PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Мини-фанфики и драбблы » «Как решило сердце», мини, драма/флафф


«Как решило сердце», мини, драма/флафф

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Название: «Как решило сердце»
Автор: Viola
Бета: Нари
Размер: мини
Категория: Гет
Жанр: драма/романс
Произведение: ПКМ
Персонажи: Норрингтон, Элизабет, Уилл, НМП
Рейтинг: PG
Дискламер: Все герои принадлежат студии Диснея
Саммари: Элизабет, даже став приличной замужней дамой, не может сидеть сложа руки и ждать возвращения мужа из плавания. А кто у нас муж? Смотрите комментарии.
Комментарий: Данный фик написан на заказ Багиры, угадавшей мой любимый пейринг в «Графе Монте-Кристо» и пожелавшей себе фик по ПКМ с пейрингом Норрингтон/Элизабет, причем непременно брачно-романтический. Я перебрала все варианты и решила, что, не убивая любимого мною Уилла, можно поженить Элизабет и Норрингтона только в один отрезок времени – во время первого фильма. Таким образом, фик является АУ по отношению к финалу ПКМ-1 и к обоим сиквелам, хотя политическая и приключенческая стороны примерно сохранены.

Обсуждение: http://potcfanfiction.3bb.ru/viewtopic.php?id=236

2

Как решило сердце

– Капитан Стил!

Судя по выражению лица несчастного офицера, он уже не раз проклял тот момент, когда поддался на уговоры казавшейся такой очаровательной миссис Норрингтон и согласился взять ее в качестве пассажирки. Энергичная дама носилась по палубе, отвлекала офицеров и матросов, совала свой хорошенький носик во все дела и донимала капитана вопросами, когда же они наконец прибудут на место. С одной стороны, Стил понимал и очень уважал беспокойство супруги контр-адмирала Норрингтона, тем более, что в глубине души считал ее вдовой, о чем, правда, из деликатности и сочувствия не говорил вслух. Но с другой – даже преданность мужу должна иметь какие-то пределы! Капитан Стил был абсолютно уверен, что разыскивать пропавшего адмирала –дело британского флота, а никак не хрупкой молодой женщины. Но миссис Норрингтон была неумолима и рвалась вперед с энергией и силой хорошего фрегата. Поначалу она напоминала капитану бригантину – тонкая, изящная, стремительная. Но после недели в ее обществе он пришел к выводу, что миссис Норрингтон – все-таки боевой фрегат, причем отлично вооруженный. Вот и сейчас она неслась к нему на всех парусах. Скрыться уже не было возможности, поэтому капитан остановился и со вздохом сказал:

– Да, миссис Норрингтон?

– Капитан, вы говорили, что к этому времени мы уже будем в порту. А еще и берега не видно!

– Мадам, – обреченно вздохнул офицер, – вы же видите – ветер переменился, поэтому мы несколько замедлили ход. Но если вы посмотрите в подзорную трубу, то увидите на горизонте очертания острова. Мы будем там к полудню.

Пока миссис Норрингтон настраивала трубу и пыталась разглядеть берег, капитан потихоньку сбежал под смешки команды, мечтая о том моменте, когда неугомонная дама сойдет на берег.

***

Элизабет не обратила особого внимания на исчезновение капитана Стила. Она наконец разглядела берег и теперь пыталась прикинуть, сколько времени ей понадобится на то, чтобы выяснить у местных властей местонахождение лорда Беккета. Уж он-то точно должен знать, что случилось с Джеймсом…

Джеймс… Элизабет сжала трубу так, что пальцы слегка заныли. Скоро уж два года, как она из мисс Суон превратилась в миссис Норрингтон. Не то чтобы она так уж хотела за него замуж, даже скорее наоборот, но раз дала слово, пришлось его сдержать. А ведь она в то время была влюблена в Уилла, друга детства и товарища по самому волнующему приключению в ее жизни. Если бы Уилл тогда сделал ей предложение, Элизабет нарушила бы слово и даже пошла бы против воли отца. Но… не судьба… и может, оно и к лучшему.

Уилла она с тех пор не видела, тот уехал из Порт-Рояла сразу после казни захваченных пиратов. Потом ходили какие-то слухи, что его видели на Тортуге в компании Джека Воробья. Служанка передавала байку о том, что Уилл пошел служить на «Летучий Голландец» (Элизабет посмеялась бы над этой сказкой, если бы своими глазами не видела мертвую команду «Черной жемчужины»). Но капитан голландского брига «Оранж», передавший в прошлом году Элизабет подарок от «неизвестного поклонника» – флакон с ароматическим сингапурским маслом, – утверждал, что все это лишь пустая болтовня, просто «мистер Тернер нашел отца, которого считал погибшим, и теперь ищет способ освободить его из плена».

Одно время Элизабет хотела навести справки, но потом решила, что это лишнее – что было, то прошло, и ни к чему ворошить прошлое. Она, в общем-то, была почти счастлива с Джеймсом… тем более что видела его не так уж часто – командор, а потом и контр-адмирал Норрингтон не мог позволить себе долго наслаждаться семейной жизнью и большую часть времени проводил в море, воюя с пиратами. А Элизабет было до такой степени скучно, что она начала искренне радоваться его приездам – дом сразу оживал, съезжались гости, усталый и веселый Джеймс терпеливо сносил шумное общество дам и джентльменов, а затем в тишине спальни рассказывал жене, каким путем шел флот, какова была настоящая цель операции, победили они или проиграли, и что, как он предполагает, задумал лорд Беккет.

А недавно Джеймс пропал. То есть он отправился, как обычно, в море, потом его корабль вернулся, а сам он – нет. Капитан Джиллет приходил с визитом, что-то туманно объяснял, намекал на особую операцию лорда Беккета, но ничего толкового Элизабет от него так и не добилась. И тогда ей в голову пришла блестящая идея – надо отправиться вслед за уходящей ямайской эскадрой и найти Джеймса самой. Гениальность сей идеи была в том, что она давала возможность благородной даме на вполне законных основаниях пуститься в путешествие. Интересное и, может быть, даже опасное путешествие. А Элизабет очень хотелось разнообразить свою скучную жизнь приключениями.

Скажем прямо, в то, что Джеймс действительно в опасности, Элизабет до недавних пор не верила. Слишком уж хорошо она знала своего хладнокровного, предусмотрительного и осторожного супруга. Джеймс Норрингтон никогда не совершал необдуманных поступков и всегда поступал правильно. Всегда. Идеально правильно. Что в нем и раздражало.

И вот найдя корабль, капитан которого поддался на очарование «несчастной и горюющей» жены пропавшего моряка, Элизабет пустилась в путь – на поиски приключений. Или хотя бы немного развеяться. Очаровать капитана было несложно, миссис Норрингтон по праву гордилась, что до сих пор только двое мужчин не поддались на ее чары… Нет, один. Капитан Барбосса не в счет, он был не человек, а призрак. Так что считать нужно только лорда Беккета. Тем более что Элизабет сдаваться не собиралась и намеревалась рано или поздно добавить непробиваемого лорда в список своих побед. Из спортивного интереса.

– Миссис Норрингтон, – смущенно позвал ее молоденький лейтенант, – капитан просил передать вам, чтобы вы подготовились к тому, чтобы сойти на берег сразу, как только мы пристанем. Скорее всего, мы очень скоро снова отплывем. – И в ответ на ее удивленный взгляд, пояснил: – Эскадры лорда Беккета нет в порту. Мы выясним, куда она направилась, и попробуем догнать.

Значит, эскадра уже ушла… И на помощь лорда Беккета рассчитывать не приходится. Элизабет стиснула зубы. Где же Джеймс?

Да, она не верила, что он в опасности. До вчерашнего дня. А вчера утром проснулась от того, что ее била ледяная дрожь. Элизабет не помнила точно, что именно ей приснилось – в памяти отпечатались только пенные гребни серых волн, жуткие щупальца и холодный голос, произносящий: «Джеймс Норрингтон, боишься ли ты смерти?»

Она нервно передернула плечами – даже сейчас от одного только воспоминания о том ужасном сне на нее повеяло могильным холодом…

***

Уговорить капитана взять ее с собой на поиски эскадры лорда Беккета Элизабет не удалось. В этом Стил напоминал Норрингтона – дисциплина для него была прежде всего. Нет, будь на месте капитана Джеймс, Элизабет, конечно, нашла бы способ его уговорить... но применить этот способ к капитану Стилу не позволяло во-первых воспитание, во-вторых как-то не хотелось… а в-третьих, они все равно ни разу не оставались наедине.

В результате, корабль отплыл, а миссис Норрингтон осталась на берегу. Два дня она потратила на то, чтобы найти хоть кого-нибудь, кто согласится взять ее на борт и отправиться вслед за эскадрой лорда Беккета. Но местные моряки бледнели от одного только упоминания цели путешествия миссис Норрингтон и наотрез отказывались с ней разговаривать. Даже золото не могло их переубедить. Самые смелые или самые болтливые, объясняя свое нежелание выходить в море, неохотно бормотали что-то про пиратскую армаду и Летучего Голландца, но при имени лорда Беккета суеверно крестились, словно речь шла о самом Дьяволе, и попросту замолкали. За два дня после ухода корабля капитана Стила никто больше не покинул гавань и ни один новый корабль не появился.

Вечером второго дня Элизабет показалось, что от долгого вглядывания в горизонт у нее стало рябить в глазах. Она закрыла лицо ладонями, подождала немного и потом снова посмотрела на море. Пятно не исчезло, наоборот, приблизившись, оно приняло очертания идущего на всех парусах корабля.

А вот город словно вымер. Во всяком случае, когда миссис Норрингтон выехала в гавань, ей не встретился ни один торговец и ни один матрос, которых всегда шаталось бесчисленное множество. Впрочем, она не обратила на это особого внимания – время было позднее, а кроме того, ее заботили совсем другие вещи. Беспокойство стало уже невыносимым, оно зудело в груди, мешая спать, есть, думать… мешая жить!

Элизабет как на иголках сидела в карете, едва удерживаясь от желания поминутно подгонять кучера – вперед, вперед!

На пристани тоже никого не оказалось. Зато от вошедшего в гавань корабля отделилась шлюпка с несколькими матросами и пассажиром. Элизабет, прищурившись, вгляделась в стройную, смутно знакомую фигуру.

– Уилл! Уилл Тернер!

В шлюпке действительно был друг ее детства и первая любовь – бывший кузнец Уильям Тернер. В белой рубашке и красиво обвязанном вокруг головы красном платке он казался очень взрослым и уверенным, совсем не таким, каким она его помнила. Но при виде Элизабет он словно снова превратился в неуклюжего юношу – чуть не споткнулся о скамеечку, подавшись вперед, а потом неловко пробормотал:

– Элизабет… мисс Суон… Что вы здесь делаете?

– Что с флотом лорда Беккета? – ответила молодая женщина вопросом на вопрос.

Уилл слегка нахмурился и коротко ответил:

– Разбит.

Элизабет почувствовала, как у нее земля уходит из-под ног, оперлась на руку служанки, но тут же оттолкнула ее и сквозь зубы приказала обоим слугам ждать ее у выхода с пристани. Стук собственного сердца эхом отдавался у нее в висках.

– А пираты?

– Их тоже хорошо потрепали, – чуть уклончиво сказал молодой человек и уже настойчивее спросил: – Но что вы здесь делаете?

Однако она снова даже не заметила его вопроса. Ее волновало только одно.

– Что с Джеймсом?

– С Джеймсом? – как-то медленно спросил Уилл.

– Да! С Джеймсом Норрингтоном, контр-адмиралом британского флота, моим мужем наконец! – почти кричала Элизабет. – Он отправился ловить этот ваш «Летучий Голландец».

Уилл метнул странный взгляд на корабль и чуть нервно потер левую сторону груди.

– Джеймс Норрингтон… значит вот как… – пробормотал он. – Вы за ним сюда приехали?

Молодая женщина почти без сил опустилась на какую-то бочку.

– Что с ним? – с мольбой произнесла она.

– Значит, вот как решило ваше сердце? – Уилл криво улыбнулся. – А он-то думал… и меня убедил… идиот. Оба мы – идиоты. – И, резко сменив тон на деловой, сказал: – Все с ним в порядке, с вашим супругом. Сейчас он приедет.

– Он на корабле? – вскочила Элизабет.

– Да, – кивнул Уилл и, подавив вздох, сказал: – Прощайте, миссис Норрингтон, и не поминайте лихом.

Он прыгнул в шлюпку, молчаливые гребцы взмахнули веслами, и та заскользила назад, к кораблю. Зачем они вообще приплыли? Элизабет было все равно, она даже не задумалась над этим вопросом.

Через полчаса от корабля отошла другая шлюпка. А еще через несколько минут на пристань поднялся контр-адмирал Норрингтон, как всегда в безукоризненно сидящем мундире, только чуть более бледный, чем обычно, и может быть, держащийся несколько неестественно прямо и напряженно.

Элизабет неуверенно шагнула ему навстречу, провела дрожащей рукой по рукаву, словно проверяя – человек перед ней или призрак, а потом неожиданно даже для себя самой вдруг уткнулась лицом в золотое шитье мундира.

– Джеймс… – по ее щекам потекли слезы.

Сколько лет она не плакала по-настоящему? Элизабет и сама не помнила. Именно по-настоящему, а не чтобы выпросить что-нибудь или привлечь к себе внимание. Она всегда считала, что плачут только слабые, но она-то сильная. А теперь слезы лились и лились… А потом Элизабет почувствовала, что руки, которые ее обнимают, уже не напряженные, а нежные и поддерживающие. Она всхлипнула и еще теснее прижалась к мужу.

Тот осторожно погладил растрепанные золотые волосы и нежно коснулся губами виска.

– Элизабет…

Корабль величественно развернулся к выходу из гавани, расправил паруса, и небо озарила зеленая вспышка. Пустая пристань мгновенно заполнилась людьми, занимающимися обычными повседневными делами. Тощий мальчишка-посыльный чуть не врезался в Норрингтона, испуганно пискнул «простите, сэр» и помчался дальше.

Элизабет равнодушно окинула взглядом только что мертвую, а теперь кипящую жизнью гавань и крепко сжала руку Джеймса.

– Домой?..

Fin


Вы здесь » PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы » Мини-фанфики и драбблы » «Как решило сердце», мини, драма/флафф