PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Морская ведьма.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название Морская Ведьма
Автор Shakira
Рейтинг G
фандом ПКМ
Герои Джек Воробей, И всемилюбимая Мерь-Сью
Жанр юмор. мистика, страшилки.
Отказ на чужое не претендую
Аннотации      Джек Воробей решает помочь старой знакомой по имени Кассандра. Но дело принимает куда более серьезный оборот чем он предполагал.
Комментарии Мои рассуждения о том, какой должна быть Мэри-Сью, чтобы оставить Джека неравнодушным.

  миди
Статус В процессе

Отредактировано Shakira (2007-11-12 09:07:17)

2

Морская ведьма.

«-Старинная легенда гласит: много лет назад, шел по морю парусник из дерева белого, с парусами алыми. И плыли на том паруснике отец – царь-государь страны далекой и его дочь: царевна Василиса, краше которой на свете не было, правда молва шла, что царевна эта  в ведовстве была замечена и среди народа доброго ведьмой слыла. Не выдержало синее море такой тьмы, и восстало против царевны, накрыв ее корабль вместе с командой и утащив на глубокое темное дно. Больше никто их не видел. Но поговаривают, что погибшая царевна демоном морским стала и каждые десять лет, в десятый месяц года, в десятого числа ведьма вновь выходит из морской пучины, чтобы покарать всех, за свою безвременную гибель…
Старая цыганка замолчала наполняя свою длинную трубку табаком. Желтые языки пламени костра подгоняемые тплым ветерком весело плясами растворяясь в воздухе.

- Ну, Кассандра, это ты перегнула палку. – Рассмеялась молодая цыганка, бросив в костер небольшую щепотку пороха. Старая цыганка по имени Кассандра лишь покачала головой, прикурив свою длинную трубку. Языки пламени костра отражались в многочисленных монетах, которыми были расшиты все ее наряды. - Морская Ведьма? Это же вымысел. Сказки которыми пугают маленьких детей.
- Ты еще многого не знаешь об этом мире Бьянка. – Вздохнула она, выпустив из носа густую струю дыма. – Что-то так и останется для тебя тайной, а что-то предстоит узнать в ближайшие дни.
- Да-да, знаю. Череда познаний и открытий и есть наша судьба. – Перебила ее Бьянка, закатив свои черные и изрядно подведенные углем глаза. В таборе Кассандра считалась самой уважаемой и мудрой цыганкой, не многие смели перечить ей.
- И как я уже говорила, ты еще слишком молода и не понимаешь какая жизнь на самом деле. – Обреченно вздохнула Кассандра, взглянув своими угольно-черными глазами на Бьянку. – Боюсь, что Мстислав слишком избаловал тебя.
- Да как ты можешь в чем-то обвинять моего отца?! – Воскликнула Бьянка, вскочив на ноги, длинные черные волосы развивались на ветру,  а в глазах девушки загорелись голубым светом. – Ведь это он спас тебя!
- Скоро рассвет. – Коротко ответила старая цыганка. – Иди под навес пока первые лучи солнца не озарили землю»Вздрогнув от неожиданности, Бьянка проснулась с болью в душе осознав, что все это лишь сон. До заката было еще далеко и солнечные лучи так и норовили проникнуть в темное помещение. Закрыв по плотнее шторы, девушка снова легла на старую кровать из черного дерева застеленную черным шелком. Положив голову на подушку она, свернулась калачиком и снова погрузилась в сон…

Отредактировано Shakira (2007-11-14 10:52:30)

3

*Тэк, обещала уже первую главу начать писать, но вот без этого кусочка как то не выходит*

«Вплетя розу в густые черные локоны, Бьянка встала перед зеркалом, и начала себя разглядывать. Это было ее любимым занятием, после гаданий прохожим, ведь в последнем случае ее финансовое благополучие значительно улучшалось. Приятные были мысли перед выходом. А солнце тем временем уже снова скрывалось за горизонтом, уступая место своей сестре луне.
- Бьянка. – Послышался голос Яшки, молодого цыгана высокого роста с темными кудрявыми волосами, карими глазами и желтой гитарой, которая была его вечной спутницей.
- Что такое Чижик? – Улыбнулась девушка, повернувшись к выходу. Но, увидев бледное взволнованное лицо друга, улыбка мигом сошла с ее лица. – Что случилось?
- Они настигли нас. – Быстро ответил Яшка. – Надо уходить.
- Куда? А как же остальные? – Затараторила девушка, окончательно растерявшись от ужаса. Она знала, кто это «они» и не хотела искать встречи с ними. – Как же отец, Кассандра?
- Они лучше справятся, если не будут бояться за твою жизнь. Беги. – Ответил Яшка, чуть ли не таща на себе Бьянку. – В лес они не сунуться, там слишком сыро. Возьми плот и плыви на Тортугу.
- А как же ты? – Дрожащими губами произнесла Бьянка, взглянув на Яшку. В поле зрения уже появилось несколько людей в волчьих шкурах. Их желтые глаза горели в темноте как огни.
- Беги Бьянка! Спасайся! – С этими словами Яшка оттолкнул от себя девушку и, достав, смой меч сделал шаг к чудовищам.
Стараясь не оглядываться, Бьянка бежала изо всех сил. Острые камни нещадно кололи босые ноги, но это не могло остановить до смерти перепуганную девушку. Она бежала сквозь лес, оцарапавшись чуть ли не обо все ветки встретившиеся на ее пути. «Ну вот, берег уже близко», подумала девушка за секунду, перед тем как споткнулась о какую-то корягу. Где-то далеко раздавались крики, звуки стрельбы и лязг острых клинков. Пересилив себя, Бьянка с трудом поднялась на ноги и вновь побежала к спасительному берегу. Внезапно ее ушей донесся крик. Сердце пронзила боль, а глаза уже щипало от слез. Но ноги сами несли к берегу. Шаг. Еще шаг. И вот оно спасенье. В песке, который казался темно-синим при лунном свете, был плот. Спустив довольно тяжелое сооружения на воду и при этом изрядно промокнув Бьянка, наконец, забралась на него и притянув колени к груди она обхватила себя руками стараясь прогнать наваждение.
- Нет-нет! Это не может быть! Это просто страшный сон… - Шептала она, дрожа как осиновый лист. – Это сон… скоро я проснусь, и все будет как прежде…
Зажмурив глаза, Бьянка довольно болезненно ущипнула себя за руку, но ничего не произошло. Наваждение не рассеялось. А она по-прежнему находилась на плоту несмотря ни на что плывшему в сторону Тортуги.
- О боже. Нет,… Папа… Кассандра… - Шептала она, всхлипывая прежде чем произнести следующее слово. – Чижик… Чижик прости… это моя вина… я,… я не должна была уходить одна…
Край плота слегка ударился о берег и, она невольно вздрогнула, подняв голову. Утро на Тортуге встречало ее первыми солнечными лучами, приносящими нестерпимую боль как огонь проходящую по коже. Соскочив с плота, Бьянка быстро побежала в поисках укрытия. Спотыкаясь по дороге, она судорожно оглядывала местность в поисках спасительной тени. Ей повезло. Этой самой тенью послужил разбитый корабль стоявший на мели».
Вскрикнув девушка, сидя на кровати вцепившись ногтями во влажные простыни. По телу время от времени проходила дрожь, кроваво-красные губы дрожали, небесно-голубые глаза лихорадочно блестели, а по щекам текли слезы, размывая по лицу остаток вчерашнего макияжа. Что такое? Ведь уже два года прошло с той ужасной ночи, а она по-прежнему помнит все так, будто это случилось вчера. Почему? Ну почему ей не дали остаться со всеми?

4

Глава 1. «Случай на Тортуге».

Обогнув выступ скалы, шхуна приблизилась к берегу. На реях, гордо выпрямив спину, стоял пират. Черный волосы трепыхал ветер, от чего бусинки, вплетенные в довольно длинные косички, мирно позвякивали.
- Ого! Кого я вижу! – Воскликнул Гиббс. Широко улыбаясь, он быстро приблизился к берегу. – Неужели сам капитан Джек Воробей?!
- А вы ожидали увидеть кого-то еще мистер Гиббс? – С присущей ему иронией ответил Джек Воробей, привязывая трос.
- Я много кого ожидал здесь увидеть. – Хрипло рассмеялся пират. – Но вот рад видеть далеко не всех.
- Значит я снова на особом счету у славных жителей Тортуги? – Ухмыльнулся Джек, подозрительно поглядывая на своего старого приятеля . Что-то в поведении Гиббса его сильно настораживало.
- Джек. Разве может быть иначе? – Воскликнул Гиббс, похлопав Джека по плечу. Надо сказать, это была не самая хорошая идея. Рука у Гиббса довольно тяжелая, а кости, как известно, имеют определенный лимит прочности.
- Так-так-так. Рассказывай, что у вас здесь стряслось… - Сощурив свои черные как тени глаза, протянул Джек, губы его тронула едва заметная улыбка.

Двое поддатых солдатиков Британского флота стояли у причала, рассуждая, на что же им потратить деньги. На выпивку или на девушек. И то и другое на Тортуге стоили не слишком то дешево для новичков.
- Л-лично я… ик…. Не понмаю, зачем полковнику понадобилось нас на «Разящий» садить? – Послышался голос первого. Парик он держал в руках, выставляя тем самым на обозрение далеко не завидную пегую шевелюру.
- Зачем? Да черт его знает? – Пожал плечами второй. В отличие от первого на нем был и парик и шляпа. – Я всю дорогу на палубе блевал. Не привык, знаешь ли, к таким путешествиям.
- Да ладно, забудь. – Отмахнулся первый. – Ты лучше подумай, на что мы потратим деньги: на ром или на цыпочек?
- А нельзя и того и другого? – с надеждой спросил второй, взглянув в свой полупустой кошелек, он тяжело вздохнул. Нельзя.
- Ух ты! Вустер! Гляди-ка, какая цыпа к нам идет. – Ожил первый, похотливо облизнувшись. Молодая цыганка невысокого роста  в красной шелковой юбке, белой рубашке с длинными широкими рукавами, по верх рубашки был затянут черный корсет подчеркивающие ее тонкую талию, направлялась в их сторону, грациозно покачивая бедрами. Прямую осанку не скрывали даже длиннющие и густые черные локоны гладкие как шелк, черные глаза, которые казались еще чернее от дымчатого макияжа, они пленили сердца многих моряков оказавшихся на этом острове, затягивали их души как омут, не давая пути к отступлению, а чувственные алые губы дарили надежду на сладкий поцелуй.
- Добро пожаловать на Тортугу. – Улыбнулась Бьянка, приближаясь к истекающим слюной «джентльменам». Глянув на полную луну, Бьянка довольно  сощурилась обворожительно улыбнувшись. – Ночь сегодня дивная. Не находите?
- О да. – Расплываясь в счастливой улыбке, протянул первый.
- Мы не морячки. – Ляпнул второй, тут же опустив глаза. Надув губки как обиженный ребенок Бьянка немного отстранилась от этих двоих.
- Да? Ах, какая жалось. А мне так нравятся моряки. – Сладким голосом протянула она, покачав головой. – Надо же, какой красивый корабль.
Показывает рукой, на британский корабль. Двое горе-солдатов также тупо поворачивают голову, внимательно следя за движением ее руки. Это дает возможность подойти поближе.
- Вы случайно не с него? – Бархатный голос становиться все тише, погружая в приятную полудрему. Вместе с тем, с каждым словом Бьянка получала огромное преимущество.
- О да. – Блаженным голосом ответил первый.
- Наверное, вы очень отважны, раз решились пересечь море ради своей цели. – Прошептала Бьянка, оказавшись, как говорится «нос к носу» с молодым человеком, растерявшим всякую бдительность. А не стоило. – Хотите знать, что ждет вас?
- Хочу. – Не своим голосом ответил Первый.
- Тогда, позолоти-ка ручку сэр. И я все тайны тебе открою. – Медленно Первый протянул свою ладонь. Довольно улыбнувшись, Бьянка осторожно взяла его ладонь одной рукой, второй же она очень легко и осторожно достала его кошелек. – Ждут тебя: страны дальние, дела великие, богатства невиданные и реки винные «А так же казенный дом и десять пендэлей от командира в придачу. – Про себя добавила Бьянка, с трудом удержав язык за зубами. Как же противно ей было смотреть на этого грязного, самоуверенного мула возомнившего о себе черт знает что»
- А, меня? Меня что ждет? – Спохватился Второй тоже протягивая руку цыганке. Она улыбнулась, и подошла ко второму, так же осторожно взяв его руку.
- А тебя мой друг, ждут сражения небывалые, признание всего племени твоего и красна девица, бесконечно любимая, и преданная тебе. Вижу деток малых, да жизнь счастливую. – К своему удивлению, в последнем случае она не врала. Все, что начертано на его ладони она огласила слово в слово. Ей даже расхотелось обворовывать его. Человек то он хороший. Жаль только, оказался в ненужном месте. – Но запомни мои слова: ничто не дается человеку просто так. Даже травинка луговая борется за жизнь. И ты борись за свое счастье. Борись, но и о других людях не забывай. Ибо счастье не будет счастливым, коли на крови оно построено.
С этими словами Бьянка поспешила удалиться, оставив двух молодых людей, «Переваривать» услышанное. Еще не хватало, чтобы тот-что-без-парика обнаружил пропажу.

- Джек Воробей! – Резкая пощечина, сопровождающаяся хорошим шлепком.
- Да я же вроде не заслужил. – Поморщился Джек, глянув в след Скарлетт. «О боже! Ну и страшная же она стала! – передернулся Джек, проводив цыпочку взглядом до свинарника. – Она что, сменила место работы?»
- А, не обращай внимания. – Махнул рукой Гиббс, открывая дверь трактира. Звуки музыки и болтовни аж «ударили по ушам». – У нее теперь это, что-то вроде приветствия.
- Тогда понятно,… почему она сменила место работы… - Ухмыльнулся Джек, садясь за стол. По просьбе Гиббса и расположению хозяина сего заведения им достались самые лучшие места. Во-первых – отсюда отлично было видно все, что происходило в зале. Во-вторых – сюда запрещено было соваться посторонним (особенно тем, кто дорожит жизнью).
- Да давно пора. – Ответил Гиббс. – А то эта цыпочка уже совсем обнаглела. Стала загибать такие цены как будто она это Анна-Мари или Элизабэт.
- Она, точно ничего общего не имеет ни с той, ни с другой. – Ответил Джек, пригубив немного рому из своей кружки. Что сказать, Тортуга действительно изменилась, особенно за последние пару лет. Молодежь все наглее, нравы все распутнее, речи все грязнее. Порой от такого прогресса даже у самого капитана Джека Воробья волосы на спине дыбом вставали. Глянув на Гиббса, он продолжил. – Элизабэт леди (как не противный признавать сей факт), хоть и зараза редкостная, но все же. А Анна-Мари точно не Скарлетт – к ней на расстояние пушечного выстрела не подойти с такими намерениями, если не хочешь оказаться на койке с переломами всех костей и выбитыми зубами.
- Надеюсь это не из личного опыта? – Сощурился Гиббс.
- Скорее нет, чем да. – Беспечным тоном ответил Джек.
ХЛОП! БУМ! ... ШМЯК!....
- А-А-А-А!
Вжик! Дзын-н-ньь!
- Тысяча чертей! Да я засуну тебе этот клинок в задницу! – Послышался ор в низу.
- Что там такое? – Лениво спросил Джек, скосив глаза вниз.
- Старая добрая драка. – Ухмыльнулся Гиббс, увернувшись от летящей в него бутылки разбившейся о стену так и не попав в цель, вернее в голову старика Гиббса.
- ЭЙ! Молодежь! Что это за борзота?! Имейте совесть, в конце-то концов! – Окликнула светловолосого юношу Анна-Мари. Опустив глаза, смазливый красавчик густо покраснел, получив выговор от авторитета Тортуги.
- Не волнуйся Анна-Мари. – Усмехнулся Джек, приблизившись к краю лестницы. – Они и так в день не по разу ее имеют.
- А-а, Джек Воробей. – Протянула Анна-Мари, хищно улыбнувшись. Наконец-то выпал шанс высказать прохвосту все, что она думает о нем.
Двери трактира распахнулись, и в салон вошла Бьянка, все дерущиеся мгновенно замерли в ожидании. Старожилы смотрели на девушку с опаской и подозрением, а салаги, с явной похотью. Взявший было кружку рома, Джек разжал пальцы, и кружка с грохотом упала на пол, расплескав все свое содержимое. Какая жалость.
«- Не может быть… - Это была первая мысль оказавшаяся в голове у Джека. – Но ведь она,… она же копия Маришки…»
- Здравствуй Анна-Мари. – Криво улыбнулась Бьянка, подойдя ближе к темнокожей женщине. Положив руку ей на плечо, Бьянка просто до неприличия близко наклонилась к ней, словно собиралась поцеловать. Если бы Джек так хорошо не знал Анну-Мари, то, наверное так бы и подумал, но вместо этого он начал внимательно наблюдать за происходящим. Не смотря на не слишком маленькое расстояние (Вход в трактир находился совсем в другой стороне), он успел заметить, как цыганка передала Анне-Мари записку. Это было сделано очень мастерски и только очень опытный человек с наметанным глазом и знающий толк в таких вещах смог бы заметить это.– Если хочешь получить желаемое, то встречаемся сегодня на старом месте. – Прошептала она.
- Здравствуй Бьянка. – Сощурилась Анна-Мари, довольно ухмыляясь. Записку она поспешила спрятать в рукав. Немного поосмотревшись Бьянка решила, что делать ей здесь больше нечего, поэтому, умыкнув бутылку рому с ближайшего стола она поспешила ретироваться пока кто-нибудь из «старых знакомых» не потребовал возвращение долгов.
- Повезло тебе сегодня Джек. – Хмыкнула Анна-Мари и нацепив на себя большую черную шляпу, (наверное, даже слишком большую для нее), она гордо выпрямила спину и шуганув свою команду тоже скрылась.
- Ну и ну. – Покачал головой Гиббс. – Может, хоть ты понял, что это только что было Джек?
- Женщины. – Пожал плечами Джек. – Боюсь, старина Гиббс, нам их никогда не понять.
- Твоя, правда. – Согласился Гиббс. – Ну что, пойдем, выпьем? Раз ты к нам надолго.
- Пойдем. Выпьем. – Согласился Джек, снова возвращаясь к столу. – Кстати, мистер Гиббс. Может вы, наконец, расскажете, что же такого из ряда вон выходящего случилось на Тортуге, раз великому мудрецу Гиббсу понадобился мой совет?
Гиббс даже поперхнулся от такого высказывания. Нет, у Джека не было намерения оскорбить своего пожалуй единственного друга, просто из-за многочисленных баек когда-либо рассказанных Гиббсом, Джек и прозвал его: Великий мудрец Гиббс.
- Боюсь, что ты еще не настолько пьян, чтобы воспринимать такие вещи. – Загадочно улыбнулся Гиббс, осушив свою кружку до дна.
- О-о, понятно. – Улыбнулся Джек, закатив глаза. Похоже, ему предстояло выслушать очередную невероятную байку рассказанную Гиббсом.

5

Глава 2. «Старая-новая легенда».

Недовольная сегодняшним «Уловом» Бьянка брела по берегу. Высокие каблуки то и дело утопали в песке, подол намокшей юбки путался под ногами, а длинные локоны все время падали на лицо.
«Приближался закат, и в цыганском таборе Кровен только-только начинала бурлить жизнь. Проснувшийся народ, уже  начал готовится к ночи, единственному времени суток, когда солнце скрывалось за горизонтом. Отец Бьянка – цыганский барон по имени Мстислав Кровен уже собрал всех старших табора для очередного собрания. Только старая цыганка по имени Кассандра сидела в своей палатке, внимательно вглядываясь в хрустальный шар. Рядом на красном ковре, поджав под себя ноги, сидела Бьянка и наблюдала за Кассандрой столь же внимательно.
- Ох, нехорошие идут дела… - Покачала головой Кассандра наконец удостоив Бьянку вниманием.
- Что ты видишь? – Спросила Бьянка нахмурившись. Ей решительно не нравилось настроение Кассандры. Среди всех провидиц табора она была единственной, кто ни разу не ошибся в своих предсказаниях.
- Мне нужно срочно поговорить с Мстиславом. – Быстро ответила Кассандра, накрыв шар черной шелковой тканью.
- Но Кассандра!
- Поверь мне девочка, ты еще не раз с этим столкнешься. – Ответила Кассандра, Бьянка пыталась еще что-то спросить, но старая цыганка лишь покачала головой. – Не время.
Из палатки они вышли, вместе надев черные плащи, Кассандра направилась в сторону их семейного замка, а Бьянка пошла в сторону своей палатки. Наконец-то отец счел ее достаточно взрослой, чтобы позволить жить вместе со всеми, а не скучать одной в каменных стенах замка. Размышляя о сегодняшнем заявлении Кассандры, Бьянка и не заметила как быстро оказалась у входа в палатку. Теперь ей оставалось только войти во внутрь и приготовиться наконец к своему выходу в люди. Обычно девушка очень много времени уделяла своей внешности, но только не в этот раз. Красная блуза с широкими расклешенными рукавами и глубоким декольте, темно-синяя юбка и пара украшений на босые ноги, вот и все, что было в ее арсенале на данный момент.
-Бьянка! – Послышался голос Яшки, и кучерявая голова молодого юноши сунулась в палатку.
- Привет Чижик. – Ответила девушка, вставая с ковра.
- Что-то случилось? – Спросил Яшка, взглянув в грустные глаза девушки. Тяжело вздохнув Бьянка отвела глаза и опустила голову. – Эй, в чем дело? – Тихо спросил Яшка сев перед ней на колени.
- В чем и всегда. – Ответила Бьянка, ловя момент когда сильная рука юноши нежно коснулась ее щеки. – Понимаешь? Меня просто бесит, что все вокруг видят во мне ребенка, которого нужно опекать. Но ведь это не так! Я уже давно не ребенок и имею право знать то же что и все остальные! – С досадой воскликнула девушка, и снова опустив глаза спросила. – А ты Чижик? Ты по-прежнему считаешь меня ребенком?
- Хоть ты и младше меня на два года… - Усмехнулся Чижик, глянув на Бьянку. – Но нет. Ребенком я тебя не считаю.
- Я тебе не верю! – Неожиданно заявила Бьянка обиженно отвернувшись, правда едва она это сделала, как ее губы тронула радостная улыбка. – Ты так говоришь, потому что не хочешь меня обидеть!
- Но я действительно так считаю. – Возразил Яшка, довольно быстро угадав маневр Бьянки.
- Тогда докажи! – Воскликнула Бьянка капризным голосом, но вместе с этим ее душа ликовала и пела.
- Хорошо. – Хитро улыбнулся Яшка. – Пошли со мной.
- Пошли. – С вызовом в голосе ответила Бьянка. – Но куда?
- Потом увидишь. – Ухмыльнулся Яшка, вставая с колен и подняв гитару он подал руку Бьянке помогая ей встать. – Только сапоги одень. А то все ноги собьешь, пока добираться будем.
- Как скажешь. – Пожала плечами девушка, натягивая на ноги черные полусапожки…»

- Один постоялец нашего острова рассказал мне очень странную легенду. – Начал Гиббс, поймав скучающий взгляд Джека он недовольно поджал губы но все же продолжил: - Много лет назад, шел по морю парусник из дерева белого, с парусами алыми. И плыли на том паруснике отец – царь-государь страны далекой и его дочь: царевна Василиса, краше которой на свете не было, правда молва шла, что царевна эта  в ведовстве была замечена и среди народа доброго ведьмой слыла. Не выдержало синее море такой тьмы, и восстало против царевны, накрыв ее корабль вместе с командой и утащив на глубокое темное дно. Больше никто их не видел. Но поговаривают, что погибшая царевна демоном морским стала и каждые десять лет, в десятый месяц года, в десятого числа ведьма вновь выходит из морской пучины, чтобы покарать всех, за свою безвременную гибель…
- Не удивил. – Мрачно ответил Джек, все же выслушав Гиббса до конца. – Я уже слышал эту легенду раньше. Мне ее тетушка родная рассказывала. Хотя мне до сих пор не понятно, к чему ты клонишь?
- Да так. – Пожал плечами Гиббс щедро налив себе еще рому. – Просто говорят, что не легенда это вовсе. Уже несколько человек видели, как слуги Морской ведьмы вышли из моря и начали рубить бравых пиратов, все кто вставал на их пути.
- Чушь. – Спокойно заявил Джек, глянув на немного обидевшегося Гиббса он все же вздохнул и начал объяснять. – Слуги Морской Ведьмы не могли выйти из моря так-как воду они на дух  не выносят. Если кто-то видел чудищ выходящих со дна морского, то либо этот человек лжец, либо он видел кого-то другого.

Окровавленный меч сверкнул в лучах белой луны.  Раздраженно зарычав, человек в черной одежде и кольчуге, снял маску и осторожно слизнул кровь со своего оружия.
- Делать тебе больше нечего Клык. – Усмехнулся второй человек. Одет он был тоже в черное, но только вместо кольчуги на нем был кожаный жилет. Лицо незнакомца скрывала черная маска.
- В чем дело Острый Коготь? Завидуешь? – Улыбнулся Клык, выставив свои острые, длинные клыки на обозрение.
- А кому мне завидовать? Тебе что ли? – Презрительно фыркнул Острый Коготь, если бы Клык видел его лицо… - Ничтожество.
- А ты предатель. – Парировал Клык, но голос его звучал как тявканье запуганного шакала.
- Как и ты. Как и все кто служат нашей госпоже. – С каждым словом, сказанным Острым Когтем, веяло холодом, который становился все сильнее. – Так что собирайся и пошли. Нечего отдыхать.
- Иди, а я еще отдохну. – Улыбнулся Клык сев на камень. Лунный свет отражался в его льдисто-голубых глазах. Грозно зарычав Острый Коготь моментально оказался рядом и, схватив за шкирку ленивого напарника мигом поставил на ноги.
- Вставай! У нас есть еще дела… если ты, конечно помнишь… - Низкий бархатный голос Когтя сейчас походил на звериный рык.
- Тортуга. – Сладко «пропел» Клык, потрусив следом за Когтем. – Намечается сла-авненькая охота.
- Гррр! – только и произнес Острый Коготь, сжав руки в кулаки, но пошел дальше не оборачиваясь. Он знал, что Клык все равно последует за ним. Оказавшись по шею в воде, Коготь набрал подольше воздуха в грудь и нырнул. Гаденько хихикая, Клык последовал его примеру.

- Значит, ты считаешь, что капитан Мориарти мог опуститься до такой лжи? – Удивленно вздохнул Гиббс, теперь с опасением поглядывая на Джека который при упоминании капитана Мориарти передернулся будто встряхивая наваждение.
- Капитан Мориарти говоришь? – Оглядевшись по сторонам переспросил Джек и, наклонившись чуть ближе шепотом добавил. – Не знаю, что там видел капитан Мориарти, но факт остается фактом. Слуги морской ведьмы не могут выйти из воды, НЕ-МО-ГУТ. Понимаешь?
- Хорошо, пусть так. – Сдался Гиббс. – Но ведь Анна-Мари слышала похожую историю…
- Отлично. – Закатил глаза Джек. – И ты хочешь сказать, что у морской ведьмы теперь новые слуги? Чушь пьяного Кракена.
Разговор длился еще довольно долго. Наконец Гиббсу сдался и пошел заказывать еще ром, в том время как Джек вышел подышать на улицу. Похоже, за долгую поездку практически без еды и без рома он немного сдал обороты. От выпитого рома кружилась голова, и тянуло в сон. И выйдя, наконец из душного трактира на свежий воздух он попытался хоть немного встряхнуться. Получалось не очень. Голова все еще кружилась, а перед глазами все плыло. Потерев глаза и проморгавшись, Джек глянул в сторону пристани. Картинка, наконец встала на место, но странное тревожное ощущение так некстати поселившееся в его душе не давало покоя. «Чертов Гиббс! – Мысленно выругался Джек, медленно бредя в сторону берега. – Нашел время для этих дурацких страшилок!». Внезапно Джек остановился и нахмурился, старательно к чему-то прислушиваясь.
- Это, что еще за… - Нахмурился Джек, удивленно озираясь по сторонам. Все звуки моментально стихли. Не было слышно ничего: ни человеческих голосов, ни шума волн. Казалось, будто время замерло, заледенело. Внезапно Джек ухмыльнулся, вглядываясь в светящиеся лунные блики отражавшиеся в луже. Послышался тихий звон монет и чье-то знакомое пение. Затем все снова стихло.
- Джек… - Послышался тихий голос, прорезавший воцарившуюся тишину. Усмехнувшись в усы, Джек обернулся назад и тут же побледнел. Перед ним вся в белых нарядах и излучая желтый свет, стояла (вернее парила в воздухе) старая цыганка Кассандра. – Джек… помоги нам… - Тихим шепотом похожим на шелест листвы произнесла она. Ее черные глаза с тоской глядели на Джека.
- Тетушка Кассандра? – На всякий случай переспросил Джек, выдавив из себя улыбку. – Это вы?
- Джек Воробей… спаси нас… - протянула старая цыганка каким-то совершенно жутким голосом, от которого у Джека мурашки поползни по спине.
- Что случилось тетушка? – Совершенно неестественно улыбнулся Джек, предпочитая держаться на расстоянии от призрака. Казалось, что еще вчера он был нормальным пиратом с нормальными пиратскими мыслями, а что теперь? Мертвая тетушка и старинная легенда? Да, вот уж повезло, так повезло.
- Морская ведьма вернулась и собирается мстить. Ее может остановить только один человек. – Быстро заговорила Кассандра, как будто боялась не успеть. Поседевшие волосы развевались на воздухе будто она находилась под водой. Хотя, по мнению Джека, уж лучше бы она там и находилась, а не приставала бы со своими цыганскими штучками к приличным пиратам.
- И этот человек, конечно же я. – Съязвил Джек на полуслове перебив Кассандру, теперь он ясно понимал, что предпочел бы спокойно сидеть в трактире и слушать бесконечные страшилки Гиббса, а уж никак не стоять здесь столбом и круглыми, как песо глазами смотреть на мертвую цыганку.
- Нет, Джек. Это не ты! – Закатила глаза Кассандра, снисходительно глянув на своего племянничка, но только от такого снисходительного взгляда Джек тут же захотел сквозь землю провалится.
- Тогда кто? – Уже в своем обычном репертуаре спросил Джек, бросив нарочито удивленный взгляд в сторону Кассандры.
- Дже-ек не перебивай! У меня мало времени! – Начала сердиться Кассандра. Еще бы. Джек Воробей был, есть и будет Джеком Воробьем способным вывести из себя даже такого мудрого призрака как Кассандра.
- Ну, хорошо-хорошо, я слушаю. – Развел руками Джек, совершив грациозный поклон. Не смотря на всю серьезность ситуации, Джек продолжал в том же духе, хотя тревога некогда затаившаяся в его сердце с каждой минутой росла. Неужели морская ведьма и впрямь вернулась? Так самая ведьма которой даже Калипсо сторонилась…

Первые лучи солнца уже падали на землю. Светало. Кожу снова начинало жечь, и Бьянка поспешила вернуться в свое укрытие. Разбитый корабль уже два года подряд был ее домом. Все что нужно было для ее скромной никому не нужной жизни, находилось здесь. Старая кровать с шелковым бельем, дубовый стол, два стула и колода карт. В каюте ставшей ее спальней находилось так же большое зеркало поставленное на пол, но, увы, от него было мало толку. Постоянно в него смотреться Бьянка не могла, а каждую минуту проводить ритуал проникновения было бессмысленно. Задернув шторы девушка села на краешек кровати, разглядывая в руках кожаный кошелек, единственная ее добыча на сегодня.
Послышались быстрые шаги и Бьянка повернулась в сторону двери, несколько черных локонов соскользнули с ее плеча, упав на лицо.
- Бьянка, ты здесь? – Послышался голос Анны-Мари. Ах да, она ведь должна была прийти сегодня, но почему-то Бьянка совершенно забыла об этом.
- Да, проходи! – Откликнулась Бьянка и, взяв старую колоду карт некогда подаренных ей Кассандрой, села за стол.
«Ночь. Лето. Слышится мирное потрескивание костра. Языки желтого пламени будто жили своей жизнью: они извивались, взлетали, гасли и снова взлетали. Маленькая девочка с большими черными глазенками и толстенькими косичками повязанными красными лентами сидела возле, костра поджав ноги и заворожено любуясь на пламя.
- О, а ты уже тут. – С улыбкой произнесла Кассандра, подойдя к костру. – А, я-то думала, что ты опять заигралась с Чижи… с Яшкой.
- Но ты же просила меня придти. – Возразила Бьянка, подняв глаза на Кассандру и шепотом спросила. – Ты хочешь о чем-то важном поговорить со мной, да?
- Так и есть. – Кивнула Кассандра, садясь на пенек. – Но только давай еще чуть-чуть подождем.
- Хорошо. – Кивнула Бьянка и замолчала. Она не знала, чего они ждут, как и не знала, почему ее позвала Кассандра, но она точно знала одну вещь, сегодня должно было случиться то, что должно случится. Внезапно все звуки стихли, краски померкли, но только пламя костра продолжало жить своей жизнью. Огонек по прежнему светил ярко время от времени потрескивая так, словно желая что-то сказать.
- Бьянка… - Послышался тихий и до боли знакомый голос. Сердце девочки начало биться так быстро, что норовило выскочить из груди. Затаив дыхание, девочка обернулась на голос.
- Мама? – Удивленно произнесла она, увидев перед собой молодую и красивую женщину в белой одежде. Длинные черные волосы струились по плечам, отражая в себе желтый свет костра, пронзительные черные глаза смотрели прямо на Бьянку, а на лице женщины сияла счастливая улыбка.
- Маришка, ну наконец-то. – Вздохнула Кассандра, покачав головой. – А мы тебя заждались.
- Ну, вот я и пришла. – Улыбнулась Маришка, взглянув на Кассандру.
- Тогда, пожалуй начнем. – Твердо ответила старая цыганка, обменявшись с Маришкой странными взглядами.
- Бьянка. – Как-то тихо и одновременно торжественно произнесла Кассандра, было очевидно, что этого момента она ждала очень долго. – Я знала тебя с рождения, и все эти годы наблюдала как ты растешь. Я следила за каждым твоим шагом и искренне радовалась твоим маленьким победам, переживала, когда ты грустила и печалилась и бесконечно гордилась когда ты с невероятной легкостью освоила наш общий ритуал.
- С этого дня, ты больше не маленькая девочка. – Произнесла Маришка, доставая что-то из золотого кошеля. – За все десять лет своей жизни ты доказала, что имеешь права стать достойной сестрой нашего рода.
С этими словами Маришка передала что-то светящееся Кассандре, та с улыбкой взяла в руки предмет, оказавшийся ничем иным как колодой карт.
- Теперь эта колода карт принадлежит тебе. – Произнесла Кассандра, отдавая колоду в Бьянке. Сердце девочки снова начало усиленно биться, а на глазах выступили слезы. Но это были слезы радости. – Береги ее, ибо в ней теперь отражение твоей судьбы. Одна колода – это одна жизнь и как она будет прожита, зависит только от тебя.
- Спас-сибо. – Тихо ответила Бьянка и разрыдалась. Значит ли это, что в нее верят? Видят в ней не просто маленькую девочку, нуждающуюся в постоянной опеке, а равного себе человека.
- Ну-ну, Бьянка. Не стоит плакать, ведь это же праздник. – Улыбнулась Маришка, вытерев большую прозрачную слезу катившуюся по щеке девочки.
- А я… я не плачу… - Вопреки своим словам всхлипнула Бьянка.
- Ну, вот и молодец. – Ответила Маришка, встав теперь рядом с Кассандрой. – И помни, что бы ни случилось, как бы не сложилась жизнь, я всегда буду рядом. Но только ты должна пообещать мне одну вещь.
- Какую? – Спросила Бьянка, глядя в черные глаза своей матери.
- Пообещай, что будешь верить в себя, во что бы то ни стало.
- Обещаю. – Ответила Бьянка, сжимая в руках колоду карт. В этот момент опушка леса, небо, и звезды вернулись на свои места. Где-то вдалеке слышался шум моря, совсем рядом сидя на дереве, пел соловей, а озорной ветерок снова шелестел листвой деревьев. Издалека доносились голоса людей и звуки музыки. И только старая цыганка по имени Кассандра по-прежнему сидела напротив Бьянки. – Я никогда не сдамся, обещаю. – Прошептала Бьянка прижимая к груди свою собственную колоду карт.
- Скоро солнце взойдет над горизонтом. – Произнесла Кассандра, накрыв черно-красным платком плечи девочки. – Пойдем домой.
В ту ночь они вместе пришли в табор, где их уже хватился Мстислав очень недовольный новыми интригами Кассандры, он пытался что-то выяснить, но ни Бьянка, ни Кассандра не обмолвились, ни словом. Теперь это была их общая тайна».

- А у тебя уютно. – Улыбнулась Анна-Мари, ей было явно не по себе от такой обстановки. – Странно, жутковато, но уютно.
- Интересными словами ты описываешь мое жилище. – Усмехнулась Бьянка, жестом приглашая Анну-Мари за стол.
- У старого знакомого научилась. – Ухмыляясь, ответила Анна-Мари «сняв крышу» с колоды протянутой ей цыганкой.
- А этот твой старый знакомый случайно не тот самый Джек Воробей, коего ты удостоила столь злобным взглядом сегодня ночью? – Насмешливо спросила Бьянка, расплываясь в улыбке. Ей нравилось общество Анны-Мари, но ей так же дико нравилось заглядывать в души людей, и с этим она ничего поделать не могла.
- Ты как всегда права. – Тихо рассмеялась Анна-Мари, порадовавшись, что в помещении достаточно темно и невозможно увидеть как порозовели ее щеки об упоминании этого имени. Джек Воробей. Прохвост, хитрец, обманщик… такие определения можно было давать бесконечно, но с другой стороны, не смотря на все это, Джек был действительно славным малым и настоящим пиратом. Именно таким знала его Анна-Мари. А значит не стоило удивляться, что известный на всю Тортугу сердцеед мог просто пройти мимо даже не зацепив сердца отважной дикарки? В конце концов, Анна-Мари тоже женщина и причем довольно темпераментная.
- Он тебе нравиться, ведь так? – Спросила Бьянка.
- Он многим женщинам нравится. – Фыркнула Анна-Мари, внимательно наблюдая с какой точностью удается Бьянке выкладывать карты в замысловатый узор.
- Но достанется только одной и имя ее Фортуна. Ты это хотела сказать?
- Зачем задавать вопросы, на которые знаешь ответ? – Пожала плечами Анна-Мари, внимательно наблюдая куда Бьянка кладет последнюю карту. Губы темнокожей пиратки кривятся в усмешке, и она тихо спрашивает. – Ну так что Бьянка? Что за жизнь уготована мне судьбой? – Не смотря на довольно-таки циничный тон, сердце Анны-Мари сделало крутое сальто и снова бешено забилось. Неудивительно. За последнее время так происходило со всеми, чью тайну судьбы приоткрывала Бьянка.

6

Глава 3. «Снова в путь?».

- Думаю, тебе не стоит рассказывать старинную легенду. – Усмехнулась Кассандра, коснувшись своей прозрачной ладонью лица Джека, последние еще сильнее побледнев, отшатнулся в сторону, безрезультатно пытаясь согнать «мурашек» быстро бегающих по его спине. Даже будучи его родственницей, Кассандра выглядела весьма жутковато в своем прозрачном светящемся теле.
- Спасибо, но я уже сто раз слышал ее. – Ухмыльнулся Джек, скрестив руки на груди, лишь огромным усилием воли он запрещал себе поежиться. Ко всем прочим «приятностям», от призраков веяло таким холодом, что даже такому закоренелому пирату как Джек Воробей было довольно холодно в его, мягко говоря, неприспособленной к морозам одежде.
- Тогда выслушай меня внимательно. – Ответила Кассандра, сделав пару шагов назад и с улыбкой замечая, как Джек вздохнул с облегчением. – Как ты, наверное, помнишь, двенадцать лет тому назад, Маришка смогла победить морскую ведьму, заточив ее в тайнике Дейви Джонса, и это стоило ей жизни.
- Это я знаю. – Кивнул Джек, он хотел как можно быстрее закончить этот разговор и больше никогда не вспоминать о нем. Увы, это были лишь его мечты.
- Полагаю, ты так же знаешь о том, что у Маришки и Мстислава была дочь. – Начинала сердиться Кассандра, даже в такой ответственный момент, как сейчас, Джек продолжал кривляться, как мартышка Барбоссы (неудивительно, что последний назвал зверька Джеком), и хотя такое неадекватное поведение было не более чем маской которую пират старательно подобрал и умело ей пользовался, тем не менее, это раздражало цыганку.
- Бьянка, если я не ошибаюсь. – Спокойно ответил Джек, показывая тем самым, что тетушка, мало, чем может его удивить. Но то, что было на виду, сильно рознилось с тем, что было в душе. Бежать! Скрыться! И тухлый Кракен со всеми этими пророчествами, в отличие от отважных героев типа Уилла Тернера у Джека с инстинктом самосохранения было все нормально. Если старуха права и морская ведьма действительно вернулась, то Джек Воробей был далеко не последним в ее списке смертников.
- Не ошибаешься. – Кивнула Кассандра, становясь все прозрачнее. – Но теперь, когда морская ведьма на свободе, она мстит всем, кто был причастен к ее позорному поражению. Ее армия состоит теперь не только из оборотней, которые бояться воды, появились войны куда страшнее их. Они очень сильны и опасны, и не остановятся ни перед чем ради получения желаемого.
- Д-да? И кто эти войны? – Спросил Джек Воробей, было слышно, что голос его дрожал, когда он произносил эти слова. Он помнил ту последнюю битву и гибель Маришки, помнил как безутешны были Мстислав и Кассандра, потеряв ее, помнил маленькую девочку рыдающую в углу и мальчика сидящего рядом с ней, пытающегося успокоить ее. Как можно было забыть такое? В то время он и сам был отчаянным юнцом, но после всего случившегося мечты о геройстве, будто молотком вышибло.
- Выжившие цыгане. – Неохотно ответила Кассандра, поджав губы. Неприятные воспоминания нахлынули на нее сокрушающей волной. – В тот вечер. Ровно два года назад. Морская ведьма напала на наш табор, она жаждала крови. Все члены нашей большой семьи были убиты, остались лишь четыре человека. Четверо из сотни. Они отважно сражались, но, к сожалению сила врага была сокрушительна и в итоге им ничего не оставалось делать, кроме как сложить оружие и склонить голову перед своей новой госпожой. И догадайся, что им нужно теперь?
- Дочь Маришки. – Медленно произнес Джек, тяжело опустившись на камень покрытый туманом. – Но как же Мстислав? Неужели и он погиб?
- Ты хорошо меня слушал Джек? – Фыркнула Кассандра, но все же смягчилась, увидев насколько подавленным выглядел сейчас Джек, мир которого в одночасье перевернулся. Она знала, что было несправедливо и жестоко снова возвращать его в тот кошмар, но выбора не было. Только он достаточно хорошо знал все тайны их семьи, чтобы оказать хоть какое-то сопротивление.
- Значит, погибли все… - коротко заключил Джек, снимая шляпу он склонил голову. Но что же это такое? Почему так случилось?
«Палящее солнце, белый песок похожий на соль, а посреди всего этого безобразия стоит «Черная Жемчужина», злые лучи солнца не знают пощады и безжалостно жгут тело пирата. Жара была по настоящему чудовищной, и даже тень от корабля не давала надежды на спасение. Тем не менее, это не могло остановить лихого Джека Воробья который, не смотря на всю безнадежность своего положения продолжал тянуть трос пытаясь тем самым хоть немного сдвинуть корабль, ноги утопали в песке, а трос уже ободрал кожу на плечах, но даже это не могло его остановить. К сожалению, эти  усилия так и не увенчались успехом и несколько часов спустя, он измотанный и уставший лежал на песке глядя на палящее солнце. Внезапно он услышал шум доносившийся с корабля и, повернув голову он к своему великому удивлению обнаружил, что корабль больше не стоит на месте. Белые гальки еще недавно бывшие серьезной помехой теперь несли корабль прочь.
- Эй! Сейчас же остановись! – Воскликнул Джек, побежав следом за кораблем. Бежать пришлось долго, но все же ему удалось догнать свой корабль и, оказавшись на борту он быстро влез на реи. Одной рукой он держался за трос, а другую руку он положил на пояс приняв наконец свою привычную позу. Голова гордо поднята, глаза смотрят на горизонт, а ветер как обычно ерошит его длинный волосы»
. Так неужели когда он выбрался из тайника Дейви Джонса, то ненароком прихватил с собой и морскую ведьму? Неужели это он виноват в том, что случилось?

Еще раз, глянув на карты, Бьянка нахмурилась, но потом ухмыльнулась и произнесла:
- Да, Анна-Мари. Веселенькая нас жизнь ждет.
- Ты о чем? – Настороженно спросила темнокожая пиратка, вопрошающе глядя на Бьянку.
- Скоро поймешь сама. – Ответила цыганка, собрав колоду в кучку. – Я надеялась приоткрыть тебе тайну жизни, но обстоятельства складываются иначе. Извини, мне пора.
- Стоять! – Командным тоном воскликнула Анна-Мари, не смотря на огромное доверие к цыганке, она вовсе не собиралась оставаться в неведении. Достав из шкафа тяжелый черный плащ, Бьянка медленно повернулась к Анне-Мари. – Может, все же объяснишь, что происходит?
- А зачем? Говорю же, ты скоро сама все поймешь. – Улыбнулась Бьянка, накинув на голову капюшон. С собой она взяла только колоду карт и золотой кулон с выгравированной на нем птицей. Взгляд пиратки остановился на этом украшении. – Не зачем так удивляться Анна-Мари, не только ты изучаешь природу птичек.
- Надеюсь эта птичка не воробушек? – Ехидно усмехнулась Анна-Мари, скрестив руки на груди. Лицо ее было абсолютно спокойно, и это притом, что сейчас она готова была кусать себе локти. Чертовы воробьи, чертова Тортуга, чертов Джек Воробей. Проклятье! Ну почему он так часто лез в ее мысли. Это было хуже преследования, хуже дешевого рома, да, черт возьми! Это было хуже, чем фурункул на ж… да-да, именно там. В том самом месте, на котором подавляющее большинство разумных существ, предпочитают сидеть. Мысли были настолько навязчивыми, что Анна-Мари невольно сравнивала это наваждение с падалью на дороге. Смотреть противно, но глаз не оторвать. Это не было ни любовью, ни влечением, а каким-то помешательством. Причем самое обидное заключалось еще и в том, что теперь Анна-Мари даже свою сотрудницу, компаньонку и напарницу начала подозревать Кракен знает в чем.
- Это чиж. Маленькая шустрая птичка, возможно, чем-то похожая на воробья. – Ответила Бьянка слегка дрогнувшим голосом, но следующие слова она произносила уже, как ни в чем, ни бывало. – Нам лучше сейчас разбежаться поскорее.
- Но…
- Верь мне.
Анна-Мари приоткрыла дверь и огляделась по сторонам, обменявшись с ней взглядом, Бьянка кивнула и пошла прочь. Теперь этот корабль больше не ее дом. А жаль, ведь она к нему уже так привыкла. Выждав какое-то время, Анна-Мари нацепив на голову свою шляпу, так же осторожно вышла из корабля.
- Прощай подруга. – Тихо прошептала она, глядя в след Бьянке. – Даст бог, еще свидимся.

- Джек… Дже-ек! Просыпайся давай! – Послышался над ухом нежный мужской голос, от которого Джек не то что встал, он подпрыгнул на месте и повалился на пол. Какого черта?! Солнце уже встало, на улице птички поют, а он валяется посреди самого мерзкого номера трактира, в одних брюках «И на этом спасибо!» пронеслась мрачная мысль. Вся одежда разбросана по полу, его любимая шляпа лежит на пороге, грязные сапоги, на шляпе, а на смятой кровати сидит улыбающийся Гиббс. «О нет! – Первая мысль, пришедшая ему в голову, была отнюдь не приятной. – Нет-нет-нет и еще раз нет! Только не это!»
- Гиббс… Что это было? – прохрипел Джек, чувствуя, будто ему в глотку засунули морского ежа. Голова гудела как после хорошей пьянки, а перед глазами весело плясали цветные точки, вот только Джеку от этого всего было почему-то не весело.
- Ты только что грохнулся с кровати. – Заметил Гиббс помогая ему подняться, но, увы не надолго, ноги тут же подкосились и Джек просто был вынужден сесть на кровать. Согнувшись чуть ли не пополам Джек схватился за голову которая теперь болела еще сильнее. «Черт черт черт! Что же произошло? – безуспешно пытался вспомнить он как все-таки оказался в такой идиотской ситуации». – «Не буду спрашивать в порядке ли ты, и так вижу что нет»  – Мрачно заключил Гиббс, заставляя Джека лечь. Что бы ни случилось прошлой ночью, это видимо повредило не только рассудок Джека.
- Гиббс, что произошло? – попытался спросить Джек, голос звучал слабо, но уже более менее походил на человеческий.
- Не знаю. Сегодня утром мы нашли тебя лежащим на дороге. Ты смеялся как безумный и говорил про какой-то долг… - Ответил Гиббс, пытаясь подбирать нужные слова.
- Так вот оно что? – С трудом произнес Джек, зажмурившись, от неприятного холода. Потихоньку воспоминания возвращались. – Это многое объясняет.

Первые лучи солнца уже снова показывались на горизонте, а это значило одно – нужно спешить. Кутаясь в свой плотный плащ Бьянка панически смотрела на корабли стоящие, на пристани Тортуги. Неужели здесь нет ни одного судна, чья команда не ушла в запой. Руку как огнем обожгло, когда при свете солнца она попыталась поправить чуть не съехавший капюшон. – Ну, наконец то. – Улыбнулась она, обратив внимание на команду моряков дружно сходящих со своего корабля. Дождавшись, когда народ скроется с поля зрения Бьянка быстро и незаметно забралась на корабль с черными парусами и со всех ног побежала в сторону трюма. Скорее... пока солнце не сожрало ее кожу столь непривыкшую к его обжигающим лучам. Дверь хлопнула и закрылась. Вот оно – спасенье! Тяжело дыша она, наконец решилась снять с себя тяжелый плащ, какое то время она просто стояла вслушиваясь в звуки. Ведь мало что? Вдруг какой-то зевака матрос или его величество капитан все же решили остаться на корабле. Но нет, похоже, что корабль был пуст.

- Джек. Ты уверен, что с тобой все в порядке? – Настороженно спросил Гиббс наблюдая, как его старый друг расхаживает по комнате будто лев в клетке.
- Ну, конечно же я уверен. – Ответил Джек, пожимая плечами и зачем-то делая кислую мину. Возможно дело в том, что ему не понравился настрой Гиббса, а возможно и потому, что уж очень сильно ему хотелось убраться с этого острова. Тортуга для него как дом родной, но бывают такие времена, что из дома нужно побыстрее убраться. – Гиббс, мне срочно нужен корабль и команда. – Быстро произнес Джек, откупорив бутылку рому. – С виду он выглядел как обычно. Раздолбай – раздолбаем. Но Гиббс видел, что что-то не так. Джек был чем-то напуган. И причем сильно напуган.