ехидно сказал Дэйви и повернулся к водной глади. Морской Дьявол пробормотал что-то на каком-то непонятном языке, затем приподнял, с позволения сказать, руку, и направил её в сторону бушующего моря.
- Круто! – воскликнул поражённый Джек, наблюдая, как из-под воды, рассекая покорившуюся стихию, выходит величественный корабль – «Чёрная Жемчужина».
- Наслаждайся, - прошептал Дэйви.
- Спасибо! Спасибо! Спасибо! – закричал Воробей, накинувшись на Морского Дьявола, пытаясь задушить его в своих цепких объятьях.
- Отвали! Отвали! Отвали! – в тон ему рявкнул Джонс и отбросил от себя это воплощение безумия.

- Через тринадцать лет ты у меня по-другому запоёшь, Воробей, - хищно прошипел Джонс, «провожая» гостя.
- А я и сейчас могу спеть! – предложил Джек. Морской владыка тут же пожалел о том, что не учёл того обстоятельства, что этот индивид цепляется не только ко всем подряд, но ещё и к словам.
- Только не надо музицировать, - взмолился ( чего до сей поры не случалось) Джонс.
- Слушай:

Море, море шумит за бортом.
В море рыба виляет хвостом.1

- Ты – ошибка природы, ты – выкидыш семи морей, ты – дефективный подросток, которого в детстве мало били по….
- Я понял, но всё же…благодарю.
- Кажется, ты у меня загостился, не пора ль тебе уже свалить в туман? – выразился Джонс, понимая, что если он сейчас не совершит перекур, то точно свихнётся от такого общения. В его голове вдруг всплыла неизвестно откуда взявшаяся мысль о том, что после общения с Джеком Воробьём закуривают все.
- Верно, пора и честь знать, - к великому счастью…для себя, согласился Джек и одарил Морского Дьявола своим фирменным пьяным взглядом, последним взглядом за грядущие тринадцать лет.

- Йо-хо! – кричал Джек, а теперь уже капитан Джек Воробей, взбираясь на борт новоприобретенного корабля. Благо, ветер был попутным, и лихому пирату не составляло труда в одиночку вести корабль.

Тем временем на «Летучем Голландце» капитан Дэйви Джонс монотонно прихлёбывал кофе, созерцая, как к борту его корабля приближается ещё одна лодка.
- Твою мать! – выругался капитан, - То на фиг никому не нужен, а тут вдруг резко всем понадобился!
- Эй, спустите трап, разговор есть! – послышался молодой, но довольно прокуренный голос.
- Спустить трап, - обречённо приказал Кэп.
На палубу поднялся паренёк лет шестнадцати и тут же вежливо поздоровался:
- Привет тебе, капитан.
- Спасибо, я уже с приветом, - процедил Джонс. – Чего надо?
- Я, собственно по делу, к тебе тут один чудик намылился с целью совершения очень необдуманной сделки…
- Он не только намылился, он здесь уже был и будет мне являться в кошмарных снах, - перебил его капитан.
- Чёрт! И ты это допустил?
- Я пытался его отговорить, но он так ко мне пристал!
- Значит так, если я верну тебе эту треклятую «Жемчужину», ты отпустишь его?
- А с каких-таких чертей тебя волнуют судьбы душевнобольных людей? – поинтересовался Джонс. Парень прошёлся по палубе, выудил из кармана яблоко и ответил:
- В одной школе учимся, я его с первого класса знаю.  Он, конечно «ку-ку», но человек хороший.
- Ладно, верни корабль, и я пошлю его на все четыре стороны, - сжалился Кэп и тут же заметил, что до сего момента ни о какой жалости даже не помышлял. «Неужели я становлюсь сентиментальным?» - подумал Морской Дьявол, проведя щупальцем по холодному лбу.
- А звать-то тебя как, добрый ты наш?
- Я – Гектор Барбосса…Э…яблоко хотите? – ответил парень и протянул ему фрукт.
На этой ноте они распрощались.
Гектор ещё долго соображал, как заставить Джека вернуть корабль и вообще наставить этого паршивца на путь истинный. Его лодка тем временем догоняла «Чёрную Жемчужину». В умнейшей голове Барбоссы плотно засела мысль во что бы то не стало вернуть Джонсу это чёртово судно, вернуть Джека к реальности и вернуть долг за пиво одному бармену в «Стельке» ( последнее, впрочем, могло и подождать).
- Эй, капитан, блин хренов, Воробей! Шкипером возьмёшь? – крикнул Гектор, почти вплотную подходя к «самому быстрому и маневренному кораблю на свете».
Воробей огляделся по сторонам, резко перегнулся через борт, и завидев орущего Барбоссу, поспешил проанализировать поставленный вопрос.
- Хм….Какая приятная встреча, уж не следил ли ты за мной?
- Нужен ты мне, как Джонсу зонтик! Я вообще здесь креветок вылавливаю, - не очень правдоподобно, но вполне серьёзно ответил Гектор.
- И до сих пор ни одной не наловил? А ты нырять не пробовал?
- Я смотрю, кое-кто давно не получал по патлатой башке, - разозлился Барбосса, поднимаясь на борт «Жемчужины».
- Слушай, ты, рыбак-полуночник, немедленно объясни, какого лешего ты здесь забыл? – сорвался Воробей, которому так некстати обломали всю идиллию.
- Спрашиваю в последний раз: шкипером возьмёшь на корабль на свой, балда ты этакая?
- Мне не нужен шкипер, который позволяет себе подобную уничижительную лексику в адрес своего капитана, - парировал Джек, понимая, что если он сейчас не даст своего согласия, то ему, как инвалиду первой группы уже никакая «Жемчужина» не понадобится.
- Хорошо, но это только потому, что у меня нет выбора, - обречённо сказал Воробей.
- Главное не причина, главное – результат. Ром хочешь?
- Хочу.
- Он в трюме.
- Ну?
- Что «ну»? Неси капитану ром!
- А в морду?
- А без рук слабо?
- Запросто, как раз у меня сапоги новые….
- А словом?
- А по хохотальнику?
- А пошёл ты….
- Пошёл сам!

За ромом они пошли вместе, ибо лень всё же способна сподвигнуть на действие, если она коллективная.

1- строки из песни группы «Паперный Т.А.М.», называется «Пых-пых-пых».

4

Великолепно  :jumping: