PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Ориджиналы » Цикл "Герои рок-н-ролла"


Цикл "Герои рок-н-ролла"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Предупреждение: все герои - лишь плод моего воображения, все совпадения, в т.ч. имен, фамилий, событий - лишь совпадения

«The deal»
Август 1969 г.

Дорога была сухой и пыльной. Воздух дрожал от вечерней жары, и казалось, что в ближайшие секунды он всё-таки не выдержит, и потечет.
Солнце медленно клонилось к закату, оставляя на западе кроваво-красный след своего давешнего пребывания в чертогах неба.
Иссушенные беспощадным солнцем жухлые кустарники и желто-зелёная трава поникли, прибитые к земле пылью и грязью дороги.
Солнце ослепительно сверкнуло в последний раз и скрылось за горными вершинами. Его отблески всё ещё освещали голубоватое небо, но вечерняя мгла постепенно начинала спускаться на пригород Эль-Пасо.
Привычная августовская дневная жара тихонько сменялась более чем тёплой августовской ночью. Маленький городок, затерявшийся где-то в горах на границе с Мексикой, тонул во мгле и духоте южного вечера.
Джимми сидел на большом придорожном валуне, почти у самого перекрестка, и наигрывал на гитаре один из своих любимых блюзов. Пальцы трогали струны с осторожностью и любовью, словно в его руках был вовсе не старый, потрескавшийся музыкальный инструмент, а самая прекрасная из женщин, его ангел с обломанным крылом.
А сумерки всё продолжали сгущаться,  делая воздух непрозрачным, чёрным маревом жары и пыли. Джимми чувствовал, как по спине и шее течет пот, даже ночью некуда было спрятаться от невыносимой духоты. Наверное, за это он и ненавидел Америку. Она совсем не походила на привычный, всегда немного прохладный  туманный Альбион.
Луна в эту ночь не взошла, чёрное небо затянуло ещё более черными тучами, и лишь изредка на нем вспыхивали маяками яркие южные звезды, но затем гасли, вновь скрываясь за пеленой рваных облаков, гонимых неизвестно откуда, неизвестно куда.
Джимми не было страшно, он уже давно решил, как именно поступит, что именно будет просить, когда у него появится возможность.
Он встал с уже начинавшего остывать валуна, повесил гитару на ремне через плечо, так, чтобы не мешала,  и медленно пошёл к перекрёстку.
Он не знал, как это делается, а потому просто встал, широко раскинул руки и тихо-тихо, чтобы никто, кроме ветра, не услышал его, позвал. Сначала ничего не происходило, а затем неизвестно откуда подул холодный северный ветер, а спина покрылась мурашками.
Джимми всё ещё стоял, раскинув руки, когда в нескольких метрах от него появился человек. Он был одет в старомодный фрак и цилиндр, а в руке держал тросточку. Почти как в книгах, за исключением того, что ноги незнакомца не были козлиными.
Мужчина подошел чуть ближе и молча протянул руки вперёд ладонями вверх. Джимми снял гитару с ремня и передал ему, бережно, осторожно, боясь, что она может упасть и разбиться.  Незнакомец отошёл, садясь на тот же самый валун, на котором ещё недавно сидел сам Джимми. Несколько секунд он возился с грифом и ладами, а потом, вроде закончив, любовно погладил деку и вновь протянул инструмент хозяину.
Джимми опасливо взял гитару в руки, его пальцы пробежались по струнам. Звук был настолько чистым и величественным, торжественным, трогательным, прекрасным, что хотелось и плакать, и смеяться одновременно.
Джимми благодарно посмотрел на мужчину во фраке, всё ещё сидящего на валуне близ дороги, а затем развернулся и зашагал прочь. Он знал, что цена не так уж и высока, скорее обмен был равноценным.
Незнакомец улыбнулся, затем дотронулся до краешка шляпы двумя пальцами, и, прежде чем отправиться туда, откуда он и пришёл, произнес в безлунную ночь:
- До скорой встречи, мистер Пейдж.

2

Предупреждение: все герои - лишь плод моего воображения, все совпадения, в т.ч. имен, фамилий, событий - лишь совпадения

«Подмоченная репутация»
1989 год.

Сол стоял у черного выхода из ресторана уже около получаса, задумчиво выпуская в воздух клубы сизого, сигаретного дыма. Трейси обещала быть с минуты на минуту, но всё не приходила. Сол размышлял. Конечно, ей не нравилось чувствовать себя рядом с ним какой-то чёртовой группи, но что он мог поделать? Да, что правда, то правда, вокруг него частенько крутились грудастые девицы, приходившие непонятно откуда и уходившие неизвестно куда. Он - рок-звезда, она знала, на что шла, не так ли?
Начал накрапывать дождь. Машина, конечно же, стояла у парадного входа, но он не мог даже двинуться с места – он ведь договорился, что будет ждать её здесь. Сол чувствовал себя промокшей дворнягой, ожидающей, когда же хозяева, наконец, впустят её в дом. Оставалось только поскрести лапкой в дверь для пущего эффекта.
Да что такое происходит с Трейси? Ведь он же не наезжает на неё только потому, что она такая, как есть. Да, она раздевается перед камерами, ну и что с того? Между прочим, в той киношке, где она изгибается, держа себя за лодыжки, она выглядит просто… прелестно, иного слова не подобрать!
Сол выбросил окурок в ближайшую лужу и плотнее запахнул кожаную куртку. Вечерело, холод пробирал до костей, а Трейси, его чертова подружка, всё еще не выходила из этого чертова ресторана. Из-за неё он каждый раз ждал её на выходе из заведения, куда они пришли вместе, и где, по мнению Трейси, могли быть замечены фотографами или общими знакомыми. Это только в постели она была нежной и ласковой, на людях она предпочитала изображать из себя незнакомку.
Сол закашлялся сигаретным дымом. Над черным выходом мигнул и зажёгся фонарь. Должно быть, прошло уже больше часа с тех пор, как они договорились выйти из ресторана по очереди. Он - первый, как и всегда, а она - вслед за ним. Но время ожидания уже давно перешло все границы, надо было просто возвращаться в машину и уезжать отсюда к чертовой бабушке. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Разве он мог уйти? А вдруг она выйдет и будет его ждать на холоде? Нет, пожалуй, он выкурит ещё сигаретку – на пять минут больше, на пять – меньше… Разве это так уж важно?
Сол достал ещё одну сигарету и прикурил. Пламя заплясало между его пальцами, отражаясь от темных очков. А затем он просто сполз по стене и сел на землю. Жаль, что сейчас с ним не было гитары. Может, тогда бы вся эта история не была такой идиотской. Рок-звезда ожидает порно-звезду на заднем дворе ресторана, куда выбрасывают мусор и где мочатся официанты. Сол чувствовал себя паршиво. Он сидел на земле, курил и неизвестно зачем ждал женщину. С ним ещё такого не случалось.
И когда он подумал об этом, дверь черного входа открылась и оттуда выплыла Трейси Лордс собственной персоной. Её лицо раскраснелось от выпитого алкоголя, блондинистые волосы клубились над её головой, подобно облаку, а щедро намазанные красной помадой губы искривились в мечтательной ухмылке. Увидев Сола, она всплеснула руками в притворном изумлении и сладко прошептала:
- Слэш, ты меня ждал?! Прости, я совсем забыла, что ты будешь меня ждать…
- Ты всегда была паршивой актрисой, Трейси, - безразлично пожал плечами Сол, всё ещё сидя на земле. Ему даже не было обидно.
- Поедем к тебе, а? – с надеждой в голосе, как-то чересчур робко спросила она.
Кряхтя, Слэш поднялся на ноги и, улыбнувшись своей лучшей фирменной улыбкой, сказал:
-Нее… В другой раз, Трейс, пойду-ка я лучше погоняю на нашем гастрольном автобусе.
Сол повернулся к Трейси и холодному ветру спиной, прикурил новую сигарету, и пошёл прочь.

Отредактировано hitraya (2008-02-12 22:13:05)

3

Предупреждение: все герои - лишь плод моего воображения, все совпадения, в т.ч. имен, фамилий, событий - лишь совпадения

"And then she kissed me"
Зима 1973 года, Нью-Йорк

Пол засунул руки поглубже в карманы куртки и зашагал вниз по улице. Изо рта вырывались рваные клубочки белого пара. В этом году зима пришла в Нью-Йорк рано, мороз моментально сковал прочным панцирем пруд в центральном парке, а их чердак в доме на 23-ей улице превратился в сущий ад.
Именно поэтому сейчас Пол и спускался вниз по улице в ближайший супермаркет. В кармане грустно позвякивала мелочь – всё, что осталось от последней зарплаты таксиста. Пол подрабатывал, крутя баранку, лишь для того, чтобы хоть как-то поддерживать свою мечту. А мечтал он стать рок-звездой. 
И сейчас вся мелочь из карманов, а также пара монет, выуженная из кошельков Джина и Питера, должна была пойти на средство от холода и печали – вино. Даже Джин, вовсе не пивший спиртного,  готов был прикладываться к бутылке, пускаемой по кругу. Что уж говорить об Эйсе, хотя, наверное, и для него бутылка стала символом тепла, а не веселья.
Пол остановился и задумчиво посмотрел на уходящую вниз, тёмную улицу. С обеих сторон в окнах зажигались огни, приветливые, яркие, обещавшие уют и надёжность. Ковырнув ботинком рыхлую снежную крошку под ногами, Пол хмыкнул, натянул на голову тонкий капюшон куртки и продолжил свой путь. Периодически руки приходилось согревать собственным дыханьем, - так холодно было на улице, но это не смущало Пола. Главное – не обморозить пальцы, иначе он не сможет играть на гитаре, а это самое страшное.
Пол дошёл до угла и с облегчением  скользнул в супермаркет. Стащив с головы капюшон, он пошёл между рядами, присматриваясь к пузатым бутылкам и более скромным картонным коробкам с вином. Выбор был не так уж и велик, учитывая скудные средства, которые они вчетвером наскребли этим вечером по своим бумажникам и карманам. Пол уже взял с прилавка бутылку дешёвого красного вина, на которую едва-едва хватало денег, когда желудок скрутило от голода.
Когда же он в последний раз ел? Может, вчера? Пол толком не помнил, а потому не мог сказать определенно.  Он поставил бутылку вина на место и взял картонный пакет с пойлом, ещё более отвратительным, чем то, что было в бутылке. Зато оно стоило на два бакса дешевле. Пол представил скорбное лицо Джина, его молчаливый упрёк, его попытку не выплюнуть ту отвратительную бурую жижу, которую выдавали за вино.
Пол усмехнулся – есть хотелось гораздо сильнее. Подойдя к прилавку с шоколадками, он взял одну и украдкой, так, чтобы никто не заметил, развернул её и сунул в рот. За первой последовала вторая. А за ней ещё одна. Пол жадно поглощал шоколадки, засовывая обёртки за коробки с печеньем, те, что стояли в самом дальнем ряду.
Почувствовав приятную тяжесть в животе, он удовлетворённо вытер губы от остатков шоколада, взял с полки большую коробку печенья, тянувшую как раз на два бакса, и уверенно зашагал к кассе.
Марла, как и всегда, работала сегодня в ночную смену. Пол часто встречался с ней на кассе, покупая из ночи в ночь дешевое вино в одном и том же супермаркете. Именно поэтому он всегда был готов ночью выбираться из квартиры за вином, безропотно, именно поэтому пресекал всяческие попытки Джина увязаться вместе с ним.
У Марлы были короткие пепельные волосы и большие карие глаза. Она всегда улыбалась ему, когда видела. Если бы у Пола были деньги, он бы пригласил малышку на свидание, определенно.
Марла как и всегда улыбнулась Полу, пробивая вино и печенье через кассу.
- С Вас пять пятьдесят, - ласково произнесла Марла, боясь поднять глаза на длинноволосого черноглазого парня, приходившего почти каждую ночь в их магазин.
- Пожалуйста, - Пол протянул несколько грязных, потемневших монет и ссыпал в её ладонь, случайно задев пальцами её руку.
Марла вздрогнула и рассыпала по полу мелочь. Смущенно она бросилась собирать монеты, то же сделал и Пол. Немудрено, что, в конце концов, они столкнулись. Марла подняла глаза и увидела его лицо совсем-совсем близко от своего.
- У вас шоколадные крошки на губах, - сказала она чуть слышно.
Пол несколько секунд смотрел на неё во все глаза, а затем почувствовал, как по щекам поднимается удушливая волна смущения.
Он схватил пакет с вином и, не прощаясь, бросился из магазина вон.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Ориджиналы » Цикл "Герои рок-н-ролла"