PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Ориджиналы » «Честная работа», по «Firefly» («Светлячок») и "Миссия Серенити"


«Честная работа», по «Firefly» («Светлячок») и "Миссия Серенити"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Автор: viola
Название: «Честная работа»
Фандом: «Firefly» («Светлячок») и «Миссия Серенити»
Бета: не бечено
Рейтинг: PG-13
Жанр: общий, немного приключения, частично POV Мэла
Категория: джен, гет
Размер: миди
Герои: Мэл и почти все основные герои сериала
Дисклеймер: Все герои, принадлежат создателям сериала «Firefly» («Светлячок») и фильма «Миссия Серенити» http://ru.wikipedia.org/wiki/Светлячок_
Саммари: Честную работу найти трудно
Комментарии: Время действия примерно через месяц-полтора после сериала, Мэл вспоминает старое дело, бывшее еще до появления на «Серенити» Саймона и Ривер. Фик продолжает историю, начатую в фанфике «Имя».

Комментарии-2: Поскольку я сейчас безумно фанатею по этому сериалу (как не фанатела ни по чему другому, о ужас:)), не написат ьфик я не могла. Заодно осваиваю новый жанр, новую схему построения и новые рейтинги:))

2

Честная работа.

– И какая муха меня тогда укусила? – Мэл раздраженно посмотрел на Зои, которая уверенно воткнула ему в руку иглу, словно заправская медсестра. – Как я позволил убедить себя, что сенатор может предложить таким как мы нормальную честную работу?

Зои положила шприц и села на прежнее место, чтобы одновременно видеть и капитана и монитор.

– Сэр, но ведь это и правда была честная работа. И мы бы ее выполнили, если бы условия не изменились.

Мэл нахмурился, отгоняя неприятное воспоминание о трех тяжелых крейсерах, прижимающих «Серенити» к унылой, покрытой кратерами луне.

– В том и дело, что они не могли не измениться, даже веди себя Джейн хоть немного поприличнее.

– Вот поэтому, сэр, я и считаю, что именно его нужно отправить в поместье Ван Хейвенов. Если она окажется неблагодарной, то может хоть скандала испугается.

Дверь открылась, вошедший Саймон бросил беглый взгляд на монитор и решительно заявил:

– Капитану нужен покой. Снотворное уже начало действовать, и я требую, чтобы в ближайшие два часа в лазарет никто не заходил.

Зои посмотрела на Мэла, и тот вяло махнул рукой.

– Все в порядке, можешь идти. У нас есть еще почти двое суток, если ничего не придумаем, то вернемся к твоему предложению.

Он откинулся на подушку и прикрыл глаза. Голова кружилась, видно снотворное и правда начало действовать. Только вот нормальный сон никак не шел, и перед мысленным взором крутились навязчивые картинки, напоминающие о той малоприятной истории.

Сенатор Ван Хейвен выглядел именно так, как и полагалось выглядеть сенатору – представительный, дорого, но не вычурно, одетый, с приятным голосом и отличными манерами. Говорил он тоже очень приятные вещи.

– В случае удачи, вы получите семьдесят тысяч, капитан Рейнольдс. Вера для меня не просто экономка, она – самый дорогой для меня человек. Вы понимаете?

– Разумеется, сенатор, – спокойно ответил Мэл, стараясь не показывать радость, сумма-то скажем прямо, была немалая. – Но нам нужен задаток. Экспедиция предстоит непростая, не хотелось бы, чтобы она провалилась от недостатка средств на экипировку.

– Десять тысяч задатка вам передадут сегодня же, вместе с охранными документами, чтобы любой патруль Альянса оказывал вам содействие в случае нужды. И все расходы вам потом возместят. – Сенатор сделал паузу. – Но учтите – в случае провала я вынужден буду всех вас убить. Это не пустая угроза.

Экран погас.

Да, угроза была действительно не пустая, Мэл это понял сразу. Сенатор вообще не был похож на человека, который впустую разбрасывается как деньгами, так и угрозами.

Надо было отказаться. Все-таки игра ва-банк – не совсем в его стиле. Но такие деньги на дороге не валяются. Да и команда дружно уговаривала его взяться за это дело, в конце концов, все выглядело не так уж и сложно. Ну да, Цзинь – не самое спокойное и приличное место, но зато это объясняло, почему сенатор так не хотел, чтобы кто-нибудь знал о его участии. Альянс не собирался ввязываться в дела этой маленькой колонии, предпочитая как обычно дождаться, пока воюющие стороны поубивают друг друга, чтобы легко потом справиться с оставшимися.

И все было бы нормально, по крайней мере поначалу, если бы на Цзинь было только восстание…

3

– Уош, черт тебя побери, оторвись же от них!

– Капитан, не болтайте под руку, лучше пойдите и посмотрите, как там моя жена.

Тут корабль тряхнуло так, что Мэл едва удержался на ногах. Зато Уош испустил радостный вопль:

– Получилось!

– Мы оторвались?

– Лучше. Их пилот недооценил размеры корабля, и тот теперь догорает после поцелуя со скалой. Так что там с моей женой?

Голос Зои, усталый, но вполне бодрый, отозвался из динамика:

– С нами все в порядке, но лучше бы капитан спустился в лазарет. Наша пассажирка несколько нервничает. Док вкатил ей порцию успокоительного, но ее все равно трясет. А док сказал, что если добавить еще немного, она опять в обморок упадет.

Мэл плохо представлял, чем он может помочь нервной барышне, но долг капитана – заботиться о членах команды и пассажирах, поэтому в лазарет все-таки пришлось идти.

Девицу действительно трясло, но взгляд у нее был уже вполне осмысленный. Не сравнить с тем, что с ней было, когда покрытый кровью Джейн стряхнул ее с плеча на борту «Серенити». Тогда Мэлу даже показалось, что сенаторская экономка сошла с ума, наглядевшись на пожирателей, да и на гору трупов, оставленную Джейном и Зои при отступлении…

Еще в лазарете, разглядывая похожую на куклу высокую блондинку, за спасение которой сенатор Ван Хейвен платил целое состояние, Мэл почувствовал что-то неладное. Не нравился ему цепкий взгляд этой Барби, слишком уж он не соответствовал ни ее испуганному поведению, ни кукольной внешности. Но тогда он отогнал от себя эти мысли, как совершенно лишние, хотя следить за новой пассажиркой стал очень внимательно. И не он один…

– Мэл, она ненормальная, я тебе правду говорю.

– Джейн, тебя послушать, так все вокруг чокнутые, один ты нормальный.

– Она меня идиотом назвала!

– Не могу ее за это винить.

– Проклятье! Мэл, я ее между прочим, от пожирателей спас.

– Джейн, это была твоя работа. Если бы ты ее не выполнил, нам всем оставалось бы только застрелиться, не дожидаясь, пока нас убьет Ван Хейвен. Поэтому, засунь куда-нибудь свое невовремя проснувшееся самолюбие и веди себя повежливее с этой сенаторской экономкой. Нам за нее очень хорошо платят.

Вообще-то Мэл действительно хотел вмешаться. Вера ему не нравилась, а ее поведение вообще раздражало. Но команде доставляли удовольствие ее рассказы про жизнь высшего общества, где аристократы неизменно представали в смешном и глупом свете, а стычки с Джейном, к которому экономка особенно любила цепляться, всех развлекали.

Кроме того, за пассажирку неожиданно вступилась Инара. Она долго и туманно говорила что-то об отношениях мужчин и женщин, а также о том, что не надо вмешиваться, куда не просят. Не то, чтобы Мэл воспринял ее слова серьезно, у него и времени-то не было для копания в психологических проблемах сенаторских экономок. Скорее, он предпочел не мешать команде развлекаться, тем более что они уже мчались полным ходом к небольшому астероиду с оптимистичным названием Фобос, где должны были передать Веру с рук на руки сенатору Ван Хейвену.

Вроде бы все шло хорошо, но вот интуиция Мэла с каждым днем выла все громче, словно набирающая силу сирена. И это ему ох как не нравилось…

Продолжение следует

4

– Капитан Рейнольдс!

Мэл неохотно повернулся. Красиво причесанная и наряженная в яркое платье Вера как обычно напомнила ему Барби. Вот уж не думал никогда, что сенаторские экономки могут быть так похожи на кукол. Хотя Инаре эта наглая блондинка почему-то нравилась. Мэл, как обычно утешил себя мыслью о том, что за семьдесят тысяч можно потерпеть общество Веры еще несколько дней.

– Слушаю.

– Капитан, – Вера говорила непривычно решительно, а взгляд ее снова стал цепким, как в первый день. И вся она вдруг как-то подобралась и посерьезнела, так что даже почти перестала напоминать куклу, – куда мы летим?

– Куда и приказал сенатор Ван Хейвен, на Фобос. Там вы пересядете на его корабль.

– Капитан, вы представляете себе Фобос? – тонкие брови Веры сошлись в линию. – Сенатор сотрет ваш корабль в порошок, едва только вы меня высадите, а вы даже на помощь не сможете позвать, там метеоритный пояс глушит все сигналы.

– С чего вы взяли, что он нас уничтожит? И зачем? Чтобы сэкономить шестьдесят тысяч?

Вера покачала головой.

– Для него эти деньги – сущий пустяк. Просто вы не нужны ему живыми. Мертвые лучше хранят тайны.

– А вы?

– А я нужна живой, – скривила накрашенные губы Вера. – Пока живой. Ненадолго, только до тех пор, пока помалкиваю. Но на Фобосе он найдет способ меня разговорить.

Почему-то он ей сразу поверил. Наверное, потому, что такое объяснение наиболее логично вписывалось во все странности этой работы. Оно делало понятным все: и необычную щедрость сенатора, и таинственность, которой было окружено спасение простой экономки, и так нервировавшее Мэла отдаленное место встречи.

Сентиментальная история сенатора Ван Хейвена про самого дорогого ему человека сразу не выдерживала никакой критики. Такие, как он, дорожат только властью и деньгами. Вариант Веры был куда более похож на правду. Да и интуиция подсказывала – сенатор заманивает их в ловушку.

И что оставалось делать? Лететь на Фобос было нельзя. Не лететь – тоже.

– Капитан, надеюсь совещание будет не слишком долгим? – жалобно спросила Кейли. – Мне надо закончить ремонт охладителя.

– Помолчи, Кейли, не ты одна занята, – Зои как обычно первой почувствовала, что происходит что-то серьезное, – если капитан решил устроить совещание, значит у него на то есть важные причины.

– Причины действительно важные, – Мэл обвел взглядом своих людей, – есть все основания полагать, что на Фобосе нас ждет ловушка, откуда живым никто не выберется.

– Так может не лететь? – неуверенно предложил Уош.

– Можно, – согласилась Зои, – только сенатор знает наши настоящие имена, а главное – название и номер корабля. Если он на нас охоту объявит, мы и недели не протянем.

– Но почему? – в глазах Кейли блеснули слезы. – Мы же все сделали, как договаривались. Веру спасли…

Экономка пожала плечами

– Если тебя это утешает, я проживу ненамного дольше вас. Ровно столько, сколько понадобится, чтобы рассказать сенатору все, что знаю.

– И чего же важное может знать такая Барби? – прищурился Джейн.

Вера оглядела притихшую команду и усмехнулась.

– Хороший вопрос. – Она посмотрела на Мэла и увидев его кивок продолжила: – Если опустить подробный экскурс в историю знатных родов Альянса, то все их можно условно разделить на две группы: старинная аристократия и денежные мешки. У власти в основном первые, но зато у вторых гораздо больше денег. Сенатор Ван Хейвен – последний потомок вырождающегося аристократического рода, и вечно нуждается в деньгах. А его жена – дочь миллионера, и большая часть семейного состояния принадлежит ей.

– Прошу извинить за то, что прерываю вас, – Инара воспользовалась паузой в речи Веры, – но не могли бы вы пояснить, почему сенатор не может воспользоваться деньгами жены. Насколько мне известно, она следует традициям патриархальных торговых родов: полностью подчиняется мужу, не вмешивается в политику, не ведет светскую жизнь и занимается только домом и семьей.

Зои возмущенно фыркнула.

– Это что еще за средневековье?

– Нефигово устроился, – мечтательно хмыкнул Джейн, – мне бы такую жену. Домохозяйка-миллионерша!

Уош засмеялся.

– Размечтался. Сначала стань сенатором.

Вера подождала, пока Мэл успокоил расшумевшуюся команду, и продолжила тем же лекторским тоном:

– Просто отобрать деньги сенатор не может, за леди Ван Хейвен стоит ее собственная весьма сильная семья, которая при всей своей патриархальности за состояние держится крепко и разбазаривать его не даст. Убивать ее тоже бесполезно, завещание составлено не на него, и если леди Ван Хейвен умрет бездетной, ей будет наследовать кто-нибудь из ее кровных родственников. Но человек, который управляет бизнесом леди Ван Хейвен, знает коды доступа ко всем основным счетам. Если сенатор получит эти коды, он сможет перевести на себя все миллионы супруги. И никто никогда не узнает, куда ушли деньги.

– И этот слишком много знающий человек… – Зои сделала паузу.

– Разумеется, – Вера улыбнулась, – я.

Продолжение следует

5

План Веры был прост и казался совершенно безопасным. Она предложила всего лишь чуть отклониться от курса и зайти в одну из крупных колоний. Там экономка собиралась связаться с леди Ван Хейвен и сообщить ей о назначенной встрече с сенатором. Предупреждая вопросы команды, Вера пообещала, что ее хозяйка заплатит им сверх обещанных сенатором денег еще тридцать тысяч, и даже предложила снять их со счета сразу после разговора с леди Ван Хейвен. Тут уже все дружно проголосовали за принятие столь простого и прибыльного плана. Мэлу пришлось смириться, хотя Вера почему-то не нравилась ему все больше и больше.

Но придраться было не к чему, на ближайшей же планете она действительно вручила ему тридцать тысяч и сообщила о полном одобрении леди Ван Хейвен ее действий. Теперь «Серенити» нужно было всего лишь мирно лететь на Фобос, словно не зная о ловушке. А капитану оставалось уповать на то, что Вера не ошиблась насчет своей ценности, и пока она будет оставаться на корабле, все они в безопасности.

Саму же экономку будущие разборки сенатора и его супруги явно не особо волновали. Она продолжала развлекать команду анекдотами из жизни высшего общества, а временами, не теряя светского лоска, отпускать колкие шуточки и по поводу присутствующих. По традиции доставалось больше всех Джейну, как самому нечувствительному к булавочным уколам. И хотя Мэл предупредил Джейна, что нахальную пассажирку нельзя и пальцем трогать, он был уверен, что рано или поздно Вера все-таки доиграется. К сожалению, он оказался прав…

Идиотское было положение.

Инара тогда опять стала уговаривать рассерженного Мэла не вмешиваться.

– Над ней же завтра будет вся команда смеяться. Шуточки отпускать.

Инара усмехнулась.

– Мэл, поверь, ей абсолютно не важно, что мы о ней думаем. А уж тем более сейчас.

Как-то он в этом сомневался.

– Она выглядит довольно самолюбивой особой.

– Не важно, как люди выглядят, важно кто они есть на самом деле. – Инара покачала головой, словно не зная, какие еще подобрать слова, чтобы его убедить. – У разных людей разное самолюбие. И я хорошо знаю таких, как Вера. Сейчас все идет по ее плану, который наверняка включает и завтрашнюю встречу со свидетелями сегодняшней сцены. Значит, по ее меркам все идет нормально. А вот если ты сейчас вмешаешься… – Она не договорила, только пожала плечами.

Мэл мрачно посмотрел в сторону, где были пассажирские каюты. И почему он не пошел за Джейном сразу? Теперь уже нельзя – от сенатора возможно и удастся скрыть эту скандальную историю, но эта Барби действительно не простит, если по его милости окажется в унизительном положении.

Мэла всегда удивляло, как Инара умудряется видеть людей насквозь, но при этом совсем не разбирается в бизнесе. А ведь там такие же люди, такие же страсти. Но она словно намеренно не переносила свое знание человеческой психологии из сферы личных отношений на деловые.

И ведь она, конечно оказалась права, на следующее утро даже Мэл и тот чувствовал себя более неловко, чем Вера. Пожалуй, из всей той неприятной истории, это было единственное забавное воспоминание.

– Хочешь сказать… Тсс, капитан идет! Доброе утро, сэр!

Это было первое, что услышал Мэл, войдя в кают-компанию. За столом сидели Зои, Кейли и Вера, и судя по тому, что болтали они полушепотом, а стоило ему появиться, вообще замолчали, они сплетничали.

Мэл поздоровался и оглядел эту веселую компанию – глаза блестят, на щеках румянец, да еще и хихикают. Нет, точно сплетничали, причем о мужчинах, о ком же еще. Вот уж от Зои он такого не ожидал.

– Доброе утро, капитан! – невинно хлопнула ресницами Кейли.

– Доброе утро, капитан Рейнольдс, – в голосе Веры звучала насмешка, отчего у Мэла появилось нехорошее ощущение, что сплетничали и о нем тоже. – Как вам спалось?

– Отлично, – сухо ответил он.

– Вам-то хорошо, – пассажирка нахально сверкнула глазами, – а вот мне под утро муж приснился, представляете какой кошмар. Не знаете, к чему бы это?

Мэл чуть кофе не поперхнулся от такого заявления. Вот мерзавка, дает понять, что ничего лишнего он о ней не знает, и все идет по ее плану. Инара права, Вера просчитала утренний разговор заранее.

– Муж? – ахнула тем временем Кейли. – У тебя есть муж?

– Милая моя, у таких как я всегда есть муж, это признак статуса, – небрежно пожала плечами Вера. – Никто не будет вести бизнес с незамужней женщиной. А кроме того, кругом столько идиотов, которые почему-то думают, что если они затащат меня в постель, я им за это скидку предоставлю или бумаги подпишу не глядя. Приходится предъявлять мужа…

Мэл поймал взгляд Кейли и понял, что та сейчас тоже начнет вспоминать личный опыт, а за ней наверняка и у Зои найдется, что сказать о мужчинах. Пора было сбегать отсюда, чтобы не получить сразу за всю мужскую половину человечества.

Что он и сделал.

Правда на выходе столкнулся с Уошем, который радостно бросил:

– Привет, кэп, – и ничего не подозревая вошел в кают-компанию.

Мэл с долей ехидства представил себе, как сейчас Уош попадет в самую гущу сплетен и женских воспоминаний, но задерживаться не стал. И правильно, поскольку последнее, что он расслышал, прежде чем свернуть за угол, был вопрос пилота:

– А где Джейн?

И спокойный ответ Веры:

– Отсыпается.

Дальнейшего разговора его нервы наверное уже не выдержали бы. Оставалось утешать себя тем, что через два дня Веры уже не будет на «Серенити».

6

Те два дня прошли относительно спокойно. Вера, как говорится в старой поговорке, вела себя тише воды, ниже травы. Мэл ее видел за это время всего четыре раза. Дважды за ужином, где она вполне мирно рассказывала Кейли о смешных модах, временами перемежая их анекдотами про аристократов. Один раз с Джейном в грузовом отсеке, где они разглядывали штангу и чему-то очень веселились. И один раз под руку с Инарой – серьезных и сосредоточенных, словно обсуждающих что-то важное.

Инара не сказала, о чем они говорили, но заверила, что речь шла о чисто женских проблемах, не имеющих ни к сенатору, ни к кораблю никакого отношения. Зои, которой Мэл поручил приглядывать за пассажиркой, также утверждала, что та все время находится под присмотром и никаких сюрпризов преподнести не может. Вроде бы беспокоиться было не о чем, но интуиция нашептывала Мэлу, что расслабляться нельзя, будет еще в этом деле подвох и не один.

Так оно и случилось.

Фобос вполне соответствовал своему названию. Видневшаяся в иллюминаторе серая покрытая кратерами планета энтузиазма у Мэла не вызывала. Еще меньше ему нравилось оживление, с которым Вера объясняла Уошу, куда лететь. Поэтому появление трех тяжеловооруженных мини-крейсеров он воспринял даже с облегчением.

Мэл тоже любил, когда все шло в соответствии с его планом.

– Летим вот к этой долине, – говорила Вера, – а корабли леди Ван Хейвен сядут в расщелине и…

– Вера, – негромко позвал Мэл, – пойдемте со мной.

Экономка удивилась.

– Куда? – бросила растерянный взгляд на пилота, но спорить не решилась.

Мэл крепко взял ее за локоть, так чтобы не вырвалась, и быстро пошел к шатлу. Вера молчала и не сопротивлялась, видимо пыталась анализировать происходящее.

В переговорном устройстве прозвучал тревожный голос Уоша:

– Кэп, мне кажется, эти кораблики не дадут нам свернуть с курса. Нет, я понимаю, что они нас ведут именно туда, куда нужно, но что-то не нравится мне, когда меня пинками гонят к счастью.

– Все нормально, Уош, – ответил Мэл, – пока лети к долине, свернешь, когда крейсеры уйдут к метеоритному поясу, и отправишься в пункт Б, как договорились.

Вера фыркнула.

– Что? – Она попыталась выдернуть руку, но тут же замерла, почувствовав у шеи холодное дуло пистолета. – Что это значит, капитан Рейнольдс?

Она хорошо держалась, Мэл это оценил.

– Прикажите вашим кораблям оставить «Серенити» в покое и отправляться к метеоритному поясу.

– Это крейсеры леди Ван Хейвен. С чего вы взяли, что я могу им приказывать? – поинтересовалась Вера, не теряя присутствия духа.

– Вот с этого. – Мэл отпустил ее локоть и вытащил фотографию молодой белокурой девушки.

Это был удар, какого Вера не ожидала. Ее лицо пошло красными пятнами, руки затряслись, она отшатнулась и почти упала в кресло пилота словно ее ноги не держали. Мэл не спускал с нее глаз, опасаясь, что она выкинет что-нибудь такое, чего он не сможет предусмотреть.

Но Вера почти сразу же пришла в себя. Не глядя на Мэла, она быстро и профессионально связалась с крейсером и приказала прекратить сопровождение «Серенити» и лететь к метеоритному поясу, пока не поступят новые распоряжения.

– Но мэм, мы не можем оставить вас… – голос офицера звучал растерянно и встревожено.

– Это приказ, – отрезала Вера. – Планы изменились. Выполняйте.

Она отключила переговорное устройство и наконец посмотрела на Мэла.

– Не думала, что кто-нибудь сможет ее раскопать. Десять лет ведь прошло, я две пластические операции сделала… Когда вы узнали?

Мэл усмехнулся.

– Два дня назад. Достаточно давно, чтобы все обдумать.

Надо отдать Вере должное, держалась она хорошо. А ведь то, что Мэл знает, кто она, явно стало для нее большим ударом. Куда большим, чем он думал. Жаль, что так и не хватило времени спросить, что же тогда означала ее шутка насчет мужа.

– И что вы собираетесь делать? – Вера склонила голову на бок и начала покачиваться в крутящимся кресле, вправо-влево.

– Пока не решил, – Мэл говорил очень любезно, но при этом продолжал держать палец на курке, ни в малейшей степени не доверяя ее расслабленной позе, – но вариантов много.

– Может поделитесь ими со мной?

– Ну например, я могу связаться с сенатором и рассказать ему о трех крейсерах, – небрежно сказал Мэл. – Думаю, он будет рад меня слышать.

Вера кивнула.

– Безусловно. Но почему вы решили, что он даст вам улететь? Если вы столько знаете обо мне, то наверняка и о нем кое-что выяснили. Тем более что это было сделать гораздо проще.

Она была права. Впрочем, Мэл этот вариант серьезно и не рассматривал. Вера, конечно, была отъявленной стервой, но договориться с ней было больше шансов, чем с сенатором, который теперь точно счел бы, что они слишком много знают, и оставлять их в живых нежелательно. Так что, он вполне искренне сказал:

– Вы правы. Именно поэтому я до сих пор с ним и не связался. Пока рассматриваю другие варианты, а этот оставил на крайний случай.

Вера вдруг засмеялась, словно происходящее забавляло ее, а не пугало.

– Как мило мы с вами соглашаемся друг с другом, не правда ли капитан Рейнольдс? Ну так какие же другие варианты?

Мэл кинул быстрый взгляд на приборы. До встречи с сенатором оставалось около пяти часов, а явиться туда стоило как можно раньше. Если все пойдет по плану.

– Например, последовать подсказанной вами идее и попытаться вас разговорить. – Он сделал предупреждающий жест. – Ничего смешного. Пусть сам я в пытках и не специалист, а Джейна привлекать к этому делу уже нежелательно, – он услышал, как Вера издала негромкий смешок, – но среди моих знакомых найдется немало желающих войти со мной в долю. Даже один из кодов, спрятанных в вашей красивой голове, сделает нас всех богатыми людьми.

Вера улыбнулась и нарочито жеманно поправила белокурые волосы.

– Благодарю за комплимент, капитан. Но вы не учли две вещи. Первая – на самом деле у меня нет никаких кодов. Да-да, не смейтесь, любой детектор лжи покажет, что я говорю правду. Все деньги семьи вложены в бизнес, а немногочисленные текущие счета строго контролируются. Да, я могу снять оттуда сто, может быть двести тысяч, но согласитесь, это не те деньги, ради которых стоит навсегда уйти в подполье. А именно это вам и придется сделать, если вы меня похитите. И второе. Как вы собираетесь уйти и от моих кораблей, и от сенатора? Едва вы войдете в зону радиосигнала, как тут же налетят патрульные корабли и вам останется либо взорвать «Серенити», либо сесть на всю жизнь за мое похищение.

– Это если вы не скажете им, что полетели с нами совершенно добровольно.

– А почему я должна буду так сказать? – впервые в голосе Веры мелькнула тревога.

Мэл нажал на кнопку, и над столом появилось объемное изображение.

– А я нужна живой. Пока живой. Ненадолго, только до тех пор, пока помалкиваю. Но на Фобосе он найдет способ меня разговорить.

– Почему же сенатор сам не отправился за вами на Цзинь? Это было бы надежнее, чем доверять спасение столь ценного груза каким-то наемникам вроде нас.

– О, капитан Рейнольдс, все не так просто. Если кто-нибудь прознает, что Ван Хейвены вели дела на Цзине, разразится не просто скандал. Это будет огромный скандал, который может сильно подпортить репутацию нескольких крупнейших торговых родов. Не говоря уж о том, что власти Альянса начнут расследование их незаконных операций…

Продолжение следует...

7

Это была победа. Мэл ощутил ее на каком-то подсознательном, чуть ли не физическом уровне. Так, во время войны он всегда чувствовал тот момент, когда противник готов сдаться. Победа – это не перевес в огневой мощи или уничтожение врага, победа достигается прежде всего в голове. Ты победил, если противник признал свое поражение.

Вера свое поражение признала. Она произнесла ни слова и даже не изменила выражение лица. Но Мэл видел, чувствовал, что огонь борьбы в ее глазах потух.

Можно было диктовать свои условия.

Теперь главное – не пережать, чтобы Вера не начала сопротивляться из принципа. У людей с сильным характером такое нередко бывает – когда их загоняют в угол, они не сдаются, а озлобляются и воюют дальше, несмотря на то, что уже поняли и признали – им не победить.

– Есть и третий вариант, – сказал он, выключая голографический проектор. – Предлагаю справедливый обмен. Я помогу вам захватить сенатора, а вы отдаете честно заработанные нами шестьдесят тысяч.

– Вы очень скромны, капитан Рейнольдс, – рассеянно сказала Вера. Произнесла она это как-то отстраненно, словно дежурную фразу, которую от нее ждали. Она нахмурилась и снова начала покачиваться на вращающемся стуле. – И мне не нравится эта скромность. Где-то должен быть подвох. С чего, например, вам помогать мне захватить сенатора? И почему вы не требуете больше денег?

Мэл выслушал ее не без удовольствия. Он тоже любил, когда все шло точно по его плану. Вера, как он и рассчитывал, фактически согласилась на его условия, и теперь просто пыталась сориентироваться, насколько стоит ему доверять.

– Скажите, – он не убрал оружие, но опустил, чтобы дать ей видимость беседы на равных, – кто выбрал «Серенити» для полета на Цзинь, вы или сенатор?

– Оба, – чуть удивленно ответила Вера, видно не ожидавшая такого вопроса. – Вы были в списке, который я оставила ему перед полетом на Цзинь. А уж почему он из списка выбрал именно вас, я пока не знаю. Возможно, ему понравилось название, а возможно те двое, что стояли перед вами, были заняты или не согласились.

– И как вы подбирали корабли в этот список?

– Я подбирала не корабли, а их владельцев. Смелых, честных и не ладящих с Альянсом.

Мэл усмехнулся.

– Смелых, чтобы рискнуть лететь на Цзинь, честных, чтобы выполнить свои обязательства, и не ладящих с Альянсом, чтобы их никто не искал в случае… непредвиденных обстоятельств.

– Совершенно верно, – Вера вернула ему усмешку. – И можете не продолжать, я все поняла. Вы ненавидите таких, как сенатор, больше, чем богатых стерв вроде меня. И подачек вам не надо, возьмете только то, что заработали. Думаю, мы сработаемся, капитан Рейнольдс.

Она была не совсем права, но Мэл не стал возражать. Главное – они договорились. Дальнейшее было лишь делом техники. «Серенити» отправилась в укромное местечко, уж чем-чем, а кораблем и командой он рисковать не собирался. А сам вместе с Верой отправился на шаттле встречать сенатора. Зои, конечно, пыталась убедить его взять ее с собой, но Мэл был непреклонен, первая помощница должна была остаться на корабле на случай непредвиденных обстоятельств. А учитывая характер Веры, эти обстоятельства вполне могли возникнуть.

– И много там ваших людей?

– Восемнадцать, – ответила Вера, не отвлекаясь от приборов, шаттл она вела вполне уверенно, но нельзя сказать, чтобы очень виртуозно. Она аккуратно облетела скалу и вновь выровняла курс. – Больше не удалось бы вызвать незаметно, а простым наемникам я не доверяю. Ну а это все люди проверенные, преданные лично мне и конечно отлично вооруженные.

– Считаете, они легко захватили бы «Серенити»?

Вера мельком глянула на Мэла и вновь сосредоточилась на управлении шаттлом.

– Да. И вы сами это понимаете.

Он действительно это понимал. Захватить ничего не подозревающий корабль, когда знаешь его план, а главное всех членов команды – что может быть проще. А уж если удастся заманить их всех к выходу, то и говорить нечего. И можно не сомневаться, что Вера сумела бы найти способ собрать их около шлюза.

Мэл постарался отогнать от себя эти размышления, хватит обсуждать то, что удалось предотвратить, пора переходить к делу.

– Насколько далеко от места встречи ваш тайник?

– Что? – с совершенно искренним недоумением спросила Вера. Но Мэл смотрел не на ее лицо, а на руки, которые чуть напряглись.

– Тайник, – повторил он. – Я не знаю, как вы называете место, где храните незаконные грузы, а может быть даже держите резервный корабль. Но я называю его тайником.

– Почему вы решили, что у меня есть на Фобосе тайник?

– Потому, что иначе вы бы выбрали какую-нибудь другую планету.

– Фобос выбрал сенатор Ван Хейвен.

– А вы всегда так уверено ведете шаттл по совершенно незнакомой местности?

Вера нахмурилась. Не отвечая, она аккуратно опустила шаттл на небольшую площадку между двумя выступами скалы и развернулась к Мэлу.

– Черт бы вас побрал, капитан Рейнольдс, – с чувством сказала она, – меня уже давно никто не обыгрывал, а уж тем более три раза подряд. И даже винить некого. – Она побарабанила пальцами по подлокотнику и наконец решительно произнесла: – Да, есть у меня здесь тайник. Прямо под этой долиной. Очень удобное место – небольшие залежи железной руды маскируют присутствие любых металлических конструкций в пещерах.

– Как контрабандист контрабандисту я вам завидую, – хмыкнул Мэл, – место действительно идеальное. От Фобоса всего сутки лететь до Артемиды, но благодаря метеоритному поясу патрули сюда наверняка не любят соваться. Но скажите мне вот что: почему вы хотели захватить «Серенити», когда можно было спокойно устроить засаду в тайнике?

– Потому, что так выгоднее, – Вера удивленно подняла брови, словно не понимая, как вообще можно было задать такой глупый вопрос, – а если я засвечу тайник, мне придется либо ликвидировать базу на Фобосе, либо убить всех свидетелей.

– Можно подумать, вы собирались оставить нас в живых.

– А почему нет? – насмешливо улыбнулась Вера. – Может быть я сентиментальна. Моего отца, между прочим, тоже звали Малькольмом. Правда, он бы точно посоветовал от вас избавиться. Заодно и платить по счетам не придется.

– Вера, вы думаете о чем-нибудь кроме денег?

Она раздраженно пожала плечами.

– Думаю! К сожалению. Как будто вы не знаете. Если бы я во время полета думала только о деньгах, вы бы меня ни за что не переиграли. Отец всегда говорил, что нельзя во время деловой операции отвлекаться на всякие глупости.

Разговаривать с ней было бесполезно. Мэл разных странных личностей повидал, но Вера точно могла войти в десятку, а возможно и тройку самых-самых. По его личным критериям странностей, разумеется. Словно что-то у нее в мозгах не так повернуто. Впрочем, ему какая разница?

Перед тем, как выйти из шаттла, Вера связалась со своими людьми. Мэл не стал ей мешать, в конце концов теперь его дело только получить свои деньги и забрать пассажирку обратно на «Серенити». Для него присутствие Веры на борту означало гарантию того, что они без проблем доберутся до Артемиды, а ей нужно было вернуться на том же корабле, на котором она покинула Цзинь, чтобы скрыть свое участие в исчезновении сенатора. Тут их интересы совпадали. В самом же захвате сенатора Мэл участвовать не собирался, для этого у Веры есть свои бойцы.

И неплохие, надо отдать им должное. Хоть и появились они именно из тех мест, которые Мэл отметил в качестве подходящих для засады, но все равно впечатление произвели довольно сильное. Во-первых, они были очень хорошо замаскированы, ни за что не разглядишь, даже если знаешь, где искать. А во-вторых, шли они очень профессионально, словно в условиях боевых действий, когда оружие опущено, но все время наготове.

Мэл, стоя рядом с Верой, с удовольствием наблюдал за слаженными действиями бойцов, которые продвигались вроде бы хаотично, на первый взгляд, но при этом специалисту было отлично видно, что они контролируют все пространство долины, окружающие возвышенности и следят за небом. Неожиданно их атаковать было бы невозможно.

Командовала бойцами высокая, стройная женщина, чем-то неуловимо напоминавшая Зои. Скорее всего, спокойной и уверенной манерой держаться. Одета она была безо всяких знаков отличий, но что это командир, было видно с первого взгляда. В том числе и по тому, что остальные старались постоянно держать ее в поле зрения.

Продолжение следует...


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Ориджиналы » «Честная работа», по «Firefly» («Светлячок») и "Миссия Серенити"